Формирование внутренней (интерсубъективной) позиции у обучающихся как педагогическая проблема
Оценка 4.9

Формирование внутренней (интерсубъективной) позиции у обучающихся как педагогическая проблема

Оценка 4.9
Статья
31.03.2020

Вследствие значительных изменений в жизни современного информационного общества, в том числе развития информационно-коммуникационных технологий, глобальной информатизации, гибкости социальных структур, инновационного развития экономики возникает необходимость во внесении изменений в приоритеты современного образования. Возросла востребованность в таких личностных качествах, как готовность непрерывно получать образование, стремление творить и быть мобильным в профессиональном плане, постоянно совершенствоваться, быть готовым сотрудничать и обладать сформированной внутренней позицией в отношении социальной реальности.

Отражение этих положений представлено в документах, относящихся к области инновационного социально ориентированного развития Российской Федерации (Концепция долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 года), и в документах, где содержится информация об основах современной государственной образовательной политики:

  • Федеральном законе «Об образовании в Российской Федерации»,
  • государственной программе Российской Федерации «Развитие образования» на 2013-2020 годы,
  • Федеральных государственных образовательных стандартах среднего (полного) общего образования,
  • Стратегии развития воспитания в Российской Федерации на период до 2025 года.

Для того чтобы социализация прошла успешно, выпускник современной школы должен стремиться и уметь строить диалог с иными людьми, обеспечивать эффективность его ведения, находить общие цели и уметь сотрудничать для их достижения.

Федеральный государственный образовательный стандарт среднего (полного) общего образования (ФГОС СОО) определяет одну из целей образования таким образом:

  • сформированность ценностно-смысловых установок, которые являются отражением личностной позиции в деятельности;
  • способность к саморазвитию и личностному самоопределению через личностно и общественно значимую деятельность;
  • способность постановки целей и построения жизненных планов.

Стратегия развития воспитания в Российской Федерации на период до 2025 года содержит положение о значимых личностных результатах: «коммуникативные и другие социально значимые способности, умения и навыки, обеспечивающие социальное и гражданское становление личности, успешную самореализацию в жизни, обществе и профессии».

В настоящее время система образования должна решать вопрос о том, что должна собой представлять личностная позиция выпускника школы, которая бы способствовала становлению вышеперечисленных качеств и отвечала бы требованиям современного общества.

Если рассматривать феномен интерсубъективности с точки зрения философии, то найти информацию о нем можно в работах по:

  • социальной онтологии. Речь идет об интерсубъективных структурах социального опыта субъектов, которые позволяют обеспечить взаимопонимание и которые лежат в основе коммуникации (К.О. Апель, В.И. Аршинов, В.Е. Лепский, Н. Луман, Ю. Хабермас и др.);
  • синергийной антропологии. Общность индивидов, междисциплинарные и кросскультурные коммуникативные практики, автопоэтическая коммуникация, процесс индентификации (В.И. Аршинов, О.И. Генисаретский, И.Т. Касавин, В.А. Лекторский, Я.И. Свирский, С.С. Хоружий и др.).

Понятие интерсубъективности рассматривается в трудах по психологии через фактор внутренней позиции, мира и пространства (Г.М. Андреева, А.Г. Асмолов, К.А. Абульханова-Славская, Б.Г. Ананьев, А.Н. Леонтьев, С.Л. Рубинштейн, Л.И. Божович, А.А. Ухтомский и др.). Также рассмотрение понятия осуществляется через призму интерсубъективного подхода (А.У. Хараш, Дж. Атвуд, Б. Брандшафт, Р. Столороу), для которого свойственна диалектическая природа понимания, взаимного влияния и взаимодействия друг с другом общающихся людей.

Рассмотрение проблемы взаимопонимания субъектов педагогического процесса производится через призму педагогической герменевтики, где соединены проективное и рефлексивное начала смыслотворчества (понимание – с самопониманием, познание мира – с самопознанием). Информация по данной проблеме содержится в трудах В.И. Андреева, В.И. Загвязинского, А.Ф. Закирова и др.

Педагогическая литература содержит работы, где рассматривается формирование личностных и личностно-профессиональных позиций у учеников:

  • субъектной позиции. Ее изучением занимались А.Н. Москаленко, Н.В. Недорезова и др.;
  • мировоззренческой позиции. Исследователь Н.Ш. Улубекова и др.;
  • жизненной позиции. Исследователь В.Н. Маркин и др.;
  • гражданской позиции. Исследователь Н.В. Попович и пр.;
  • педагогической позиции. Исследованием занимались А.К. Маркова, Л.Н. Куликова и др.

В настоящее время изучение понятий интерсубъективности и интерсубъективной позиции пока не проводилось в качестве отдельных категорий. Нет и комплексных научных концепций, где в качестве предмета выступала бы педагогическая деятельность по формированию интерсубъективной позиции у старшеклассника (ИПС) в качестве интегральной совокупности позиций, которая бы содействовала личностному саморазвитию, социальной активности через личностно и общественно значимую деятельность, культурно-ценностному самоопределению, овладению актуальными типами кооперации и коммуникации.

Современная практика и теоретические изыскания в сфере воспитания обучающихся, особенно старшеклассников, содержат в себе несколько противоречий, которые заключаются в:

  • требованиях ФГОС СОО к планируемым личностным результатам. Речь идет о личностной позиции выпускника школы, которая будет оказывать содействие в его саморазвитии, социальной активности, личностном и культурно-ценностном самоопределении, вступающих в разногласие с отсутствием теоретического обоснования процесса формирования интерсубъективной позиции у старшеклассников;
  • необходимости формировать интерсубъективную позицию у старшеклассников в условиях образовательного учреждения, что противоречит не разработанности педагогического обеспечения, т.е. условиям и средствам процесса формирования интерсубъективной позиции у старшеклассника;
  • потребностью педагогов в решении проблемы формирования интерсубъективной позиции у старшеклассников, вступающей в противоречие с не разработанностью научно-методического обеспечения изучаемого процесса.

Данные противоречия свидетельствуют о наличии в педагогической науке актуальной проблемы: что собой представляют педагогические условия и средства формирования интерсубъективной позиции у старшеклассников?

Успешность формирования интерсубъективной позиции у учеников старших классов обеспечивается за счет:

  • Поэтапности процесса формирования интерсубъективной позиции у старшеклассников, состоящий из следующих этапов:
  • подготовительный;
  • погружение в ситуацию социального партнерства;
  • самореализация в социально значимой проектной деятельности.

Два последних этапа представлены технологией формирования отдельного структурного компонента ИПС, состоящей из этапов диагностики, мотивации, целеполагания, планирования, содержательно-технического и рефлексивно-аналитического этапов.

  • Создания и внедрения комплекса требуемых и достаточных условий:
  • педагогические условия;
  • стимулирование деятельности;
  • организация социально-значимой проектной деятельности;
  • организационно-педагогические условия;
  • субъектно-ориентированными, деятельностно-ориентированными и социально-ориентированными формами организации учебно-воспитательной деятельности, методами и приемами.

Необходимо учитывать, что формирование интерсубъективной позиции у старшеклассников – это сложный и многогранный процесс, который включает в себя самоопределение и установку на социально-значимую реализацию. В данном случае интерсубъективная позиция у старшеклассников будет выступать как интегральное личностное образование, которое проявляется в виде:

  • направленности на самосовершенствование;
  • просоциальной активности;
  • социально-значимой самореализации.

Одновременно интерсубъективная позиция будет выступать и как источник активности старшеклассника по развитию собственных личностных качеств.

Процесс формирования интерсубъективной позиции у старшеклассников можно представить, как модель, которая включает в себя концептуально-целевой компонент.

Данный компонент будет отражать требования:

  • социального заказа;
  • полисубъектного, субъектно-деятельностного, аксиологического подходов и принципов комплексности;
  • целостности и единства всех компонентов образовательного процесса;
  • рефлексивности и культуросообразности;
  • воспитания и рефлексивности;
  • проактивного (ответственного) взаимодействия;
  • высвобождения личностного потенциала;
  • развивающей социокультурной интеракции.

В состав содержательного компонента входит поэтапная деятельность, направленная на формирование интерсубъективной позиции у старшеклассников. Данный компонент представлен средствами, используемыми для формирования ИПС, а также педагогическими условиями.

В состав аналитико-результативного компонента входят критерии, показатели и методики изучения результативности педагогической деятельности, направленной на формирование интерсубъективной позиции у старшеклассников.

Процесс формирования ИПС состоит из следующих этапов:

  • подготовительный;
  • актуализация потенциальных возможностей;
  • погружение в ситуацию социального партнерства;
  • самореализация в какой-то социально значимой проектной деятельности.

Все этапы, за исключением подготовительного, являются технологией формирования отдельного структурного компонента интерсубъективной позиции у старшеклассников и содержат следующие шаги:

  • диагностический;
  • мотивационный;
  • целеполагание;
  • планирование;
  • содержательно-технологический этап;
  • рефлексивно-аналитический.

Для формирования интерсубъективной позиции у старшеклассников используется комплекс различных педагогических средств, в состав которого входят:

  • работа с личностно-ресурсной картой;
  • модерация;
  • эвристические лекции и семинары;
  • различные тренинги;
  • социальное проектирование;
  • технологии воспитательного дела и педагогического дизайна;
  • коллективная творческая деятельность;
  • метаплан;
  • методы автокоммуникации, эмпатии, рефлексии.

Повысить эффективность формирования интерсубъективной позиции у старшеклассников в образовательном учреждении можно за счет комплекса педагогических и организационно-педагогических условий.

Педагогическими условиями являются:

  • тьюторское сопровождение обучающихся в целях раскрытия перед ними возможностей саморазвития в процессе выстраивания персональной жизненной стратегии;
  • организация социально значимой проектной деятельности, которая должна быть направлена на культурно-ценностное самоопределение старшеклассников;
  • стимулирование добровольческой деятельности старшеклассников на основе целенаправленного отбора и создания ими средств организации, коммуникации и кооперации, сообразных особенностям адресатов этой деятельности.

В состав организационно-педагогических условий входят:

  • разработка научно-методического обеспечения образовательного процесса (программы элективного курса, организации волонтерского движения, образовательная программа, рассчитанная на педагогов);
  • готовность педагогического коллектива осуществлять внеурочную деятельность, требования которой содержатся в Федеральных государственных образовательных стандартах;
  • готовность педагогов разрабатывать и заниматься внедрением новых педагогических технологий в образовательный процесс.

Для того чтобы рассмотреть процесс формирования интерсубъективной позиции у старшеклассников, необходимо выявить все особенности данной позиции, разобраться с причинами ее происхождения, а также понять сущность «интерсубъективной позиции».

Сущность и структура интерсубъективной позиции

Разработка теоретических основ формирования интерсубъективной позиции у старшеклассников может быть выполнена за счет выявления философских и психологических смыслов, а также благодаря раскрытию сущности и структуры этого феномена.

Однако первоначально требуется рассмотреть основные понятия.

Под интерсубъективностью принято понимать:

  • общность структур психики, мыследеятельности, опыта и результатов познания различных субъектов, за счет чего обеспечивается возможность взаимопонимания и социокультурной личностной идентификации;
  • условие взаимодействия и передачи знания (или – значимости опыта познания) одного для другого;
  • состояние, при котором, люди получают возможность взаимодействовать на основе согласования своих представлений и ожиданий с представлениями и ожиданиями других.

В качестве системообразующих факторов выступают субъекты и их взаимодействие на основе рефлексии, когда каждый субъект индивидуально рефлексирует себя, среду и других субъектов. При этом происходит их индивидуальная интерпретация на основе открытой коммуникативной рациональности в условиях, когда эгоцентризм заменяется установкой на коммуникативность.

Полноценно развитая индивидуальная субъектность предполагает новое понимание человеком не только себя, но и окружающего мира, а также открытие для различного рода преобразований в ходе интеракции с другими субъектами. Такой субъект будет включать в себя совокупность потенциальных усилий или возможностей, которые сопровождают любой познавательный акт, направленный на освоение внутреннего и внешнего состояния дел.

В этой связи особую значимость для научного осмысления интерсубъектности приобретает интерсубъектная позиция личности, благодаря которой удается по-новому осмысливать себя и мир в процессе собственного самоизменения и одновременно во взаимодействии с другими людьми.

В современной философии проблема интерсубъективность рассматривается с точки зрения социальной онтологии. Ее предметом является не только объяснение, что такое «Я», но и обретение собственного «Я» перед лицом сообщества.

Люди при включении в коммуникативный процесс в любом случае так или иначе демонстрируют друг другу определенные фрагменты своей субъективной реальности. Однако изначально внутренний мир человека не задан в каком-то готовом виде, так как его оформление осуществляется в процессе самого общения и происходит под влиянием конкретных условий ситуации, в которых это общение проходит. В результате осуществляется бесконечный поиск самого себя в различных контактах, между всем случайным и непредсказуемым, что человек обнаруживает в себе, анализируя при этом свои границы и пределы.

Таким образом можно определить, что интерсубъективные структуры социального опыта субъектов обеспечивают возможность взаимопонимания и находятся в основе коммуникации.

Для того чтобы понять сущность интерсубъективности и ее смыслового наполнения, целесообразно произвести анализ данного феномена в историческом контексте.

Уже в античной философии можно обнаружить идейно-философские предпосылки понятия интерсубъективности.

Так, Сократ говорил, что человек способен понять только то, что находится в его власти, то есть свою душу. За счет своей души человек познает вещи, их место в мире, а также определяет отношение к другим людям и к самому себе.

Платон понимал душу как восприятие субъектом самого себя посредством отражения в Другом, высшем субъекте.

У Аристотеля – это управляемое восприятие созданных, схематизированных образов субъектов.

Основываясь на данных подходах античных мыслителей, можно утверждать, что в античности сформировались предпосылки понятия интерсубъективности. Этому послужил феномен самопознания через общение с другими субъектами.

В средневековой философии познание человека было направлено на Бога и через Бога на самого себя.

Например, Августин Блаженный придерживался идеи, что надо познать Бога и собственную душу; потом уже познать Бога через душу, душу – через Бога. Поэтому углубление в себя есть путь к Богу.

Это означает, что в эпоху средневековья понятие интерсубъктивности приобрело божественный оттенок, то есть самопознание осуществлялось через Бога.

В эпоху Возрождения активность человека уже рассматривалась через призму направленности личности на саморазвитие, самоопределение, самосовершенствование (Б. Спиноза, Н. Кузанский). Философы этого периода считают, что человек уже от природы обладает мощной интенцией – «святым стремлением», то есть способностью к самовзращиванию.

По мнению Н. Кузанского, активность человека и его деятельность должны быть направлены на собственное саморазвитие и самосовершенствование. В своих трудах исследователь отмечал, что «у творческой деятельности человека нет другой конечной цели, кроме человека», в своем творчестве он не выходит за пределы самого себя, но, «развертывая свою силу, достигает самого себя».

Б. Спиноза психическую жизнь человека считал совокупностью психических явлений, которые обусловлены не ««надприродными» силами», а активными предметными действиями самого человека. Философ также считал, что стремление к самопознанию – это сильнейшее из человеческих стремлений.

Особый интерес вызывают и взгляды на проблематику феномена интерсубъективности таких философов, как И. Канта, И. Фихте, Л. Фейербаха. Так, И. Кант первым в истории европейской философии предложил рассматривать человека как активного субъекта познания и практики, а также как существо общественное в своей моральности.

И. Фихте в «Основах естественного права» утверждает, что наличие «множества свободных индивидов служит условием возможности самого «Я» как разумного свободного существа».

Л. Фейербах предложил альтернативный подход к постановке проблемы интерсубъективности. Данный подход заключается в том, что единство и взаимосвязь «Я» и «Ты», «Я» не может существовать без «Ты».

Таким образом, в эпоху Возрождения понятие интерсубъективности предстает теперь в контексте интерсубъективного взаимодействия.

С конца 19 столетия проблематика интерсубъективности начинает рассматриваться с точки зрения философской рефлексии. Для того чтобы понять особенности подходов философов 19 века к интерсубъективности, необходимо обратиться к подходу Э. Гуссерля. В его концепции центральными являются понятия интенции и интенциональности, и они выступают в качестве всеобщих характеристик сознания.

В дальнейшем данные понятия стали основополагающими для формирования представлений о характере и направленности психической деятельности, а также для формирования понятия установки.

По мнению Э. Гуссерля, задача интенциональности заключается в обеспечении связи между субъектом и объектом, поэтому она одновременно является представителем имманентного мира общечеловеческого сознания и трансцендентного мира бытия, предметности.

В последующих философских исследованиях можно обнаружить, что проблемное поле феномена интерсубъективности становится разнонаправленным. Так, из логической сферы (мир логики и идей) интерсубъективности (Э. Гуссерль) интерес постепенно перемещается в область эмпирико-семантической (мир тел, вещей и слов) интерсубъективности в постструктурализме (М. Бахтин, М. Фуко), в область нормативной (мир ценностей и поступков) интерсубъективности в экзистенциализме (М. Хайдеггер, Э. Левинас).

В свою очередь, коммуникативная философия (сторонник – Ю. Хабермас, К.О. Апель, Н. Луман) предлагает рассматривать интерсубъективность в плоскости анализа социальных отношений между коммуникантами.

В социальной феноменологии (А. Шюц) анализ понятия интерсубъективности проводится в рамках поиска типических, взаимосвязанных структур сознания и поведения индивидов, которые формируются в коммуникациях и интеракциях, а также в смене социальных ролей.

По мнению Хайдеггера, человек постоянно выходит за пределы самого себя и постоянно дополняет свой собственный и окружающий его мир. При участии человека в общем процессе творчества он способен ощутить и социальное пространство, в которое происходит его погружение. Так, человек способен увязать свою жизнь с наличием «других», с общей картиной социального бытия.

А вот уже для Э. Левинаса недостаточно встретить Другого в бытии, так как необходимо сохранить с ним «личностное отношение». Примерами такого личностного отношения являются любовь, общение, ответственность, понимание, сострадание. Философ считал, что если выявить в личности ее смысловую направленность, то удастся приобщить личность к нравственности, открыть в ней бесконечную ответственность перед другими. В своих трудах Э. Левинас писал так: «… возрастание требовательности к себе: чем больше я беру на себя ответственности, тем больше на мне ее лежит».

Таким образом, можно сделать вывод о том, что в самом принципе интерсубъективности смыслы не будут растворяться в сознании субъекта либо во внешнем социальном мире, а будут раскрываться во взаимодействии субъектов. Это означает, что человек знакомится с миром, другими людьми, самим собой, то есть осуществляется процесс социальной интеракции – разговор либо поведение, с помощью которых два или более индивидов общаются между собой.

Такие ученые и философы, как В.И. Аршинов, О.И. Генисаретский, С.С. Гусев, Е.Н. Князева и др., в своих работах рассматривали феномен интерсубъективности в контексте синергийной антропологии, проблемы субъектов с их коммуникативными отношениями и взаимными рефлексивными представлениями, а также с этическими нормами и морально-нравственными представлениями.

С.И. Терентьев предлагает рассматривать интерсубъективность в качестве фундаментальной характеристики трансцендентального субъекта, который возникает в результате общности и коммуникации индивидов. И.Д. Зайцев предлагает под интерсубъективностью понимать взаимодействие, при этом субъекты маркетинговой коммуникации он трактует как идеально-типические образования, которые сочетают в себе адресность коммуникации и типизированную анонимность, обеспечивающую интерсубъективность восприятия в сообщении смысла.

В.И. Аршинов и Я.И. Свирский в своих работах дают определения «трансдисциплинарному», «диалоговому» субъекту, субъекту с «сетевым мышлением», который осознает себя в «интертекстуальном метаконтексте многообразных междисциплинарных и кросскультурных коммуникативных практик».

Авторы считают, что в настоящее время следует рассматривать синергетический субъект с точки зрения социальной синергетики, который смог бы реализоваться в синергетике с «иными», концептуально оформленных практиках-рефлексиях современных междисциплинарных взаимодействий.

Наибольший интерес представляет понимание интерсубъективной коммуникации с точки зрения автопоэзиса (авторы – В.И. Аришинов и В.В. Тарасенко).

Философы считают, что автопоэтическая коммуникация связана с общением и проблемой духовности, так как «…развитие коммуникации как автопоэзиса захватывает все более и более высокие уровни человеческой психики. Это развитие, с одной стороны, осуществляется с помощью самоуподобления, а с другой стороны, обязательно предполагает наличие Другого».

Стоит отметить, что принцип интерсубъективности тесно связан с принципом коэволюции. Е.Н. Князева определяет его как «искусство жить вместе», что предполагает «стимулирование толерантности к другому образу жизни/другим людям и поддержание разнообразия в глобализирующихся обществах, раскрывая этот процесс через определение «коэволюция» как устойчивое совместное развитие, как партнерство».

Исследователи С.С. Хоружий и О.И. Генисаретский рассматривали феномен интерсубъективности с точки зрения синергийной антропологии. В соответствии с ней человек – это совокупность различных энергий, которые проявляются в некоторой организованной системе. В частности, С.С. Хоружий считает, что «человек целостно преобразует себя в своих энергиях», в терминологии Фуко это называется «практикой себя». Это означает, что человек идентифицирует себя в качестве определенной совокупности проявлений эмоциональных, телесных, психологических, интеллектуальных, после чего он с данной системой начинает активно работать и целенаправленно ее преобразовывать.

Таким образом, можно констатировать, что феномен интерсубъективности с точки зрения антропологии рассматривается через:

  • общность индивидов;
  • междисциплинарные и кросскультурные коммуникативные практики;
  • автопоэтическую коммуникацию;
  • коэволюцию;
  • процесс идентификации.

В результате можно обнаружить и наличие закономерности в определении дефиниции «интерсубъективность». Так, во всех идейно-философских взглядах на данный феномен присутствуют коммуникативные отношения.

В этой связи требуется рассмотреть процесс коммуникации. Наибольший интерес представляют идеи, которые в своих работах развивали такие авторы, как Ч. Кули, Н. Луман, Г. Мид, Л.А. Мясникова, Ю. Хабермас.

В своих исследованиях коммуникативной рациональности Ю. Хабермас понимал интеракцию в качестве синонима коммуникативной деятельности.

Коммуникативной деятельности он предлагает следующие определение – «это символически транслируемая интеракция. Она осуществляется в соответствии с обязательно принимаемыми нормами, которые определяют взаимные поведенческие ожидания, а также понимаются и признаются, по крайней мере, двумя действующими субъектами».

Ю. Хабермас сам процесс коммуникации представлял следующим образом: «субъект интенционально стремится связать себя с другими, производя эту связь по социальным правилам и оказывая интерактивное влияние на других». Именно данные правила и называются коммуникативной рациональностью.

В своей работе «Теория коммуникативного действия» Ю. Хабермас увязывает между собой коммуникативную рациональность с жизненным миром человека, так как понятие коммуникативной рациональности именно в контексте исследования жизненного мира обретает смысл. Хабермас также предлагает свою идеальную модель коммуникации. Она включает в себя:

  • диалогичность;
  • понимание;
  • критическую рефлексию;
  • взаимное стремление к творческому взаимодействию.

В своих исследованиях другой философ А. Шюц делает вывод о том, что интерсубъективность – это характеристика обыденной сферы «жизненного мира». В результате это позволяет открыть перспективу социологии, которая «исследует интерсубъективные формы поведения и сознания, образующиеся как результат интерпретации личного опыта, полученного в социальном общении».

А. Шюц рассматривает социальное поведение как «задающее смысл переживание сознания», а повседневный мир в его понимании представляет собой интерсубъективный «мир культуры». Развитие данной идеи осуществляется посредством анализа отношения «лица-к-лицу» и «мы-отношения», в результате чего исследователь приходит к выводу, что «сообщность окружения и совместность переживания в «мы-отношении» придают доступному нашему переживанию мира его интерсубъективный, социальный характер».

По мнению Н. Лумана, социальная система «конституируется как система действия, но при этом она должна предполагать его коммуникативный контекст». Автор считает, что действие и коммуникация необходимы и при этом они должны между собой постоянно взаимодействовать. В своих работах он пишет, что «с помощью понятий теории самореферентных систем, а именно при помощи представления о том, что системы своими собственными операциями могут выполнять самоописание и наблюдать себя, связь коммуникации, действия и рефлексии можно выделить из теории субъекта (теории субъектности сознания)».

Л.А. Мясникова предлагает свою классификацию отношений «Другой»:

  • субъект-объектное отношение («Я-Оно») объективации, опредмечивания, обладания;
  • субъект-объектное отношение («Я-Он») противоборства, конфликта, состязательности;
  • «Мы-подобные» безличные отношения массовых индивидов;
  • отношение «Я-Ты» за цель выхода принимает свое Я и утверждает себя носителем воли, активности, самости, основой существования иного.

По мнению исследователя, основной смысл и значение «Другому» задает «Я». Автор пишет, что «присваивая опредмеченного Другого, индивид утверждает себя в качестве субъекта. Инкорпорация Другого должна усилить субъективные свойства индивида». Это означает, что «Я – это то, что обо мне думают, как меня представляют, интерпретируют мои слова и поступки, как меня чувствуют другие. Я – это мое отражение в «зеркале Другого».

М. Бубер и М. Бахтин указывают, что «человек может обрести себя только путем реализации собственного жизненного проекта и подлинно человеческое раскрывается именно в общении, через встречу одного человека с другим».

М. Бахтин также квалифицирует встречу с другим как «событие». Он указывает, что человек не может выразить свое глубокое внутреннее содержание, если он не является участником какого-то глубинного и значимого общения. Различные типы коммуникации удается раскрыть за счет различных аспектов социального бытия. М. Бахтин указывает, что «только в точке соприкосновения двух сознаний, двух голосов в диалоге, и рождается смысл в бытии. Когда в общении мысль одного обменивается на мысль другого, то результатом этого всегда становится наращивание мысли, то есть смысл».

М. Бубер также считает, что в мы становимся личностями только в диалогическом взаимодействии. Такое взаимодействие исследователь называет отношением «Я-Ты» - диалог, в котором «Другой» воспринимается иначе и не сводится к содержанию моего опыта.

Автор в своих работах указывает, что «Я-Он» - монолог – это «субъект-объектное отношение познания и использования, которое не допускает существования другого как цельной и уникальной личности». В таком монологе присутствует только часть человеческого существа – рациональная, эмоциональная, интуитивная, чувственная – вступает в отношение; в «Я-Ты» все существо вступает в отношение целиком.

Именно отношение к «Другому» следует считать ключевым в современном информационно-коммуникативном социуме. При этом другой может выступать в различных модальностях. Так, он может быть партнером по коммуникации, выступать в качестве необходимого звена диалога и самоидентификации, также может быть ситуация, когда «Другой – во мне».

Подтверждением данной точки зрения может служить позиция П.С. Гуревича, который указывает на то, что «информационное общество предполагает тотальную коммуникативность, и Другой – это необходимый партнер по коммуникации, который позволяет индивиду не повторяться до бесконечности. Автокоммуникативный способ передачи информации от Я к Другому – во-мне предполагает бесконечный диалог с самим собой, являющийся основой самоанализа».

Ряд представителей постструктуралистского психоанализа (Ж. Лакан, М. Фуко,) считают, что интерсубъективность можно обнаружить «не только в отношениях между индивидами, но и в глубине каждого из нас, то есть, помимо экстра-субъективной плюральности (как множественности существующих, не сводимых друг к другу), возможна интрасубъективная множественность, как опыт общения с «другим собой» (диалог между мной и мной самим)». Такая множественность, в отличие от рефлексии, является не просто склонностью к анализу своих внутренних состояний, а «собиранием человеком воедино внутреннего опыта».

Это означает, что необходимо осмыслить вопрос о внутреннем мире человека с точки зрения психологии, который оформляется посредством отношений, межличностного общения и коммуникативных действий, то есть посредством интерсубъективной позиции.

Среди отечественных исследователей, которые рассматривали структуру внутреннего мира с точки зрения психологии, следует выделить К.А. Абульханову, Б.Г. Ананьеву, Г.М. Андрееву, Д.А. Леонтьева, Б.Ф. Ломову и др.

Так, в своих исследованиях Б.Г. Ананьева делает вывод о том, что «переход взаимоотношений, интериндивидуальных связей, функционирующих в определенных жизненных ситуациях, в интраиндивидуальные связи является обязательным условием образования структуры личности и ее характера. Первичные черты (способы общения и общительности, привязанности и вкуса) становятся внутренним основанием для образования других характерологических свойств (интеллектуальных, эмоционально-мотивационных, волевых и др.)».

Д.А. Леонтьев источниками и носителями наиболее значимых для человека смыслов называл потребности и личностные ценности, отношения и конструкты. По его мнению, «личностные смыслы образуют внутренний мир человека, определяющие динамику его эмоций и переживаний, структурирующих и трансформирующих его картину мира на ее ядро – мировоззрение. Главным является не осознанное представление о смысле жизни, а насыщенность повседневной жизни реальным смыслом».

Г.М. Андреева внутреннюю среду индивида описывает в качестве одной из характеристик «жизненной среды». Она указывает, что «внутренняя среда (моделируемое сознанием представление о «своей среде», ее «образ») включает совокупность знаний и навыков, которые в ней могут быть актуализированы».

Исследователь отмечает, что внутренний мир любого человека изначально не задан в готовом виде. Его оформление осуществляется в процессе самого общения и происходит под влиянием конкретных условий и ситуации, в которых это общение происходит.

С.С. Гусев считает, что «ключевыми условиями оформления внутреннего мира являются случаи, когда все участники коммуникативного действия могут в достаточно сходной степени воспринимать и содержательно интерпретировать осуществляемые речевые акты (понимают язык, на котором идет общение, одинаково оценивают уместность и адекватность используемых выражений и т.д.)».

Л.И. Анцыферова рассматривает внутренний мир личности с позиции отражательной природы психики-индивидуально интерпретированный, насыщенный личностными эмоциями, осмысленный в диалогах с реальными и идеальными собеседниками внешний мир. Она считает, что чем «выше уровень пристрастности, эмоциональности, креативности взаимодействия личности с социальным и предметным миром, тем полнее личность реализует себя в окружающем мире, тем богаче и разностороннее её внутренний мир».

Исследователь также выделяет ряд психологических предпосылок переживания человеком чуждости окружающего мира, который обедняет личностный внутренний мир:

  • неумение человека включаться в новые для него социальные группы;
  • неумение человека строить межличностные отношения;
  • неразвитость процессов рефлексии;
  • несформированность способности к адекватной оценке социальных ситуаций;
  • генерализация защитных форм поведения;
  • искажения в системе ценностно-смысловых отношений к миру.

При этом необходимо учитывать, что внутренний мир личности представляет собой сложную систему способов субъективной переработки личностью ситуаций и событий, участницей которых она становится. Также все социальные воздействия достаточно многомерны и многозначны, а качество активного включения личности в ту либо иную социальную ситуацию определяется тем, каким образом субъект опознает, проблематизирует и интерпретирует.

В то же время общественные отношения, предписания и нормы оказывают опосредованное влияние на поведение человека, что обусловлено внутренней позицией человека как субъекта реализации данных отношений.

Понятие «позиция личности» впервые предложил использовать А. Адлер. Под данным понятием понимается «интеграция доминирующих избирательных отношений человека в каком-либо существенном для него вопросе, проблеме».

Философский словарь дает следующее определение жизненной позиции личности – «это направленность жизнедеятельности личности, ее точки зрения относительно своего места и роли в общественной жизни (в отличие от социального статуса, положения».

Если рассматривать жизненную позицию с точки зрения нравственности, то это будет «система поведения личности, определяемая ее убеждениями, идейностью, совестью».

Большинство исследователей при рассмотрении понятия «позиция» в широком смысле определяет его как «жизненную позицию личности». Так, Л.М. Архангельский считает позицию личности как «особую внутреннюю установку, определяющую и направляющую целеполагание и соответствующую деятельность человека, а также выбор методов ее осуществления».

А вот, например. В.Н. Маркин определяет жизненную позицию как «способ включения личности в жизнедеятельность общества: совокупность взглядов, убеждений, социально значимых, прежде всего профессиональных, умений и соответствующих им действий личности, реализующих ее отношения к окружающему миру».

Если рассматривать внутреннюю позицию с точки зрения психологии, то под ней понимается «система социальных установок, которая тесно связана с актуальными потребностями человека и определяет основное содержание и направленность деятельности в данный период жизни». Данного подхода придерживаются такие исследователи, как А.Г. Асмолов, Л.И. Божович, А.Н. Леонтьев, С.Л. Рубинштейн, А.А. Ухтомский и др.

В своих работах Л.И. Божович отмечает, что «наличие внутренней позиции характеризует не только процесс формирования личности в онтогенезе, но становится присущей человеку на всех этапах его жизненного пути, и также определяет его отношение и к себе, и к занимаемому им положению в жизни».

А.Г. Асмолов также обращает внимание на социальную значимость позиции человека и утверждает, что только наличие социальной позиции позволяет личности стать членом общества.

В свою очередь А.Н. Леонтьев считает, что позиция – это «обязательная характеристика человека, качество, способствующее формированию личности как субъекта общественных отношений, как принадлежность сферы мировоззрения и жизненных отношений».

С.Л. Рубинштейн позиционно развитую личность рассматривал как «максимально мировоззренчески определившуюся». По этой причине особую значимость приобретает система отношений человека.

По мнению А.А. Ухтомского, вся жизнедеятельность человека – это «совокупность, цепь сменяющих друг друга доминант, которые направляют его активность». Эти доминанты могут быть осознаваемыми и неосознаваемыми, сильными и менее выраженными, ситуативными и долговременными. Отсюда исследователь делает вывод, что доминанты являются одним из важнейших механизмов самоуправления, «самопсихического, психогенного развития человека».

Ухтомский также обращал внимание на то, что возможно и надо управлять доминантами поведения и психического развития, для чего требуется поддерживать определенный вектор поведения либо определенную деятельность на данной высоте, что достигается за счет воспитания данной доминанты.

В социологии принято трактовать позицию как точку зрения, мнение по какому-либо вопросу. Это также может быть определенная оценка факта, события либо устойчивая система отношений человека к деятельности, которая проявляется в соответствующем его поведении и поступках.

Так, американский социальный психолог Т. Шибутани считает позицию как положение, которое занимает личность по отношению к другим в некой социальной группе.

В свою очередь Д. Майерс термин «позиция» использует для изучения проблем социальной активности и коммуникации, поэтому позицию определяет, как «положение человека в социальной структуре».

На основании представленных выше определений можно выделить общее звено, которое заключается в том, что позиция личности мыслится как направленность и система отношений.

У каждого человека в процессе жизни в обществе формируется многомерная и многоуровневая система субъектно-личностных отношений «субъектное пространство». В данном случае субъективные отношения являются основой субъективного мира личности, а в процессе их развития формируется стиль поведения личности.

При этом отношения человека, которые включают в себя межличностное общение, являются тем потенциалом, который проявляется в сознательной активности избирательности переживаний и поступков человека, основанной на его индивидуальном и социальном опыте.

Так, В.Н. Мясищев в системе отношений человека выделяет несколько категорий:

  • отношение человека к самому себе;
  • отношение человека к людям;
  • отношение к предметам внешнего мира.

Отношения являются движущей силой личности, ее потенциалом, который определяет степени интереса, выраженности эмоций, напряжения желаний либо потребностей. Исследователь также отмечает, что человек будет тем полнее реализовывать свои возможности развития, чем больше окружающая среда требует от него инициативного действия и поощряет его инициативу.

Разумеется, что в процессе совместной деятельности осуществляется обмен индивидуальными качествами, происходит расширение спектра индивидуальных возможностей. Кроме того, совместная деятельность развивает различные способности личности, желание и умение соотносить свои цели и действия с целями действиями других людей.

К.А. Абульханова-Славская считает, что «умение мобилизовать активность не только в желаемом, но и в нужном направлении, проявить инициативу, решительность и дисциплинированность одновременно – качества, которые развивает совместная деятельность». При этом личностной основой совместной деятельности выступает комплекс «я-другие», отношение к себе и отношение к другим, а также отношение других ко мне.

В реальной практике общения регулярно возникают самые различные ситуации. К наиболее распространенным относятся:

  • автокоммуникация, под которой понимается осмысление индивидом своих целей и намерений, отбор средств, с помощью которых он конструирует сообщения, направляемые в адрес остальных членов сообщества;
  • общение одного индивида с другим;
  • общение индивида с неким коллективом (реально такая ситуация проявляется в форме попеременного диалога данного индивида с разными представителями коллектива);
  • общение одной группы с другой, в результате чего происходит попеременный диалог между разными членами каждой из групп.

Таким образом, можно констатировать, что внутренний мир субъекта состоит из личностных интрасмыслов, а расширение этого мира осуществляется через систему отношений, умений соотносить свои цели и действия с целями и действиями других людей.

Деятельность же, как и сознание, является способом реализации человеком своей человеческой сущности в мире. Это означает, что субъект обладает способностью к самостоятельности, самодетерминации (саморегуляции, самоорганизации) и самосовершенствованию.

С точки зрения А.Н. Леонтьева, многообразные деятельности субъекта, пересекаются между собой и связываются в узлы общественными отношениями, в которые он вступает. В результате данные узлы образуют иерархию «центр личности – Я». При этом «Я» располагается не в индивиде, а в его бытии.

В этой связи необходимо посмотреть на процесс коммуникации как на общение, своеобразный обмен (интеркоммуникацию) деятельностью и опытом, неким продуктом.

Современный психоанализ предлагает в качестве оппозиции категориям «деятельность», «орудие» категории «общение», «слово», что предполагает «прослеживание в собственной жизни реальности, неотделимой средствами физического исследования (внешнего наблюдения) от наблюдения сознательной жизни и смысла».

Следует отметить, что философия и психология всегда повышенное внимание обращали на проблематику процесса общения. Однако до сих пор не удалось достичь единства в толковании самого понятия «общение», его форм и механизмов.

Рассмотрение общения осуществляется с различных позиций. Так, с одной точки зрения, это особый способ существования индивида посредством связи с другими индивидами, как способ взаимоотношений между ними (такого подхода придерживается К.А. Абульханова-Славская).

Б.Ф. Ломов рассматривает общение как «взаимодействие общающихся сторон, при котором происходит обмен мнениями, информацией, опытом». С.Л. Рубинштейн предлагает считать общение совокупностью отношений к миру, к другим людям, к себе.

Г.М. Кучинский видит общение как внутренний диалог, своеобразную дискуссию с самим собой, а А.Р. Дурия считает ее «сочетанием внешней и внутренней речи».

Потребность человека в общении – это не просто потребность в получении внимания, потребность в самовыражении и самоутверждении, но это еще потребность в человечность, то есть личность «развивает способность «утверждать в другом человека», учитывать его интересы».

Так, Л.С. Выготский, К.А. Абульханова-Славская считают, что общение представляет собой какой-то «идеальный продукт взаимных усилий, который обнаруживается через позиции участников процесса общения, среди которых главной выделяют нравственную позицию».

Одно из ключевых условий успешного общения – это нахождение предметно-смыслового континуума, общего для данных субъектов («общего языка»). При этом «общий язык» или «один язык» мнений не сводится просто к одной позиции. В данном случае предполагается способность, желание и умение партнера по общению понять позицию другого участника процесса общения, при этом сохраняя свою.

М.М. Бахтин обращает внимание на то, что именно в диалогизме находится ключ к раскрытию сущности человека и его индивидуальности. Так, в своих работах он пишет, что «все, до меня касающееся, приходит в мое сознание, начиная с моего имени, из внешнего мира через уста других, с их интонацией, в их эмоционально-ценностной тональности; я осознаю себя первоначально через других, от них я получаю слова, формы, тональность для получения первоначального представления о себе самом».

При дальнейшем развертывании представлений о коммуникативных взаимоотношениях необходимо обратиться к вопросу о построении субъективных семантических пространств. Эти пространства являются средством самосознания человека и общества, рефлексии ими собственных проблем, в результате чего происходит расширение сознания субъекта, и как следствие – расширение спектра возможностей.

Это означает, что субъективные семантические пространства – возможные формы реализации, оказания помощи людям в движении личностного становления или становления группы, коллектива, социума. Так, Б.С. Братусь указывает, что «вокруг каждого человека, его деятельности и миропонимания возникает особое «смысловое силовое поле», которое позволяет активно присваивать, формировать те или иные позиции и смысловые содержания, а также активно отдавать, проникать, влиять на ценностно-смысловые уровни других людей».

По мнению А.Н. Леонтьева, в окружающем человека мира существует особое социальное измерение, которое создается совокупной деятельностью человека, т.н. поле значений. Данное поле значений «каждый индивид находит как вне его существующее - им воспринимаемое, усваиваемое, поэтому также как то, что входит в его образ мира»,

С точки зрения В.И. Слободчикова, «картина мира субъекта раскрывается также через процесс становления самого субъекта в культурно-историческом контексте, иными словами «культурно-историческая обусловленность процесса развития субъектности, внутреннего мира человека, позволяет вводить исторический контекст в сам «текст» этого процесса, в его содержание и способ организации».

В итоге можно сделать вывод, что в процессе успешного и эффективного общения человека как с самим собой, так и другими людьми, возникает интерсубъективное смысловое поле, а его основу составляет интерсубъективная позиция личности. Эту позицию личности можно представить, как совокупность трех позиций:

  • интрапозиции;
  • интерпозиции;
  • социокультурной.

Благодаря интрапозиции субъект через личностное самосовершенствование, через внутренний диалог с самим собой (автокоммуникацию) приходит к осознанию своего уникального предназначения.

За счет интерпозиции и через активное взаимоотношение с другими людьми в процессе общения (интеркоммуникацию) субъект выстраивает партнерские взаимоотношения и дополняет представление о себе и своем месте в жизни.

Социокультурная позиция субъекта необходима для взаимодействия человека с культурой, историей, социумом. Ее выражение осуществляется в стремлении к социально значимой самореализации и созиданию окружающего мира.

Список литературы:

  1. Абульханова-Славская К.А. Психология и сознание личности (проблемы методологии, теории и исследования реальной личности). Избр. психол. труды [Текст] / К.А. Абульханова-Славская. - М.-Воронеж,1999.
  2. Алексеев П.В., Панин А.В. Философия [Текст]: учеб. / П.В. Алексеев, А.В. Панин. - 3-е изд., перераб. и доп. - М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2005.
  3. Ананьев Б.Г. Психология и проблемы человекознания [Текст] / Б.Г.Ананьев. - Москва-Воронеж. 1996.
  4. Андреева Г. М. Психология социального познания [Текст] /Г.М. Андреева. - М., 1997.
  5. Белкин А.С. Основы возрастной педагогики [Текст]: Учеб. пособие для студ. высш. пед. учеб, заведений / А.С. Белкин. - М.: Издательский центр «Академия», 2000.
  6. Берулава М.Н. Теория и практика гуманизации образования [Текст] / М.Н. Берулава. - М.., 2000.
  7. Бодалев А.А. Основы социально-психологической теории [Текст] / Ред.А. А. Бодалёв, А.Н. Сухов. М., 1995.
  8. Бурова О.Е. Закономерности и принципы формирования интерсубъективной позиции у старшеклассников [Текст] / О.Е. Бурова // Наука, образование и инновации: сборник статей Международной научно-практической конференции (15 октября 2016 г., Екатеринбург). В 3 ч. Ч.1/ - Екатеринбург: Аэтерна, 2016.
  9. Бурова О.Е. Саморазвитие личности как философский и психолого-педагогический феномен [Текст] / О.Е. Бурова // Психолого-педагогические проблемы личности и социального взаимодействия: материалы II международной научно-практической конференции 15-16 мая 2011 года. - Пенза - Шадринск - Ереван: Научно-издательский центр «Социосфера», 2011.
  10. Васильев Л.М. Современная лингвистическая семантика [Текст]: учебное пособие / Л.М. Васильев. - М.: Высшая школа, 1990.
  11. Горшкова В.В. Философия интерсубъективности в педагогическом сознании [Текст] / В.В. Горшкова // Современные проблемы науки и образования. -№ 3.- 2013
  12. Зимняя И.А. Педагогическая психология [Текст] / И.А. Зимняя. -Ростов-на-Дону: Феникс,1997.
  13. Карпов А.В. Психология рефлексивных механизмов деятельности [Текст]/ А.В. Карпов. - М.: Институт психологии РАН, 2004.
  14. Ковалева Т.М. Тьюторское сопровождение как управленческая технология. Технологии открытого образования [Текст]: Сборник научно-методических материалов / Т.М. Ковалёва. - М.: АПКиПРО, 2002.
  15. Колесникова И.А., Горчакова-Сибирская М.П. Педагогическое проектирование [Текст] / И.А. Колесникова, М.П. Горчакова-Сибирская. - М.: АСАБЕМА, 2005.
  16. Колеченко А.К. Энциклопедия педагогических технологий [Текст]: Пособие для преподавателей / А.К. Колеченко. - СПб.: КАРО, 2002.
  17. Коменский Я.А. Избранные педагогические сочинения [Текст]: В 2 т. / Я.А. Коменский - М.: Педагогика, 1982.
  18. Концепция долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 года утверждена распоряжением Правительства Российской Федерации от 17 ноября 2008 г. № 1662-р.
  19. Краткий психологический словарь [Текст]/ Под ред. А.В. Петровского, М.Г. Ярошевского. - М.: Политиздат, 1985.
  20. Кучинский Г.М. Психология внутреннего диалога [Текст] / Г.М. Кучинский. - Минск, 1988.
  21. Мясищев В.Н. Психология отношений [Текст] / В.Н. Мясищев. -Москва-Воронеж. 1995.
  22. Новиков, А.М. Основания педагогики [Текст] / А.М. Новикова. - М.: Эгвес, 2010
  23. Постановление правительства Российской Федерации «Об утверждении государственной программы Российской Федерации "Развитие образования" на 2013 - 2020 годы от 15 апреля 2014 № 295
  24. Распоряжение Правительства Российской Федерации от 29.05.2015 № 996-р «Об утверждении Стратегии развития воспитания в Российской Федерации на период до 2025 года»
  25. Современная западная социология: Словарь. - М.: Политиздат, 1990.
  26. Федеральный закон «Об образовании в Российской Федерации» от 29.12.2012 N 273-ФЗ (действующая редакция, 2016)
  27. Федеральный государственный образовательный стандарт среднего (полного) общего образования. Утверждён приказом Министерства образования и науки Российской Федерации от 17 мая 2012 г. № 413
  28. Якобсон, П.М. Психологические компоненты и критерии становления зрелой личности [Текст] / П.М. Якобсон //Психологический журнал, 1981, № 4. - С.142-147.
Бесплатно учителям.
Свидетельство СМИ.
Приз 150 000 руб. ежемесячно.
10 документов.