лучшедома
Беседа : «65-летие литературного объединения имени П. Васильева»

Беседа : «65-летие литературного объединения имени П. Васильева»

docx
11.03.2020

150.000₽ призовой фонд • 11 почетных документов • Свидетельство публикации в СМИ

Опубликовать материал

васильев.docx

Тема: «65-летие литературного объединения имени П. Васильева»

Цель: расширять знания о писателе и поэтах родного края и села.

Задачи: формировать чувства патриотизма, любви к родной земле, воспитывать уважение к своим корням; развивать познавательный интерес, интерес к истории и литературе родного края; прививать любовь к чтению.

 

Истинный Поэт всегда служит своему времени и является выразителем его идей, надежд и стремлений. Невозможно воссоздать образ поэта, осмыслить его творчество без событий того времени, в котором он жил, без людей, которые его окружали.

Трагизм и несправедливость судьбы творческого наследия П.Васильева заключалась в том, что при жизни ему не удалось опубликовать ни одной из своих поэтических книг, а потом после его гибели само имя и поэзия были вычеркнуты на долгие годы.

         Сколько мифов, слухов, сплетен и страхов связано с этим именем. Сколько разных людей 20-х, 30-х годов он успел за 27 лет жизни втянуть в орбиту своей судьбы, взвихрить, завертеть, увлечь и часто, подобно смерчу, оставить в смятении, улетев по непредсказуемой траектории дальше. Пока не погиб.

8 сентября 1906 года в уездном городе Степного края Павлодаре венчалась молодая пара – Николай Васильев и Глафира Ржанникова. Невеста сияла юной красотой, под стать ей был и жених – стройный красавец с пышной шевелюрой вьющихся, с медным отливом волос.

Красочные шумные свадьбы в Павлодаре были не в редкость. Эта же свадьба привлекала особое внимание обывателей. И на то были свои причины. Завидным женихом на всю округу был Николай Корнилович Васильев. Капиталами, правда, не ворочал, но похвально окончил учительскую семинарию, дипломированный учитель математики, значит, обеспечит семье безбедную жизнь, всегда будет в почете. Единственная дочь мелкого торговца Матвея Ржанникова – Глафира, с отличием закончила гимназию, была начитана, знала французский язык.

В метрических книгах Александро-Невской церкви для родившихся, браком сочетавшихся и умерших в 1909 году, которая хранится в Зайсанском филиале Восточно-Казахстанского облгосархива, имеется запись о рождении будущего поэта Павла Николаевича Васильева:

         «Месяц и день: рождения – 23 декабря 1909 года, крещения – 31 декабря. Имя родившегося – Павел. Звание, имя, отчество и фамилия родителей и какого вероисповедания – учитель Зайсанской приходской школы Николай Корнилович Васильев и законная жена его Глафира Матвеевна, оба провославные…»

 Долго в Зайсане семья не задержалась. В последующие годы Николай Корнилович заведовал школами в станице Сындыктавкой, в Атбасаре, в Петропавловске, Омске. В семье один за другим появились еще три сына – Борис, Виктор и Лев.

            Именно здесь и состоялись главные жизненные эстетические университеты                  Васильева. Одним из наставников мальчугана оказался дед Корнила, "могучий мужик, бахчевод, рыбак, лошадник...
Нередко дед отправлялся в аулы смотреть байгу, кок-пар, прихватывая с собой и любимца Пашу. Все было интересно и диковинно мальчику... В его памяти навсегда останутся степь, юрты.., конский топот, рокот домбры".

Нелегкой была эта кочевая жизнь, тем более, что строить ее приходилось в водовороте тех социальных катаклизмов, которые выпали на второе десятилетие века. Васильевы жили в Петропавловске, когда там развернулось кровавое противостояние красных и белых, в Омске, когда Верховный правитель России Колчак сделал его столицей. Николая Корниловича принудительно мобилизовали в белую армию и ему с великим трудом удалось вырваться из нее.

В 1920 году Н.К.Васильев добился направления в родной город. Здесь и прошло отрочество Павла, здесь он вступил в юность, отсюда шагнул к шумной славе.

Каким увидел Павлодар десятилетний мальчик? Очаровал и навсегда приворожил к себе мальчугана Иртыш:

Летом 1923 года для учащихся была организована поездка на пароходе вверх по Иртышу до озера Зайсан. Во время путешествия Павел вел дневник наблюдений, который стал одним из первых рукописных свидетельств раннего творчества поэта. 13-летний подросток писал в дневнике:

Запечатленные в дневнике картины наполнены детской восхищенностью.

«Духовное развитие поэта проходило в среде провинциального учительства, игравшего огромную роль в России. Учителя несли в народ не только грамоту, но и передовые идеи русской интеллигенции. Они были «универсалами» - учили детей, ставили спектакли, знакомили население с классической литературой и музыкой. Именно эта среда привила П.Васильеву любовь к искусству и поэзии».

О чем бы не писал П.Васильев в начале 20-х годов – о природе, любви, революции – лейтмотивом его творчества является образ песни. «Отзвуки живые», «напевы родные, знакомые» сливаются в безудержный песенный поток. Первые литературные опыты П.Васильева свидетельствуют о том, что «штудию стиха» он прошел в довольно раннем возрасте, и этим в какой-то степени объясняется феномен его поэзии.

Самостоятельная жизнь началась со странствий. После окончания школы в июне 1926 г. Павел Васильев покидает родительский дом и отправляется познавать мир. Около трех лет продолжались его "университеты", он пробует себя в увлекательных профессиях: то поступает на японское отделение факультета восточных языков Владивостокского университета, то работает матросом на шхуне, то каюром в тундре, то золотоискателем, то сплавщиком на лесной реке, то культработником, то сотрудником газеты... Вот уж кто мог бы повторить вслед за Пушкиным: "Путешествие нужно мне нравственно и физически!"

В июле 1927 г. Павел Васильев приехал, наконец, в Москву, чтобы осуществить свою давнюю мечту о специальном образовании. Но Литературный институт им. В. Брюсова был закрыт, и ему пришлось вернуться домой. И только в конце 1928 г. он вновь приехал в Москву и стал жить здесь постоянно.

Павел Васильев. "Широкошумное имя тридцатых годов!". Красивый, веселый, он становился центром внимания в любой среде. Он ворвался в столичную поэзию, как на разгоряченном коне, одних покоряя отвагой, других, дразня дерзостью. Васильев казался одним из тех, кто в далекой древности, в Элладе, заставил поверить в божественное происхождение поэзии. В февральском номере журнала "Новый мир" за 1930 г. появилось стихотворение Васильева "Ярмарка в Куяндах".

Павел Васильев внес в русскую поэзию особенный, небывалый до него регион - желтую казахскую степь с ее бескрайними просторами, с табунами лошадей, отарами овец, величественным Иртышом. С восхищенной сыновьей любовью он обращается к родной земле, к "реке просторной родины своей".

Поэзия Васильева так ярка и громка, что в первый момент ослепляет и оглушает. Какое буйство сияющих, неудержимых, неожиданных красок, какая симфоническая мощь! С какой силой воплощено в этих полных музыкой строках нелегкое счастье жить на золотой, на яростной прекрасной земле!

Знание казахского языка, обычаев, фольклора казахов позволили Васильеву создать цикл стихов от имени Мухана Башметова, выдав себя за переводчика. И это не просто стилизация: ему удалось перевоплотиться в народного сказителя, акына. Поэт не комментирует события со стороны, а по-настоящему живет в самом образе.

Однако весной 1932 года П.Васильев был арестован по так называемому «делу сибирских писателей». Это обстоятельство нарушило творческие планы поэта

         В 1933-1934 годах в печати появляются стихи П.Васильева: «Тройка», «Каменотес», «Анастасия», «Иртыш», «Одна ночь», «Автобиографические главы»…

Путь поэта к признанию был сложен. В условиях, которые способны довести до отчаяния самого сильного и стойкого человека, П.Васильев давал волю своей стихийно-необузданной натуре… Он ожесточался и нередко буянил, то замыкался и становился недоверчивым к людям. Чаще прежнего в адрес П.Васильева посыпались обвинения и упреки: «звериный индивидуалист», «кулацкий поэт», «заклятый враг советской власти». Даже доброе слово о васильевской поэзии, замолвленное в докладе Н.И.Бухарина на I съезде писателей, впоследствии было обращено против поэта.

          10 января 1935 года «Литературная газета» сообщала: Секретариат ССП рассмотрел материалы о дебоширстве и хулиганстве в общественном месте Павла Васильева и постановил за антиобщественные поступи и как не оправдавшего доверия литературной общественности, нарушившего обещание исправиться, данное А.М.Горькому, исключить Павла Васильева из членов Союза советских писателей. В 17 лет Павел написал:

Васильев был арестован 6 февраля 1937 года. В том же феврале, вскоре после ареста, было написано, вероятно, самое последнее его стихотворение:

Но увидеть «волчьи изумруды в нелюдимом, северном краю», пусть даже и «на беду», ему было не суждено. Как вспоминает Вялова: «Через четыре месяца я нашла его в Лефортовской тюрьме… Это было 15 июня 1937 года. Сказали, что следующая передача будет 16 июля. Я приехала в назначенный день. Дежурный сказал, что заключённый выбыл вчера, куда – неизвестно… На мой вопрос ответили: «Десять лет дальних лагерей без права переписки…»

Накануне, 15 июля 1937 года, в закрытом судебном заседании Военной коллегии Верховного суда СССР под председательством В.В. Ульриха, «без участия обвинения и защиты и без вызова свидетелей», состоялось скорое разбирательство дела, после чего поэт Васильев был расстрелян. Его обвинили ни много ни мало – в намерении лично убить Сталина. Судя по протоколам, обвиняемый признал себя виновным и в ходе следствия, и на суде.
             Павел Васильев погиб в возрасте 27 лет. Он был далеко не ангелом и совсем не героем, но всего лишь русским поэтом колоссального дарования.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


 

скачать по прямой ссылке
Заполните анкету и получите свидетельство финалиста.
Опубликуйте свои методические разработки в официальном издании.
Бесплатные материалы для классных часов и грамота организатора.
Друзья! Добро пожаловать на обновленный сайт «Знанио»!

Если у вас уже есть кабинет, вы можете войти в него, используя обычные данные.

Что-то не получается или не работает? Мы всегда на связи ;)