ВАШЕ СВИДЕТЕЛЬСТВО
О ПУБЛИКАЦИИ В СМИ И РЕЦЕНЗИЯ
бесплатно за 1 минуту
Добавить материал
Количество Ваших материалов: 0.
Авторское
свидетельство о публикации в СМИ
добавьте 1 материал
Свидетельство
о создании электронного портфолио
добавьте 5 материала
Секретный
подарок
добавьте 10 материалов
Грамота за
информатизацию образования
добавьте 12 материалов
Рецензия
на любой материал бесплатно
добавьте 15 материалов
Видеоуроки
по быстрому созданию эффектных презентаций
добавьте 17 материалов
Путимцева Валентина свидетельство о публикации рецензия
‘видетельство о публикации скачивание доступно только автору
Книга "Из истории Верхотурья". Часть VII. Верхотурье в годы Великой Отечественной войны.
Файл:

Часть VII. Верхотурье в годы Великой Отечественной войны..doc - Книга "Из истории Верхотурья". Часть VII. Верхотурье в годы Великой Отечественной войны.


Все файлы публикации > Часть VII. Верхотурье в годы Вел....doc
Книга "Из истории Верхотурья". Часть VII. Верхотурье в годы Великой Отечественной войны.

Часть VII. Верхотурье в годы Великой Отечественной войны.
Давно переплавлены в печах покорёженные танки, зарубцевались раны
Верхотурцы – защитники Родины.
той далёкой войны, выросло не одно поколение молодёжи.
Но великая Отечественная война осталась в незабываемой народной
памяти, в пожелтевших похоронках, в письмах – треугольниках, в
фотографиях.
Около девяти тысяч верхотурцев ушли воевать на фронт, чтобы защитить
Родину от врага.
Не вернулись в родные края 2 677 человек.
Воевали верхотурцы везде: от Заполярья до Закавказья.
Вот что рассказывал защитник Заполярья, разведчик – кавалерист,
старший сержант запаса Иван Степанович Фомин:
­ Солнце летом в Заполярье не закатывается, а погодка – не приведи бог.
Помню, 2 мая 1942 года наш воинский эшелон выгрузился в Мурманске. Порт
этот незамерзающий. Вот фашист и рвался к нему.
Перед нами была поставлена боевая задача: остановить фашистов.
Погода была ужасная. Температура воздуха в течение дня прыгала от плюс
пяти до минус сорока градусов. Нам уральцам, конечно, не привыкать. Одним
словом, не подпустили мы фрицев к Мурманску.
Позже перебросили нашу часть под Сталинград.
Там меня ранило. Потом воевал на Курско – Орловской дуге, форсировал
Днепр. Я был старшиной в конной разведке. В районе Днепра мы 12 суток
находились в рейде в тылу у врага. За него я и получил орден «Красной
Звезды».
Согласитесь, как скромно рассказал Иван Степанович о своих боевых
подвигах.
А вот что вспоминал участник парадов на Красной площади в Москве,
танкист кантемировец, гвардии старший запаса Яков Иванович Мосин:
­ Есть такая книга и фильм – «Судьба человека». Я до сих пор не
перестаю удивляться. И меня в годы войны какая – то судьба спасала. В
танковом батальоне нас училось 120 человек, а в живых осталось только двое.
Шесть танков я за войну потерял. А сколько товарищей!
На Дону это было. Кантемировку мы должны были взять. Вечером пошли
на прорыв вражеской обороны. Взяли мы её и ни одного фашиста из неё не
выпустили! За короткое время в те дни я две машины потерял.
Воюю на третьей. Когда же осталось в нашем подразделении только три
танка, придали нас батальону пехоты, наступавшей вместе с нами. В нашем
новом экипаже заряжающим был пожилой боец. И случилось так, что мне его
заменить пришлось. А бой вовсю идёт. Командир танка лейтенант Киреев
кричит:

Книга "Из истории Верхотурья". Часть VII. Верхотурье в годы Великой Отечественной войны.

­ Танки!. Давай бронебойным!
Фашист нас раньше заметил. Выстрелил из пушки. Перенервничал, видно,
промазал. А мы нет. Потом подбили ещё танк и две автомашины, но и сами
напоролись на их противотанковую пушку. Опередила она нас. Башню у танка
раскололо. Мотор заглох. Нас, танкистов из сгоревших танков, определили в
пехоту во главе с нашим лейтенантом Киреевым. Вскоре повёл он нас в бой,
да в этом бою и погиб.
Первую медаль «За отвагу» я получил за то, что мы тринадцать раз
ходили в атаку, и, несмотря на большие потери, выбили врага с его позиций.
Есть у меня и орден «Красной Звезды». Получил я его за то, что трое
суток держали мы оборону Ахтырки. Да, как и бои, так и награды, трудно
считать.
О своих военных годах морской пехотинец, старший лейтенант запаса
Александр Николаевич Дружинин вспоминал следующее:
­ Нашу бригаду морской пехоты бросали из прорыва в прорыв. А прорыв
– дело очень серьёзное. Оборона у врага прочная. Каждый кустик, каждая
кочка на нашей стороне его огневыми средствами пристрелены. Да и
оборонительные сооружения стоят прочно, нашими снарядами да бомбами
ещё не целованы. А потому дух у фашиста, укрывшегося за этими
укреплениями, пока ещё ядрёный, крепкий. И выбить его с занятой обороны –
дело, требующее и солдатской смекалки, и боевой сноровки да удали.
Сначала воевали мы в районе Луги под Ленинградом. Сходим на прорыв,
отведут нас на отдых. Отдохнём – снова прорыв. Так и жили.
Бросили потом нашу бригаду под Москву. Брали Клин, Солнечногорск.
На легендарном Бородинском поле воевали. Большое было село Бородино, до
после боёв от него только четыре дома осталось. Из – под Москвы
перебросили нас под Сталинград, потом – под Брянск. И везде – прорыв,
проорав, прорыв.
Сколько же скромности, выдержки, такта у этих солдат войны, русских
богатырей, победивших врага и свою смерть на поле боя и вернувшихся
живыми домой.
Вот что о военных испытаниях рассказывал миномётчик, майор запаса
Александр Филиппович Целищев:
­ Бои шли в витебских лесах. Наша часть должна была прорвать оборону
противника и отвлечь его внимание на себя. Оборону прорвали. Отвлекаем ,
как и задумано, врага. А фашист без конца контратакует нас. Только отобьём
одну атаку, он во вторую идёт. Не только нам, людям жарко было, но и на
миномётах вся краска обгорела. А немцам всё неймётся.
Тогда они на лесной опушке духовой оркестр играть заставили. И пошли
фашисты под музыку в психическую атаку. В открытую идут, словно на
параде. Нам команда была дана: подпустить их как можно ближе.
Подпустили. И как начали их колотить со всех видов оружия!

Книга "Из истории Верхотурья". Часть VII. Верхотурье в годы Великой Отечественной войны.

Довелось участвовать и в других прорывах. С 2тиграми! И
«фердинантами» сражаться приходилось. Дошёл до Днепра. Потом ранило.
Среди наград есть орден «отечественной войны 3 степени» и орден «Красной
Звезды».
Михаила Захаровича Захарова война застала в Ленинграде, где он
заканчивал свою воинскую службу и собирался уже вернуться в свой родной
город Верхотурье. Но война внесла свои коррективы. И отправляется Михаил
Захарович на своей подводной лодке «Пикше» в боевой поход.
­ Наша подводная лодка, ­ вспоминал Михаил Захарович, ­ получила от
командования приказ: потопить в Балтийском море транспорт врага. Вскоре
нас обнаружили вражеские корабли, которые потопить старались нас,
сбрасывая глубинные бомбы. Наша лодка была повреждена, но продолжала ,
хотя и медленно, двигаться. Враги могли легко нас обнаружить, но, благодаря
умелым действиям команды, лодка увёртывалась от бомб. 18 суток мы
боролись со смертью. Матросы теряли сознание и падали в обморок из – за
нехватки кислорода. Но флотская закалка, верность долгу победили.
Наконец, когда мы избавились от преследования врага, то сумели потопить
другой вражеский транспорт и благополучно вернуться в свой порт.
Вскоре ябыл ранен, но своё ранение я получил на суше. Враг рвался к
Ленинграду. Нас, моряков, отправили защищать город на суше. Возле города,
носящего имя величайшего поэта А.С.Пушкина, мы вступили в бой.
Удар. Боль. Темнота. Очнулся в госпитале блокадного Ленинграда.
Рядом со мной лежал солдат ­ пехотинец. Ему иногда родные приносили
кусочек варёного кожаного ремня, который он делил со мной пополам.
Жил в нашем городе человек – легенда. Во время Великой Отечественной
войны он дважды умирал и дважды воскресал из мёртвых. Один раз из
полузасыпанной могилы его достанут свои же товарищи танкисты. Уже из
госпиталя он пошлёт весточку домой о том, что жив. А дома на него уже
давно была получена похоронка. Но солдат выжил, вылечился и снова
отправился на фронт. Так он оказался под Ленинградом.
8 марта 1944 года, продолжая громить врага, И.М. Добрынин во время
боя с немецкими танками был тяжело ранен. Немецкие солдаты подобрали
потерявшего сознание русского бойца. Так он оказался в лагере для
военнопленных. Но и там уцелел Иван Михайлович. А домой к нему снова
ушла похоронка.
Много наград у героического защитника Родины. А вот орден «Красной
Звезды разыскивал героя 15 лет.
Уходили верхотурцы на фронт целыми семьями. Так, например, из семьи
Дерябиных защищали Родину десять человек. Из семьи Мышкиных ушло на
фронт четыре брата. Долгое время считали, что все братья сложили свои
головы на полях сражений. Но, к счастью, оказалось, что старший сын
Александр остался жив.

Книга "Из истории Верхотурья". Часть VII. Верхотурье в годы Великой Отечественной войны.

Вот что рассказал о нём Иван Зыкин в газете «Новая жизнь» от 7 декабря
2007 года. «… Знаменитый Мамаев курган, где сегодня устремляется в небо
скульптура «Родина – мать зовёт», для некоторых бойцов стал роковой
страницей в жизни. Здесь в те страшные дни происходили самые жаркие бои
Сталинградской битвы…Тринадцать раз курган переходил из рук в руки ­
такие ожесточённые схватки происходили здесь…
На кургане захоронены тысячи советских солдат, погибших, защищая
город. Среди них – фамилия нашего земляка А.И. Мышкина. Однако после
окончания войны герой вернулся домой.
Многие верхотурцы знали Александра Петровича и Лидию Владимировну
Суворовых­ заслуженных ветеранов.. Всю войну они сражались вместе. Он
артиллерист, она связистка. Близился конец войны. До Берлина оставалось 45
км. Скоро, скоро долгожданная Победа. Но немцы упорствовали и ни за что
не хотели сдаваться, а, наоборот, зверели всё больше, уничтожая и круша всё
на своём пути.
Снова бой. Раненую Лиду отвели в землянку, где весь пол был устлан
ранеными бойцами.
Неожиданно в землянку ворвались фашисты и автоматными очередями
стали расстреливать безоружных людей. Когда фашисты ушли, то, оказалось,
что из 141 человека в живых осталось только трое, и среди них – Лида, вся
израненная, но живая. Она лежала в трёх госпиталях Германии и всё писала,
писала мужу, который, потеряв свою жену, тоже её искал. Удивительно, но
эти письма – треугольники нашли Александра Петровича.
Уходили защищать Родину и верхотурские девушки.
Москва. Она встретила подруг сурово. Улицы пустынны. А вечерами
столица погружалась во тьму. Девчата: Удинцева Клавдия, Ужегова Елена,
Бельтюкова Клавдия, Харлова Варвара, Бондаренко Мария стали защиниками
неба Москвы. Своим огнём из пулемётов и артиллерии не давали возможности
фашистским самолётам прорваться в московское небо.
Воевали женщины – верхотурцы и в составе 10 – го Добровольческого
танкового корпуса. Прошли боевой путь до Берлина радистка Раиса
Васильевна Курняшова, зенитчица Любовь Васильевна Курняшова, зенитчица
Любовь Архиповна Иванова.
Молодыми девушками – санинструкторами ушли защищать страну Анна
Ивановна Сажина, Антонина Владимировна Шевчкнко.
Под Балашовом был сформирован их санитарный поезд, или, как тогда
назывался он, санлетучка. С января 1942 года по август 1945 прошли эти
мужественные женщины через лишения, военные тяготы с честью. Сколько их,
раненых, покалеченных войной бойцов, вынесли они из – под огня на своих
хрупких девичьих плечах! Скольким бойцам они сохранили жизнь, не
сосчитать!
22 июня 1941 года Яннат, Амину и Марию война застала под
Ленинградом, куда они из Башкирии приехали строить электростанцию на

Книга "Из истории Верхотурья". Часть VII. Верхотурье в годы Великой Отечественной войны.

реке Свирь. Узнав тревожное сообщение о том, что фашисты подступают к
городу Луга, строителей электростанции погрузили в товарные вагоны и
отправили на строительство оборонительных сооружений. Не вспомнила
Яннат Сафаровна где точно они трудились. Запомнила только, что где – то в
болотистой местности в огромных резиновых сапогах, по колено в грязи
валили они лес, кряжили и таскали его на себе. На возвышенных местах
возводили укреплённые огневые точки,
На
оборонительных рубежах блокадного Ленинграда свирьевцы находились
долгих два года. Амина Шардиновна и Мария Саитгареевна с волнением
вспоминали о бомбёжках, артобстрелах, умирающих ленинградцах, когда
оборудовали в блокадном Ленинграде бомбоубежище.
строили блиндажи.
Много перерыто, перепахано земли руками этих женщин. У Ладожского
озера довелось им строить площадки для складирования поступающего по
«дороге жизни» продовольствия.
Подружились эти девушки на войне. Дружба их продолжалась потом и на
строительстве Верхотурской ГЭС, куда их привезли в июне 1943 года.
Верхотурье – единственное место на Среднем Урале, где есть
действующая гидроэлектростанция, построенная в суровые военные годы.
В начале сороковых прошлого века большинство жителей Верхотурья
жили без электроэнергии, довольствуясь по вечерам керосиновыми лампами,
а то и лучиной. Электричество имели лишь те счастливчики, чьи родственники
работали в детской трудовой воспитательной колонии, разместившейся на
территории мужского Николаевского монастыря, имевшего маломощную
электростанцию. От неё и получали они свет в свои дома.
С началом Великой Отечественной войны на Урале остро встал вопрос о
разрешении энергетического кризиса. Система Урала, испытывающая и до
того трудности, теперь оказалась катастрофически перегружена, так как из
западных районов страны сюда перебазировались десятки промышленных
предприятий. А с захватом Донбасса стал ощущаться и недостаток топлива.
В июне 1942 года Государственный комитет обороны принимает решение
о срочном строительстве в Свердловской области нескольких ГЭС, в том
числе и Верхотурской. Но в 1943 году строительство Маломольской и
Нижнетуринской ГЭС из­за нехватки средств и рабочей силы пришлось
свернуть, и направить все усилия на строительство Верхотурской ГЭС.
Многие верхотурцы приняли участие в строительстве, но немалую часть
строителей составляли эвакуированные ленинградцы – работники треста
«Свирьстрой». Принимали участие в стройке и военнопленные немцы,
которые прибыли сюда после окончания войны. Рабочих рук не хватало, так
как все работы велись практически вручную. Из оборудования числилось
четыре компрессора, двадцать две вагонетки, двадцать маломощных
грузовиков, сорок шесть лошадей. Позднее прибавилось три экскаватора,
разукомплектованный, но чудом введённый в действие местными умельцами
башенный кран, несколько бетономешалок.

Книга "Из истории Верхотурья". Часть VII. Верхотурье в годы Великой Отечественной войны.

Тяжёлый физический труд был закономерен для строителей ГЭС.
Случались перебои с хлебом. В стране действовала карточная система! Порой
и заработная плата не выплачивалась по два, три месяца. Но, несмотря на все
трудности, стройка жила!
Бетонные работы велись и в зимнее время, что для того времени являлось
строительным новшеством. Нехватку рабочей силы особенно почувствовали
руководители стройки после того, когда уехали в свой родной город
ленинградцы. Трудностей добавилось, но строительство продолжалось. И вот,
наконец, наступил этот долгожданный день. 21 декабря 1949 года
Верхотурская ГЭС дала свой первый электрический ток! И до сегодняшнего
дня продолжает трудиться она на благо людей.
Вот что рассказала о тех временах одна из строителей Верхотурской ГЭС
Яннат Сафаровна Гильманова:
«Нас привезли в Верхотурье в 1943 году. Я попала в группу женщин,
которые возводили железнодорожные пути к плотине. Посёлка Фуры тогда
ещё не было, кругом стоял лес. Нам предстояло вырубить этот лес, чтобы
расчистить площадку. Жили мы сначала в палатках, потом для строителей
построили два барака. Работать приходилось по двенадцать часов в сутки.
Было, конечно, очень трудно, но никто не спасовал. Дисциплина была
железная, не допускалось никаких опозданий или прогулов. Ночь, полночь –
по первому зову выскакивали девчата и шли на работу.
Интересны воспоминания и Анастасии Иппатовны Шишиной:
«Меня и шестерых девчонок направили на разгрузочные работы. Всё
оборудование, поступающее на строительство, проходило через наши руки.
Только разгрузим вагон, смотрим, опять платформа пришла».
«Да, трудно было, очень трудно, ­ вспоминала Марфа Денисовна
Дмитриева. Сначала я работала в котловане, рыли грунт, затем стала бурить
камень. Одежонка была на нас худенькая: фуфайка, резиновые сапоги.
Мёрзли, конечно, и погреться некогда было. Представить сейчас трудно, как
мы, молоденькие девчата, на тачках возили камни. Порой, казалось, и силы на
исходе, от усталости с ног валишься, холод донимает, а мы работали».
Да, в тяжёлую годину испытаний жили эти люди, но они не дрогнули и с
честью сделали своё дело. Честь и хвала им за это!
в Екатеринбурге,
А какую удивительную гидроэлектростанцию они построили в
Верхотурье! В ней не увидишь людей, а она работает. За сотни километров от
неё,
где расположена Уральская
гидроэлектросистема, сидит у своего пульта диспетчер и управляет
Верхотурской гидроэлектростанцией: включает и выключает её. С постройкой
этой ГЭС у Туры стало больше обязанностей. Но она исправно вращает
турбины, вырабатывая для нас электроэнергию.
в здании,
Шло время. Девушки, оставшись в Верхотурье, вышли замуж, вырастили
детей. Вместе с ними остались на верхотурской земле и их подруги –

Книга "Из истории Верхотурья". Часть VII. Верхотурье в годы Великой Отечественной войны.

свирьевцы: Варвара Матвеевна Лебедева, Анастасия Ипатовна Шишина,
Антонина Антоновна Гренц, Зинаида Фатхутдиновна Караваева, Екатерина
Кузьмовна Циренщикова, Марфа Денисовна Дмитриева, Анна Тимофеевна
Головизина, Анна Ивановна Махнёва, Татьяна Ефимовна Столярова, Ольга
Павловна Смирнова, Ольга Макаровна Соловьёва.
Подвиг этих женщин отмечен медалью « За оборону Ленинграда».
1418 дней и ночей длилась эта страшная война. За подвиги на полях
сражений орденами медалями было награждено семь миллионов человек. И
среди них более трёх тысяч ­ верхотурцев.
Двум нашим землякам присвоено самое высоое звание – Героя
Советского Союза. Вот их имена: Глазунов Григорий Иванович и Шиляев
Фёдор Фёдорович.
Глазунов Григорий Иванович родился в деревне Ванюшиной
Верхотурского района в 1918 году. В Нижней Туре, куда переехали его
родители, учился в семилетней школе, потом работал на железной дороге. В
1939 году был призван в армию и отправлен на Дальний Восток охранять
рубежи Родины.
Когда началась война, солдат вместе с друзьями рвался на фронт, но
каждый раз получал отказ. И только в конце 1942 года он был направлен в
действующие войска.
Битва за Сталинград сделала его искусным, храбрым солдатом. На
фронте старшина Глазунов был начальником радиостанции. Поэтому вместе с
радистами приходилось ему находиться на самой передовой, а иногда и на
нейтральной полосе, чтобы более точно передавать координаты неприятеля
нашему командованию.
Когда­то в школе Григорий, рассматривая карту, открывал для себя
новые города, края. Теперь же боец Глазунов освобождал их от врага, рискуя
собственной жизнью.
Румыния, Болгария, Югославия, Венгрия – вот боевой путь русского
солдата. Свой День Победы сержант Глазунов встретил в Вене.
Смерть ходила за ним по пятам. Отражал он с небольшой горсткой
солдат и фашистские танковые атаки, вступал в рукопашную и с
превосходящей силой врага. Но не дрогнул солдат. Выстоял. Уцелел.
Тот бой у берегов Днепра был особенно памятен. Нашим бойцам –
пехотинцам был дан приказ: захватить плацдарм на противоположном берегу
Днепра. Для корректировки огня в числе авангарда был послан и сержант
Глазунов с группой радистов.
Днепр кипел от взрывов. В воздухе свистели пули. Мост, по которому
наступали бойцы, взлетел на воздух. К счастью, рация и радисты не
пострадали. Доплыв до берега, они разместились в одной воронке и, развернув
рацию, стали передавать координаты вражеских укреплений. Снаряды,
летевшие над головами бойцов, точно попадали во вражеские окопы и их
огневые точки.

Книга "Из истории Верхотурья". Часть VII. Верхотурье в годы Великой Отечественной войны.

Когда стало известно, что и командир полка, и начальник штаба убиты,
сержант Глазунов, не растерявшись, став во весь рост, скомандовал:
­ Ни шагу назад!
Вскоре враг дрогнул и стал отступать.
За смелую, мужественную операцию на Днепре сержант Глазунов
Григорий Иванович Был награждён орденом Ленина и Золотой Звездой Героя
Советского Союза.
Фёдор Фёдорович Шиляев родился в семье железнодорожника 10 апреля
19800 года в посёлке Привокзальный.
В 1939 году семья Шиляевых переезжает в Алма – Ату. В августе 1941
года Фёдор Фёдорович уходит защищать Родину. За четыре года войны он
прошёл с боями Болоруссию, Прибалтику. Был трижды ранен, неоднократно
контужен. Старшина Шиляев был сапёром. А сапёры, как известно, дважды не
ошибаются.
Враг отступал, но всё ещё был силён. Фашисты надеялись переломить ход
войны, поэтому бои шли особенно жестокие и кровавые.
25 июня 1944 года отделение старшины Шиляева, построив плот, первым
перебралось через реку Западная Двина и захватило плацдарм, оттеснив
противника от берега. Бойцы во главе со старшиной сдерживали натиск врага
до тех пор, пока вся дивизия не переправилась через реку, а потом сходу
пошла в наступление и прорвала оборону противника.
22 июня 1944 года командиру отдельного 22 сапёрного отделения
штурмового инженерно – строительного батальона старшине Шиляеву Фёдору
Фёдоровичу было присвоено звание Героя Советского Союза.
Честь и хвала всем защитникам Родины за воинскую доблесть, за Великий
Подвиг!
Но нельзя забывать и тех, кто не вернулся с той войны. Достойны
благодарной памяти потомков имена наших земляков, сложивших свои
головы на полях сражений. Вот некоторые имена:
Дресвянников Сергей Михайлович, бывший инструктор Верхотурского
райкома КПСС,
Кордюков Григорий Александрович, бывший председатель колхоза
«Ключ культуры»,
Рагозиных Федора Матвеевна из д.Рагозиной,
Политов Пётр Яковлевич, бывший учитель Верхотурской семилетней
школы,
Голомидов Александр Алексеевич, бывший устроитель райзо,
Гпушков Яков Клементьевич из д.Глушковой,
Галков Фёдор Фёдорович из д. Малаховой,
Васнин Николай Кириллович из Усть – Салды.
И многие, многие другие.

Книга "Из истории Верхотурья". Часть VII. Верхотурье в годы Великой Отечественной войны.

Люди стремились попасть на фронт, чтобы громить врага. Но ведь
должен был кто­то оставаться в тылу, чтобы выращивать хлеб, лечить
раненых, делать танки, самолёты, выпускать снаряды.
Тема II. Вклад верхотурцев – тружеников в Победу.
Всякий раз, когда на нашу Родину нападали враги, когда требовалось
отстоять честь Отечества, Урал превращался в кузницу грядущей победы.
Уральский металл был и в штыках Суворова, и в пушках Кутузова.
Уральское оружие било шведов под Полтавой, победоносно прошло всю
Европу.
Первые же недели боёв с немецкими захватчиками показали, что
решающим оружием в войне будут танки. Производство танков на Урале
только – только начиналось.
Сюда, на Урал, с оккупированных территорий прибывали эшелоны с
людьми, демонтированным оборудованием заводов, поэтому по решению
Государственного Комитета Обороны Уралвагонзавод в Нижнем Тагиле
должен был вместо товарных вагонов выпускать танки. Война диктовала свои
условия: в неимоверно короткие сроки наладить производство танков.
Первый эшелон с оборудованием для создания танкового завода прибыл в
город 1 октября 1941 года. Нужны были человеческие руки, чтобы совершить
невероятное: в сжатые сроки наладить производство танков в Нижнем Тагиле.
На помощь тагильчанам, эвакуированным специалистам на завод
отправляли и тех людей, кто стремился попасть на фронт. Военное время
диктовало свои условия. Были среди них и верхотурцы. Вот что вспоминает
Виталий Михайлович Путимцев:
­ 13 января 1942 года я прибыл в Ново – Лялинский военкомат, но вместо
фронта меня направили на завод № 183 города Нижнего Тагила. Так я стал
токарем, вместо того, чтобы сражаться с врагом с оружием в руках. Работали
мы по 12 часов в сутки, а после этого ещё занимались и военной подготовкой.
Вместе со мной были и другие верхотурцы: Волоковых Михаил Васильевич –
директор Усть – Салдинской школы, Вснин Влас Васильевич из Бочкарёва,
Глазунов Василий Иванович из Каргаполова и другие. Тяжело было, но наши
трудности меркли на фоне боевых подвигов, совершаемые советскими
людбми в боях за нашу Родину.
И вместе с тем на заводе совершались большие дела. Люди нередко
делали то, что превосходило человеческие возможности. Но этого требовал
фронт, требовала Родина.
Уже во второй половине декабря (всего за неполных три месяца!) на
фронт были отправлены первые 25 прославленных «тридцатьчетвёрок».
Танк – 34 считался лучшей боевой машиной. Вот что писал
прославленный маршал И.С.Конев:

Книга "Из истории Верхотурья". Часть VII. Верхотурье в годы Великой Отечественной войны.

­ …не было лучше боевой машины ни в одной армии…До самого конца
войны Т – 34 оставался непревзойдённым. Как мы были благодарны
уральским рабочим, техникам, инженерам!
Суровые испытания принесла война всему народу.
Первой в Верхотурье вместо ушедшего на фронт мужа села на трактор
Евгения Галкова. Её примеру последовали Аня Суслова, Зоя Собянина,
Августа Худякова и другие женщины.
Верхотурцы шили для бойцов обмундирование, готовили лыжи. Тысячи
подарков отправляли на фронт. Уже в августе 1941 года районная газета
«Колхозник» сообщала о том, что верхотурцами для защитников Родины
собрано 11 555 тёплых вещей: полушубков, валенок, фуфаек и т.д.
На постройку танковой колонны «Свердловский комсомолец» собрано
92 825 рублей. А 10 сентября в статье «Школьники на трудовом фронте2
районная газета сообщала:
­ Бригада учащихся средней школы под руководством учительницы
биологии К.С.Липатовой работает в колхозе «8 Марта» Меркушинского
сельского Совета. Образцы в, работе показывают многие ребята.
Например, ученики 7 класса Пушкарёв Володя, Лапин Миша,
Циренщиков Миша, Чувашов Юра, Батраков Витя, Шулепов Вася, работая на
косьбе гороха, выполнили норму взрослого.
Верхотурцы ежемесячно перечисляли в фонд обороны от однодневного
до трёхдневного заработка.
В ноябре 1941 года в Верхотурском районе усиленно развернулся сбор
средств на постройку танковой колонны «Колхозник Урала».
Из производственных мастерских на фронт ушло более ста человек.
Оставшиеся рабочие стали работать по 12 часов в сутки. Для фронта они
отливали и обрабатывали корпуса снарядов, мин, давая в месяц до тридцати
тысяч штук. 79 человек из этого коллектива награждены медалью « за
доблестный труд в годы Великой Отечественной войны 1941 – 1945 г.г.»
Не покладая рук, не считаясь со временем, от зари до зари работали люди
и в поле. Тракторов, машин, было мало, поэтому хлеб приходилось убирать и
вручную – серпами, косами. Механизаторы с ранней весны до поздней осени
безвыездно жили в поле.
Бригадир тракторного отряда Клочин Александр Иванович вспоминал:
­ В бригаде было десять девушек. Легко ли им было водить трактора
днём и ночью. Конечно, было очень трудно, но не было такого случая, чтобы
девушки не выполнили дневного задания. Все они работали под девизом: «Всё
для фронта, всё для победы».
Часто трактористы работали по двадцать часов в сутки. Из­за нехватки
тракторов и лошадей на работах использовали и коров.
Очень трудно в годы войны приходилось животноводам, где работали, в
основном, женщины. Людей не хватало, поэтому дояркам, свинаркам,
птичницам, приходилось круглые сутки находиться около своих питомцев.

Книга "Из истории Верхотурья". Часть VII. Верхотурье в годы Великой Отечественной войны.

За все военные годы Верхотурский район по сдаче молока, мяса, яиц,
шерсти, занимал одно из первых мест. А в 1944 году занял первое место в
области.
Отсюда, из маленького уральского городка, затерявшегося среди
окружающих его лесов, каждый день уходили на фронт письма и посылки.
Все с нетерпением ждали вестей с фронта. Тревожились в свою очередь и
бойцы. Годы разлуки скрашивали письма, стихи.
Вот одно из стихотворений, написанное верхотурцем Ф Репиным.
В полях родных гремит война,
Не слышно ничего.
Я жду хорошего письма,
Ты пишешь ли его?
Работой занята в тылу,
Военной, боевой.
В работе, в огненном тылу
Ты слышишь голос мой?
Пусть разделяет нас с тобой
Военная межа.
Всегда я помню образ твой,
Разлука так свежа.
Пиши, родная чаще мне
О городе, друзьях.
Нас дружба греет на войне
В походах и боях.
Сколько горя в дом приносили с собой похоронки. До сих пор не всем
родным и близким погибших известны могилы мужей, сыновей, братьев.
Принимало Верхотурье и тех людей, которых война сорвала с родных
мест. В августе – сентябре 1941 года в город прибыло более 600
эвакуированных. Всех прибывших обеспечили квартирами, продуктами.
Конечно, многим верхотурцам пришлось потесниться, но каждый понимал,
что в беде люди должны помогать друг другу.
Тема III. Военные госпитали.
Однажды по городу разнёсся слух: В Верхотурье будет госпиталь для
раненых солдат. Бывший председатель Верхотурского поселкового совета
Георгий Алексеевич Вагин рассказывал:
­ Оборудование госпиталя шло при активном участии населения.
Верхотурцы несли посуду, постельное бельё, керосиновые лампы. Прошло
около двух месяцев. К середине августа госпиталь сиял чистотой… Все
подводы и оставшиеся от отпраки в армию автомашины ушли на станцию к
прибывшему эшелону.

Книга "Из истории Верхотурья". Часть VII. Верхотурье в годы Великой Отечественной войны.

­ С замиранием сердца ждали мы их возвращения, ­ вспоминала
операционная сестра Петрова, ­ смотрели с балконов и окон школы. Наконец,
они показались. С криком: «Едут наши, едут!», ­ мы все бросились навстречу
раненым…У всех на глазах слёзы. Мы воочию увидели – вот она, война.
Для врачей, сестёр, санитарок да и всех работников госпиталя началась
напряжённая борьба Зв жизнь тяжелораненых бойцов. Так распахнул свои
двери госпиталь № 2541, находившийся в Верхотурье с 1941 года по 1943 год
в помещении средней школы. Начальником госпиталя был Подшивалов И.Н..
Раненые и обмороженные бойцы поступали с Ленинградского фронта.
Санпропускник находился на нижнем этаже, где, кроме верхотурских девчат:
Зои Кокоулиной, Клавы Свининой, Кати Онучиной, Тони Савкиной, Маши
Тумановой, Работали медсёстрами девушки из других городов и областей.
Это Вера Недалуга из Чернигова, Нина Архангельская , Нина Астахова, Люба
Баранова, Катя Булатова, Зоя Данилова, Надя Кривошеина, Дуся Пермякова.
Врачи: Бобков, Сабичкина, Шварева были тоже приезжие. Работали в
госпитале и польские врачи – ординаторы: Шлемкевич, Дрезнер, Халфен.
Хирургическое и перевязочное отделения находились на втором этаже.
Госпиталь расширялся, и для его нужд были отданы помещения бывшего
Дома культуры и исполкома райсовета.
Тысячи раненых выходили, вылечили заботливые руки людей в белых
халатах. Многие раненые возвратились на фронт, увозя память о тихом
уральском городке, расположившемся на берегу Туры.
В феврале 1942 года стал принимать раненых солдат госпиталь № 4001,
расположившийся в доме отдыха «Актай». Раненых со станции доставляли со
станции в госпиталь на лошадях. В 1942 году в госпиталь поступило 794
раненых бойца, в 1943 году – 711 человек, в 1944 году – 585 человек, в 1945
году – 494 человека.
Начальником госпиталя был врач – хирург Скоморовский З.И. Всего в
госпитале работало три врача. Вот имена двух других врачей: Ева Борисовна
Елинсон и Мороз О.Е.
Врачам приходилось работать круглосуточно, спать приходилось лишь
урывками. За ранеными ухаживали семнадцать медсестёр: Васильева А.П.,
Коротун Г.И., Борисова П.И., Баталова К.М. и другие.
Помогали быстрее выздоравливать раненым и работники подсобного
хозяйства во главе с его заведующим Горякиным В.Х. Благодаря им в
хозяйстве содержались коровы, овцы, свиньи, куры. А наполях выращивали
хлеб, овощи. Поэтому у раненых всегда была вкусная и здоровая пища:
молоко, творог, масло, овощи…
Многие раненые бойцы, подлечившись, возвращались на фронт, а в
Верхотурье шли письма.
«Тысячу раз благодарю. Всю жизнь буду помнить вас. Благодарен вашим
стараниям. Моя нога стала нормальной, хожу хорошо. Продолжаю бить
врага…

Книга "Из истории Верхотурья". Часть VII. Верхотурье в годы Великой Отечественной войны.

Лейтенант Есин.»
«Я тяжело был ранен в голову. Вы вылечили меня. Спасибо вам, дорогие
друзья. Я опять на фронте. Защищаю нашу любимую Родину…
Рядовой Валеев.»
Есть в Верхотурье на городском кладбище памятник, на котором
начертано: «Воинам Советской Армии, павшим за свободу и независимость
нашей Родины в годы Великой Отечественной войны 1941 – 1945 годов».
Есть люди, имена и дела которых никогда не исчезнут из памяти людей.
Таким человеком был Киприян Михайлович Рагозин, краевед, участник
Великой Отечественной войны.
Долго и настойчиво
разыскивал он имена воинов, умерших от
тяжелейших ран в госпитале № 2541 и похороненных в этом святом месте.
Война самого командира взвода разведки К.М.Рагозина застала в каких –
то четырёхстах метрах от реки Буг, отделяющей наш, советский берег от
польского, уже занятого фашистами.
Тяжёлые бои и отступления. Страшные налёты немецкой авиации, когда
«мессершмиты» расстреливали в упор и воинские колонны, и гражданское
население.
Где только не воевал молодой боец. За всю войну в одиннадцати
госпиталях лечил свои раны. Последний госпиталь – московский. Было ясно,
что воевать ему больше не придётся. И хотя отправляли капитана
К.М.Рагозина долечиваться в Крым, но он выбрал Урал, Екатеринбург. А,
добравшись до Урала, долечивался и вовсе дома, в госпитале № 4001.
Этот человек, перенёсший столько бед и несчастий, остался очень
добрым, общительным человеком. Всю свою дальнейшую жизнь он посвятил
тому, чтобы память о героях Великой Отечественной войны не была безликой.
Молодое поколение, считал Киприян Михайлович, должно знать героев по
именам.
Настойчивость в поисках была награждена. В Санкт – Петербурге в
военно – медицинском музее обороны Киприну Михайловичу удалось
отыскать имена героев, похороненных на городском кладбище в Верхотурье.
Вот их имена: красноармейцы: Колесников Николай Арсентьевич, Кузин
Макар Дмитриевич из Ивановской области, Петюков Степан Алексеевич из
Коми АССР, Смирнов Гавриил Петрович из Омской области, Манин Иван
Леонтьевич из Орловской области, Черняев Иван Андреевич из Ленинграда,
Богатырёв Иван Семёнович из Пензенской области, младший лейтенант
Киреев Виктор Григорьевич был призван Бийским военкоматом, Сусенков
Михаил Афанасьевич из Москвы.
Вечная память тем, кто, сражаясь с врагом, отдал за нашу с вами жизнь
самое дорогое – свою жизнь.
У А.С. Пушкина есть такие строки:
Два чувства дивно близки нам,
В них обретает сердце пищу,

Книга "Из истории Верхотурья". Часть VII. Верхотурье в годы Великой Отечественной войны.

Любовь к родному пепелищу,
Любовь к отеческим гробам.
На них основано отвека
По воле бога самого
Самостоянье человека,
Залог величия его.
Строя день сегодняшний, подготавливая день завтрашний, необходимо
вглядеться в прошлое.

Прямая ссылка на скачивание файла: Скачать файл