лучшедома
"Бои за Ленинград"

"Бои за Ленинград"

doc
14.03.2020

150.000₽ призовой фонд • 11 почетных документов • Свидетельство публикации в СМИ

Опубликовать материал

бои за ленинград - полный текст.doc

В январе 1944 года пробил час освобождения гатчинской земли от захватчиков. Перейдя в решительное наступление против сил 18-й немецкой армии, осаждавших Ленинград, наши войска прорвали вражескую оборону и двинулись на запад. Вечером 25 января 123-й стрелковый корпус 42-й армии подошел к северо-западной окраине Гатчины *, а соединения 117-го стрелкового корпуса Героя Советского Союза генерал-майора В.А. Трубачева начали штурм города с востока. Упорные уличные бои шли в течение всей ночи.

Утром 26 января 1944 года Гатчина была освобождена. К этому времени наши войска уже очистили от врага Красное Село, Пушкин, Павловск. 27 января стало днем полного освобождения Ленинграда от блокады. А полгода спустя, после разгрома нашими войсками финской армии, завершилась и битва за Ленинград, длившаяся свыше трех лет.

Только сейчас для нас начинают приоткрываться страницы подлинной истории войны. До сих пор мы не знаем самого главного – цены Победы. За послевоенные годы она выросла сначала с 7 до 20 миллионов, а затем до 28 миллионов человек. Видимо, и это не предел. Есть что-то кощунственное в подобном округлении потерь до какого-нибудь очередного миллиона, словно речь идет не о людских судьбах. Рано или поздно мы обязательно признаем, что войну выиграли количеством, неслыханным по массовости жертвоприношением.

Не имеет аналогов в новейшей истории и трагедия, постигшая Ленинград. За первый блокадный год в городе и его окрестностях голодная смерть унесла около 800 тысяч человеческих жизней. Подобного не пережил ни один европейский, ни один азиатский город. Не случайно сама память о постигшем ленинградцев бедствии на долгие годы оказалась под запретом. А сколько воинов армии и флота сложили головы в тяжелой битве за Ленинград, в боях за освобождение области. Один лишь Ленинградский фронт в 1944 году потерял 650 тысяч человек убитыми, ранеными и пропавшими без вести.

Гатчина в основном залечила свои тяжелые раны. Там, где гремели бои, высятся новые жилые дома, продолжается трудное восстановление Гатчинского дворца, других архитектурных сооружений. Вдоль бывших рубежей, на которых сражались защитники города, воздвигнуты памятники, установлены мемориальные доски. К ним приходят участники войны, их дети и внуки, гости города.

Продолжается поиск имен забытых героев, конкретизируются подробности минувших боев. Уточняются факты, связанные с обороной Красногвардейска (Гатчины), борьбой подпольщиков и партизан. Установлено общее количество отдельных пулеметно-артиллерийских батальонов, входивших в Красногвардейский и Слуцко-Колпинский укрепленные районы, выяснены многие неизвестные страницы их боевого пути 1.

Тем огорчительнее узнавать о случаях забвения памяти воинов, павших в боях за Родину. До сих пор не отмечены обелисками и стелами многие поля былых сражений. В лесах и болотах области ежегодно обнаруживаются все новые и новые непогребенные воинские останки. Растет количество заброшенных захоронений, сплошь и рядом братские могилы запахиваются, сносятся, сравниваются с землей. Горькой иронии полны известные всем слова: «Никто не забыт и ничто не забыто». Память о ратных и трудовых делах гатчинцев в военные годы должна быть навсегда сохранена в сердцах потомков.

 

А.П. Крюковских, доктор исторических наук.

II. На защиту Ленинграда

Воскресное утро 22 июня 1941 г. в Ленинграде выдалось ясным и солнечным. Оживленно было на его улицах, тысячи ленинградцев отправились на отдых в сады и парки города, многие выехали в пригороды. Около полудня вдруг ожили громадные рупоры уличных репродукторов, из которых послышались гулкие удары метронома. Через некоторое время репродукторы на улицах и площадях города и черные диски квартирных радиотрансляторов донесли до ленинградцев сообщение Советского правительства о нападении фашистской Германии на нашу страну. Тревожная весть всколыхнула все население города: люди собирались группами и в ожидании новых сообщений обсуждали случившееся, спешили к газетным киоскам. Многим казалось невероятным чудовищное вероломство гитлеровцев, нарушивших все соглашения с Советским государством и начавших войну без всякого предупреждения. Прервав свой воскресный отдых, тысячи ленинградцев устремились на предприятия и в учреждения, в районные комитеты партии и в военные комиссариаты. Сотни людей заполняли вагоны поездов, двигавшихся из дачных мест к Ленинграду.

С началом войны сразу же развернули большую организаторскую работу Областной и Городской комитеты партии. В Смольном, где они помещались, уже в ночь на 22 июня 1941 г. секретарь Ленинградского горкома ВКП(б) А. А. Кузнецов ознакомил ответственных партийных и советских работников Ленинграда с директивой народного комиссара обороны о возможном нападении 22—23 июня на СССР немецко-фашистских войск. Здесь же ранним утром 22 июня собравшиеся узнали о начале войны. Секретари районных комитетов партии тотчас направились в свои районы, чтобы вызвать работников предприятий и учреждений для принятия первых неотложных мер, связанных с новой тревожной обстановкой.20

22 июня под руководством партийных организаций состоялись многотысячные митинги и собрания трудящихся Ленинграда. В выступлениях ленинградцев была выражена готовность с оружием в руках встать на защиту социалистической Родины, самоотверженным трудом помочь Красной Армии в ее борьбе с гитлеровскими захватчиками. В резолюции митинга, состоявшегося на Судостроительном заводе им. А. А. Жданова 22 июня 1941 г., говорилось: «По первому зову партии и правительства мы сменим станок на винтовку, встанем в ряды Красной Армии, которая нанесет сокрушительный удар врагу... Мы отдаем себя в распоряжение партии и правительства и до последней капли крови будем бороться за нашу Родину».21 Такие же решения были приняты на Кировском заводе, заводе «Красный выборжец» и коллективами сотен других предприятий и учреждений Ленинграда.22

В час дня почти во всех цехах фабрики «Скороход» состоялись митинги и собрания. На них выступали старые производственники, женщины, молодежь, партийные активисты. На собрании рабочих закройного цеха старый коммунист, участник гражданской войны В. Смирнов сказал: «Я стар, нездоров, но готов хоть сейчас пойти на защиту Родины».23 Во второй половине дня на стыке смен состоялся и общефабричный митинг скороходовцев. В единодушно принятой резолюции его участники заявили: «Каждый из нас с настоящей минуты считает себя мобилизованным бойцом и готов выполнить любое задание Советского правительства. Каждый из нас, где бы он ни находился — на боевом или трудовом фронте, будет выполнять свой долг мужественно и самоотверженно, с доблестью и честью советского патриота».24

Митинги и собрания трудящихся Ленинграда показали их единство и сплоченность, беззаветную преданность делу социализма, твердую решимость и готовность защищать отечество от фашистских захватчиков.

22 июня 1941 г. в Ленинграде, как и в ряде других городов и областей страны, было введено военное положение. Все функции государственной власти в деле обороны, обеспечения порядка и безопасности передавались в этих местах военным советам или командованию войсковых соединений.

Хотя мобилизация военнообязанных, объявленная Указом Президиума Верховного Совета СССР, должна была начаться 23 июня, уже в 12 ч 30 мин 22 июня в районных военных комиссариатах появились первые добровольцы. Многие военнообязанные пришли в военкоматы, не ожидая повесток о призыве. В Октябрьский райвоенкомат Ленинграда сразу же после передачи сообщения Советского правительства о начале войны пришли одними из первых супруги И. С. и М. Н. Нестеровы, участник гражданской войны Л. Ф. Неронский, сандружинницы Н. Карелина, В. Иванова, В. Гвоздина, О. Куприянова и др. Все они обратились с просьбой направить их в Красную Армию.25

Мобилизация в Ленинграде прошла организованно и при высоком патриотическом подъеме населения. Как вспоминает бывший в это время военным комиссаром города Ф. Ф. Расторгуев, на мобилизационные пункты, развернутые военкоматами, только в первые два дня войны явились с повестками и без повесток около 100 тыс. ленинградцев, просивших направить их в действующую армию. Среди них были и старые питерские рабочие, участники гражданской войны, и молодежь, и представители всех слоев городского населения.26 Военные комиссариаты создали в каждом районе города по нескольку сборно-сдаточных мобилизационных пунктов. Они располагались в помещениях школ, клубов, домов культуры. Так, например, один из мобилизационных пунктов Кировского района помещался в Доме культуры им. Газа. Здесь же были оборудованы детские комнаты, почтовые отделения, столовые, буфеты. Деятельность мобилизационных пунктов проходила в сложных и напряженных условиях, поскольку аппарату военкоматов вскоре пришлось участвовать и в комплектовании армии народного ополчения и других добровольческих формирований.

Большой объем работы, а также вскрывшиеся в первые же дни недостатки в организации учета военнообязанных, контроля за вручением повесток, нераспорядительность отдельных работников приводили в ряде случаев к затягиванию мобилизационной работы, нарушению сроков мобилизации.27

Для оказания помощи мобилизационным пунктам были привлечены работники районных комитетов партии. Комсомольская организация послала сюда тысячи активистов. Московский РК ВЛКСМ выделял в помощь военкомату 500—600 человек в день для доставки повесток, дежурства на пунктах, сопровождения мобилизованных до вокзала, проведения агитационно-массовой и культурно-просветительной работы.28

Митинг на Металлическом заводе 22 июня 1941 г.Призывные комиссии, созданные в спешном порядке из представителей районных комитетов партии, районных Советов и военных комиссариатов, провели в первые дни войны колоссальную работу. Перед ними стояла задача не только провести мобилизацию военнообязанных запаса и вновь призываемых в армию, но и разобрать десятки тысяч заявлений добровольцев с просьбой послать их на фронт. Среди них были люди разных возрастов и профессий, оставшиеся в резерве и снятые с военного учета по болезни или по возрасту. В результате напряженной мобилизационной работы, значительная часть которой проводилась в первые дни войны, на фронт ушли тысячи ленинградцев. С 23 июня по 1 октября 1941 г. районными военными комиссариатами Ленинграда и их пунктами было мобилизовано несколько сот тысяч человек. Часть из них была направлена в добровольческие формирования, остальные — в Красную Армию.29

Введение военного положения и начавшаяся мобилизация военнообязанных явились лишь первыми мерами, которые круто повернули мирную жизнь города в новом направлении. Но в самом начале войны мало кто из ленинградцев представлял себе всю глубину опасности, нависшей над страной, над ее городом. Большинство рассчитывало на быстрый разгром немецко-фашистских войск и скорое окончание войны.

Запись добровольцев в Красную Армию. Июнь 1941 г.В этих условиях как нельзя более своевременной оказалась директива СНК СССР и ЦК ВКП(б) от 29 июня 1941 г., потребовавшая перестроить всю работу на военный лад. С каждым часом ухудшавшаяся обстановка на огромном фронте, в частности под Ленинградом, потребовала скорейшей организации всей жизни и работы города в соответствии с условиями военного времени.

Нужны были исключительная оперативность и маневренность в работе, быстрое и четкое выполнение принятых постановлений. В связи с этим 1 июля Областным и Городским комитетами ВКП(б) была создана Комиссия по вопросам обороны Ленинграда под председательством секретаря ЦК, Ленинградского ОК и ГК ВКП(б) А. А. Жданова. В ее состав вошли также секретари Горкома и Обкома А. А. Кузнецов и Т. Ф. Штыков, председатель Исполкома Ленинградского городского Совета депутатов трудящихся П. С. Попков и председатель Исполкома Областного Совета депутатов трудящихся Н. В. Соловьев. Эта комиссия, или «большая пятерка», обладавшая всей полнотой власти, по существу и решала наиболее важные вопросы, входившие в компетенцию городских и областных партийных и советских органов.30 Во всех районах города были также созданы «тройки» из руководящих работников райкомов партии, которые принимали оперативные решения, имевшие силу решений бюро райкома.

В этот же период была осуществлена перестройка работы Городского и районных Советов депутатов трудящихся. 1 июля 1941 г. Бюро Городского комитета партии приняло специальное постановление «О порядке разрешения вопросов текущего хозяйственного характера». В соответствии с этим постановлением из состава Исполнительного комитета Ленинградского городского Совета были выделены четыре руководящих работника (председатель Исполкома, два его заместителя, секретарь), которым поручалось оперативно рассматривать и решать все основные вопросы внутренней жизни города.31 «Обычно по ночам, — писал впоследствии Н. А. Манаков, который входил в эту «четверку» как заместитель председателя Ленгорисполкома, — ... рассматривали возникавшие за день злободневные вопросы и принимали решения, которые имели силу решений Исполкома Ленинградского Совета и проводились в жизнь немедленно».32 Тот же принцип руководства был распространен и на районные Советы депутатов трудящихся, крупные предприятия города, его комсомольскую организацию.

Перестройка деятельности партийных и советских органов Ленинграда сыграла важную роль в проведении ряда неотложных мер по обеспечению защиты города в первые месяцы Великой Отечественной войны. В числе этих мер одной из самых важных было создание частей народного ополчения и других добровольческих формирований в целях оказания непосредственной вооруженной помощи подразделениям Красной Армии, сражавшимся на подступах к Ленинграду.

Нападение немецко-фашистских захватчиков на Советский Союз вызвало широкую волну патриотического подъема советских людей, прокатившуюся по всей стране. С усложнением обстановки на северо-западном направлении и возрастанием угрозы Ленинграду трудящиеся города все острее ощущали необходимость принять непосредственное участие в боях с фашистами. «Тогда же, — вспоминает горвоенком Ф. Ф. Расторгуев о своей беседе с секретарем Ленинградского городского комитета партии А. А. Кузнецовым 23 июня 1941 г., — возник вопрос о возможности придать организованные формы всенародному массовому движению ленинградцев... А. А. Кузнецов обещал посоветоваться с А. А. Ждановым. На второй день войны я вместе с заведующим военным отделом Горкома И. А. Верхоглазом опять встретился с Кузнецовым. Обсудив создавшееся положение, решили одновременно с проведением плановой мобилизации начать формирование народного ополчения в духе традиций Отечественной войны 1812 г.».33

Инициатором создания народного ополчения в начале Великой Отечественной войны выступила партийная организация Ленинграда. 27 июня 1941 г. Городской комитет партии обратился к Главному командованию Красной Армии с просьбой разрешить сформировать из ленинградцев семь добровольческих дивизий.34 Такое разрешение было получено, и в тот же день Военный совет Северного фронта и Городской комитет партии приняли решение о создании в помощь кадровым частям Ленинградской армии народного ополчения. В конце июня были организованы Военный совет и штаб ЛАНО. Командующим армией был назначен генерал-майор А. И. Субботин, членами Военного совета — заведующий организационным отделом Горкома партии Л. М. Антюфеев, бригадный комиссар И. Д. Жмакин, горвоенком Ф. Ф. Расторгуев, начальником штаба — полковник М. Н. Никитин. 2 июля 1941 г. на первом заседании Военного совета между его членами были распределены обязанности по формированию ЛАНО.35

Во всех районах города с 30 июня началась непосредственная работа по созданию дивизий народного ополчения. С принятием решения о создании Ленинградской армии народного ополчения патриотический порыв ленинградцев стал обретать конкретные организационные формы. Тысячи людей обращались теперь в районные комиссии по формированию дивизий народного ополчения, в комиссии по отбору добровольцев на крупнейших предприятиях города.

В начале июля 1941 г. на многих заводах, фабриках, в учреждениях и учебных заведениях города проходили многотысячные митинги трудящихся. Славный рабочий класс трудового Ленинграда заявил о своей готовности с оружием в руках выступить на защиту родного города. В резолюции, принятой на цеховых митингах Кировского завода 2 июля 1941 г., говорилось: «По первому зову партии и правительства мы все как один пойдем помогать Красной Армии бить фашистских выродков. Создадим мощные добровольческие отряды по разгрому фашизма».36 В эти дни брались за оружие целые династии кадровых рабочих Ленинграда. Известная на Кировском заводе династия Промаховых отправила на войну многих своих представителей, а ее основатель Иван Алексеевич Промахов сражался в партизанском отряде. Шестеро Промаховых погибли в годы Отечественной войны. В ополчение были зачислены старый рабочий-скороходовец Н. Б. Байков и его сын Юрий, рабочие Кировского завода супруги А. А. и Д. М. Гагарины, железнодорожник С. Ф. Тимофеев и его жена А. И. Тимофеева, четверо братьев Сычевых — Алексей, Александр, Николай и Иван.37

Митинги, завершавшиеся принятием резолюций о создании народного ополчения и записью в его ряды, прошли на заводах Металлическом, Балтийском, «Большевик», «Красный выборжец» и сотнях других предприятий города.

В эти грозные дни с особой силой проявились и лучшие черты советской интеллигенции, вместе со всем народом поднявшейся на защиту Родины от гитлеровских захватчиков. Тысячи ученых, работников литературы и искусства, учителей и врачей подавали заявления, в которых содержалась просьба зачислить их в ряды народного ополчения.

Горячее стремление представителей всех слоев населения трудового Ленинграда принять активное участие в обороне города нашло свое выражение во все возраставшем потоке заявлений от желающих вступить в ополчение. Всего по Ленинграду было получено свыше 200 тыс. заявлений от трудящихся города, просивших направить их на фронт.38 Нужна была напряженная организаторская работа по отбору необходимого числа добровольцев и формированию боеспособных отрядов народного ополчения.

Перед комиссиями по отбору добровольцев, созданными в районах и на крупных предприятиях, стояла ответственная задача: в предельно сжатые сроки отобрать и направить в формируемые части годных для военной службы людей, учитывая при этом интересы производства. Многие из этих комиссий ввиду большого количества заявлений вынуждены были работать по 18—20 ч в сутки. Естественно, удовлетворить желание всех подавших заявления было невозможно. Многие из них, движимые самыми лучшими патриотическими побуждениями, ни по возрасту, ни по состоянию здоровья не могли быть направлены в ополчение; часть из подавших заявления нужна была для работы в оборонной промышленности и т. д. Поэтому там, где комиссии строго и продуманно подходили к вопросам отбора добровольцев, наблюдался значительный их отсев. Отбор добровольцев из числа подавших заявления проходил ускоренным темпом. С каждым днем количество отобранных в ополчение неуклонно увеличивалось. Если в первый день работы комиссий (30 июня) по Ленинграду было отобрано 10 890 добровольцев, то к 10 июля их было уже 110 тыс.39

Большинство ополченцев были рабочими Ленинграда. Значительная часть отобранных добровольцев состояла из представителей интеллигенции и студенчества, что особенно характерно для районов с большим количеством вузов и научно-исследовательских институтов — Василеостровского, Куйбышевского и др. В подразделениях ополченцев Василеостровского района, по свидетельству одного из них, старшего научного сотрудника Института этнографии АН СССР Л. И. Лаврова, было немала ученых, студентов. «Среди добровольцев, — вспоминал Лавров, — встречаю докторов наук: математика Линника, биолога Макарова, известного архитектора Воронина. Все они теперь младшие лейтенанты. Кроме того, здесь много кандидатов наук, младших научных сотрудников, аспирантов, инженеров, художников, музыкантов и студентов. Потомственные питерские рабочие сцементировали эту интеллигентскую массу в единый дружный боевой коллектив. Вместо официального армейского языка первое время здесь обращались друг к другу по имени и отчеству, а в приказах фигурировали: "пожалуйста", "прошу вас", "не откажите". В этом была какая-то своя непередаваемая прелесть, вытекавшая не из слабости дисциплины, а из простоты и задушевности отношений, установившихся в частях армии народного ополчения».40

В частях ЛАНО можно было увидеть лучших представителей трудовой интеллигенции Ленинграда: депутата Верховного Совета РСФСР, заслуженную учительницу республики М. В. Кропачеву, профессора университета К. Ф. Огородникова, кинорежиссера П. Арманда, музыканта Д. Шафрана и многих других. Было зачислено и немало девушек-сандружинниц, впоследствии проявивших настоящий героизм и спасших жизнь тысячам бойцов и командиров.

Коммунисты и комсомольцы Ленинграда шли в первых рядах патриотов, вступивших в народное ополчение. В ополчение вступило около 20 тыс. коммунистов и 18 тыс. комсомольцев. Дивизии, истребительные полки, артиллерийско-пулеметные батальоны, сформированные из добровольцев Ленинграда, имели в своем составе от 20 до 46% коммунистов и комсомольцев.41

Обстановка на фронте требовала ускоренного комплектования хотя бы нескольких дивизий для приостановки наступления противника. В связи с этим пришлось отказаться от принятого ранее плана формирования районных дивизий, поскольку это требовало более длительного времени, и перейти к форсированной подготовке нескольких ополченческих частей. 4 июля 1941 г. Военный совет ЛАНО, «учитывая недостаточное количество состава для сформирования дивизий в пределах одного района и необходимость ускорения формирования соединений», принял решение о спешном комплектовании первых трех дивизий народного ополчения и отправке их на Лужский оборонительный рубеж. Кроме того, было решено сформировать 14 артиллерийско-пулеметных батальонов для обороны Лужского рубежа и Южного пояса укрепленных районов.42

Первые три дивизии народного ополчения Ленинграда были сформированы в исключительно короткий срок. 1-я дивизия народного ополчения комплектовалась в основном из трудящихся Кировского района. На крупнейшем предприятии района — прославленном Кировском заводе — уже в первые дни войны было подано свыше 15 тыс. заявлений с просьбой о зачислении в районную дивизию народного ополчения. Это позволяло сформировать из кировцев два стрелковых полка, артиллерийскую и танковую части дивизии. Однако поступить так — значило бы лишить завод многих квалифицированных рабочих, необходимых для выпуска оборонной продукции. Поэтому по указанию Городского комитета партии было решено ограничиться комплектованием из рабочих и служащих Кировского завода 1-го стрелкового и артиллерийского полков дивизии, а также медсанбата. 2-й стрелковый полк сформировал коллектив Судостроительного завода им. А. А. Жданова, 3-й состоял главным образом из трудящихся Дзержинского района. Командиры и комиссары многих подразделений дивизии подбирались также из работников предприятий, комплектовавших часть. 5 июля 1941 г. части дивизии были переведены на казарменное положение и приступили к боевой подготовке. Одновременно осуществлялось организационное укрепление дивизии. 10 июля формирование 1-й дивизии народного ополчения закончилось. Командиром этой дивизии в августе 1941 г. был назначен полковник А. Г. Родин, заместителем по политчасти — полковой комиссар В. Костриков, начальником политотдела — Д. А. Подрезов. Дивизия состояла из трех стрелковых, одного артиллерийского полков, разведывательного и саперного батальонов, батальона связи, медсанбата. Первому стрелковому полку сформированной дивизии было торжественно вручено боевое Красное знамя Кировского завода. Перед отправкой дивизии на фронт к бойцам-кировцам и всем воинам народного ополчения обратились с наказом старейшие производственники Кировского завода: «Будьте стойкими и храбрыми в бою, умножайте славные традиции питерских рабочих, будьте достойными сынами великого города Ленина! Не жалейте жизни своей в боях за свободу, за честь, за Родину»!43 Выгрузившись 11 июля на ст. Батецкой, бойцы 1-й дивизии народного ополчения заняли оборону на одном из участков Лужского рубежа и вскоре вступили в кровопролитные бои с превосходящими силами противника.

В это же время происходило формирование 2-й (Московской) и 3-й (Фрунзенской) дивизий народного ополчения Ленинграда. 2-я дивизия народного ополчения комплектовалась в Московском районе. 1-й стрелковый полк дивизии состоял в основном из рабочих завода «Электросила», 2-й — из рабочих фабрик «Скороход», «Пролетарская победа» № 1 и № 2, 3-й — из добровольцев Ленинского, Куйбышевского и Московского районов. В артиллерийский полк, формировавшийся на территории Ленинградского мясокомбината им. С. М. Кирова, влились работники этого предприятия, а также студенты Авиационного института и учащиеся Авиационного техникума. Политсостав дивизии был укомплектован работниками районных и городских партийных и советских организаций. Командиром дивизии был назначен Герой Советского Союза полковник Н. С. Угрюмов, заместителем командира по политчасти — П. Т. Тихонов, начальником политотдела — Г. С. Красовский. 12 июля 1941 г. формирование дивизии закончилось. На следующий день она отбыла из Ленинграда. 14 июля со ст. Веймарн части дивизии направились на Лужский оборонительный рубеж.

К этому времени было закончено формирование и 3-й дивизии народного ополчения, скомплектованной в Основном из трудящихся Фрунзенского и частично Выборгского районов. В ночь на 15 июля части дивизии выступили походным маршем на фронт, пройдя в первый день 25 км и вскоре достигнув Кингисеппа.44 В конце июля основные силы дивизии (два стрелковых и артиллерийский полки) были переброшены к финской границе и заняли оборону по р. Тулоксе.

Несколько позднее по приказу Военного совета ЛАНО была сформирована 4-я легкострелковая дивизия народного ополчения. Командиром дивизии стал полковник П. И. Радыгин, комиссаром — старший батальонный комиссар И. А. Степанов. Комплектование дивизии завершилось 22 июля. По своему вооружению и численному составу она представляла собой дивизию облегченного типа. В основу комплектования были взяты три истребительных полка, сформированных ранее в Дзержинском и Куйбышевском районах города. 22 июля 1941 г. дивизия заняла один из участков обороны вдоль границы Эстонской ССР.45

Одновременно с формированием первых дивизий народного ополчения проводилась работа по комплектованию 14 артиллерийско-пулеметных батальонов для выдвижения их на дальние и ближние подступы к Ленинграду. Батальоны в отличие от дивизий формировались из ополченцев одного района и нередко целиком на крупнейших предприятиях города из числа наиболее подготовленных к военной службе добровольцев. Личный состав каждого из батальонов был равен примерно тысяче человек, общая численность всех 14 артиллерийско-пулеметных батальонов составила свыше 14 тыс. человек.46

Во второй половине июля 1941 г. немецко-фашистские войска, встретив сопротивление на Лужском оборонительном рубеже, начали перегруппировку сил для прорыва линии обороны наших частей и выхода на ближние подступы к Ленинграду. В этот период было необходимо пополнить части Северного фронта новыми формированиями, чтобы всеми средствами воспрепятствовать готовящемуся наступлению немецких армий на Ленинград. Поэтому Военный совет ЛАНО 18 июля 1941 г. отдает приказ о сформировании 1-й и 2-й Гвардейских дивизий народного ополчения из подразделений, скомплектованных в разных районах города. 24 июля следует приказ Военного совета ЛАНО о формировании 3-й Гвардейской дивизии народного ополчения, а 27 июля — 4-й Гвардейской дивизии народного ополчения. Наименование «гвардейские» этим дивизиям, комплектовавшимся подлинной гвардией рабочего класса Ленинграда, было дано по предложению К. Е. Ворошилова и А. А. Жданова. Формирование гвардейских дивизий народного ополчения заняло несколько больше времени, чем организация первых четырех дивизий.

Формирование 1-й Гвардейской дивизии народного ополчения было начато 20 июля 1941 г. Дивизия комплектовалась в основном из ополченцев Невского и Куйбышевского районов с включением в нее отдельных подразделений из других районов города. 27 июля 1941 г. дивизия была выведена из Ленинграда и дислоцирована в районе Красное Село-Пушкин, где личный состав вел заградительно-оборонительные работы и занимался военной подготовкой в полевых условиях. В этот же период происходило довооружение дивизии и ее оснащение. 11 августа 1941 г. части дивизии несколькими эшелонами были переброшены на ст. Волосово, где начали развертываться для занятия боевого рубежа.

5 августа закончилось формирование 2-й Гвардейской дивизии из трудящихся Свердловского и других районов, и она вышла в район Слуцка (Павловска) для прохождения боевой подготовки. 17 августа дивизия была переброшена в Красногвардейский укрепленный район, где и заняла оборонительные позиции.

3-я Гвардейская дивизия народного ополчения формировалась в Петроградском районе с включением в ее состав подразделений из других районов. В начале августа дивизия была направлена в район Красного Села, где проходила боевую подготовку. С 17 по 19 августа 3-я Гвардейская дивизия под командованием полковника В. И. Котельникова и военкома Д. И. Сурвилло занимала рубеж обороны в районе Старого Петергофа, Ропши и Кипени, прикрывая Ленинград с запада.47

Формировавшаяся примерно в те же сроки 4-я Гвардейская дивизия народного ополчения сначала была переведена на положение запасной и явилась источником пополнения для других добровольческих частей. Позднее она была пополнена, переформирована и, получив название 5-й дивизии народного ополчения, переброшена на оборонительные рубежи под Пулковом. В составе этой дивизии насчитывалось много добровольцев Выборгской стороны, в их числе секретарь Выборгского РК ВКП(б) Н. А. Смирнов, павший смертью храбрых на Пулковских высотах.48

1 сентября 1941 г. командование Ленинградского фронта приняло решение сформировать еще две дивизии народного ополчения: одну — в Октябрьском и Ленинском районах, другую — в Дзержинском и Куйбышевском. Комплектование предполагалось осуществить на базе создаваемых в то время рабочих батальонов; народного ополчения и частично партизанских отрядов. К середине сентября закончилось формирование 6-й дивизии народного ополчения, которая заняла оборону на участке от Мясокомбината до с. Рыбацкого. Командиром дивизии был назначен К. А. Антонов, комиссаром — А. А. Булышкин. В конце месяца вышла на фронт и заняла оборонительные позиции в районе Автова 7-я дивизия народного ополчения под командованием полковника И. С. Кузнецова и комиссара Ф. В. Конончука.49 Этим закончилась работа Военного совета и штаба ЛАНО по формированию частей народного ополчения.

Ополчение уходит на фронт. Сентябрь 1941 г.Моральное состояние ополченческих дивизий, сформированных исключительно из добровольцев, было высоким. Уже отмечалось, что в ополчение пришли лучшие люди Ленинграда. Подразделения были прочно сцементированы коммунистами и комсомольцами, составлявшими значительную часть личного состава. Вместе с тем поспешность, с которой создавались подразделения народного ополчения, отсутствие у организаторов необходимого опыта в комплектовании крупных воинских частей, ряд объективных причин, связанных с внезапным нападением противника и недостаточной подготовленностью страны к войне, — все это не могло не сказаться на качестве новых формирований.

Командный состав дивизий и подразделений народного ополчения был недостаточно подготовлен для руководства боевыми действиями. Кадровых командиров в частях народного ополчения было крайне мало. Подавляющее большинство командиров ополченческих частей пришло из запаса. Естественно, отсутствие опыта у них сказалось в первых же боях с противником.

Бойцы рабочего отряда получают оружие. Сентябрь 1941 г.Рядовой состав подразделений народного ополчения, комплектовавшихся в считанные дни, был также недостаточно обучен и подготовлен для участия в боях с кадровыми частями противника. В этом отношении показательны воспоминания Н. П. Еругина, находившегося на Пулковских высотах, в окопах одной из ополченческих частей в сентябре 1941 г.: «Сосед толкает меня и говорит: "Знаешь, я, брат, не знаю, как и стрелять-то. Покажи". Я беру обойму, открываю затвор и показываю, как послать патроны в магазинную коробку. Затем объясняю всю нехитрую механику стрельбы... Сосед удовлетворен, но спрашивает, как бросать гранату. Я снимаю гранату и начинаю ее рассматривать. Запалы у меня лежат в кармане. Тут и я несилен. Мы подходим к соседу слева от меня и спрашиваем, как бросать гранату. Он объяснил, мы поняли. Кажется, готовы к атаке».50 Кроме того, в частях народного ополчения не хватало некоторых видов вооружения и боевой техники. В период комплектования дивизий командование ЛАНО принимало все меры, чтобы повысить боеспособность ополченцев. В частях была организована напряженная военная учеба. Бойцы и командиры ополчения настойчиво занимались военным делом, стремясь овладеть хотя бы самыми элементарными навыками обращения с оружием и тактикой боевых действий.

Несмотря на существенные недостатки в подготовке частей народного ополчения, эти формирования сыграли свою роль и оказали большую помощь кадровым подразделениям Красной Армии в обороне города от немецко-фашистских захватчиков. 10 дивизий, 14 артиллерийско-пулеметных батальонов и 7 истребительных полков, созданных из ополченцев, дали фронту более 135 тыс. бойцов-добровольцев,51 значительно пополнивших ряды и усиливших обороноспособность войск северо-западного направления.

Характеризуя ход боевых действий в июле—августе 1941 г., командующий войсками Ленинградского фронта маршал Советского Союза Л. А. Говоров отмечал впоследствии, что наряду с кадровыми частями Красной Армии и Балтийского флота с «исключительным упорством, героизмом» сражались с врагом и бойцы народного ополчения.52

Помимо дивизий народного ополчения и артиллерийско-пулеметных батальонов в июле—августе 1941 г. создавались и другие формирования трудящихся Ленинграда — партизанские отряды, истребительные и рабочие батальоны.

Уже в первые дни войны в Ленинградском обкоме ВКП(б) была создана оперативная группа во главе с секретарем Обкома Г. X. Бумагиным для организации подпольных групп и партизанского движения во вражеском тылу. В этих же целях Обком партии направил в районы области около 70 коммунистов из Ленинграда для помощи местным партийным организациям в подготовке сопротивления оккупантам,53 но первые партизанские отряды и соединения были созданы в самом городе.

В июле—августе 1941 г. в Ленинграде формировались в основном два типа партизанских частей: партизанские или истребительные полки (крупные подразделения численностью до тысячи человек) и партизанские отряды в несколько десятков-бойцов. Партизанские полки комплектовались в основном на базе формировавшихся в районах дивизий народного ополчения или на основе истребительных батальонов НКВД. Всего было сформировано 10 партизанских полков.54 Из них 6 полков, скомплектованных в Куйбышевском, Дзержинском, Свердловском, Петроградском и некоторых других районах, были переброшены в тыл врага в первой половине июля. К началу августа во вражеском тылу уже действовали все 7 партизанских полков, сформированных в Ленинграде.55

В июле—августе 1941 г. во всех районах Ленинграда проводилось формирование партизанских отрядов. Уже к концу июня первые такие отряды были созданы в Октябрьском районе из студентов и преподавателей Института физкультуры им. П. Ф. Лесгафта.56 Такие же отряды создавались и в других вузах Ленинграда, а также на многих предприятиях города целиком из числа студентов того или иного учебного заведения или рабочих одного завода. Например, на Оптико-механическом заводе в июле 1941 г. был создан заводской партизанский отряд в 40 человек (из них 15 коммунистов и 12 комсомольцев) под командованием механика М. Я. Овчинникова, получивший боевое крещение у ст. Белоостров в августе—сентябре 1941 г.57

Всего по Ленинграду в этот период был сформирован 191 отряд. Однако не все эти отряды направлялись в тыл врага. На территорию, оккупированную противником, в основном в августе 1941 г. было переброшено лишь 67 партизанских отрядов общей численностью 2886 человек.58 Остальные отряды после переформирования вошли в состав истребительных батальонов или влились в гвардейские дивизии ЛАНО. В партизанские отряды отбирались наиболее подготовленные в военном и физическом отношении люди. Партийные и хозяйственные организации районов уделяли формированию этих отрядов особое внимание. Они хорошо оснащались, командиры и комиссары утверждались специальным решением бюро районных комитетов партии.

Большинство созданных в городе партизанских отрядов и партизанские полки не имели определенной базы в районах действия, они получали краткосрочные задания и по выполнении их пробирались в расположение наших частей, поэтому основная часть направленных в тыл врага партизанских отрядов вернулась в Ленинград и влилась в состав подразделений Ленинградского фронта.

С начала июля 1941 г. в Ленинграде происходило формирование истребительных батальонов. Боевой деятельностью этих частей руководил Народный комиссариат внутренних дел. При нем с первых же дней войны был создан штаб истребительных батальонов, который возглавлял генерал-майор Г. Петров.59 Истребительные батальоны Ленинграда также состояли из добровольцев, но в отличие от частей народного ополчения находились в распоряжении Управления НКВД по Ленинградской области и комплектовались в основном начальниками районных отделов милиции, которым непосредственно и подчинялись. Истребительные батальоны предназначались первоначально для борьбы с десантами противника, диверсантами и для охраны определенных участков того или иного района города. В Ленинграде и пригородах было создано около 90 истребительных батальонов общей численностью 19 тыс. человек, а вместе с батальонами, сформированными в области, их насчитывалось 168 с числом бойцов 36 тыс. человек.60 В каждом районе города создавалось несколько таких батальонов как по производственному принципу, так и из трудящихся разных предприятий.

Бойцы и командиры истребительных батальонов, большинство которых значительную часть времени работали на производстве, напряженно учились военному делу, готовились принимать участие в ликвидации парашютных десантов противника. День каждого из них, подчиненный суровому ритму жизни военного времени, был уплотнен до крайности. О постепенном превращении истребительного батальона в боеспособную часть можно судить по воспоминаниям рабочего Сестрорецкого завода им. С. Воскова Е. Г. Чемезова: «В этом нашем истребительном отряде было 590 человек. Мы собирались на берегу и там проводили занятия — военные и по МПВО. Инструктировали и обучали нас военные. Сперва мы занимались только несколько дней, потом занятия и подготовка проводились каждый день, а затем мы перешли на казарменное положение. 1-я, 2-я и 3-я роты составили батальон. Стычки и столкновения с противником 1-й и 2-й рот произошли на финском фронте».61

С усложнением в августе 1941 г. военной обстановки под Ленинградом большинство личного состава истребительных батальонов было использовано для формирования последних дивизий народного ополчения или же приняло непосредственное участие в оборонительных боях на ближних подступах к городу. В боях с немецко-фашистскими захватчиками отличились 1-й, 2-й, 4-й и 5-й истребительные батальоны Ленинграда, занимавшие по решению Военного совета фронта самостоятельные рубежи обороны на северном берегу Невы, где вели ожесточенные бои с августа 1941 г. по январь 1942 г. В полном составе ушли на фронт и упорно сражались в районе Чудова 73-й, 74-й и 75-й истребительные батальоны, сформированные в г. Колпино; в непрерывных боях сдерживали натиск противника под Петергофом 78-й и 79-й истребительные батальоны.62

В августе 1941 г. по заданию командования фронта в Ленинграде и пригородах было начато формирование рабочих батальонов. Рабочие батальоны создавались для охраны фабрик, заводов, учреждений и являлись одним из важных звеньев общей системы обороны города. Комплектование рабочих батальонов проходило по производственному принципу; в батальоны включались лица, проходившие военное обучение на предприятиях и в учреждениях. «Цех стал ротой, участок — взводом, бригада — отделением», — писал командир взвода одного из рабочих батальонов, мастер В. Андреев своим братьям на фронт.63 Кандидатуры на должность командиров и комиссаров батальонов утверждались специальной комиссией райкома партии. Комплектование рабочих батальонов было проведено повсеместно в очень короткий срок — с 19 по 21 августа. Всего в Ленинграде и пригородах было организовано 79 рабочих батальонов с общим числом бойцов свыше 40 тыс. человек. Однако напряженная обстановка под Ленинградом и новые мобилизации резервов привели к значительной убыли личного состава рабочих батальонов. Поэтому в сентябре 1941 г. из числа лиц, оставшихся в рабочих батальонах, были созданы мелкие рабочие отряды с общим числом 16 тыс. человек. Позднее, в ноябре 1941 г., эти отряды были сведены в 5 рабочих бригад.64 Некоторые рабочие батальоны, в особенности созданные в промышленных районах вблизи Ленинграда, были вынуждены вступить в активные боевые действия непосредственно у стен своих предприятий. Об этом хорошо говорят бесхитростные стихи 1941 г., посвященные рабочим Ижорского завода:

Они трудились здесь и жили,
Не расставались никогда
И на войну не уходили —
Война сама пришла сюда.65

Рабочий батальон Ижорского завода начал формироваться с 21 августа 1941 г. Командиром батальона был назначен участник войны с белофиннами, инженер, заместитель начальника отдела реконструкции завода Г. В. Водопьянов. В батальон пришли главным образом те работники заводского коллектива, которые имели в прошлом опыт обращения с пушками и пулеметами и соответственно умели хорошо стрелять из них. В конце августа немцы стали подходить к Колпину. Ижорский батальон совместно с вновь сформированными вооруженными группами, одну из которых возглавил председатель Колпинского райсовета А. В. Анисимов, на рассвете 29 августа вступил в бой с противником и сумел удержать свои рубежи. В сентябре все эти части были объединены в единый Ижорский рабочий батальон, который насчитывал 1100 человек, в том числе 340 коммунистов и комсомольцев.66

В составе всех видов добровольческих формирований, включая и собственно части народного ополчения, из Ленинграда на фронт ушло около 160 тыс. бойцов и командиров. С учетом же мобилизованных районными военными комиссариатами с 23 июня по 1 октября 1941 г. Ленинград дал фронту 431 тыс. человек.67 Значительную часть ушедших на фронт составляли коммунисты и комсомольцы города. За первые три месяца войны Ленинградская партийная организация направила на фронт по призыву и добровольно свыше 54 тыс. коммунистов. За это время партийные организации большинства районов города сократились почти наполовину.68

Высокий патриотический подъем и непосредственное участие ленинградцев в боях на подступах к городу сыграли важную роль в приостановке немецкого наступления на Ленинград. Как добровольческие формирования ленинградцев, так и части Красной Армии нуждались в постоянном пополнении свежими обученными резервами. Кроме того, положение Ленинграда, быстро ухудшавшееся с начала войны, обязывало позаботиться о массовом обучении его населения военному делу, чтобы в случае необходимости бросить на защиту города дополнительные силы. Поэтому еще до постановления Государственного Комитета Обороны о введении с 1 октября 1941 г. всеобщего обязательного военного обучения трудящихся Советского Союза 13 июля 1941 г. Бюро Ленинградского горкома партии приняло постановление о военном обучении всех мужчин в возрасте от 17 до 55 лет.69

Примерно с 24—26 июля 1941 г. во всех районах города начали проводить организованное военное обучение трудящихся. К 10 августа военное обучение проводилось в более чем 900 организациях города и охватывало свыше 100 тыс. человек.70 На фабрике «Скороход» было охвачено учебой свыше 90% всех мужчин. Неплохих результатов в военной учебе добился и коллектив Адмиралтейского завода. На Кировском заводе были созданы учебные группы танкистов и истребителей танков. Завод им. К. Маркса организовал обучение гранатометчиков и пулеметчиков, завод «Вулкан» — мотоциклистов, а фабрика «Красная заря» — связистов.

Военное обучение организовывалось не только на предприятиях и в учреждениях, но и по месту жительства граждан. Трудящиеся Ленинграда серьезно относились к военной учебе, понимая, что боевая подготовка населения является крупным вкладом в укрепление обороноспособности города. Характерно следующее письмо, напечатанное в газете «Ленинградская правда»: «Мы, жители Подольской и Серпуховской улиц, решили встать в боевой строй, научиться владеть винтовкой, пулеметом, гранатой. И мы этого добьемся. На днях в нашем квартале создан первый отряд самозащиты с полным боевым расчетом. Обучаться военному делу будет все население нашего участка... чтобы в нужную минуту сотни людей могли взять в руки оружие и беспощадно уничтожать озверелых фашистских бандитов».71

Рабочие завода им. К. Маркса изучают пулемет. Июль 1941 г.Несмотря на то что военное обучение в июле—августе 1941 г. проходило в очень сложных условиях и имело ряд недостатков, ленинградцы, посещавшие занятия на предприятиях и в учреждениях, дали фронту тысячи новых бойцов, боевая подготовка которых потребовала уже гораздо меньше времени, чем подготовка необученных резервов.

Непосредственное участие трудящихся Ленинграда в защите родного города от немецко-фашистских захватчиков нашло свое проявление не только в создании народного ополчения и других вооруженных добровольческих формирований. Большое значение для укрепления обороноспособности Ленинграда имело также строительство оборонительных сооружений на дальних и ближних подступах к городу и в самом городе, осуществляемое населением под руководством Ленинградской партийной организации в июле—сентябре 1941 г. К началу Великой Отечественной войны юго-западные подступы к Ленинграду были почти не укреплены, так как никто не считал реальным нападение противника с этого направления. Поэтому уже в ходе начавшейся войны, в конце июня 1941 г. Военный совет Северного фронта совместно с руководителями партийных и советских организаций Ленинграда и области разработал план строительства оборонительных сооружений вокруг города.

Предстояло в короткий срок проделать огромную работу, развернув строительство оборонительных сооружений на фронте протяженностью почти 900 км.72

Первое решение о привлечении граждан Ленинграда и пригородов к трудовой повинности было принято Исполнительным комитетом Ленинградского городского Совета депутатов трудящихся уже 27 июня 1941 г. Однако выявившийся вскоре громадный объем оборонительных работ потребовал дальнейших срочных мер по мобилизации тысяч ленинградцев на возведение рубежей обороны города. Исполкомы районных Советов организовали районные комиссии по проведению трудовой повинности. Они возглавили работу по учету и сбору лиц, мобилизуемых на строительство оборонительных укреплений. Для регулирования работы районных комиссий и распределения рабочей силы по объектам 13 июля была создана городская Комиссия по проведению трудовой повинности во главе с Н. А. Манаковым.

Ленинградцы на строительстве оборонительных укреплений. Июль 1941 г.Несколько позднее, 25 июля, Военный совет Северо-Западного направления и Ленинградский обком партии создали специальную Комиссию по оборонительным работам под председательством секретаря Городского комитета партии А. А. Кузнецова. Комиссия возглавила всю работу по возведению оборонительных сооружений вокруг Ленинграда.

Военно-инженерное руководство созданием оборонительных рубежей было поручено заместителю командующего Северным фронтом генерал-майору П. А. Зайцеву, командующему артиллерией фронта генерал-майору В. П. Свиридову и начальнику Инженерного управления фронта подполковнику Б. В. Бычевскому.

С первых дней июля началась массовая отправка ленинградцев на строительство укреплений на дальних и ближних подступах к городу. Основная тяжесть работы по учету подлежавших отправке на сооружение оборонительных укреплений, формированию эшелонов трудармейцев, снабжению их инструментами и организации труда легла на руководство предприятий и районные комиссии по трудовой повинности.

Отправка трудармейцев на оборонные работы производилась в основном поэшелонно. Трудящиеся разных предприятий формировались в эшелон, отправлявшийся в район строительства. Во главе отряда стояли начальник и комиссар эшелона, подбиравшиеся нередко из руководства тех предприятий, чьи работники выезжали на строительство. Начальником эшелона Василеостровского района, направленного в июле на строительство оборонительных рубежей в Красногвардейский район, был депутат Ленгорсовета, директор фабрики им. Урицкого В. Н. Румянцев. Отряд насчитывал около 2,5 тыс. человек.73 По прибытии в район строительства руководители эшелона получали от представителя военного командования участок оборонительной полосы и задание на возведение того или иного укрепления. На участке создавался штаб оборонной стройки, возглавлявшийся руководством эшелона.

Работа по формированию и отправке эшелонов на оборонительные рубежи велась во всех районах города крайне напряженно. Непрерывно все новые и новые отряды трудящихся вливались в многотысячную армию строителей укреплений. В этот период особенно большую роль сыграли коллективы предприятий легкой промышленности, которые не принимали непосредственного участия в выполнении заданий фронта по выпуску оборонной продукции. На строительстве укреплений под Лугой работало свыше 5 тыс. человек с Прядильно-ниточного комбината им. С. М. Кирова. Они соорудили 11-километровую линию обороны с противотанковым рвом. Обувная фабрика «Скороход» за полгода со времени начала войны направила на оборонные работы более 12 тыс. человек.74

Всего с июля по декабрь 1941 г. на строительстве оборонительных рубежей под Ленинградом работало свыше 475 тыс. человек.75 Среднесуточное количество трудармейцев на оборонном строительстве составило в 1941 г. свыше 133 тыс. человек.76 Как общее количество работавших на строительстве оборонительных рубежей, так и число трудармейцев, одновременно занятых на этой работе, следует считать очень высокими, если учесть, что трудовое население Ленинграда на 1 августа 1941 г. немногим превышало 1,5 млн. человек. При этом необходимо иметь в виду, что значительная часть трудящихся была занята на оборонном производстве, к тому же каждый день тысячи ленинградцев выбывали из города (уход на фронт, эвакуация и т. д.). В числе женщин, подлежащих трудовой повинности, почти 270 тыс. имели детей дошкольного возраста. В этих условиях отправка на оборонное строительство сотен тысяч ленинградцев явилась результатом напряженной организаторской работы партии и высокого патриотического подъема трудящихся города.

Строительство оборонительных сооружений под Ленинградом, проводившееся в столь широких размерах, служит ярким образцом массового трудового героизма населения города. Люди, работавшие на трассах оборонной стройки, опрокидывали привычные представления о человеческих возможностях, экономически обоснованных нормах и сроках строительства. По собственному почину десятки тысяч трудармейцев отказывались от обычного восьмичасового рабочего дня и трудились столько, сколько требовала обстановка на том или ином участке фронта оборонных работ. Всюду можно было видеть примеры героического труда. Инженер М. Басов, руководивший строительством одной из оборонных трасс, писал: «Я много строил за свою жизнь. Строил с опытными землекопами, каменщиками, бетонщиками. Но никогда не видел такого великого подъема, такой подлинной трудовой ярости».77 Массовым явлением стал отказ трудармейцев покинуть строительство и выехать на отдых в Ленинград. Беречь каждую минуту, отдать все силы строительству оборонительных сооружений — стало лозунгом десятков тысяч ленинградцев. Горячий отклик у строителей нашло письмо простой ленинградской женщины Анны Алексеевны Ивановой, в котором были выражены чувства многотысячной армии строителей укреплений: «Я хочу, чтобы каждая женщина на стройке поняла мою душу. Наше строительство — строительство для нас самих, для наших детей. Пусть здесь много будет пота, но зато меньше будет пролито крови наших сыновей, братьев, мужей. А для врага — здесь каждый шаг будет смертелен. Здесь враг не пройдет».78

Успешное строительство оборонительных сооружений вокруг Ленинграда и в самом городе во многом зависело от хорошей организации труда, развития социалистического соревнования среди трудармейцев.

На всех трассах оборонной стройки были созданы «сотни», бригады, звенья, получавшие конкретные задания. Повсеместно руководители штабов устанавливали ежедневные нормы выработки, проверяли и учитывали количество работы. Продуманно и организованно велись работы на участках Красногвардейского, Выборгского, Володарского районов. Здесь во главе бригад и «сотен» ставились умелые организаторы, были хорошо налажены питание и размещение людей, поддерживалась постоянная связь с районами, установлен четкий порядок выхода на работу и ухода с нее, введены меры поощрения особо отличившихся строителей.

На оборонных трассах строители участвовали в социалистическом соревновании. Соревнование между отдельными отрядами и бригадами вскоре переросло в соревнование районов и охватило все участки оборонных трасс. В конце июля 1941 г. трудармейцы Кировского района вызвали на соревнование трудящихся Московского района, которые приняли этот вызов, обязавшись трудиться так, чтобы «плодом... работы была погибель кровавых фашистских орд».79 В социалистическое соревнование включались трудящиеся всех других районов города.

Среди многочисленного коллектива строителей оборонительных сооружений были люди самых различных возрастов и профессий. Большинство трудармейцев составляли женщины, своим героическим трудом помогавшие превращать Ленинград в неприступную крепость. Тысячи женщин, работавших на оборонных трассах, проявили себя неутомимыми труженицами и хорошими организаторами. Героическим трудом прославили себя командир «сотни», секретарь комитета комсомола фабрики «КИМ» В. Дубинина, помощник мастера фабрики им. Желябова М. И. Волкова, штамповщица с Выборгской стороны Н. Морозова, возглавлявшая бригаду мужчин, занятых на самой тяжелой работе — валке леса, фрезеровщица К. Прохорова, бригадир М. Ильина, выполнявшая ежедневно две нормы и награжденная медалью «За боевые заслуги», работницы чулочно-трикотажной фабрики «Красное знамя» М. П. Павлова и Е. В. Бодунова, удостоенные высоких правительственных наград, и сотни других женщин.

Нередко женщины-строители оставляли на возведенных их руками оборонительных рубежах письма бойцам, которым предстояло их защищать. Закончив работу на одном из участков, пожилая работница Д. П. Калачева и ее дочь Люба оставили в патронном ящике в траншее письмо неизвестному красноармейцу: «Дорогой сынок! Дорогой наш защитник и друг! Для тебя мы вырыли эту траншею. Смотри, не дай прорваться врагам к Ленинграду. Вот тебе мой завет. Хоть ты не знаешь меня, а письмо мое прими. Родная мать скажет тебе то же, что и я: бей фашистов, сынок!» 80 Такие письма и самоотверженный труд ленинградских женщин на строительстве рубежей обороны удесятеряли силы защитников Ленинграда. Принимая один из участков обороны, бойцы и командиры А. Михайлов, М. Руденко, В. Меньшиков, В. Андреев и др. обратились ко всем строителям оборонительных сооружений города Ленина: «Заверяем вас, клятву даем, что огневых рубежей не оставим. Костьми ляжем, головы сложим, но не дадим гитлеровскому сапогу ступить на улицы и площади нашего священного города. До последнего вздоха будем защищать Ленинград».81

Среди тружеников оборонной стройки были пожилые рабочие и подростки, учащиеся ремесленных училищ. На разных участках строительства можно было встретить 66-летнего бетонщика А. Николаева, 65-летнего рабочего Н. Н. Бессонова, в свое время обратившегося с просьбой зачислить его в Красную Армию вместе с шестью сыновьями и двумя дочерьми, пожилого литейщика, участника обороны Петрограда в 1919 г. М. С. Лукьянова и многих других. Не отставали от них и школьники. В автобиографии ученика 7-го класса 239-й школы Ю. Булатова можно прочесть следующее: «... был набор на окопы. Я поехал добровольно. Под Петергофом рыли противотанковые рвы. Рыть приходилось тяжело, солнце пекло, за водой надо было ходить далеко. Спать приходилось кое-где. Я спал две ночи в баньке, а остальные в сене под открытым небом».82 В «Боевом сборнике» 367-й школы Московского района за 1941— 1942 гг. о работе на оборонительных рубежах группы учителей и школьников в августе 1941 г. записано: «Многим из нас нечасто приходилось заниматься физическим трудом — работать лопатой, ломом, киркой. Особенно трудно было учащимся. Но никто из нас и виду не показывал, что ему тяжело. Работали дружно, подбадривали друг друга. Душой всей нашей сотни был политрук, наш директор Я. М. Каменецкий. Он всегда умел подбодрить нас, а где надо, помочь и физически».83

На строительстве оборонительных рубежей было очень много студентов и представителей интеллигенции Ленинграда. 60-летний профессор университета П. М. Горшков выполнял до двух и более норм за смену.

На стройках трудились сотрудники научных учреждений, артисты ленинградских театров, архитекторы и художники.

Работа на строительстве оборонительных сооружений была сопряжена с большой опасностью, увеличивавшейся по мере усиления натиска противника. Все большее и большее число трудармейцев, особенно с августа 1941 г., работало в зонах артиллерийского обстрела, бомбардировок, в непосредственной близости от районов боевых действий. Нужны были непреклонная решимость, мужество, вера в победу, чтобы дисциплинированно и самоотверженно трудиться, преграждая путь врагу на каждой пяди советской земли. Нужна была нечеловеческая выносливость, чтобы совершать длительные пешие броски из одного района строительства в другой, нередко под угрозой окружения и захвата в плен. И все эти качества в полной мере проявили тысячи ленинградцев, простых советских людей, возводивших укрепления на подступах к городу. В воспоминаниях секретаря комитета комсомола фабрики «КИМ» В. И. Дубининой, которая была командиром «сотни» строителей, создававших оборонительный рубеж под Красногвардейском в августе 1941 г., говорится: «Фронт находился от нас в 4 километрах. Бои шли беспрерывно. Место нашей работы часто находилось под огнем. Первое время, когда то тут, то там разрывались снаряды и со свистом проносились мины, а кругом падали жертвы, многих эта обстановка потрясала. Но все же люди держались и сохраняли присутствие духа. Как только мы заканчивали какую-нибудь точку, военное командование сразу же их принимало и красноармейцы начинали устанавливать вооружение».84 Такими фактами изобиловали героические будни ленинградских строителей оборонительных сооружений. В августе и сентябре в районе Ленинграда стояла сырая, ветреная и холодная погода, часто шли дожди. В этих условиях сильно осложнялись земляные работы: тяжелый, глинистый грунт с трудом поддавался лопатам, на которые налипали комья. В противотанковые рвы, ходы сообщения, окопы, создаваемые строителями, набиралась вода, превращая грунт в жидкое месиво. Быстро снашивались и рвались мало приспособленные для такой работы одежда и обувь; часто не было возможности их просушить. К концу августа к этому добавились затруднения с продовольствием, недостаток которого уже начал ощущать Ленинград. При частых перебросках отрядов строителей с одной оборонной трассы на другую возникали неизбежные затруднения с организацией горячего питания и размещением людей в сколько-нибудь сносные помещения.

Важную роль в налаживании трудовой дисциплины, воспитании мужества и стойкости у строителей укреплений играла агитационно-пропагандистская работа. В июле-октябре 1941 г. на разных участках оборонного строительства работали тысячи агитаторов, сотни политруков, политорганизаторов, комиссаров эшелонов. Лекторий Городского комитета партии организовал рабочим оборонных трасс не менее 700 лекций и докладов. Периодически в районы строительства направлялись группы агитаторов Городского комитета партии. Одна из них, работавшая на кингисеппском направлении с 26 июля по 10 августа 1941 г., провела среди трудящихся более тысячи бесед и докладов, наладила выпуск боевых листков и стенгазет, читку газет, провела совещания по конкретным вопросам строительства.85 Нередко политработники в решительную минуту брали на себя руководство группами строителей.

Большое значение для проведения агитационно-массовой работы, мобилизации всех сил трудящихся на возведение укреплений имел выпуск ежедневной газеты «Ленинградская правда на оборонной стройке». Первый номер ее вышел в свет 28 июля 1941 г. В одном из номеров этой газеты было напечатано стихотворение-призыв О. Берггольц, воодушевлявшее строителей оборонительных рубежей:

А те, кто не призван в сраженья,
Кирки и лопаты возьмут
И грозным кольцом укреплений
Родной Ленинград обведут.86

Газета систематически освещала жизнь строителей оборонных трасс, пропагандировала ценный опыт отдельных бригад и участков, освещала ход социалистического соревнования, нещадно бичевала лодырей и дизертиров, нытиков и паникеров. В течение нескольких месяцев с начала войны, главным образом в июле—августе 1941 г., руками ленинградцев были сооружены сотни километров оборонительных рубежей. Особую роль приобретало создание Лужского рубежа обороны. Заболоченные берега р. Луги, затруднявшие движение танков и механизированных частей противника, обилие озер, небольших рек, лесов — все это вместе с искусственными сооружениями, построенными тысячами трудармейцев, создавало серьезную преграду для продвижения немецко-фашистских войск. Лужская оборонительная полоса создавалась под наблюдением подполковника А. Д. Цирлина — инженерного начальника лужской группы войск — и майора М. М. Зязина — начальника строительства.87

В процессе создания Лужской оборонительной полосы сказались недостаток опыта у строителей и спешность работы, вызывавшаяся ходом боевых действий. Не везде были созданы настоящие окопы, блиндажи, ходы сообщения, передний край в ряде мест не прикрывался проволочными заграждениями, оборудование позиций минами носило недостаточно продуманный характер. Однако, несмотря на эти недостатки, вполне объяснимые сложившимися условиями, Лужская оборонительная полоса сыграла значительную роль в обороне Ленинграда от наступавших войск противника.

В июле— августе 1941 г. в основном были сооружены оборонительные рубежи и на ближних подступах к городу. Поначалу почти все силы строителей направлялись на Лужский рубеж, но уже в двадцатых числах июля Военный совет Северного фронта принял решение о форсированном строительстве оборонительных сооружений и инженерных заграждений на Красносельском, Красногвардейском, Петергофском и Колпинском участках обороны.88

Напряженная работа организаторов оборонного строительства и героический труд сотен тысяч ленинградцев дали свои плоды: в исключительно короткий срок город был опоясан мощной системой противотанковых рвов и заграждений, окопов, дотов, дзотов, бронеколпаков, металлических ежей, надолб и т. д.

В этот же период велись значительные оборонительные работы в черте города, продолжавшиеся потом и в условиях блокированного Ленинграда.

Население Ленинграда проделало грандиозную работу по строительству укреплений на подступах к городу и в самом городе. Только в 1941 г. было отработано около 15 млн. человеко-дней. Громадный вклад в создание оборонительных рубежей внесли строительные организации города, насчитывавшие к началу войны свыше 133 тыс. человек. Только за первое полугодие Отечественной войны строительные тресты и монтажные организации, используя технику и механизмы, создали сотни разнообразных препятствий и оборудовали многочисленные долговременные огневые точки. На строительство оборонительных рубежей был направлен и коллектив Ленметростроя во главе со своим начальником И. Г. Зубковым. Отряд метростроевцев работал сначала на Карельском перешейке, а затем был переброшен под Кингисепп. Наиболее сложные сооружения — броневые доты, башенные установки и детали оборонительных систем — изготовлялись на заводах «Большевик», Судостроительном им. А. А. Жданова, Ижорском, Кировском, Балтийском и др.89

За самоотверженный труд на строительстве рубежей обороны многие трудящиеся Ленинграда были награждены орденами и медалями.90 В числе награжденных тружеников Василеостровского района находились помощник мастера фабрики им. А. И. Желябова М. И. Волкова, работница фабрики им. М. С. Урицкого М. П. Орлова и др.91

Силами ленинградцев были вырыты противотанковые рвы общей протяженностью 626 км, сооружены 406 км эскарпов и контрэскарпов, установлено около 50 тыс. надолб, 306 км лесных завалов, 35 км баррикад в городе, 635 км проволочных заграждений, 935 км ходов сообщений, 15 тыс. дотов и дзотов, 22 тыс. огневых точек в городе, 2300 командных и наблюдательных пунктов и т. д.92

Вся система оборонительных укреплений вокруг Ленинграда и на его территории, продолжавшая расширяться и совершенствоваться в период начавшейся блокады, имела громадное значение для успешной защиты города от немецко-фашистских захватчиков.

Патриотический подъем, проявленный населением Ленинграда, его моральная стойкость и беззаветная преданность Родине позволили двинуть на защиту города многочисленные добровольческие формирования, которые, хотя и ценой больших жертв, оказали существенную помощь войскам Красной Армии, оборонявшим Ленинград. Однако этим не исчерпывался громадный вклад населения в организацию вооруженного отпора врагу, рвавшемуся к городу Ленина. Мобилизация, всеобщее военное обучение, неутомимая организаторская деятельность местных советских и партийных органов, возглавлявших строительство оборонительных сооружений на подступах к городу, который к началу войны был по существу лишен всякого военно-инженерного прикрытия с южных направлений, также способствовали приостановке немецкого наступления на Ленинград. Высокий моральный дух, самоотверженность, мужество и дисциплинированность сотен тысяч ленинградцев позволили в короткий срок направить все людские и материальные ресурсы на оборону города. Наступавший враг встретил на своем пути десятки тысяч новых бойцов-добровольцев, мощные оборонительные укрепления и тружеников Ленинграда, непреклонных в своей решимости отстоять любимый город.

V. Начало блокады

С падением 8 сентября 1941 г. Шлиссельбурга Ленинград оказался блокированным с суши. С этого времени началась почти 900-дневная осада Ленинграда, которая потребовала напряжения всех моральных и физических сил его защитников. В блокированном городе осталось более 2 млн. 500 тыс. гражданского населения, в том числе свыше 100 тыс. беженцев из Прибалтики, Карелии и Ленинградской области. Среди оставшихся в блокированном Ленинграде было не менее 1 млн. 200 тыс. человек несамодеятельного населения, из них около 400 тыс. детей.215

С первых же дней блокады Ленинграда фашисты приступили к варварским обстрелам и бомбардировкам города. Первые снаряды противника разорвались 4 сентября 1941 г. на ст. Витебск—Сортировочная, заводах «Большевик», «Салолин», «Красный нефтяник». В сентябре 1941 г. тяжелая немецкая артиллерия вела огонь по городу из районов Стрельны, Красного Села, Урицка, Пушкина, пос. Володарского. Немецко-фашистские варвары стремились уничтожить хлебозаводы, электростанции, водопровод и тем самым парализовать жизнь в городе. Они не скрывали даже, что задачей этих обстрелов было «разрушение жилых зданий и истребление жителей Ленинграда».216 На их картах были отмечены такие «военные» объекты города, как его музеи, дворцы, школы, больницы. Эрмитаж был обозначен как объект № 9, Дворец пионеров — № 192, Институт охраны материнства и младенчества — № 708 и т. д.217

Артиллерийские обстрелы, начинавшиеся всегда внезапно, в самое различное время суток, особенно в часы начала или окончания работы, вызывали большие жертвы среди населения. Снаряды разрывались в переполненных трамваях, в очередях, в общественных местах, на улицах. Нельзя без боли и гнева читать материалы Ленинградской комиссии по расследованию злодеяний немецко-фашистских преступников, представленные ею на Нюрнбергский процесс. Вот только один из актов комиссии: «6 сентября 1941 г. снаряд разорвался на улице. На панели с распростертыми руками лежит убитая женщина. Рядом валяется корзина с продуктами. Деревянный забор скошен и обагрен кровью. На нем налипли куски размозженного человеческого тела, петли кишек, окровавленные осколки костей, куски мозга. На панели — разорванный пополам труп беременной женщины: виден труп почти доношенного младенца. Во дворе пять трупиков девочек в возрасте 5—7 лет. Они лежат полукругом, в том же порядке, как стояли тут до смерти, играя в мяч».218 Осенью 1941 г. в результате артиллерийских обстрелов в городе был убит 681 человек и 2268 ранены.219 Ленинградцы жили в постоянном нервном напряжении, обстрелы следовали один за другим. Только с 4 сентября по 30 ноября 1941 г. город обстреливался 272 раза общей продолжительностью 430 ч. Иногда население оставалось в бомбоубежищах сутками. Всего за период блокады по Ленинграду было выпущено около 150 тыс. снарядов.220 Огневая мощь артиллерии противника, пытавшегося обстрелами сломить сопротивление защитников осажденного города, была довольно значительной. Артиллерийская группировка немцев в районе Урицка, где линия фронта ближе всего подходила к Ленинграду, в начале блокады состояла из 4 артиллерийских полков, вооруженных 105- и 150-миллиметровыми орудиями. Позднее сюда были переброшены тяжелые орудия (203-и 210-миллиметрового калибра), дальность стрельбы из которых достигала 30—32 км.221

Действия немецкой артиллерии, обстреливавшей Ленинград, не оставались безнаказанными. Артиллерия Ленинградского фронта и Балтийского флота повела успешную контрбатарейную борьбу с противником, которая в период Великой Отечественной войны нигде не проходила в такой острой форме, как в битве под Ленинградом.222 Первыми в контрбатарейную борьбу с немцами вступили 101-й артиллерийский полк резерва Верховного Главнокомандования под командованием подполковника Н. Н. Жданова, тяжелые пушечные артиллерийские полки майоров Н. П. Витте и С. Г. Гнидина, огневые позиции которых располагались на южной окраине города, в районах Пулкова, Средней Рогатки, Автова. Большую помощь в организации контрбатарейной борьбы на Ленинградском фронте оказал генерал Н. Н. Воронов, находившийся осенью 1941 г. в Ленинграде как представитель Ставки Верховного Главнокомандования.

Осенью и зимой 1941/42 г. советская артиллерия вела эту борьбу в чрезвычайно трудных условиях: не хватало боеприпасов, средств артиллерийской инструментальной разведки, отсутствовала корректировочная авиация, орудия по дальности стрельбы в первое время уступали немецким. Поэтому вплоть до весны 1942 г. противодействие артиллерии противника носило оборонительный и вследствие этого недостаточно эффективный характер, хотя ответные удары советской артиллерии и ослабили боевую мощь врага.

Почти одновременно с артиллерийскими обстрелами начались бомбардировки Ленинграда вражеской авиацией. Острый недостаток в истребительной авиации, а также невысокие скоростные качества самолетов, осуществлявших противовоздушную оборону Ленинграда, позволили немецкой авиации получить осенью 1941 г. временное превосходство в воздухе. 6 сентября немецкие самолеты, прорвавшись к Ленинграду, подвергли массированной бомбардировке промышленные предприятия и жилые кварталы. 8 сентября на город было сброшено 6327 зажигательных и 48 фугасных бомб, в результате чего в различных районах вспыхнуло 183 пожара.223 Самый большой пожар в этот день возник на продовольственных складах им. А. Е. Бадаева. Ленинградцы, еще не привыкшие к воздушным налетам, были потрясены этим пожаром. Огромная туча дыма заволокла всю южную часть города и не рассеивалась в течение многих часов.

Жертвы варварских обстрелов. 1941 г.С этого времени воздушные налеты повторялись каждую ночь. Население не скоро привыкло к продолжительному и всегда тревожному вою сирены, предупреждавшему об очередной опасности с воздуха. В борьбе с последствиями налетов и обстрелов помимо пожарных команд участвовали объектовые и участковые команды МПВО, аварийно-восстановительные подразделения, дружины Красного Креста, десятки тысяч ленинградцев. В каждом районе города были оборудованы наблюдательные посты, на которых круглосуточно дежурили сотни бойцов МПВО. Получив сведения об очаге поражения, аварийные команды и дружины Общества Красного Креста устремлялись к горящим зданиям. Медицинские работники, преимущественно женщины, вместе с бойцами аварийных команд извлекали пострадавших из-под обломков. Дружинницы пробирались в самые опасные места, поднимались по полуразрушенным лестницам, рискуя жизнью, снимали с верхних этажей раненых. На боевом посту, спасая жизни ленинградцев, погибли комсомолки Лена Бучинская, Нина Голикова, Соня Михайлова, Тося Морозова, Оля Пастушенко и многие другие.

Неоценимую помощь в ликвидации последствий вражеских бомбардировок оказывали группы самозащиты жилых домов и команды МПВО на предприятиях и в учреждениях. С началом воздушной тревоги члены групп самозащиты занимали своп посты на крышах и чердаках домов, во дворах. Вооружившись лопатами и щипцами, они тушили зажигательные бомбы, проявляя при этом подлинную отвагу и героизм.

Осенью 1941 г. на Ленинград было совершено около 100 налетов и сброшено 64 930 зажигательных и 3055 фугасных бомб. Всего же за время блокады противник сбросил на Ленинград 102 520 зажигательных и 4643 фугасные бомбы,224 из чего видно, что наиболее интенсивные бомбардировки он совершал в первые месяцы осады города. Обстрелы и бомбежки изматывали людей психически и физически, нарушали работу предприятий, вызывали большие жертвы среди населения. В результате бомбежек и обстрелов за период блокады было убито 16 747 и ранено 33 782 мирных жителя Ленинграда.225 Эти жертвы были бы несравненно большими, если бы не исключительное мужество и мастерство советских артиллеристов и летчиков, оборонявших город Ленина.

Невский проспект после очередного налета вражеской авиации. Сентябрь 1941 г.Осажденный Ленинград встречал немецкую авиацию мощным огнем зенитных орудий и пулеметов. Сотни аэростатов, поднятых над городом, сковывали маневр и боевые действия немецких летчиков, которые, боясь запутаться в тросах аэростатов, не рисковали низко летать над городом. В сентябре 1941 г. совместными действиями нашей зенитной артиллерии и авиации были отражены налеты 2712 вражеских самолетов, из которых только 480 прорвались к Ленинграду, причем 272 были сбиты.226 В октябре 1941 г. немецкая авиация стала совершать налеты на высоте 5—7 км, что превышало потолок аэростатов заграждения и досягаемость луча прожектора. Зенитчики вынуждены были вести огонь только по звуку.

Защищая Ленинград от фашистских пиратов, советские летчики покрыли себя неувядаемой славой. В ночь на 5 ноября 1941 г. младший лейтенант коммунист А. Т. Севастьянов, участвуя в отражении налета немецкой авиации, совершил в ленинградском небе ночной воздушный таран, в результате которого сбил вражеский бомбардировщик. Под восторженные крики наблюдавших за боем бойцов команд МПВО пылающий самолет противника рухнул в Таврический сад.227

Огонь по самолетам противника.В своих попытках овладеть колыбелью Октябрьской революции немецко-фашистское командование использовало наряду с варварскими обстрелами и бомбардировками и такие коварные средства, как засылка шпионов и диверсантов, распространение листовок. С помощью мощных репродукторов, установленных на переднем крае, фашисты призывали ленинградцев прекратить «бессмысленное» сопротивление. Но все попытки разложить ряды защитников блокированного города потерпели крах. Те немногие вражеские агенты, которым удавалось проникнуть в Ленинград, обезвреживались органами государственной безопасности и милицией при активной помощи всего населения.228

В условиях осажденного Ленинграда во всей остроте встал ряд чрезвычайно сложных проблем, от решения которых зависела судьба обороны города, — обеспечение фронта вооружением, боеприпасами и обмундированием, организация работы промышленности, снабжение топливом, электроэнергией, сырьем и др.

Особенно трудным оказалось продовольственное обеспечение войск и населения города. К началу войны Ленинград не располагал значительными запасами продовольствия. Обладая высокоразвитой пищевой промышленностью, город не только обеспечивал свои потребности в продуктах питания, но и снабжал ими другие области. Ежесуточно сюда доставлялось много продовольственного сырья и вывозились готовые пищевые изделия. На 21 июня 1941 г. на ленинградских складах имелось муки, включая зерно, предназначенное для экспорта, на 52 дня, крупы — на 89, мяса — на 38, масла животного — на 47, масла растительного — на 29 дней. До начала блокады в город успели доставить свыше 60 тыс. т зерна, муки и крупы из Ярославской и Калининской областей, около 24 тыс. т зерна и муки из портов Латвии и Эстонии.229 Осада Ленинграда не позволила завезти в город картофель и овощи, всегда игравшие важную роль в питании населения.230

С начала войны расходование основных продуктов питания в Ленинграде не только не уменьшилось, но даже увеличилось: в городе скопилось много беженцев, производилась концентрация войск. Введение карточной системы также не привело к значительному уменьшению расходования продовольственных ресурсов, так как в городе продолжалась продажа продовольствия без карточек по повышенным ценам.231 Оставляла желать лучшего и организация хранения продовольствия. Зерно, мука, сахар были сосредоточены в двух-трех местах.

Осада Ленинграда поставила руководство обороной города перед суровой необходимостью более строгого и экономного расходования продовольствия. В последних числах августа, после потери железнодорожного сообщения со страной, был проведен учет продовольственных товаров и всех видов пищевого сырья на ленинградских складах и предприятиях. Работавшая в это время в Ленинграде Комиссия Центрального Комитета партии и Государственного Комитета Обороны направила в Москву конкретные предложения по обеспечению города продовольствием. 30 августа ГКО принял постановление «О транспортировке грузов для Ленинграда», которое предусматривало доставку в город продовольствия, вооружения, боеприпасов и горючего водным путем через Ладожское озеро. Было принято также решение о снижении хлебных норм в Ленинграде. Со 2 сентября рабочие и инженерно-технические работники получали 600 г хлеба, служащие — 400 г, иждивенцы и дети — 300 г.232

Продовольственное снабжение Ленинграда становится одной из важнейших государственных задач. ЦК ВКП(б) привлек к организации всенародной помощи блокированному городу ЦК компартий союзных республик, крайкомы и обкомы. Вопросами снабжения Ленинграда занимались заместители председателя СНК СССР Н. А. Вознесенский, А. Н. Косыгин, А. И. Микоян и другие видные деятели партии и государства.233

Проведенный 10 и 11 сентября повторный учет продуктов питания показал, что для обеспечения войск и населения в Ленинграде имелись запасы зерна, муки и сухарей на 35 сут, крупы и макарон — на 30, мяса и мясопродуктов — на 33, жиров — на 45, сахара и кондитерских изделий — на 60 сут.234 Положение становилось все более напряженным, и 11 сентября пришлось опять снизить нормы выдачи хлеба ленинградцам: до 500 г — рабочим и инженерно-техническим работникам, до 300 г — служащим и детям, до 250 г — иждивенцам.235 Были также снижены нормы выдачи крупы и мяса.

Контроль над распределением продуктов питания осуществляла специально созданная продовольственная комиссия, которую возглавил секретарь Горкома партии А. А. Кузнецов.236 Запасы продовольствия после пожара на Бадаевских складах237 были рассредоточены по всему городу. Была ликвидирована коммерческая торговля в магазинах, ресторанах и столовых, прекращено производство дива. Для выпечки хлеба стали использовать все сырьевые ресурсы, которые можно было смешивать с мукой. С 6 сентября хлеб выпекался с примесями ячменной и овсяной муки, затем с примесями отрубей, соевой муки и жмыхов, что резко снизило его питательные качества. В научно-исследовательских институтах и на предприятиях велись поиски пищевых заменителей.

Ученые предложили использовать для выпечки хлеба целлюлозу, известную ранее только как сырье для бумажных фабрик. Под руководством проф. В. И. Шаркова группа специалистов разработала технологию гидролиза целлюлозы для превращения ее в пищевой продукт. С конца ноября хлеб выпекался с добавлением пищевой целлюлозы, которой за годы блокады было выпущено около 16 тыс. т.238 Одновременно было организовано производство белковых дрожжей из древесного материала. Ленинградские предприятия стали выпускать колбасы, паштеты и студень из кишечного сырья, соевой муки и другого технического сырья.239 И все же запасы продуктов быстро таяли, и продовольственное положение осажденного города становилось все более угрожающим.

Центральный Комитет партии, Государственный Комитет Обороны и Советское правительство принимали все меры, чтобы обеспечить доставку продовольствия в осажденный Ленинград. Главная трудность состояла в том, что доставить грузы в Ленинград с момента его блокады можно было только водным и воздушным путями. Но берега Ладожского озера в то время не имели крупных портовых сооружений и причалов. Руководство работами по оборудованию портов на западном берегу Ладоги было возложено на адмирала И. С. Исакова, на восточном берегу — на генерала А. М. Шилова.240 Водные перевозки начались 12 сентября по маршруту Гостинополье—Новая Ладога—Осиновец. По железной дороге грузы доставлялись через Вологду, Череповец и Тихвин до Волхова, где переваливались на водную пристань Гостинополье. Моряки Ладожской военной флотилии и водники Северо-Западного речного пароходства, осуществлявшие эти перевозки, понимали, какая огромная ответственность возложена на них, и делали все возможное в их силах. Транспортировка грузов осложнялась недостатком судов, постоянными налетами вражеской авиации, частыми штормами на Ладоге, выводившими из строя баржи и буксирные пароходы. Тем не менее за время осенней навигации были доставлены в Ленинград тысячи тонн продовольствия, а также значительное количество боеприпасов, горючего и других грузов.

Чтобы облегчить продовольственное положение Ленинграда, для переброски грузов выделялись транспортные самолеты. Доставкой продовольствия вместе с Особой авиагруппой, созданной в конце июня 1941 г. для обслуживания Северного фронта, занималась Московская авиационная группа особого назначения, образованная из 30 московских экипажей гражданской авиации. Транспортировка продуктов питания осуществлялась с ближайших к Ленинграду аэродромов в Тихвине, Кушевере и Хвойной. Нашим самолетам приходилось вести постоянные сражения с немецкой авиацией.241 С сентября по декабрь 1941 г. благодаря героическим усилиям летчиков в блокированный город было доставлено свыше 6 тыс. т грузов, в том числе 4325 т высококалорийных продуктов питания и 1660 т боеприпасов и вооружения.242

Как ни велики были усилия, направленные на доставку в Ленинград продовольствия осенью 1941 г., они не могли обеспечить снабжение населения города и войск фронта даже по установленным нормам. С каждым днем продовольственные ресурсы сокращались, население и войска начали голодать, но положение было таково, что нормы выдачи продуктов питания приходилось сокращать еще больше. С 1 октября 1941 г. рабочим и инженерно-техническим работникам стали выдавать по 400 г хлеба в день, а остальным категориям населения — по 200 г.243 На Ленинград надвигался голод.

Не менее трудной оказалась для блокированного города проблема снабжения топливом. Накануне войны Ленинград расходовал в сутки 1700 вагонов топлива, главным образом привозного. С установлением блокады город лишился не только дальнепривозного топлива, но и большей части местного топлива, так как крупнейшие торфопредприятия и лесоразработки Ленинградской области остались на территории, занятой противником. Между тем потребность в топливе не уменьшилась, так как прибавились фронтовые расходы. Имевшихся на 1 сентября 1941 г. в Ленинграде нефтепродуктов могло хватить на 18—20 дней, каменного угля — на 75—80 дней. В октябре 1941 г. городские организации располагали всего полумесячным запасом топлива. Основными районами заготовки торфа и дров стали Всеволожский и Парголовский, куда в октябре 1941 г. были посланы тысячи ленинградцев, главным образом женщины и подростки. Голодные и неопытные люди, без теплой спецодежды и обуви заготовляли и отправляли в Ленинград до 200 вагонов торфа и дров в сутки.244 Но это не могло спасти промышленность и городское хозяйство от топливного голода. Планируя расходы дров на декабрь 1941 г., Исполком Ленгорсовета мог выделить для нужд почти 2,5 млн. жителей только 15 тыс. куб. м, хлебозаводам — 14 тыс., Ленэнерго — 40 тыс., предприятиям и учреждениям — 90 тыс. куб. м.245

Резко снизилась и выработка электроэнергии, которая стала теперь поступать только с городских электростанций, так как Волховская, Свирская, Дубровская и Раухиальская ГЭС, дававшие раньше городу основную часть электроэнергии, оказались за кольцом блокады. В октябре 1941 г. Ленинград получал электроэнергии в 3 раза меньше, чем в июне 1941 г.246 Были приняты самые жесткие меры по экономии электроэнергии. С ноября 1941 г. пользоваться электроосвещением разрешалось лишь ограниченному количеству партийных, советских и военных организаций и учреждений.

С запасами сырья для промышленных предприятий Ленинграда дело обстояло более благополучно. Благодаря принятым мерам по мобилизационному плану в городе еще имелось основное сырье, обеспечивающее выпуск оборонной продукции. Тем не менее установление блокады отразилось на снабжении производства стратегическим сырьем и необходимыми материалами, заставило искать заменители и выходить из затруднительного положения за счет использования внутренних ресурсов. В черте города были обнаружены кварцевые пески, которыми обеспечивалась вся литейная промышленность в период блокады. Были также найдены заменители огнеупорных и гидроизоляционных материалов. Для производства взрывчатых веществ стала применяться смесь селитры с древесными опилками.

В трудной обстановке осени 1941 г. главной задачей трудящихся осажденного города было снабжение фронта вооружением, боеприпасами, снаряжением и обмундированием.

Несмотря на эвакуацию ряда предприятий (а всего до 9 октября 1941 г. было частично или полностью эвакуировано 86 заводов и фабрик), мощность ленинградской промышленности оставалась значительной. В сентябре 1941 г. предприятия города выпустили более тысячи 76-миллиметровых пушек, свыше двух тысяч минометов, сотни противотанковых орудий и пулеметов и т. д.247 В сложнейших условиях осени 1941 г. в блокированном городе было изготовлено 39 реактивных минометных установок, на базе которых сформировался первый на Ленинградском фронте реактивный минометный полк.248

Блокада нарушила традиционные производственные связи промышленности города с заводами и фабриками других районов страны. Это привело к усилению внутригородского кооперирования и переводу предприятий на выпуск строго ограниченной номенклатуры продукции. Например, в совместном производстве полковых пушек участвовали 60 заводов, в изготовлении реактивных установок — 40 предприятий. Детали автоматов производились на 7 заводах, пулеметов и минометов — на 15. Изготовлением боеприпасов были заняты свыше 100 предприятий.249 Координацией работы фабрик и заводов занимался отдел промышленности Горкома партии, который возглавляли Я. Ф. Капустин и М. В. Басов.

Так работали ижорцы в 1941 г.Выпуск продукции для фронта затруднялся постоянными артиллерийскими обстрелами и бомбардировками. В особенно тяжелом положении оказались предприятия, расположенные в южной части города, всего в нескольких километрах от передней линии фронта. На заводе «Электросила» был сформирован, вооружен и переведен на казарменное положение рабочий полк, бойцы которого работали на производстве, а по окончании работы занимались военным делом. В середине сентября 1941 г. завод оказался в расположении второго эшелона войск Ленинградского фронта. На территории «Электросилы» строились дзоты, оборудовались огневые позиции артиллерии, стрелковые окопы и амбразуры. Все бойцы МПВО, инженерно-технические работники и квалифицированные рабочие были переведены на казарменное положение. Вражеская артиллерия и авиация обрушивали на завод один удар за другим. В таких же условиях работали и другие крупные предприятия осажденного города. Во время артиллерийских обстрелов и бомбежек работы прекращались, а рабочие рассредоточивались по укрытиям. На рабочих местах оставались лишь те, кто обслуживал котельные, литейные цеха, электростанции.

В течение осени 1941 г. 28 фабрик и заводов были перебазированы из районов, наиболее подвергавшихся опасности, в относительно спокойные северные районы города. Некоторые цехи Кировского завода разместились в производственных помещениях других предприятий. В целях бесперебойного снабжения фронта боеприпасами и вооружением были созданы заводы-дублеры.

Ленинградские рабочие делали все, чтобы дать фронту как можно больше боеприпасов и вооружения. Полуголодные, они иногда сутками не выходили из своих цехов, выполняя оборонные задания. «Мы трудились порой до изнеможения — вспоминает кузнец Кировского завода М. Серафимович. — Бывало, в глазах все потемнеет — и упадешь тут же, обессиленный. Товарищ подойдет, даст нюхнуть нашатырного спирту, отведет в столовую, там получишь немного чего-нибудь горячего — снова вроде бы ожил. Опять идешь в цех и становишься к своей ковочной машине».250 В начале октября рабочие Металлического завода выступили с призывом начать предоктябрьское социалистическое соревнование за досрочное выполнение оборонных планов.

Трудовой героизм ленинградцев и четкая организация работы оборонной промышленности позволили выпустить во втором полугодии 1941 г. 713 танков, 480 бронемашин, 58 бронепоездов, свыше 5 тыс. полковых и противотанковых пушек, около 10 тыс. минометов, свыше 3 млн. снарядов и мин, более 80 тыс. реактивных снарядов и авиабомб. Выпуск боеприпасов во втором полугодии 1941 г. увеличился по сравнению с первым полугодием 1941 г. в 10 раз. За этот же период было достроено 84 корабля разных классов и переоборудовано 186.251 Часть произведенной в блокированном Ленинграде военной продукции переправлялась воздушным путем советским войскам, оборонявшим Москву. Только в последнем квартале 1941 г. было отправлено более тысячи полковых пушек и минометов.252 «Спасибо ленинградцам за помощь москвичам в борьбе с кровожадными гитлеровцами», — телеграфировал в осажденный город командующий Западным фронтом генерал армии Г. К. Жуков.253

Рабочие ленинградских заводов отремонтировали сотни танков и артиллерийских орудий. Специальные бригады рабочих исправляли поврежденную технику прямо на поле боя. В этих условиях рабочим нередко приходилось принимать участие в боях.

Предприятия легкой промышленности снабжали войска Ленинградского фронта теплым обмундированием и бельем. Швейные, меховые, обувные фабрики и ряд других ленинградских предприятий изготовляли шинели, полушубки, валенки, шапки-ушанки, маскировочные халаты и т. д. По призыву рабочих фабрики «Пролетарская победа» в Ленинграде начался сбор теплых вещей для бойцов-фронтовиков. До наступления зимних холодов трудящиеся Ленинграда изготовили и собрали для советских воинов свыше 400 тыс. теплых вещей.254 Потребность фронта в зимнем обмундировании и других теплых вещах была удовлетворена.

В решении неотложных задач, вставших перед ленинградской промышленностью, активное участие приняли ученые. Вся научная работа проводилась в тесной связи с производством. Ее результаты немедленно находили свое воплощение в создании новых видов вооружения, боеприпасов, медикаментов и т. д. Для многих ученых научно-исследовательскими лабораториями стали передний край фронта, полигоны, боевые корабли, фабрики и заводы.

Специальная техническая комиссия оказала большую помощь предприятиям в освоении производства оборонной продукции, установила тесную связь с научными работниками, конструкторами, инженерами, изобретателями. С помощью ученых были внедрены в производство новые технологические процессы по литью снарядов и мин, по штамповке снарядных гильз. Усилиями комиссии техническая помощь была оказана 48 предприятиям города.

Виднейшие ученые-металлурги академики А. А. Байков, М. А. Павлов и др. создавали новые марки стали, искали пути уменьшения сроков плавки, разрабатывали методику получения новых сплавов, консультировали заводы по вопросам производства и обработки чугуна, стали и цветных металлов. Ученые Физико-технического института предложили новый теплостойкий материал с высокими электрическими качествами для изготовления высокочастотного кабеля.

Активную деятельность по оказанию помощи промышленности развернули ленинградские отделения всесоюзных научных инженерно-технических обществ. Бригады, созданные из видных специалистов науки и техники, решали вопросы автоматизации производства и усовершенствования технологических процессов, модернизации оборудования и многостаночного обслуживания, изыскивали заменители сырья и топлива. Многие ученые постоянно находились на предприятиях, помогая рабочим-изобретателям внедрять их предложения в практику.

Под руководством Ленинградской партийной организации рабочие, инженерно-технические работники и ученые сумели не только наладить производство вооружения и боеприпасов, но и приступить к созданию новой техники для фронта. При активном участии Комиссии по рассмотрению и реализации оборонных предложений и изобретений, действовавшей на протяжении всего периода блокады, было создано много новых приборов и различных образцов новой техники.255

Трудности нормального снабжения войск Ленинградского фронта боеприпасами вызывали острую необходимость в создании суррогатных взрывчатых веществ. В результате многочисленных опытов группе научных работников Горного института во главе с проф. А. Н. Кузнецовым удалось получить взрывчатое вещество, изготовленное в Ленинграде из местного сырья. Это изобретение отмечено Государственной премией.256 Созданием новых видов взрывчатки занимались и другие институты. Только за первый год войны Охтинский химкомбинат применил для производства боеприпасов 13 заменителей.257

Лаборатории и производственные мастерские научно-исследовательских институтов и вузов получали оборонные задания наравне с промышленными предприятиями. В мастерских Университета, Политехнического института, Педагогического института им. А. И. Герцена, Текстильного института и др. конструировались и изготовлялись новые виды боеприпасов, запалы для гранат, в Институте точной механики и оптики был налажен выпуск прицелов для зенитных установок.

Крупнейшие ученые Ленинграда до последнего момента продолжали работать в блокированном городе. В октябре 1941 г. в Ленинграде трудились 12 академиков и 15 членов-корреспондентов Академии наук СССР. Академики С. А. Жебелев и А. А. Ухтомский, несмотря на неоднократные предложения выехать из Ленинграда, отказались покинуть осажденный город; только после правительственного распоряжения эвакуировались академики И. И. Мещанинов и Л. А. Орбели; лишь в декабре 1941 г., после седьмого предложения эвакуироваться из Ленинграда, согласился выехать из города академик А. А. Байков. В постановлении Совета по эвакуации от 28 октября 1941 г. предусматривалась немедленная эвакуация из Ленинграда самолетами 200 наиболее видных представителей науки.258

Несмотря на суровые условия блокады, в сентябре—октябре 1941 г. студенты 40 вузов приступили к учебным занятиям. Вся деятельность высшей школы блокированного Ленинграда была направлена на решение тех задач, которые выдвинули война и оборона города. Ученые пересматривали и составляли заново учебные планы и программы курсов в соответствии с только что введенными сокращенными сроками обучения. Особое внимание обращалось на повышение качества знаний, предусматривалось обучение всех студентов и профессорско-преподавательского состава военному делу, противохимической и противопожарной защите. Первостепенная роль отводилась тем курсам и дисциплинам, которые в условиях военного времени имели большое практическое значение. Оборонная тематика нашла свое отражение и в дипломных работах студентов. Большинство студентов свои учебные занятия совмещали с работой на заводах и фабриках, в производственных мастерских, на строительстве оборонительных укреплений, в рабочих отрядах, госпиталях, командах МПВО и т. д. Во всех институтах учебные занятия были построены так, что позволяли чередовать оборонные работы и академические занятия. Преподаватели оказывали всемерную помощь студентам в их самостоятельной учебной деятельности, широко практикуя систему месячных заданий, контрольных работ, консультаций, сдачи зачетов и экзаменов в течение всего учебного года.

Вследствие ухода тысячей юношей и девушек на фронт и на производство контингент студентов ленинградской высшей школы значительно сократился. В крупнейших вузах города (Университете, Политехническом, Горном институтах и др.) количество учащихся уменьшилось более чем в 2 раза по сравнению с довоенным временем.259 Тем не менее осенью 1941 г. ленинградские институты дали городу дополнительно сотни инженеров, технологов, врачей, учителей. Электротехнический институт им. В. И. Ульянова (Ленина) произвел досрочный выпуск специалистов радио и телефона. Первый медицинский институт им. академика И. П. Павлова подготовил более 500 врачей,260 в которых так нуждались госпитали и больницы осажденного Ленинграда.

Урок в школе зимой 1941/42 г.Несмотря на суровую обстановку фронтового города, Ленинградский городской комитет партии и Исполком Городского Совета депутатов трудящихся приняли решение продолжать обучение детей. В конце октября 1941 г. 60 тыс. школьников 1—6 классов приступили к учебным занятиям в бомбоубежищах школ и домохозяйств, а с 3 ноября в 103 школах Ленинграда за парты сели еще более 30 тыс. учащихся 7— 10 классов.261

В условиях осажденного Ленинграда необходимо было связать обучение с обороной города, научить учащихся преодолевать трудности и лишения, которые возникали на каждом шагу и росли с каждым днем. И ленинградская школа с честью справилась с этой трудной задачей. Занятия проходили в необычной обстановке. Нередко во время урока раздавался вой сирены, возвещавший об очередной бомбежке или артобстреле. Ученики быстро и организованно спускались в бомбоубежище, где занятия продолжались. Учителя имели два плана уроков на день: один — для работы в нормальных условиях, другой — на случай артобстрела или бомбежки. Обучение проходило по сокращенному учебному плану, в который были включены только основные предметы. Каждый учитель стремился проводить занятия с учащимися как можно доступнее, интереснее, содержательнее.

«К урокам готовлюсь по-новому,— писала осенью 1941 г. в своем дневнике учительница истории 239-й школы К. В. Ползикова-Рубец. — Ничего лишнего, скупой ясный рассказ. Детям трудно готовить уроки дома; значит, нужно помочь выучить их в классе. Не ведем никаких записей в тетрадях: это тяжело. Но рассказывать надо интересно. Ох, как это надо! У детей столько тяжелого на душе, столько тревог, что слушать тусклую речь не будут. И показать им, как тебе трудно, тоже нельзя».262 Ярким проявлением неразрывного единства всех защитников города-фронта стала военно-шефская работа. Каждая фабрика, завод, учреждение, институт, школа Ленинграда шефствовали над какой-либо частью. Они собирали для бойцов подарки, направляли в подшефные части свои делегации. Осенью 1941 г. ленинградский комсомол послал на фронт более 200 комсомольско-молодежных делегаций, которые вручили бойцам свыше 30 тыс. подарков. По возвращении участники делегаций выполняли поручения воинов, развозили письма, посылки, навещали их родных. Комсомольская организация города оказала большую помощь в создании фронтовых библиотек.

Особенно активизировалась шефская работа в связи с празднованием 24-й годовщины Великой Октябрьской социалистической революции. 4 и 5 ноября 1941 г. для встречи с бойцами от всех районов Ленинграда в воинские части фронта были направлены 52 рабочие делегации общей численностью 597 человек.263 Делегаты взяли с собой на фронт подарки — теплые вещи, белье, папиросы, книги и т. д., большинство из них было изготовлено и собрано заботливыми руками ленинградских женщин. Встречи воинов фронта и флота с трудящимися Ленинграда, проходившие в теплой, сердечной обстановке, показывали единство армии и народа, непоколебимую уверенность в победе над врагом. Бойцы заверяли делегатов, что они добьются разгрома врага под Ленинградом и прорвут кольцо блокады. Рабочие со своей стороны обещали еще больше помогать фронту, выполнять и перевыполнять оборонные заказы.

Частыми гостями фронтовиков были работники искусств Ленинграда, которые за первые три месяца войны дали свыше 16 тыс. концертов и спектаклей.264 При Ленинградских домах Красной Армии и Военно-Морского Флота было создано около 80 творческих бригад. Не было такой воинской части на фронте или госпиталя, в которых осенью 1941 г. не выступали бы бригады ленинградских артистов. Бригады артистов города-фронта безотказно выезжали на передний край обороны. Пробираясь в маскировочных халатах под артиллерийским огнем, они несли на своих плечах театральное имущество, выступали в течение суток с двумя-тремя концертами. Веселой шуткой, острым словом, патриотической песней артисты поднимали настроение личного состава фронтовых частей, вдохновляли солдат и офицеров на подвиги. Напряженный труд во имя победы, преодоление трудностей, создание нового патриотического репертуара меняли и самый облик советского актера, закаляли его волевые качества. Общей борьбой и единой целью скреплялась дружба работников сцены с фронтовиками. В практике работы фронтовых артистических бригад были нередки случаи, когда артисты становились бойцами. Концертная бригада под руководством артиста Д. Лузанова, выступавшая на труднейших участках Ленинградского и Волховского фронтов, в течение многих дней выбиралась из окружения по непроезжим дорогам в тридцатипятиградусные морозы.265

Осенью 1941 г. в Ленинграде, как и во всей стране, началось замечательное патриотическое движение, в котором ярко проявилась преданность трудящихся партии и правительству, — движение за создание народного фонда обороны. Трудящиеся Ленинграда отдавали в фонд обороны свои последние сбережения, отчисляли средства из заработной платы, жертвовали драгоценности, золотые и серебряные вещи и т. д. В одном только Василеостровском районе было собрано около 50 кг золота, серебра и платины.266 На воскресниках ленинградцы заработали и передали в фонд обороны 2 512 258 руб.267 Всего на 20 сентября 1941 г. они внесли в фонд обороны свыше 22 млн. руб.268

Руководствуясь указаниями Центрального Комитета партии, Ленинградская партийная организация совершенствовала методы и формы своей работы. Огромная организационная, агитационно-массовая и пропагандистская работа, проводимая среди населения партийными и комсомольскими организациями Ленинграда, была направлена прежде всего на мобилизацию всех сил для отпора врагу, на развертывание трудовой инициативы и патриотического движения. Вопросы оказания всемерной помощи фронту и ход выполнения оборонных заказов обсуждались на Бюро Областного и Городского комитетов партии, на пленумах райкомов партии, на партийных собраниях предприятий и учреждений. В сентябре 1941 г. в Смольном собрался партийный актив, определивший задачи партийной работы в области организации обороны Ленинграда. В это время лучшие представители ленинградских рабочих, инженеров, ученых, писателей, художников, артистов, врачей вступали в ряды Коммунистической партии. В октябре 1941 г. городская партийная организация пополнилась 811 новыми членами, и на 1 ноября 1941 г. она насчитывала 75 682 члена и кандидата в члены партии, из которых более 60% составляли рабочие.269

Содержание пропагандистской работы оставалось прежним — мобилизация всех сил на помощь фронту, на разгром ненавистного врага, но формы и методы пропаганды диктовались прежде всего обстановкой как внутри города, так и за его пределами. В сентябре 1941 г., когда назревали уличные бои, проводились многочисленные массовые митинги.

14 сентября 1941 г. Городской комитет комсомола провел общегородской митинг молодежи. В Таврическом дворце собралось свыше 2500 комсомольцев, которые от имени всей молодежи Ленинграда принесли священную клятву умереть, но не пропустить врага в город. Во время митинга начался артиллерийский обстрел. По сигналу воздушной тревоги на некоторое время митинг пришлось прервать, но затем он был снова продолжен. Речь писателя В. Вишневского, выступавшего на этом митинге, была размножена на граммофонных пластинках и разослана в воинские части.

Исключительно важным средством мобилизации политической и трудовой активности населения блокированного города стало радио. Оно связывало ленинградцев со всей страной, держало их в курсе основных событий, происходивших за кольцом блокады, служило одним из источников их выдержки, стойкости и энергии. Организованные из осажденного Ленинграда еженедельные радиопередачи Москва принимала и транслировала по всей стране. «Говорит Ленинград! Говорит город Ленина! Слушай нас, родная страна!» — эти слова раздавались в различных концах нашей Родины. Горе, страдание и ненависть к фашизму звучали в выступлениях матерей, потерявших своих сыновей, бойцов, лишившихся родных и близких, детей, оставшихся без родителей.

Осенью 1941 г. состоялась радиоперекличка двух городов-героев — Ленинграда и Севастополя. Затаив дыхание, ленинградцы слушали по радио гневный голос О. Берггольц, В. Вишневского, В. Инбер, Н. Тихонова, А. Прокофьева, Д. Шостаковича и др. Выступая 16 сентября по радио, Д. Д. Шостакович рассказывал о своей работе над новой (Седьмой) симфонией. «Я сообщаю об этом, — говорил он, — для того, чтобы радиослушатели, которые слушают меня сейчас, знали, что жизнь вашего города идет нормально. Все мы несем сейчас свою боевую вахту».270 В своем выступлении по радио 19 октября В. Кетлинская призывала ленинградцев готовиться к новым испытаниям, выражала твердую уверенность в окончательной победе над врагом: «Сила города — в цехах, где куют оружие, в сердцах, где куется победа. В людях, готовых лучше умереть, чем отступить. В той огромной душевной стойкости, которая не может быть ни ослаблена утомлением, ли сражена огнем, ни сломлена вражьими ударами...» 271

В канун 24-й годовщины Великого Октября на предприятиях и в учреждениях прошли митинги и собрания, на которых ленинградцы заявили о твердой решимости оборонять свой город до конца. 6 ноября защитники блокированного Ленинграда с напряженным вниманием слушали по радио трансляцию торжественного заседания Московского Совета депутатов трудящихся совместно с партийными и общественными организациями столицы. Сообщение о параде войск Красной Армии, состоявшемся 7 ноября на Красной площади, придало новые силы ленинградцам в их борьбе с ненавистным врагом.

В осажденном Ленинграде в день 24-й годовщины Октября не было ни военного парада, ни демонстрации. По решению Городского комитета партии в этот день состоялся радиомитинг, на котором выступили председатель Исполкома Ленинградского городского Совета депутатов трудящихся П. С. Попков, командующий Ленинградским фронтом М. С. Хозин, секретарь Областного комитета ВЛКСМ В. Н. Иванов, рабочий Кировского завода М. Ф. Филатов, поэт Н. С. Тихонов. Выступавшие выражали твердую уверенность в том, что врагу никогда не удастся войти в город Ленина.

Важную роль в борьбе ленинградцев за свой город играло печатное слово, постоянно призывавшее трудящихся к стойкости, мужеству и самоотверженному труду. В осажденном городе продолжали выходить не только местные газеты — «Ленинградская правда», «Смена», «На защиту Ленинграда», но и центральные — «Правда», «Известия», «Комсомольская правда», которые доставлялись в город-фронт в матрицах и здесь отпечатывались. Регулярно выходили фронтовые газеты «На страже Родины» и «Красный Балтийский флот», издавались многотиражные газеты на фабриках и заводах, выпускались в большом количестве боевые листки.

Постепенно центр тяжести агитационно-массовой работы начал перемещаться в домоуправления, в которых работали тысячи политорганизаторов. В укрытиях, бомбоубежищах в часы воздушных тревог и артиллерийских обстрелов проводились беседы, читки газет и патриотических стихов, выступали небольшие бригады артистов и т. д. В эти дни агитационно-пропагандистская работа не сократилась, а приняла еще более широкие размеры.

Таким образом, все попытки немцев заставить осенью 1941 г. капитулировать город Ленина потерпели полную неудачу. Первые месяцы блокады показали, что ленинградцы будут защищать свой город до конца. Под руководством партийной организации в условиях тяжелой вражеской осады они решали труднейшие задачи: изготовляли для фронта боеприпасы, вооружение и обмундирование, строили оборонительные укрепления, обучались военному делу, ликвидировали пожары, возникавшие от обстрелов и бомбежек, изыскивали заменители сырья и топлива и т. д. Однако защитники Ленинграда хорошо понимали, что для достижения своих преступных целей враг готов пойти на все. Ленинградцы готовились к новым испытаниям.


Предыдущая страница

Содержание

Следующая страница


XIV. Великая победа под Ленинградом

Победы Красной Армии в 1943 г. под Сталинградом и на Кавказе, под Курском и на Днепре знаменовали собой коренной перелом в ходе Великой Отечественной войны в пользу Советского Союза. Стратегическая инициатива прочно перешла к Советским Вооруженным Силам. Советское Верховное командование спланировало наступательные действия в полосе от Балтийского до Черного моря.

В развернувшемся в 1944 г. грандиозном наступлении Красной Армии одной из первых была операция по разгрому немецко-фашистских войск под Ленинградом и Новгородом. Цель операции состояла в том, чтобы полностью ликвидировать блокаду Ленинграда, освободить от фашистских захватчиков Ленинградскую область и создать условия для последующих боевых действий по освобождению Прибалтийских советских республик. Решение этой задачи было возложено на войска Ленинградского и Волховского фронтов при поддержке войск 2-го Прибалтийского фронта, Балтийского флота, авиации дальнего действия и партизан.

Немецко-фашистская группа армий «Север» (18-я и 16-я армии), действовавшая под командованием генерал-фельдмаршала Г. Кюхлера под Ленинградом и Новгородом, представляла большую силу. В ее составе насчитывались 741 тыс. солдат и офицеров, 10 070 орудий и минометов, 385 танков и штурмовых орудий и 370 самолетов.833

За два с половиной года гитлеровцы создали мощную оборону, глубина которой достигла 230—260 км.

Она состояла из двух хорошо оборудованных полос и тылового оборонительного рубежа, проходившего по линии р. Нарва — побережье Чудского и Псковского озер—Псков— Остров, именовавшегося немцами как оборонительная позиция «Пантера». Вражеская оборона строилась по принципу сочетания мощных узлов сопротивления и опорных пунктов, имеющих сплошную круговую оборону с сильно развитой системой траншей и отсечных позиций. В качестве узлов сопротивления и опорных пунктов использовались все населенные пункты. Для обороны были также приспособлены железнодорожные насыпи, дамбы, каналы, фабрично-заводские здания. Вся оборона была сильно насыщена артиллерийским, минометным и автоматно-пулеметным огнем.

Наиболее сильно фашисты укрепили позиции перед войсками 42-й армии Ленинградского фронта в районе южнее Пулковских высот и перед войсками 59-й армии Волховского фронта севернее Новгорода.

Немецко-фашистское командование, рассматривавшее свою оборону под Ленинградом как несокрушимый «Северный вал», было убеждено в ее непреодолимости. Захваченный в плен на Ленинградском франте военный корреспондент инженерного отдела штаба главного командования сухопутных сил Германии Р. Хариг на допросе показал, что «все были в полной уверенности, что наши укрепления неприступны и выдержат любой натиск советских войск».834

Однако гитлеровское командование все же вынуждено было считаться с возможностью наступления советских войск в этом районе. Командующий 18-й немецкой армией, осаждавшей Ленинград, считал, что освобождение Ленинграда всегда будет одной из важнейших целей советского командования.835

Именно поэтому группе армий «Север» был отдан категорический приказ — во что бы то ни стало удержать позиции, являвшиеся основой всего северного крыла германского восточного фронта.

Наступление Красной Армии под Ленинградом и Новгородом было задумано Ставкой Верховного Главнокомандования еще в сентябре 1943 г. 9 сентября Военный совет Ленинградского фронта доложил Ставке свой замысел операции. Военный совет считал, что «в основу операции решительного разгрома 18-й армии должен быть положен замысел — лишить противника возможности маневрировать резервами 18-й и 16-й армий, выйти на основные коммуникации Рига—Красногвардейск (через Эстонию) и Псков—Красногвардейск и создать двойное окружение основных сил противника ударом с севера в направлении Ленинград—Красногвардейск и Усть-Рудицы (ПОГ)836 —Кингисепп и ударом с юго-востока в направлениях: Чудово—Дивенский и Новгород— Луга».837

Военный совет Волховского фронта 14 сентября 1943 г. также представил в Ставку Верховного Главнокомандования свои соображения о наступательных действиях. Соображения военных советов фронтов с некоторыми изменениями были утверждены Ставкой.

Общий замысел советского командования заключался в том, чтобы вначале одновременным ударом войск Ленинградского и Волховского фронтов разгромить петергофско-стрельнинскую и новгородскую группировки противника, расположенные на флангах 18-й немецкой армии. Затем советские войска должны были наступать на кингисеппском и лужском направлениях и, завершив разгром главных сил 18-й армии, выйти на рубеж р. Луги.

В дальнейшем наступлением всех трех фронтов на нарвском, псковском и идрицком направлениях предполагалось полностью очистить от противника Ленинградскую область.

Ленинградский фронт (командующий — генерал Л. А. Говоров, член Военного совета — А. А. Жданов, начальник штаба — генерал Д. Н. Гусев) должен был нанести главный удар по врагу с Приморского плацдарма в районе Ораниенбаума силами 2-й ударной армии (командующий — генерал И. И. Федюнинский) и из района Пулковских высот силами 42-й армии (командующий — генерал И. И. Масленников) в общем направлении на Ропшу. Окружив и уничтожив противника в районе Красного Села, Ропши и Стрельны, соединения 2-й ударной и 42-й армий должны были наступать на Кингисепп, а частью сил — на Красногвардейск. В это же время предполагалось силами 67-й армии нанести вспомогательный удар в направлении на Мгу.

Как вспоминал потом Л. А. Говоров, «выбор формы прорыва в виде двух концентрических ударов, наносившихся на относительно узких участках со стороны Пулковских высот и с Ораниенбаумского плацдарма, был обусловлен стремлением получить после соединения обеих ударных группировок настолько широкий прорыв, который уже в начальном этапе операции привел бы к полному крушению фронта обороны и создал бы благоприятные условия для развития удара в глубину и упреждения противника на подготовленном тыловом рубеже по р. Луге».838

На Волховском фронте (командующий — генерал К. А. Мерецков, член Военного совета — Т. Ф. Штыков, начальник штаба — генерал Ф. П. Озеров) главный удар планировалось нанести силами 59-й армии (командующий — генерал И. Т. Коровников) севернее и южнее Новгорода в направлении на Люболяды с целью окружения и уничтожения новгородской группировки противника. Развивая затем наступление, войска 59-й армии должны были выйти на рубеж Луга—Уторгош, отрезав немцам пути отхода на Псков. Перед 8-й и 54-й армиями ставилась задача — активными действиями на тосненском, любаньском и чудовском направлениях помешать переброске вражеских сил к Новгороду и преследовать противника, если он начнет отступление.

2-й Прибалтийский фронт (командующий — генерал М. М. Попов, член Военного совета — Н. А. Булганин, начальник штаба — генерал Л. М. Сандалов) должен был развивать наступление своим левым флангом для овладения районом Пустошка—Идрица, а в последующем — в направлении на Опочку и Себеж.

Балтийский флот (командующий — адмирал В. Ф. Трибуц, член Военного совета — контр-адмирал Н. К. Смирнов, начальник штаба — контр-адмирал А. Н. Петров) получил задачу обеспечить сосредоточение войск на Ораниенбаумском плацдарме, корабельной и береговой артиллерией помочь войскам фронта взломать вражескую оборону под Ленинградом, сопровождать войска до пределов дальности своего огня и морской авиацией содействовать приморской группе войск.

13-я, 14-я и 15-я воздушные армии и авиация дальнего действия в период операции должны были содействовать наземным войскам в выполнении их задач. Всего в наступательной операции под Ленинградом было сосредоточено 1070 самолетов.839

Большая партизанская армия (13 бригад), действовавшая на оккупированной территории Ленинградской области, получила задачу вести систематическую разведку и своевременно передавать собранные сведения командованию фронтов, срывать вражеские перевозки к линии фронта, разрушать средства связи противника, наносить по нему удары и истреблять гитлеровских захватчиков.

Подготовка к наступлению началась с конца октября 1943 г. и заключалась в осуществлении большого количества различных мероприятий. Важнейшим из них являлось, проведение значительных перегруппировок войск с целью создания; сильных ударных группировок, предназначенных для прорыва вражеской обороны, в частности переброска из Ленинграда на Ораниенбаумский плацдарм частей 2-й ударной армии. Моряки Балтийского флота в короткий срок успешно справились с этой задачей. Несмотря на то что перевозки производились вблизи берега, занятого вражескими войсками, в тяжелых метеорологических условиях, противник не разгадал намерений советского командования. Как вспоминал потом генерал И. И. Федюнинский, командовавший тогда 2-й ударной армией, «до самого последнего момента враг полагал, что мы перебрасываем войска с плацдарма в город».840

К началу операции под Ленинградом 2-я ударная армия была переброшена на Приморский плацдарм. Всего с 5 ноября 1943 г. по 21 января 1944 г. балтийские моряки перевезли в Ораниенбаум более 53 тыс. человек, около 2500 автомашин и тракторов, 658 орудий, много танков и различных грузов.841 Производилось также сосредоточение артиллерии и танков, накапливались боеприпасы, горючее, продовольствие и другое имущество.

Благодаря заранее проведенным мероприятиям к началу операции в составе Ленинградского (без 23-й армии) , Волховского и 2-го Прибалтийского фронтов насчитывались 1252 тыс. человек, 20 183 орудия и миномета, 1580 танков и самоходно-артиллерийских установок и 1386 боевых самолетов. Это давало нашим войскам превосходство над силами группы армий «Север» по пехоте в 1,7 раза, по орудиям и минометам — в 2, по танкам и самоходно-артиллерийским установкам — в 4,1 и по боевым самолетам — в 3,7 раза. На направлении главного удара, против 18-й немецкой армии, превосходство было еще большим. Действовавшие здесь Ленинградский и Волховский фронты имели в своем составе 716 тыс. солдат и офицеров, 12 165 орудий и минометов, 1132 танка и самоходно-артиллерийские установки и превосходили 18-ю армию по численности личного состава более чем в 2 раза, по артиллерии — более чем в 3 раза, по танкам и самоходно-артиллерийским установкам — в 6 раз.842

Большую работу провели инженерные войска фронтов по подготовке исходных районов для наступления, оборудованию дорог, созданию переправ через реки и болота, уничтожению заграждений и минных полей. В полосе Ленинградского фронта в своих исходных районах было разминировано 926 минных полей и снято 324 тыс. мин.843 Эта работа была сопряжена с огромным риском, но советские воины ради освобождения города Ленина сознательно жертвовали своей жизнью. Величайшее мужество и героизм проявил коммунист капитан Г. П. Масловский, получивший задание взорвать склад боеприпасов противника. Понимая, с какой опасностью связано выполнение этого задания, Масловский написал письмо-завещание своему сыну: «Ну вот, мой милый сын, мы больше не увидимся. Час назад я получил задание, выполняя которое живым не вернусь. Этого ты, мой малыш, не пугайся и не унывай... не каждому доверено умереть за Родину... Славному городу Ленина — колыбели революции грозит опасность. От выполнения моего задания зависит его дальнейшее благополучие. Ради этого великого благополучия буду выполнять задание до последнего вздоха, до последней капли крови».844 Задание было выполнено, но капитан Масловский не вернулся.

В связи с тем что предстояло прорвать сильно укрепленную, а местами и долговременную, глубокоэшелонированную оборону противника, особое внимание обращалось на обучение войск предстоящим действиям. В тыловых районах Ленинградского и Волховского фронтов, как и год назад, были оборудованы учебные городки, где войска обучались методам прорыва оборонительных полос, наступлению в лесисто-болотистой местности.

Вся подготовка к операции велась скрытно, и даже проводились специальные мероприятия с целью дезинформации противника. На Ленинградском фронте имитировалась подготовка наступления на правом фланге 2-й ударной армии в направлении Котлы—Кингисепп. Для этого кроме распространения нашими разведчиками в тылу врага слухов о предстоящем наступлении советских войск в районе Копорья на Ораниенбаумском плацдарме производилось усиленное движение транспорта и войск к переднему краю обороны, имитировалась пристрелка отдельных орудий. Инженерными войсками были установлены макеты орудий и танков, а связисты ввели в действие радиостанции «новых» дивизий, артиллерийских и танковых частей. Авиация вела усиленную разведку и бомбардировала противника на кингисеппском направлении, а на всем фронте Ораниенбаумского плацдарма, особенно на его правом фланге, велись поиски и разведка боем. Штаб Волховского фронта в первую неделю января 1944 г. провел маскировочную операцию на мгинском направлении и демонстрацию сосредоточения войск на чудовском направлении. Все это ввело противника в заблуждение и заставило его держать в указанных районах значительные силы. И хотя немцы все же обнаружили нашу подготовку и даже определили направление ударов, они не знали ни дня начала наступления, ни размаха операции.

Огромная работа проводилась по политическому обеспечению операции. Происходило перераспределение коммунистов и комсомольцев в частях и подразделениях для укрепления ротных и батарейных партийных и комсомольских организаций. Например, в каждой дивизии 30-го гвардейского стрелкового корпуса перед наступлением было по 2200— 2300 коммунистов и до 1800 комсомольцев.845 Ленинградская партийная организация направила в войска лучшие агитационно-пропагандистские кадры, которые своей неутомимой работой вселяли в бойцов высокий боевой дух.

Показателем высокого морально-политического состояния войск являлось большое количество заявлений о приеме в партию и комсомол. В войсках Ленинградского фронта было принято в члены ВКП(б) в октябре 1943 г. 3470 человек, в ноябре — 3982, в декабре — 4251 человек. Кроме того, за эти три месяца кандидатами в члены партии стали 12 243 человека. Общая численность партийных организаций Ленинградского фронта в январе 1944 г. составляла 148164 человека, комсомольские организации фронта насчитывали 101 380 человек.846

Перед наступлением в войсках повсеместно состоялись митинги, на которых бойцы и офицеры клялись, не жалея сил и жизни, выполнить свой долг. В 90-й стрелковой дивизии Ленинградского фронта каждый полк в полном составе выстраивался у своего боевого знамени. Командир полка, подняв знамя, становился на колени и громко произносил: «Клянемся отомстить за раны Ленинграда!» Вслед за ним, встав на колени, слова клятвы повторял весь полк.847 В дни, предшествовавшие наступлению, проводились встречи с рабочими Ленинграда.

Наступление войск 2-й ударной армии. Январь 1944 г.14 января после ночных бомбардировок вражеской обороны авиацией дальнего действия и утренней мощной артиллерийской подготовки, в результате которой на врага было обрушено более 100 тыс. снарядов и мин, 2-я ударная армия, занимавшая позиции на Ораниенбаумском плацдарме, перешла в наступление в общем направлении на Ропшу. Гитлеровцы оказывали яростное сопротивление, стремясь любой ценой отразить наступление советских войск. Наступление велось в тяжелых условиях, так как из-за плохой погоды авиация не могла поддержать наступавшие войска. Сказался и недостаточный опыт войск в прорыве укрепленных позиций противника. Но, несмотря на это, за первый день боев соединения 2-й ударной армии, наступавшие на фронте в 10 км, продвинулись на главном направлении на глубину до 4 км, овладели первой позицией главной полосы обороны врага и вклинились на отдельных участках во вторую позицию.

В последующие дни, в связи с тем что противник подтянул к участку прорыва резервы, бои приняли еще более напряженный характер. Вражеская пехота при поддержке танков непрерывно переходила в контратаки. Однако к исходу третьего дня боев войска 2-й ударной армии прорвали все позиции главной полосы обороны противника и продвинулись на глубину 8—10 км, расширив прорыв до 23 км.

Наступление советских войск под Ленинградом и Новгородом. 14 января—1 марта 1944 г. Схема.

15 января с Пулковских высот в наступление на врага перешли части 42-й армии. Перед этим в течение 1 ч 40 мин была проведена сильная артиллерийская подготовка, в результате которой артиллерия армии и Балтийского флота выпустила по противнику 220 тыс. снарядов. Как вспоминал потом Н. С. Тихонов, «весь город был ошеломлен гигантским гулом, который, как смерч, проносился над Ленинградом. Много стрельбы слышали за осаду ленинградцы, но такого ошеломляющего, грозного, растущего грохота они еще не слышали. Некоторые пешеходы на улицах стали осторожно коситься по сторонам, ища, куда падают снаряды. Но снаряды не падали. Тогда стало ясно — это стреляем мы, это наши снаряды подымают на воздух немецкие укрепления. Весь город пришел в возбуждение. Люди поняли, что то, о чем они думали непрестанно, началось».848

Бои, развернувшиеся на Пулковских высотах, были более ожесточенными и тяжелыми. Враг, опираясь на мощные укрепления, оказывал упорное сопротивление. В первый день наступления 42-й армии наибольший успех был достигнут на центральном участке прорыва армии, в полосе наступления 30-го гвардейского стрелкового корпуса генерала Н. П. Симоняка.

В ночь на 16 января советские войска, поддержанные танками, стремительной атакой овладели Александровской и, развивая наступление, перерезали дорогу Красное Село—Пушкин. В течение дня 42-я армия, усиливая натиск, продолжала «прогрызать» оборону противника. К исходу 17 января главная полоса обороны врага перед центром 42-й армии была прорвана.

Встреча воинов 2-й ударной и 42-й армий в районе Ропши. 20 января 1944 г.Ожесточенные бои развернулись за Воронью гору — самую высокую точку в Ленинградской области. На ней размещались наблюдательные пункты, многочисленные доты и дзоты противника. Здесь находились огневые позиции тяжелой артиллерии, которая обстреливала Ленинград. Подступы к Вороньей горе были прикрыты сплошными минными полями и проволочными заграждениями.

Штурм Вороньей горы вела 63-я гвардейская дивизия 42-й армии под командованием полковника А. Ф. Щеглова. Несмотря на невероятные трудности, этот важный укрепленный узел был взят утром 19 января комбинированной атакой с фронта и тыла. В бою за Воронью гору особенно отличились автоматчики батальона под командованием капитана В. Г. Массальского. В этот же день 42-я армия штурмом взяла Красное Село, а части 2-й ударной армии при содействии дальнобойной артиллерии Балтийского флота освободили Ропшу. Вечером 19 января передовые части 2-й ударной и 42-й армий встретились в районе Русско-Высоцкого (в 8 км юго-западнее Красного Села), а утром 20 января войска обеих армий соединились в районе Ропши. Завершилось окружение красносельско-ропшинской группировки противника, остатки которой на следующий день были уничтожены совместными усилиями обеих армий.

В ходе боев советские войска разгромили две и нанесли тяжелые потери пяти вражеским дивизиям. Кроме того, было взято в плен более тысячи гитлеровцев и захвачено большое количество оружия и боеприпасов. Среди трофеев были 85 тяжелых орудий из артиллерийской группы, обстреливавшей Ленинград.

За шесть дней наступления войска Ленинградского фронта продвинулись в глубину обороны немецких войск на 25 км. Вражеская артиллерия, ранее обстреливавшая Ленинград из района Дудергоф—Воронья гора, теперь уже перестала угрожать городу.

Встреча воинов 2-й ударной и 42-й армий в районе Ропши. 20 января 1944 г.В боях за освобождение города Ленина от вражеской осады солдаты и офицеры Ленинградского фронта проявили невиданный героизм. «Никогда еще, — писал Л. А. Говоров, — героизм воинов фронта не носил столь всеобщего массового характера, как в этих боях».849 Только за первые дни наступления во 2-й ударной армии было награждено 1444 человека, а в 42-й армии — 1837 человек.850 В первый же день наступления 42-й армии, 15 января, совершил героический подвиг командир взвода 131-го гвардейского полка младший лейтенант коммунист А. И. Волков. Когда батальон этого полка штурмовал укрепленную полосу врага близ Пулкова, ему преградил путь огонь из двух огневых точек фашистов. Волков подполз к одной из них и очередью из автомата заставил ее замолчать. Вторую огневую точку автоматным огнем ему подавить не удалось — кончились патроны. Тогда Волков поднялся, подбежал к дзоту и на глазах бойцов бросился на амбразуру. Пожертвовав своей жизнью, он дал возможность батальону выполнить свою задачу. Подвиг Волкова был повторен и на других участках Ленинградского фронта. 16 января закрыл своей грудью амбразуру вражеского дзота 19-летний ленинградец, комсомолец И. Н. Куликов. 17 января такой же бессмертный подвиг совершили в бою за д. Сокули старший сержант 98-й стрелковой дивизии 2-й ударной армии И. К. Скуридин и на подступах к Красному Селу красноармеец 64-й гвардейской стрелковой дивизии 42-й армии А. Ф. Типанов.851 Закрыв своими телами амбразуры вражеских огневых точек, Скуридин и Типанов спасли жизнь многим своим товарищам и обеспечили выполнение боевых заданий подразделений, в которых они служили.

Мужественно сражались моряки, артиллеристы, танкисты и летчики. Особенно отличились в боях командир роты 98-го отдельного танкового полка старший лейтенант А. И. Спирин, который, будучи ранен, выбрался из подбитого танка и уничтожил из автомата 60 фашистов, летчик М. Ф. Шаронов, направивший свой горящий самолет на немецкую автоколонну, старший сержант Н. П. Рытов, уничтоживший из противотанкового орудия три танка, шесть станковых пулеметов и четыре дзота.

Войскам Ленинградского фронта и частям Балтийского флота, участвовавшим в прорыве обороны немецко-фашистских войск под Ленинградом, была объявлена благодарность Верховного Главнокомандования, а наиболее отличившиеся соединения и части получили почетные наименования «красносельских» и «ропшинских». 19 января столица нашей Родины Москва в ознаменование начала великой победы под Ленинградом салютовала 20 артиллерийскими залпами доблестным войскам Ленинградского фронта.

В день начала штурма немецких укреплений 2-й ударной армией, 14 января, после мощной артиллерийской подготовки перешли в наступление войска 59-й армии Волховского фронта. Противник оказывал упорное сопротивление. Однако в течение 15, 16 и 17 января главная полоса вражеской обороны была прорвана. К 19 января после тяжелых боев в трудных условиях лесисто-болотистой местности части 59-й армии перерезали дороги, идущие от Новгорода, а на следующий день овладели городом, уничтожив не успевшие отойти части новгородской группировки врага.

К концу января 1944 г. войска Ленинградского фронта вышли к р. Луге в нижнем ее течении и на нескольких участках форсировали реку, а соединения Волховского фронта вели наступление в направлении Луги и Шимска. Враг был отброшен от Ленинграда на 60—100 км, а от Новгорода — на 50—80 км. В ходе наступления были освобождены от противника десятки городов и сотни населенных пунктов. 21 января наши части заняли город и железнодорожный узел Мгу, 24 января — Пушкин и Слуцк, 26 января — Красногвардейск и Тосно, 28 января — Любань, а 29 января — Чудово. Вся главная магистраль Октябрьской железной дороги была очищена от врага.

Таким образом, блокада Ленинграда была полностью ликвидирована. Как докладывал Военный совет Ленинградского фронта в Ставку Верховного Главнокомандования, «под ударами наших войск потерпела крушение сильнейшая оборона немцев, которую они сами расценивали как неприступный и непреодолимый "Северный вал", как "стальное кольцо" блокады Ленинграда... Выполнена задача первостепенной важности — ликвидирована полностью вражеская блокада Ленинграда».852

Вечером 27 января 1944 г. в честь полного освобождения Ленинграда от блокады на берегах Невы прогремел торжественный артиллерийский салют из 324 орудий. Ленинград приветствовал доблестные войска Ленинградского фронта и моряков Балтийского флота, выполнивших важнейшую историческую задачу. Ленинградцы, измученные фашистской блокадой, не опасаясь обстрелов и бомбежек, вышли на улицы праздничного города.

«Первый раз за долгих два с половиной года мы увидели свой город вечером! — вспоминала потом Ольга Берггольц. — Мы увидели его светлым-светлым, освещенным вплоть до последней трещины на стенах, весь в пробоинах, весь в слепых зафанеренных окнах — наш израненный, грозный, великолепный Ленинград.

Мы увидели, что облик его неизменно прекрасен, несмотря ни на какие раны... и чувствовали, что нет нам ничего дороже этого города, где столько муки пришлось принять и испытать такое небывалое, гордое человеческое счастье, как в этот вечер 27 января. Незнакомые люди обнимали друг друга, и у всех в глазах светились слезы».853

Вместе с ленинградцами великому торжеству города Ленина радовались все советские люди, все прогрессивное человечество.

После выхода к р. Луге соединения советских войск без оперативной паузы продолжали наступление. Немецко-фашистское командование возлагало особые надежды на заранее подготовленный оборонительный рубеж по р. Луге, на который оно перебросило с других участков фронта свежие дивизии. Однако решительными и умелыми действиями советских войск лужские позиции гитлеровцев были преодолены. Части 2-й ударной армии 1 февраля штурмом взяли город Кингисепп, вышли к р. Нарве, форсировали ее и захватили небольшие плацдармы на левом берегу.

Артиллерийское орудие, обстреливавшее Ленинград из района Вороньей горы. 1944 г.12 февраля 67-я армия Ленинградского фронта во взаимодействии с войсками Волховского фронта и партизанами освободила Лугу. 13 февраля Ставка Верховного Главнокомандования расформировала Волховский фронт, передав почти все его войска Ленинградскому фронту.

К концу февраля советские воины, ведя непрерывные бои с противником, вышли на рубеж Нарва— Псков—Остров. Однако преодолеть вражескую оборону и захватить эти города с ходу советские части не смогли. В первых числах марта 1944 г. они перешли к обороне и приступили к подготовке новых наступательных операций.

Успешно развивались также и действия войск 2-го Прибалтийского фронта, перешедших в наступление 12—14 января 1944 г. западнее и севернее Новосокольников. Хотя в начале, кроме освобождения 29 января Новосокольников, других значительных территориальных успехов здесь не было, воины 2-го Прибалтийского фронта своими действиями сковали 16-ю немецкую армию и не дали возможности гитлеровскому командованию за счет ее войск усилить 18-ю армию под Ленинградом и Новгородом. Когда же войска Ленинградского фронта овладели Лугой и стали продвигаться на псковском направлении, 2-й Прибалтийский фронт начал преследование отходившей 16-й армии. 18 февраля наши войска освободили Старую Руссу, а затем и ряд других городов и населенных пунктов. К концу февраля войска 2-го Прибалтийского фронта совместно с армиями Ленинградского фронта вышли к Псковско-Островскому укрепленному району и на рубеж Новоржев—Пустошка и перешли к обороне.

Салют в Ленинграде. 27 января 1944 г.Разгром немецко-фашистских войск под Ленинградом был одним из важнейших этапов в истории Великой Отечественной войны. М. И. Калинин говорил, что «ленинградская победа — это военная победа, имеющая значение не только для Ленинграда, но и для всего хода борьбы советского народа против немецких захватчиков».854 Успех советских войск под Ленинградом вызвал немало восторженных откликов в зарубежной печати. Газета «Нью-Йорк Таймс» писала: «Их победа будет записана в анналы истории, как своего рода героический миф... Ленинград воплощает непобедимый дух народа России».855

В результате непрерывных полуторамесячных боев под Ленинградом и Новгородом наши войска нанесли тяжелое поражение группе армий «Север». Она была отброшена на запад на 200—280 км. Только на Ленинградском фронте за месяц боев противник потерял большое количество немецких солдат и офицеров, из них около 4 тыс. человек попали в плен. Кроме того, было уничтожено и захвачено в качестве трофеев большое количество оружия и военной техники, боеприпасов и продовольствия.

В ходе борьбы с гитлеровскими захватчиками под Ленинградом и Новгородом советские войска получили большую помощь от партизан, действовавших в тылу врага. В течение всего периода операции по разгрому немецко-фашистских войск под Ленинградом и Новгородом партизаны уничтожили более 21500 гитлеровцев, взорвали свыше 58 500 рельсов и около 300 мостов, пустили под откос 136 вражеских эшелонов, разрушили более 500 км телефонно-телеграфной связи, уничтожили 1620 автомашин, 28 складов.856

Велика была роль Балтийского флота в разгроме гитлеровцев под Ленинградом. Кроме переброски 2-й ударной армии на Ораниенбаумский плацдарм в период подготовки операции Балтийский флот особенно эффективно содействовал своей артиллерией войскам Ленинградского фронта в прорыве вражеской обороны. Только в течение 14—19 января 1944 г. артиллерия флота выпустила по врагу около 21 тыс. снарядов.857

Неоценимый вклад в разгром немецко-фашистских войск под Ленинградом и Новгородом внесла советская авиация. Несмотря на низкую облачность и пургу, затруднявшие полеты самолетов, она вела разведку, взламывала немецкую оборону, прокладывала путь пехоте и танкам, наносила удары по отходившим частям противника и его резервам, прикрывала наши войска с воздуха.

Партийно-политическая работа, развернувшаяся с большим размахом на всех этапах операции, поднимала боевой дух советских воинов, проявившийся в их массовом героизме.

Блокада ликвидирована. Январь 1944 г.Родина высоко оценила самоотверженность, героизм и высокое мастерство войск, осуществивших разгром немецко-фашистской армии под Ленинградом и Новгородом. Многим соединениям были присвоены наименования тех городов, которые они освободили, многие части награждены орденами.

Правительственными наградами отмечены боевые подвиги десятков тысяч воинов армии, флота и партизан. Звание Героя Советского Союза получили А. И. Волков, И. Н. Куликов, И. К. Скуридин, А. Ф. Типанов, Т. И. Морозов, М. Ф. Шаронов, Н. А. Рытов, А. И. Спирин, В. В. Хрустицкий, А. Ф. Щеглов, В. Г. Массальский, И. М. Бойцов, А. В. Чирков, Н. Г. Васильев, А. В. Герман, К. Д. Карицкий, И. И. Сергунин и другие прославленные воины.

За умелое и мужественное руководство действиями войск Советское правительство наградило орденами большую группу генералов, адмиралов и офицеров, в их числе Л. А. Говорова, К. А. Мерецкова, А. А. Жданова, А. А. Кузнецова, Т. Ф. Штыкова, Д. Н. Гусева, В. Ф. Трибуца, И. И. Федюнинского, И. Т. Коровникова, Г. Ф. Одинцова, Н. П. Симоняка.

У фронтового костра. Январь 1944 г.В результате исторической победы Советских Вооруженных Сил под Ленинградом и Новгородом южные и юго-восточные подступы к городу Ленина были очищены от гитлеровских захватчиков. Однако у северных окраин Ленинграда все еще находились финские войска, воевавшие на стороне Германии и участвовавшие в блокаде Ленинграда.

Поэтому после отказа правительства Финляндии принять гуманные советские условия перемирия одной из главнейших задач Вооруженных Сил СССР на северо-западе летом 1944 г. являлся разгром неприятельских войск на Карельском перешейке и в Южной Карелии, чтобы добиться выхода Финляндии из войны.

На северных подступах к Ленинграду финнами при участии германских специалистов была создана мощная, глубокоэшелонированная оборона. Особенно сильная система укреплений глубиной более 100 км имелась на Карельском перешейке, которую немцы называли «Карельским валом». Через весь Карельский перешеек были построены три полосы обороны, из которых наиболее мощной являлась вторая полоса. Первая полоса обороны глубиной 3—5 км проходила по линии фронта. Вторая полоса такой же глубины находилась в 15—25 км от первой, а третья полоса — в 60—65 км от переднего края обороны. Основные оборонительные рубежи проходили по лесисто-болотистой местности, в узких межозерных дефиле, вдоль многочисленных водных рубежей и прикрывались плотным огнем артиллерии, минометов и пулеметов.

Вся система укреплений изобиловала большим количеством дотов, дзотов, бронеколпаков, была насыщена противотанковыми рвами, многорядными проволочными заграждениями, гранитными надолбами, минными полями. Кроме того, город Выборг и прилегающая к нему территория представляли собой сильный укрепленный район.

Мощная оборона была создана и в Южной Карелии. Ее глубина между Ладожским и Онежским озерами доходила до 200 км. Наиболее развитой оборона была на участке от Свирьстроя до Ладожского озера, где проходили основные коммуникации финских войск.

На этих рубежах финское командование сосредоточило 15 дивизий и 9 бригад, в составе которых насчитывалось 268 тыс. солдат и офицеров, 2350 орудий и минометов, 110 танков и около 250 самолетов. Из них на Карельском перешейке находились 6 дивизий и 4 бригады, а между Ладожским и Онежским озерами — 5 дивизий и 3 бригады.858

С целью разгрома финской армии и вывода Финляндии из войны Ставка Верховного Главнокомандования решила провести Выборгско-Петрозаводскую операцию, состоявшую из Выборгской и Свирьско-Петрозаводской операций. Проведение Выборгской операции было возложено на войска правого крыла Ленинградского фронта (командующий — генерал Л. А. Говоров, член Военного совета — А. А. Жданов, начальник штаба — генерал М. М. Попов) при содействии Балтийского флота и Ладожской военной флотилии. Свирьско-Петрозаводская операция должна была быть проведена войсками левого крыла Карельского фронта (командующий — генерал К. А. Мерецков, член Военного совета — Т. Ф. Штыков, начальник штаба — генерал Б. А. Пигаревич) при содействии Ладожской и Онежской военных флотилий.

В начале мая 1944 г. началась подготовка к наступательным действиям. Прежде всего были проведены перегруппировка и значительное усиление войск обоих фронтов. На Карельский перешеек, например, были переброшены 21-я армия и ряд других соединений.

К началу наступления оба фронта располагали на Карельском перешейке и в Южной Карелии 41 дивизией, 5 бригадами и 4 укрепленными районами, в которых насчитывалось около 450 тыс. солдат и офицеров, около 10 тыс. орудий и минометов калибра 76 мм и крупнее, более 800 танков и самоходно-артиллерийских установок.859 Таким образом, было обеспечено подавляющее превосходство наших войск над противником.

Большая работа проводилась по обучению войск преодолевать укрепления, прорывать проволочные заборы, растаскивать лесные завалы, штурмовать доты и дзоты.

Широко была поставлена партийно-политическая работа в войсках фронтов, показателем которой являлся рост партийных рядов. В мае 1944 г. только в частях Ленинградского фронта было принято в партию 10 549 человек.860

Все подготовительные мероприятия проводились настолько скрытно, что, по словам представителя гитлеровского командования в финской ставке В. Эрфурта, «финны не могли заметить, чтобы здесь (на Карельском перешейке. — Ред.) русскими велась какая-либо подготовка к наступлению ».861

Первыми перешли в наступление войска Ленинградского фронта на Карельском перешейке. По плану командования фронта главный удар решено было нанести на выборгском направлении силами 21-й армии (командующий — генерал Д. Н. Гусев) из района северо-восточнее Сестрорецка. 23-я армия (командующий — генерал А. И. Черепанов), используя успех 21-й армии, готовилась перейти в наступление из-за ее правого фланга. Расширяя прорыв в сторону своего правого фланга, 23-я армия должна была двигаться в кексгольмском направлении.

9 июня 1944 г. артиллерия армии и флота и авиация провели предварительное разрушение наиболее прочных укреплений финнов. За день было разрушено 335 инженерных сооружений противника, в том числе в полосе прорыва — 175.862

В конце дня, 9 июня, для проверки обороны финнов была проведена разведка боем. Противник принял ее за начало нашего наступления и считал, что ему удалось его отбить. За ночь финское командование за счет резервов значительно уплотнило боевые порядки первой оборонительной полосы. На следующий день, 10 июня, в 6 ч началась артиллерийская, а через час и авиационная подготовка наступления. Огонь артиллерии фронта и Балтийского флота бушевал 2 ч 20 мин. Как пишет маршал артиллерии Г. Ф. Одинцов, командовавший тогда артиллерией Ленинградского фронта, «три траншеи главной оборонительной полосы были разрушены до основания вместе с ее защитниками».863 Затем войска 21-й армии перешли в наступление. Так как наступление для противника было неожиданным, наши войска с ходу форсировали р. Сестру и к исходу первого дня продвинулись в глубину до 15 км. Главный удар в полосе 21-й армии наносился вдоль Выборгского шоссе силами 30-го гвардейского стрелкового корпуса, которым командовал генерал Н. П. Симоняк. 11 июня в бои включились части 23-й армии. Корабли Ладожской военной флотилии в этот день демонстрировали высадку десантов в отдельных районах и огнем своей артиллерии наносили удары по опорным пунктам врага.

За три дня наступательных боев, в которых советские воины показали образцы отваги и высокого воинского мастерства, наши войска прорвали первую полосу обороны противника на Карельском перешейке и подошли ко второй, наиболее мощной.

Прорыв второй полосы финской обороны начался утром 14 июня. Бои здесь проходили в исключительно трудных условиях, так как этот оборонительный рубеж был сильно насыщен долговременными железобетонными сооружениями. Наступление советских войск, начавшееся после мощной артиллерийской подготовки, велось на двух направлениях: 21-я армия наступала на выборгском направлении, а 23-я — на кексгольмском. В связи с тем что группировка противника вдоль Выборгского шоссе была усилена резервами, командование фронта перенесло главный удар в полосе 21-й армии на левый фланг, вдоль Приморского шоссе. Для этого сюда за одни сутки были перегруппированы части 3-го артиллерийского корпуса прорыва, которым командовал генерал Н. Н. Жданов. Как вспоминал главный маршал авиации А. А. Новиков, находившийся тогда на Ленинградском фронте в качестве представителя Ставки Верховного Главнокомандования, в этом смелом решении Л. А. Говорова «проявился не только его полководческий талант, но и гражданское мужество. Я отлично представлял себе, что он пережил, входя с таким предложением в Ставку».864 В результате уже к 17 июня обе армии вышли к третьей полосе, проходившей в значительной части по северным берегам озер Вуоксинской системы. Она представляла собой систему оборонительных укреплений, которая состояла частично из сооружений, сохранившихся от старой «линии Маннергейма» после войны 1939—1940 гг., а также из выстроенных вновь.

Финское командование бросило все свои резервы для борьбы с советскими войсками на третьей полосе обороны, непосредственно прикрывавшей подступы к Выборгу. Сильные бои развернулись на главном участке третьей полосы финской обороны — от Выборгского шоссе до Финского залива. Направление главного удара 21-й армии вновь было перенесено в центр полосы наступления армии, вдоль Выборгского шоссе, и наносил его 97-й стрелковый корпус, введенный в сражение из второго эшелона армии. 18 июня соединения 21-й армии прорвали сильно укрепленные позиции врага и овладели г. Койвисто, а 20 июня освободили Выборг. В боях за Выборг особенно ярко проявилось возросшее мастерство советских войск. Тесное взаимодействие пехоты, артиллерии, танковых частей, авиации и флота, высокое морально-политическое состояние войск обеспечили успешный штурм города.

Освобождением Выборга частями 21-й армии и выходом соединений 23-й армии к Вуоксинской водной системе фактически закончилась Выборгская операция правого крыла Ленинградского фронта.

В последующие дни велись бои за острова в Финском и Выборгском заливах. Эти операции были осуществлены Балтийским флотом совместно с 59-й армией под командованием генерала И. Т. Коровникова, управление которой прибыло на Карельский перешеек с нарвского направления в конце июня 1944 г. К 24 июня были заняты все острова Бьеркского архипелага, а к 5 июля освобождены острова Выборгского залива.

В результате победы советских войск на Карельском перешейке линия фронта отодвинулась от Ленинграда более чем на 150 км, что сняло угрозу нашему городу с севера.

Успехи советских войск на Карельском перешейке содействовали осуществлению Свирьско-Петрозаводской операции войск Карельского фронта. Наступление войск 7-й армии (командующий — генерал А. Н. Крутиков), которой предстояло форсировать р. Свирь, началось утром 21 июня, когда на Карельском перешейке еще продолжался грохот боя. Вначале на оборону противника обрушился авиационный, а затем и артиллерийский удар.

Для более полного выявления вражеских огневых точек была организована ложная переправа через реку. Затем, после переправы подразделений разведки и обеспечения, в районе Лодейного Поля началось форсирование реки первым эшелоном стрелковых войск, которые к концу дня захватили на северном берегу Свири плацдарм глубиной 16 км. Правофланговые соединения 7-й армии к исходу 21 июня ликвидировали большую часть плацдарма противника на южном берегу реки. За первые два дня боев войска 7-й армии, форсировав Свирь на широком фронте, вклинились в оборону противника на 10—12 км. 23 июня корабли Ладожской военной флотилии высадили десант в районе р. Тулоксы, в тылу финской обороны. К исходу 25 июня был освобожден районный центр Олонец. 28 июня десантники Онежской военной флотилии вступили в Петрозаводск. Затем войска 7-й армии преследовали отходившего противника. Только на линии Лаймола—Питкяранта, где противник подготовил оборонительный рубеж, бои затянулись.

Успешно развивалось наступление войск 32-й армии (командующий — генерал Ф. Д. Гореленко) севернее Онежского озера. 23 июня они освободили Медвежьегорск, а 28 июня вступили в Кондопогу. К 21 июля части 176-й стрелковой дивизии вышли к советско-финляндской границе в районе Лонгонвара. 29 августа 1944 г. Ставка Верховного Главнокомандования приказала приостановить наступательные действия 7-й и 32-й армий и перейти к жесткой обороне на достигнутом рубеже.865

На этом закончилась Свирьско-Петрозаводская операция войск Карельского фронта. Советские войска освободили значительную часть Карело-Финской ССР. Были возвращены Кировская железная дорога и Беломорско-Балтийский канал, имевшие важное значение для Ленинграда и всей страны.

В заключительных сражениях за Ленинград на Карельском перешейке и в Южной Карелии советские воины, ведя наступление в труднейших условиях лесисто-болотистой местности, без дорог, преодолевая яростное сопротивление противника, проявили несгибаемую волю к победе, высокое мужество и массовый героизм. Более 93 тыс. человек были награждены орденами и медалями. 78 воинов получили звание Героя Советского Союза,866 среди них сержант В. Р. Николаев, ефрейтор Д. К. Ушков, генерал-лейтенант И. П. Алферов, полковник А. Г. Афанасьев, старший лейтенант И. И. Соломоненко, старшина И. Д. Морозов, старшие сержанты В. П. Елютин, Н. М. Чухреев и В. И. Немчинов, сержанты В. А. Малышев, И. К. Паньков, младший сержант И. С. Зажигин, рядовые А. Ф. Барышев,. Саркказы Бекбосунов, В. А. Маркелов, И. П. Мытарев, Б. Н. Юносов, П. П. Павлов, М. И. Тихонов, А. М. Алиев, М. Р. Попов, лейтенант И. Г. Плис, младший лейтенант К. А. Кулик, ефрейтор В. Р. Спирин, майор П. И. Иллюшенко, краснофлотец. А. И. Мокшин, старшина Ф. М. Крылов, капитан С. Д. Логинов.

Освобождением Карельского перешейка и Южной Карелии завершилась героическая борьба за Ленинград, являющаяся одной из самых, ярких страниц летописи Великой Отечественной войны.

Летом и осенью 1944 г. Советские Вооруженные Силы нанесли поражение гитлеровским войскам и на других участках советско-германского фронта.

Финляндия, оказавшись перед угрозой перенесения военных действий: на ее территорию, вступила в мирные переговоры с Советским правительством, и вскоре военные действия с ней были прекращены.

Город Ленина при поддержке всей страны приступил к залечиванию ран, нанесенных ему немецко-фашистскими варварами.

XIII. Ленинград в 1943 г.

Прорыв блокады Ленинграда, давший возможность установить прямую сухопутную связь с Большой землей, серьезно улучшил положение города. Хотя осада и не была еще снята и враг продолжал стоять у стен города, подвергая его жестоким артиллерийским обстрелам, прорыв блокады оказал существенное влияние на жизнь и борьбу ленинградцев. Окрепла их уверенность в своих силах, в неприступности Невской твердыни, в неизбежности разгрома фашистских полчищ под Ленинградом. Появилась возможность активизировать работу промышленности на нужды фронта и народного хозяйства страны. Радостно начался для исстрадавшихся ленинградцев 1943 год, он предвещал новые победы в борьбе с агрессорами.

Первым ощутимым результатом прорыва блокады стало улучшение снабжения воинов фронта и населения города. Прошло две недели с момента установления постоянной железнодорожной связи с Большой землей, и в Ленинграде ввели нормы продовольственного снабжения, установленные для крупнейших промышленных центров страны. Работники оборонных предприятий и металлургических цехов стали получать по 700 г хлеба в день, рабочие других предприятий — по 600, служащие — по 500, дети и иждивенцы — по 400 г.712 Увеличились нормы снабжения другими видами продовольствия.

С установлением железнодорожного движения усилился поток в Ленинград делегаций трудящихся союзных республик, краев и областей.

Фонд помощи осажденному городу, созданный еще в 1942 г., пополнился новыми денежными взносами, продовольствием и топливом. Всенародная помощь Ленинграду приобрела в это время большой размах.713 Горняки шахты 10/16 в Черемхове в ознаменование прорыва блокады обязались добыть ко дню Красной Армии пять эшелонов угля сверх плана и построить на собственные сбережения танк. Коллектив Иваново-Владимирской шахты Епифановского района Тульской области послал ленинградцам 21 вагон добытого сверх плана угля.714 Шахтеры Воркуты провели: фронтовой месячник помощи осажденному Ленинграду. Забойщик В. И. Погорельский, оставаясь в шахте после смены, вырубил для Ленинграда 50 т угля.715 Машинист Северо-Печорской железной дороги П. X. Заведей приобрел на свои сбережения эшелон дров, сам со своей поездной бригадой доставил его в Ленинград и передал в дар детским учреждениям города.716 Добыча сверхпланового топлива в фонд Ленинграда развернулась и на шахтах Подмосковного угольного бассейна.

В тыловых районах страны продолжался сбор средств на строительство боевой техники для Ленинградского фронта. На сбережения трудящихся были построены штурмовик «Ярославский комсомолец» и самолет-истребитель «Вологодский комсомолец». Волховчане собрали деньги на истребитель для своего земляка, летчика Балтийского флота Героя Советского Союза гвардии капитана В. Ф. Голубева. Летчикам Балтики подарили боевые самолеты и трудящиеся Горьковской области. Рабочие и колхозники Новосибирской области пожертвовали свои сбережения на строительство эскадрильи «За Родину», вологодцы — на авиасоединение «Героическому Ленинграду», а омичи — на танковую колонну «Омский колхозник». По инициативе комсомольцев в Чкаловской области были собраны деньги на постройку бронекатеров для Балтийского флота.717 По предложению членов колхоза «Новая жизнь» в конце января в Новосибирской области была проведена Неделя помощи Ленинграду.718

Ленинградцы получали подарки от трудящихся Поволжья, Урала, Казахстана, Сибири, Туркмении, Киргизии, Узбекистана. Подарки приходили из прифронтовых и даже из освобожденных от вражеской оккупации районов страны.

В апреле население Ленинграда получило сверх установленной нормы муку, манную крупу, сухие грибы, овощи, грецкие орехи — все это были продукты, присланные трудящимися Горьковской и Ярославской областей, Приморского и Красноярского краев, Узбекской и Казахской ССР и других областей и краев страны.719

Постоянная поддержка, которую оказывала ленинградцам страна, вдохновляла население города-героя на героическую борьбу до победного конца. Сложные задачи вставали перед ленинградской промышленностью. В условиях вражеской осады она должна была внести свой вклад в снабжение Ленинградского фронта боеприпасами, оружием, обеспечить ремонт боевой техники, а также создать резерв, необходимый для нанесения сокрушительного, решающего удара по немецко-фашистским войскам, осаждавшим город. Выполнение этих задач было связано с большими трудностями, вызванными усилившимися обстрелами города артиллерией противника, тяжелым состоянием предприятий, значительная часть которых была полностью или частично выведена из строя в результате воздушных налетов и обстрелов.

Между тем расширения деятельности ленинградской промышленности ждала вся страна. Потребность в изделиях ленинградских заводов и фабрик увеличилась особенно с того момента, когда встал вопрос о восстановлении промышленности районов, освобожденных от немецкой оккупации. С начала 1943 г. Государственный Комитет Обороны принял ряд постановлений, предусматривавших восстановление производства на крупнейших предприятиях Ленинграда. Особое внимание было обращено на возрождение энергомашиностроения, судо- и электроприборостроения. В специальных решениях были определены задачи таких заводов, как «Электросила», Невский машиностроительный им. В. И. Ленина, Кировский, Ижорский, «Большевик». Уже в первой половине 1943 г. задание ГКО получили 15 крупнейших заводов, 12 предприятиям оно было установлено соответствующими наркоматами.720

Перед коллективом «Электросилы» стояла задача — уже в 1943 г. восстановить производство турбо- и гидрогенераторов и крупных электрических машин с аппаратурой пуска. Одним из важнейших было задание изготовить генератор для Рыбинской ГЭС, дававшей электроэнергию столице. Специалисты-электросиловцы вели также шеф-монтаж электрооборудования на важнейших промышленных предприятиях, электростанциях и шахтах. Большую работу проделали ленинградцы на Челябинской ТЭЦ, где помогали восстановить турбогенератор мощностью 100 тыс. кВт.721

Борьба за расширение деятельности ленинградской промышленности протекала в сложных условиях. Не хватало рабочих рук. Не было не только квалифицированных, кадровых рабочих — на предприятиях давно преобладали женщины и молодежь, впервые пришедшие на производство в годы войны, — негде было взять даже совершенно не обученных людей. Опустели промышленные районы города, близкие к фронту, но и в центре, в «тылу», куда в блокаду частично перебрались люди с окраин, численность населения резко сократилась. В Куйбышевском районе, стоявшем на одном из последних мест по числу обстрелов, к концу года оставалось лишь 28 тыс. человек из 175 тыс., проживавших там в 1941 г. (т. е. численность населения уменьшилась более чем в 6 раз).722

Большинство действующих заводов нуждалось в помощи. Однако город не располагал больше свободными трудовыми резервами. Ввозить рабочих в условиях продолжавшейся осады было преждевременно. Укреплять рабочей силой предприятия, производившие боеприпасы, вооружение, литье,. прокат, и организации, заготавливавшие топливо, проводившие ремонтно-восстановительные и погрузочно-разгрузочные работы, приходилось путем перераспределения наличных сил между отраслями хозяйства и отдельными заводами. Часть людей взяли из обслуживающих отраслей, провели сокращение штатов на второстепенных предприятиях, 15 предприятий частично или полностью законсервировали. Были закрыты или объединены десятки мелких артелей, временно ликвидировали около 150 магазинов и киосков.723 В результате всех этих мер удалось направить в оборонную промышленность около 20 тыс. человек.724

Но и эти меры не позволили полностью решить проблему кадров. Положение с рабочей силой на заводах Ленинграда в 1943 г. оставалось весьма тяжелым. Когда в конце года заводу «Металлист» для выполнения плана по производству деталей для пистолета-пулемета Судаева (ППС) потребовались рабочие руки (в результате мобилизаций, проведенных за период с апреля по сентябрь 1943 г., коллектив предприятия сильно поредел — на нем оставалось около сотни человек), районное бюро по учету и распределению рабочей силы в качестве крайней меры смогло послать на завод 20 человек инвалидов II и III групп, около десятка женщин в возрасте 50 лет и несколько подростков.725

Приходилось обращаться за помощью к частям Ленинградского фронта. Большую помощь в восстановлении и пуске цехов оказали подразделения Инженерного управления Ленинградского фронта. В проведении ремонтно-монтажных работ на «Электросиле» принял участие отряд из 500 военных строителей.726

В ряде случаев для монтажа и пуска оборудования на заводы посылали отряды моряков Балтийского флота. Когда в октябре на Кировском заводе были пущены два листопрокатных и один сортовой станы, обслуживали их первое время около сотни моряков одной из воинских частей.727 Некоторым предприятиям разрешили небольшое число рабочих набрать вне Ленинграда. В апреле 1943 г. на «Электросилу» были присланы 300 человек. Это были люди, мобилизованные военкоматами в других областях и направленные в Ленинград, что практически приравнивалось к отправке на фронт.728 Подобная помощь была оказана и некоторым другим заводам, но размеры ее во всех случаях оставались незначительными.

Большое внимание уделялось повышению интенсивности труда. Улучшение питания и сокращение в связи с этим заболеваемости среди рабочих729 позволили продлить рабочий день на всех предприятиях Ленинграда. Требовалось не только усилить организацию и интенсивность труда, но и обратить самое серьезное внимание на качество обучения нового пополнения. От подготовки операционников на предприятиях стали переходить к более систематическому и полному обучению рабочих кадров.

Значительную трудность представляло материальное обеспечение работы промышленности. Возможности железнодорожной магистрали, соединявшей Ленинград с Большой землей, использовались предельно, однако нехватка топлива, оборудования и сырья сказывалась в осажденном городе достаточно сильно. Вновь и вновь приходилось изыскивать внутренние ресурсы и использовать их наиболее целесообразно — лишь на самых ответственных участках производства.

В конце мая Городской комитет партии совместно с Исполнительным комитетом Горсовета приняли постановление о мобилизации материальных ресурсов. В постановлении указывалось на необходимость еще более суровой экономии сырья, топлива и электроэнергии, предлагалось полностью использовать наступающее летнее время для выявления дефицитного сырья и металлов, для заготовки местных видов топлива. Был усилен контроль над распределением материалов и оборудования. Специальные комиссии провели проверку законсервированных предприятий и уточнили наличие у них различных материалов.

Находчивость и изобретательность проявили ленинградцы, решая вопросы обеспечения промышленности металлом, запасы которого за время блокады значительно сократились. В дело шли ломаные механизмы, разбитые железнодорожные вагоны и рельсы, отслужившие свой век корабли, металлоконструкции разрушенных построек. Делались попытки заменить металл там, где это было возможно, древесиной и пластмассой. А школьники Кировского района, наиболее близкого к линии фронта, собрали более 5 тыс. кг осколков снарядов и мин.730

В результате усилий ленинградцев в 1943 г. подавляющая часть черного и цветного металлов для промышленности была изыскана внутри города. Более того, по заданию ГКО во второй половине года трудящиеся заводов и фабрик собрали и отгрузили Магнитогорскому, Кузнецкому и другим металлургическим комбинатам около 200 тыс. т лома черного и цветного металлов.731

Ленинградские специалисты, используя оставшиеся в блокированном городе запасы сырья, разрабатывали новые составы взрывчатых смесей. Рабочие одного из заводов переработали около 300 т пироксилиновых отходов, скопившихся за многие годы. Для производства боеприпасов использовали также взрывчатку, извлеченную из неразорвавшихся авиабомб противника.732

Конечно, далеко не все виды сырья можно было найти внутри осажденного города. Некоторых материалов не хватало. Это вызывало перебои в работе отдельных цехов и целых предприятий. Даже в октябре, когда железнодорожная ветка Шлиссельбург—Поляны работала уже довольно устойчиво, из-за отсутствия материалов цехам Кировского завода случалось простаивать целые недели.733

Развертывание работы предприятий ленинградской промышленности еще в большей степени зависело от решения топливной проблемы. Внутри города запасы топлива кончились. В 1942 г. на дрова были разобраны тысячи домов и деревянных построек. К середине 1943 г. этот источник топлива в основном был исчерпан. Иссякли возможности заготовки торфа и древесины внутри блокадного кольца за чертой города. В конце марта в связи с таянием льда прекратилось движение на Ладожской автотрассе. Работа Шлиссельбургской трассы еще не была налажена достаточно хорошо. Затруднения с топливом в городе увеличились. В первой половине апреля из-за отсутствия электроэнергии заводы простаивали более половины рабочего времени. В начале лета ряд крупнейших предприятий города из-за простоев, вызванных обстрелами, не выполнял заданий по производству вооружений и боеприпасов. В результате потребность фронта в боеприпасах обеспечивалась ленинградскими предприятиями лишь на 10— 15%.734

Чтобы поддержать работу промышленности, ленинградцы собирали уголь на железнодорожных путях. В Торговом порту водолазы поднимали со дна уголь, упавший в воду при разгрузке судов. В качестве топлива использовались отходы гидролизного производства — лигнин. Практиковалось брикетирование угольной мелочи с пеком. В смеси с древесными опилками использовался гудрон, извлеченный из отходов на нефтеперегонных заводах.735

Все труднее становилось изыскивать и древесное топливо. За время с 1941 по 1943 г. весь лес внутри блокадного кольца был вырублен. Секретарь Горкома партии Я. Ф. Капустин говорил по этому поводу: «На Карельском перешейке больше нечего заготовить, леса больше нет, осталось корчевать пни».736 Заготовку древесины на топливо пришлось перенести на восточное побережье Ладоги. Весной было мобилизовано и послано в северо-восточные районы Ленинградской области свыше 14 тыс. человек. Железная дорога — Дорога победы — освободила водный транспорт от большей части перевозок, это позволило использовать суда ладожской флотилии для переброски заготовленного топлива в Ленинград.

Пошли в ход даже самые незначительные внутренние источники топлива. Так, в Приморском районе на Неве вылавливали принесенные весенним паводком бревна. По инициативе Красногвардейского и Володарского районов с наступлением весны была начата заготовка торфа на территории города. В Невском районе торф нашли в Стеклянном городке и в Клочках, в Красногвардейском — около шоссе Революции, в Выборгском — на северных окраинах Сосновки, даже в Московском районе некоторое количество торфа было найдено на пустырях за Домом Советов. Всего в городе было создано 14 небольших торфопредприятий, объединенных под руководством специально организованного для этого городского треста «Ленторф». В течение 1943 г. они заготовили около 50 тыс. т торфа.737

Летом началась добыча местного бурого угля на Комаровском месторождении в Боровичском районе. Приблизительно с июля этот уголь стал поступать на городские электростанции. Во второй половине года и в первые месяцы 1944 г. город получил 80 тыс. т боровичского угля.738

Конечно, и корчевание пней, и сбор плавника на Неве, так же как и малопродуктивная добыча торфа на мелких участках в черте города, экономически, может быть, и не оправдывались, но эти меры были необходимы в тяжелых условиях осажденного города. В совокупности они сыграли свою роль, став серьезным подспорьем при решении топливной проблемы.

Немаловажное значение имела экономия топлива и сырья. Начатая в 1942 г., эта работа в 1943 г. приобрела систематический и всеобщий характер. Задания по экономии имели и предприятия, и каждый отдельный рабочий. Соревнование за бережное использование материалов и топлива охватило все действующие заводы и фабрики ленинградской промышленности. Благодаря этому с середины декабря 1942 г. по 1 сентября 1943 г. удалось сэкономить около 12 млн. кВт·ч электроэнергии, 16 тыс. т условного топлива, свыше 22 тыс. т дальнепривозного дефицитного топлива было заменено местным.739

Трудящиеся Ленинграда делали все возможное, чтобы усилить работу промышленных предприятий. Меры по решению топливной проблемы, жесткая экономия и поиски заменителей дефицитных материалов, обучение неквалифицированных рабочих и пересмотр норм выработки — все это постепенно стало давать положительные результаты.

По мере укрепления материальной базы ленинградской промышленности положение изменилось. Выпуск оборонной продукции стал резко возрастать. Завод им. Воскова, одно из многих предприятий, которые в начале лета не выполняли программу, в августе выпустил продукции на 75% больше, чем в предыдущем месяце.740 Во втором полугодии 1943 г. выпуск автоматов и пулеметов увеличился в 2 раза, реактивных и артиллерийских снарядов — соответственно в 3 и 4 раза по сравнению с первой половиной года.741 Промышленность осажденного города надежно обеспечила боеприпасами войска Ленинградского фронта и Краснознаменный Балтийский флот.

Впервые в стране на заводах Ленинграда были освоены новые типы пороха и организован выпуск всех видов минометного выстрела. Лотом 1943 г. они большими партиями стали вывозиться на другие фронты. Было восстановлено производство тяжелых морских орудий. Ленинградские судостроители изготовили на своих заводах более 100 тыс. единиц автоматического стрелкового оружия, значительное количество боеприпасов и минно-трального вооружения. Благодаря широко развернутым ремонтным работам судостроители вернули флоту более 250 боевых кораблей разных классов. В отличие от 1942 г. они не только ремонтировали, но и строили боевые корабли небольшого водоизмещения. Выступая на пленуме Городского комитета партии в апреле 1944 г., командующий Краснознаменным Балтийским флотом адмирал В. Ф. Трибуц отметил, что в победах балтийских моряков «немалая заслуга ленинградских рабочих, которые помогли усилить флот своей самоотверженной работой». Приводя примеры отличной работы ленинградцев, он рассказал о шхерном мониторе, получившем в боях с фашистами многочисленные повреждения, но не затонувшем благодаря исключительной прочности броневой обшивки.742 Работа, выполненная ленинградскими кораблестроителями, составила значительную часть всей производственной программы заводов судостроения. 22 января 1944 г. Государственный Комитет Обороны отметил успешную работу ленинградских корабелов.

Оценивая роль трудящихся в подготовке разгрома оккупантов под Ленинградом, А. А. Жданов говорил: «Вся потребность фронта в автоматическом оружии, в значительной мере потребность в снарядах и минах наиболее ходовых калибров... была обеспечена в достаточной мере силами самой ленинградской промышленности».743

Большую помощь в укреплении обороноспособности города оказали ученые. В 1943 г. в Ленинграде уже работало 61 научно-исследовательское учреждение. В июле 1943 г. при Доме ученых было организовано Бюро научной и научно-технической помощи городу и фронту. Оно стало центром всей научно-исследовательской работы оборонного характера. С помощью и при активном участии членов Бюро было решено свыше 200 проблем ленинградской промышленности по металлургии, машиностроению, приборостроению, химии и другим отраслям.744

Но ленинградцы не ограничили свои задачи обеспечением фронта и созданием резерва для готовившегося наступления. В тяжелых условиях вражеской осады они приступили к частичному восстановлению ряда наиболее важных предприятий. Одним из первых начал восстанавливаться завод «Электросила». С марта по июнь 1943 г. электросиловцы с помощью строителей провели самые необходимые восстановительные работы и установили 720 единиц различного оборудования. Враг не прекращал обстрелов территории завода, подчас разрушая только что отремонтированное, и тогда восстановительные работы приходилось начинать заново. Но люди не сдавались, не опускали рук. В этих тяжелых условиях, при нехватке специалистов, оборудования и материалов, в нескольких километрах от линии фронта, коллектив «Электросилы» сумел наладить мирное производство и уже в 1943 г. дал стране первые турбогенераторы и электромашины общей мощностью 103 тыс. кВт, более чем вдвое превысив задание ГКО.745

На Кировском заводе. 1943 г.Рабочие осажденного города уже готовили турбогенераторы для шахт Донбасса, гидрогенератор для разрушенной Рыбинской электростанции, ремонтировали генератор для Дубровской ГЭС. Работы по восстановлению мирного производства начались и на других крупнейших заводах Ленинграда, таких как Металлический, «Севкабель», «Экономайзер», им. К. Маркса, «Красный выборжец», «Красный химик». Невскому машиностроительному заводу им. В. И. Ленина по решению ГКО было поручено восстановить в 1943—1944 гг. производство стационарных паровых турбин малой и средней мощности и турбомашин и уже в 1943 г. начать производство запасных частей и ремонт вспомогательных судовых механизмов.

В начале февраля рабочие «Русского дизеля» приступили к восстановлению механического цеха, а в марте цех уже дал первую продукцию. На заводе не оставалось оборудования, производственные помещения были повреждены пожаром. Самые необходимые станки и механизмы пришлось брать с других ленинградских предприятий. В разрушенных цехах рабочие собирали уцелевший инструмент. Преодолев все трудности, коллектив завода восстановил ремонтно-сборочный цех, и в августе в нем был закончен первый капитальный ремонт мощного дизельного двигателя.746

На «Светлане» возврат к производству довоенной продукции начался в конце февраля с восстановления стекольного производства, хотя на заводе оставалось всего лишь два специалиста-инженера и один квалифицированный стеклодув. Были восстановлены газовый завод, водопроводная станция и ряд других вспомогательных производств. 19 марта благодаря усилиям всего коллектива начала работать стеклоплавильная печь. Уже в 1943 г. коллектив «Светланы» обеспечил выпуск 15 типов электровакуумных приборов и дал стране продукции более чем на 10 млн. руб.747 В 4—5 км от фронта восстанавливали производство на своем заводе рабочие-кировцы. Правительство поставило перед ними задачу — возобновить работу среднесортного прокатного стана и пустить электропечь. Коллектив Кировского завода не только выполнил задание ГКО, но и пустил сверх того мелкосортный прокатный стан и мартеновскую печь. Большую помощь рабочим оказали военные строители и моряки Балтийского флота. Но и сами кировцы выполнили около трети всех ремонтно-строительных работ, проведенных на заводе, и уже в 1943 г. дали стране продукции на 84 млн. руб.

Тяжелые испытания выпали на долю коллектива завода «Большевик». Очевидно, фашисты знали, что изготовляется на этом предприятии, и систематически обстреливали его. На территории завода постоянно рвались снаряды. Два особенно сильных массированных обстрела в мае 1943 г., последовавших один за другим, вызвали сильный пожар горючего, находившегося в это время на складе.748 Над складом поднялся высокий столб черного дыма. Ориентируясь на него, враг усилил обстрел. Снаряды рвались на территории завода и в цехах. Были порваны электросиловые линии, полопались, трубы водопроводов, и пожарным пришлось качать воду из Невы. В результате частых артиллерийских обстрелов, под угрозой оказалось своевременное выполнение важного правительственного задания. Чтобы обсудить создавшееся положение, было собрано общезаводское партийное собрание. Перед коммунистами выступил секретарь Горкома партии Я. Ф. Капустин. В результате напряженнейшего, героического труда коллектива завод «Большевик» выполнил ответственное задание. По итогам работы за май 1943 г. завод получил переходящее Красное знамя Наркомата и ВЦСПС. В августе на заводе начала действовать первая в осажденном городе мартеновская печь.

Напряженно трудился над выполнением важнейшего правительственного задания коллектив завода им. К. Маркса. Ему было поручено собирать и монтировать на автомашины типа «ЗИС-5» грозное новое оружие, ставшее известным под названием «Катюша». В глубокой тайне оно накапливалось для январского наступления под Ленинградом. О героическом труде тех дней вспоминал позднее токарь В. Н. Сторонкин: «... работал по 24 часа и сам удивлялся, откуда брался этот подъем, откуда брались силы? Я говорю это не только о себе, но и о целой группе товарищей нашего цеха, нашего завода... Я несколько ночей, не выходя из завода, работал. Усталый, отуманенный выйдешь во двор и видишь — выходят наши машины, видишь, что это результат твоей работы... это придавало еще больше сил, создавало еще больший подъем».749 Выполняя задание Военного совета Ленинградского фронта, рабочие предприятия увеличили производство 76-миллиметровых снарядов, освоили новые образцы миномета и штыка. Несмотря на большой объем работ, они нашли в себе силы начать восстановление цехов и подсобных производств завода. К концу 1943 г. в эксплуатацию было пущено около 30 тыс. кв. м производственных площадей, что почти вдвое превышало возможности 1942 г.750 Параллельно с выполнением военных заказов коллектив завода им. К. Маркса по заданию Городского комитета партии приступил к конструированию и выпуску трехлемешных тракторных плугов, штампов и инструментов для других заводов города. Трудящиеся предприятия одержали большую победу — сконструировали и выпустили в декабре 1943 г. новый образец крутильного кордного ватера.751 Не имея еще к этому времени достаточного материального обеспечения и необходимого качественного оборудования, трудящиеся завода не смогли приступить к массовому, поточному производству этого вида мирной продукции, но сам факт выпуска текстильных машин в условиях осажденного города был замечательным свидетельством коренного перелома, наступившего в положении Ленинграда.

На многих заводах и фабриках Ленинграда восстанавливалось и расширялось производство. Всего в течение 1943 г. удалось частично восстановить работу 85 крупных промышленных предприятий.752

Усилению работы промышленности в значительной мере содействовало широко развернувшееся социалистическое соревнование. В апреле 1943 г. комсомольцы Володарского и Свердловского районов предложили начать соревнование молодежи в честь 25-летия ВЛКСМ. Бюро Городского комитета комсомола одобрило эту инициативу. Началось соревнование, в ходе которого 65% молодых производственников Ленинграда стали систематически перевыполнять норму не менее чем в 1,5 раза. Высоких показателей добились комсомольцы Красногвардейского и Володарского районов Ленинграда.753 Соревнование ширилось и набирало силу. На городскую доску Почета ГК ВЛКСМ в июне было занесено 18 комсомольских организаций промышленных предприятий, в июле — 30, в августе — 68, а в сентябре — 79.754 За шесть месяцев соревнования, посвященного 25-летию ВЛКСМ, рабочая молодежь Ленинграда изготовила сверхплановой продукции на 35 млн. руб.755

Больших успехов добились трудящиеся ленинградской промышленности в ходе соревнования, посвященного 26-й годовщине Великой Октябрьской социалистической революции. В ноябре 1943 г. число соревнующихся возросло в 2 раза по сравнению с тем же периодом 1942 г., увеличилось количество ударников и стахановцев. Валовый выпуск промышленной продукции в третьем квартале почти на 35% превысил результаты первого квартала 1943 г. Октябрьский план промышленность Ленинграда перевыполнила. Значительно увеличился выпуск боеприпасов и военной техники. К концу октября ленинградские трудящиеся дали фронту одних только автоматов в 2,5 раза больше, чем за весь предшествующий 1942 г.

Одной из важнейших задач, которую следовало решить в ходе соревнования, было повышение производительности труда в промышленности. Производственные нормы, оставшиеся в наследство от тяжелых дней зимы 1941/42 г., складывались в условиях, когда ослабевшие от голода люди работали в нетопленных помещениях, не имея возможности использовать механизмы из-за отсутствия электроэнергии. Эти нормы были намного ниже довоенных и не соответствовали новым условиям, создавшимся после прорыва блокады. На заседании партийного актива Петроградского района в ходе обсуждения итогов первого квартала 1943 г. был поставлен вопрос о необходимости повышения производственных норм. Партийные собрания, прошедшие вслед за тем на предприятиях, подтвердили своевременность и важность этой задачи.

В начале июля комсомольцы Адмиралтейского судостроительного завода обратились к молодежи Ленинграда с призывом начать пересмотр норм. Уже в первые дни на предложение адмиралтейцев откликнулись коллективы 58 ленинградских предприятий. Летом движение за пересмотр норм распространилось во всех отраслях промышленности. Особенно успешно оно прошло у судостроителей, закончивших пересмотр заниженных норм к началу сентября 1943 г.

Коллективы большинства ленинградских предприятий приняли участие во Всесоюзном социалистическом соревновании. Успешно развивалось начатое рабочими «Большевика» и Кировского завода соревнование по профессиям. Появлялись «бригады мести», крепло соревнование за звание фронтовых бригад. Широко распространилось соревнование за экономию сырья, топлива и электроэнергии. Целые коллективы промышленных предприятий показали образцы массового трудового героизма. Особенно отличились в 1943 г. ленинградские судостроители: они удерживали переходящее Знамя Наркомата Военно-Морского Флота в течение всего года.

За успешное выполнение правительственного задания коллектив завода «Электросила» получил переходящее Красное знамя Государственного Комитета Обороны. Этой высокой награды были удостоены также заводы Адмиралтейский, им. Н. Г. Козицкого и им. Г. К. Орджоникидзе и 13 других передовых предприятий города. Всего за 1943 г. коллективы ленинградских предприятий 216 раз завоевывали переходящие Красные знамена ГКО и 127 раз — знамена ВЦСПС и отраслевых профессиональных союзов.756

Благодаря усилиям ленинградских трудящихся 1943 год стал годом ускорения темпов в работе промышленности. По Ленинграду производительность труда по сравнению с 1942 г. возросла на 60%. После прорыва блокады объем валовой продукции ленинградской промышленности стал быстро возрастать. Всего за 1943 г. заводы и фабрики Ленинграда произвели промышленной продукции на 2,5 млрд. руб.757 Общий прирост производства увеличился по сравнению с предыдущим годом на 84% С ноября вывоз оборудования с ленинградских заводов в тыловые районы был окончательно прекращен. К концу года в осажденном городе полностью или частично действовали уже 186 крупных промышленных предприятий.758 С четвертого квартала 1943 г. частично, а с января 1944 г. полностью ленинградская промышленность была снова включена в общесоюзный план народного хозяйства.759 К этому времени около трех четвертей крупных предприятий Ленинграда выпускало военную продукцию. Ленинградцы с честью справились с основной задачей — выполнением заказов фронта — и, как уже указывалось, приступили к производству турбин, генераторов, текстильных машин, универсально-заточных станков, электровакуумных изделий, абразивов и других видов мирной продукции, необходимой для восстановления народного хозяйства и новостроек.

В середине февраля 1943 г. Сталинградский городской комитет партии принял решение о начале восстановления своего города. Ленинградцы одними из первых протянули братскую руку помощи защитникам волжской цитадели. Уже в марте ленинградские железнодорожники и рабочие Пролетарского паровозоремонтного и Октябрьского вагоноремонтного заводов собрали и отремонтировали оборудование для оборотного депо, водокачки и двух пунктов технического осмотра локомотивов, передвижную электростанцию, восстановительный поезд с подъемным краном, 10 вагонов-станций и различные путевые механизмы. В конце марта поезд с этим оборудованием был отправлен в Сталинград.760 7 апреля в Смольный пришла телеграмма. Сталинградцы благодарили за помощь и, отвечая на запрос Городского комитета партии, перечисляли материалы, необходимые им для восстановительных работ. Кроме того, они просили выслать типовые проекты жилых домов, административных зданий, в частности проект Дома Советов. Уже через три дня трудящиеся ленинградских заводов собрали первые несколько вагонов строительных материалов и оборудования.761 Движение помощи Сталинграду нашло широкую поддержку среди трудящихся Ленинграда. На одном из заводов рабочие организовали бригаду, которая, работая внеурочно, изготовила и погрузила 6 т различных слесарных и токарных инструментов. Работники научно-исследовательских институтов послали волжанам много ценных электроприборов. Всего было собрано 84 вагона грузов, необходимых для восстановления почти полностью разрушенного города.762 25 апреля из Ленинграда отправился эшелон из 40 вагонов. Его сопровождала делегация из шести человек. Рабочий, архитектор, инженер и партийно-комсомольские работники везли сталинградцам от трудящихся осажденного города сварочные аппараты, электроприборы, строительные материалы, лебедки, камнедробилки, водопроводные и фановые трубы, телеграфную и радиоаппаратуру, болты, гвозди, инструмент, типовые проекты жилых и административных зданий и два вагона книг — учебники для школ и художественную литературу.

В ответном письме волжане горячо благодарили трудящихся Ленинграда. «Вся страна помогает нам восстанавливать город, — писали они. — Но особенно дорога нам ваша помощь, дорогие ленинградцы. Преисполненные чувством глубокой благодарности за помощь... обещаем вам, товарищи ленинградцы, приложить все силы, работать не покладая рук над восстановлением родного города».763

Готовность, с которой ленинградцы спешили помочь волжанам, не была случайной. Население города, пережившего ужасную блокаду и продолжавшего находиться в осаде, знало цену братской солидарности.

Взаимопомощь, ответственность за свое предприятие, за свой город, может быть, никогда до этого не были так осязаемы, как в эти тяжелые годы. И вместе с тем никогда не была так нужна людям моральная поддержка, как в эти дни смертельной опасности и высшего напряжения. Война не только ожесточала, но и сплачивала людей, порождая потребность верить в товарища, в крепость тыла.

Предприятия и учреждения посылали коллективные письма на фронт, между незнакомыми людьми легко завязывалась дружеская переписка. Об исключительном внимании ленинградцев к воинам, защищавшим город, свидетельствует масса фактов. Характерен случай с артиллеристом старшим сержантом А. А. Чистовым. 12 сентября 1943 г. «Ленинградская правда» опубликовала его письмо-стихотворение «Просьба», в котором были такие строки:

Девчата родины моей!
Чтоб в яростной войне
Я стал к врагу в три раза злей,
Пишите письма мне!..764

Уже на третий день после опубликования стихотворения в газете почтальон принес Чистову вещевой мешок писем. За несколько дней число писем составило около трех тысяч, и сержант стал отдавать их в другие подразделения. Ему писали и подростки, и девушки, и пожилые женщины, но все письма в главном были похожи. «В марте я потеряла сестру от артобстрела..., — писала работница военного завода Е. Колесникова. — В тяжелые дни блокады я потеряла тетку, много хороших знакомых. Все это сделали немцы. А сколько потеряно здоровья! .. Я не говорю о тех разрушениях, которые они причинили городу. Всего описать невозможно. И я знаю, что после моего письма, письма совершенно незнакомой женщины, у вас станет сильнее чувство ярости к этому проклятому врагу».765

Ленинград сражался. В мае 1943 г. его роль в борьбе довольно точно определил финский журнал «Суомен Кувалехти» (орган национально-коалиционной партии), в котором говорилось, что Ленинград подобен руке, сжимающей горло рвущегося на Восток немецкого солдата. Но противник еще не отказался от замысла захватить Ленинград. Финский журнал писал: «... с наступлением весны вновь возрождаются надежды на падение Петербурга. Активизация действий... выразившаяся прежде всего в усилившемся обстреле тяжелой артиллерией промышленных объектов города, дает возможность предполагать, что нынешним летом судьба Петербурга будет решена».766

Ленинградская промышленность работала в тяжелых условиях. Враг продолжал бомбить и обстреливать город. В течение весны — в марте, апреле и мае — фашисты бомбили город 69 раз.767 Всего за 1943 г. фашистские самолеты сбросили на Ленинград 600 фугасных и более 2600 зажигательных авиабомб.768 Стремясь вызвать пожары, фашисты стали применять крупнокалиберные зажигательные бомбы весом свыше 50 кг. Во второй половине 1943 г. в связи с усилением нашей противовоздушной обороны немецко-фашистская авиация была вынуждена значительно сократить налеты на город. В июле—августе на Ленинград было совершено 9 воздушных нападений, в сентябре — ни одного, а в октябре в воздушное пространство города прорвался лишь один самолет противника. 17 октября 1943 г. на Ленинград упала последняя фашистская бомба.769

Вынужденное сокращение авианалетов фашисты старались компенсировать усилением артиллерийских обстрелов. Учтя опыт 1942 г., когда немецкая осадная артиллерия понесла заметные потери, новую артиллерийскую группировку командование 18-й армии создало в районе пос. Беззаботного. Теперь огневые позиции фашистов были удалены в глубь обороны, на 16—20 км от расположения наших контрбатарейных групп. Это расстояние превышало дальность стрельбы большинства наших орудий. Немецкие артиллеристы могли обстреливать Ленинград и Кронштадт, не неся при этом серьезных потерь. В район пос. Беззаботного были привезены 240-миллиметровые орудия, снятые с крейсеров, 177-миллиметровая французская и 210-миллиметровая дальнобойная пушки.770 Интервалы между отдельными орудиями увеличились до 300—500 м, позиции их основательно укреплялись и тщательно маскировались. Многие орудия были поставлены в железобетонные доты. Ленинградским артиллеристам приходилось теперь вести огонь не по батареям, а по отдельным, хорошо защищенным орудиям, что значительно усложняло задачу. Используя преимущества новых огневых позиций, фашисты возобновили с января 1943 г. жестокие обстрелы Ленинграда. Стремясь деморализовать, подавить волю защитников города, они усилили обстрелы людных перекрестков, трамвайных остановок, кинотеатров, госпиталей, больниц и школ.

В 1942 г. тревога в связи с артиллерийским обстрелом районов города объявлялась 391 раз, а в 1943 г. 2486 раз звучал по радио взволнованный голос диктора: «Внимание! Внимание! Говорит штаб местной противовоздушной обороны. Район подвергается артиллерийскому обстрелу, движение по улицам прекратить, населению немедленно укрыться!» 771 За 1943 г. по Ленинграду было выпущено более 68 тыс. артиллерийских снарядов.772

Стараясь дезорганизовать жизнь населения, добиться наибольшего числа жертв, фашисты стреляли по городу залпами с интервалами в 5—10 мин. Они то обрушивали огонь нескольких батарей на отдельные объекты, то обстреливали несколько районов одновременно. 17 мая работник Кировского завода Л. П. Галько записал в своем дневнике: «Сегодня первая ВТ (воздушная тревога. — Ред.) была объявлена в 0 ч 15 мин, отбой — в 1ч 10 мин, вторая ВТ — в 5 ч 25 мин, отбой — в 6 ч 17 мин, третья ВТ — в 7 ч, отбой в 10 ч 30 мин.... Сотни рабочих и служащих не попадают на работу, так как движение трамвая и пешеходов во время ВТ приостанавливается».773 В апреле—мае враг сосредоточил массированные огневые налеты на склады жидкого топлива, чаще стал применять термитные снаряды. Обстрелам, вызвавшим сильные пожары, подверглись 1-я ГЭС, заводы «Большевик», «Красный выборжец», нефтебазы Кировского завода и «Красный нефтяник», Торговый порт. Всего в 1943 г. врагу удалось вызвать в городе 412 крупных пожаров.774 Вызвав пожар, немецкие артиллеристы усиливали обстрел объекта и прилегающей к нему территории, стараясь затруднить его тушение. Так было, например, на 1-й Городской электростанции, когда снаряды попали в резервуары с мазутом. Пожар не должен был распространиться, так как это грозило остановкой электростанции, снабжавшей электроэнергией промышленные предприятия и город. А противник, чтобы помешать пожарникам, 8 раз обстреливал ГЭС и прилегавшую к ней территорию.775 Большое мужество и упорство требовалось в этих условиях от бойцов огненного фронта. В 1943 г. личный состав противопожарных подразделений потерял 176 человек убитыми, более 300 человек было тяжело ранено или контужено.776

3 мая ожесточенному обстрелу подверглась нефтебаза «Красный нефтяник». Фашистам удалось разбить несколько резервуаров, и горючее, растекаясь во все стороны, образовало огромный очаг пожара. Батальоны МПВО Московского района не смогли сдержать лавину огня. Пожар распространился на пять других резервуаров, охватил насосную станцию. Угроза нависла над всем запасом горючего. К нефтебазе прибыло около 400 пожарников, среди которых было много женщин и девушек.777 Борьба с огнем велась в чрезвычайно тяжелых условиях. Горящая нефть текла бойцам под ноги. От жары загоралась одежда ствольных, и их приходилось все время обливать водой. Все это происходило днем, в условиях отличной видимости. Очаг пожара хорошо просматривался со стороны немцев, и они усилили обстрел района нефтебазы. Падали убитые и раненые. Их сразу же выносили из опасной зоны, а другие продолжали на их местах борьбу с разбушевавшимся огнем. Командир пожарной охраны «Красного нефтяника» С. А. Шкарин, будучи ранен, не оставил своего поста. Командир отделения Бусов, пренебрегая смертельной опасностью, спустился на веревке внутрь горящего резервуара и работал там со стволом, пока не ликвидировал очаг. Боец МПВО Баранова не покинула свой пост, хотя вышка, на которой она находилась, была наполовину разрушена снарядом. Мужество ленинградцев победило. С огромным трудом пожар удалось ликвидировать. Большая часть драгоценного горючего была спасена. Но и потери были велики: из строя выбыли десятки людей, 14 бойцов-пожарников погибли в этот день от огня и снарядов врага.778

Артиллерийские обстрелы, пожары, гибель мирного населения не могли сломить мужество ленинградцев. В течение весны и лета 1943 г. проводилась большая профилактическая работа. Силами пожарников и населения на чердаки и верхние этажи домов было поднято 800 тыс. ведер песка для тушения зажигательных бомб. Был приведен в порядок пожарный инвентарь домохозяйств, сооружено более 1,5 тыс. трапов и лазов на крышах и чердаках зданий. Принятые меры и опыт, накопленный населением, а также улучшение общего положения в городе сказались на значительном сокращении числа пожаров (по сравнению с 1942 г.). Несмотря на резкое усиление обстрелов города и применение немцами термитных снарядов, убытки от пожаров по городу уменьшились в несколько десятков раз.779 Трудящиеся города прилагали все усилия, чтобы в кратчайшие сроки ликвидировать последствия варварских обстрелов и быстро наладить работу предприятий, движение транспорта на поврежденной магистрали. В осажденном городе стало правилом сразу же после налета делать все необходимое, чтобы по возможности ослабить, ликвидировать последствия бомбежек и артобстрелов. Можно привести много примеров того, как сразу после бомбежки, а иногда и до окончания вражеского налета рабочие и отряды ремонтников брались за восстановление поврежденных коммуникаций, за ремонт оборудования. В цех попадал снаряд, а через час люди уже закладывали пробоину в стене, вставляли в окна фанеру, ремонтировали станки и возобновляли работу. И так было не только там, где производили оружие или боеприпасы для фронта. Характерный эпизод вспоминает Б. П. Федоров, бывший в те героические дни секретарем Октябрьского РК ВЛКСМ. «Я был свидетелем того, — пишет он, — как несколько снарядов влетели в дом № 10 по улице Герцена. Они выбили все окна, разбили крышу, но уже через 15 минут после артиллерийского налета в каждом окне можно было увидеть девушку, которая тщательно забивала его фанерой, заделывала картоном или просто бумагой. Дворники подметали стекла с тротуара, и уже через час в доме был наведен порядок».780

У ленинградцев сложилось негласное правило — не прекращать работу во время обстрелов. В укрытие уходили только тогда, когда снаряды начинали рваться в непосредственной близости. Многие и в этом случае пренебрегали опасностью. Гибель на рабочем месте, у своего станка во время вражеского налета не была редкостью в Ленинграде. Люди некоторых профессий и не могли покинуть свое рабочее место даже во время обстрелов и бомбежек. Речь идет не только о наблюдателях МПВО, пожарниках, охране военных заводов, милиции и т. п. Боевым постом стали рабочие места на городских электростанциях, литейные цехи заводов. Везде, где нельзя было внезапно прервать производственный процесс, люди оставались на своих местах, становясь бойцами передовой линии фронта. Особенно тяжело и опасно было работать в литейных цехах летом. В условиях ночной светомаскировки окна и двери цеха закрывались, естественная вентиляция нарушалась, и температура на рабочей площадке поднималась до 50°, поручни и все металлические предметы накалялись и обжигали руки. Наибольшие трудности испытывали машинисты мостовых кранов, так как температура воздуха на высоте их кабин достигала 60 и более градусов.781

Летом и осенью обстрелы еще более усилились. За весь июль только три дня в городе не рвались вражеские снаряды. 17 июля 1943 г. в Дзержинском районе города (стоявшем на 10-м месте по числу и интенсивности обстрелов!) было зафиксировано 180 новых очагов поражения.782 В течение августа город не подвергался обстрелу только один день! В сентябре на город обрушилось более 5 тыс. снарядов. Были такие периоды, когда обстрелы длились целыми сутками. Особенно много разрушений фашисты причиняли районам города, находившимся в непосредственной близости к фронту, — Кировскому, Московскому, Володарскому, Ленинскому. В течение 1943 г. Кировский район обстреливался 134 раза.783

Массированным обстрелам подвергались такие предприятия, как «Сев-кабель», «Электросила», Кировский завод, «Большевик». Мастер завода «Севкабель» М. Левченкова писала позднее в своих воспоминаниях: «Не знаю, право, может, я и ошибаюсь, но мне и сейчас кажется, что ненавистный враг молотил нашу Гавань больше, чем другие районы города. Почти полностью, до фундамента, были скошены прилегающие к заводу улицы: Детская, Симанская, Весельная, Кожевенная, много домов разрушено на Гаванской и улице Опочинина. Разворочены были стены соседних предприятий — Балтийского завода, фабрики имени Веры Слуцкой, завода имени Радищева... В один из дней только в наш цех угодило 32 снаряда. Ни окон, ни дверей, ни крыши... Завод полыхал в трех местах. Горели склады готовой продукции... Задыхаясь в дыму, мы вытаскивали из огня раненых и контуженых, спасали дефицитное сырье».784

7 ноября 1943 г. обстрел завода «Электросила» продолжался 5 ч 25 мин. Только в течение одного этого дня на территории завода разорвалось более 600 фугасных, шрапнельных и зажигательных снарядов.785 Гибли люди, разрушались помещения и оборудование, нарушался производственный процесс. Всего в 1943 г. простои из-за артиллерийских обстрелов и перебоев в подаче электроэнергии составили на «Электросиле» более 17 тыс. человеко-часов.786

Усиление артиллерийских обстрелов не породило среди ленинградцев растерянности и паники. В письме «Бойцам, офицерам и политработникам Ленинградского фронта», принятом на общегородском собрании жен фронтовиков в августе 1943 г., ленинградские женщины писали об артобстрелах: «Враг просчитался. Не страх и отчаяние вызывают в наших сердцах злодеяния фашистов — бесконечная злоба и ненависть, горячая жажда мести заполняют нас... Гоните фашистские банды от города Ленина, громите и уничтожайте гитлеровских прохвостов под Ленинградом — вот наш наказ».787

Артиллеристы Ленинградского фронта делали все, что было в их силах, чтобы ослабить обстрелы города. В начале 1943 г. они разработали метод, который назывался «огонь на себя». Суть его заключалась в том, что с началом вражеского обстрела города наши артиллеристы открывали огонь по важнейшим центрам и коммуникациям противника: командным пунктам соединений, станциям снабжения, аэродромам и складам, находившимся в зоне досягаемости нашей артиллерии. Как правило, немцы переносили огонь на наши батареи, завязывалась артиллерийская дуэль, и обстрел города, его жилых кварталов и предприятий ослабевал.788

Весной, в течение апреля—мая 1943 г., моряки Балтийского флота перебросили по воде на Ораниенбаумский плацдарм 129-й корпусный, 126-й пушечный артиллерийские полки и дивизион 101-й железнодорожной артиллерийской бригады. В тылу беззаботнинской группировки была создана контрбатарейная группа, способная подавлять артиллерию противника. В сентябре 1943 г., развивая наметившийся успех, Военный совет Ленинградского фронта с разрешения Ставки Верховного Главнокомандования создал артиллерийский контрбатарейный корпус в составе пяти артиллерийских полков, пушечной артиллерийской бригады, отдельного пушечного артиллерийского дивизиона, трех артиллерийских разведывательных дивизионов, одного воздухоплавательного дивизиона аэростатов наблюдения, авиационного истребительного полка, двух корректировочных эскадрилий, отдельного батальона связи и инженерной бригады. В корпус вошла группа артиллерии ПОГ, оперативно ему была подчинена морская железнодорожная артиллерийская бригада. Командиром корпуса был назначен генерал-майор Н. Н. Жданов.789

С созданием корпуса контрбатарейная борьба стала вестись более успешно и результативно. Но обстрелы продолжались, и от населения осажденного города требовалась высокая организованность. Между тем за два года войны ленинградцы привыкли к постоянным обстрелам и бомбежкам, ощущение опасности у многих притупилось, кое у кого появилось даже пренебрежительное отношение к необходимым мерам предосторожности. При артиллерийских налетах люди неохотно спускались в укрытия. Многие предпочитали оставаться на своих рабочих местах. Во время воздушных тревог пешеходное движение на улицах не прекращалось. Чтобы сократить вызванные этим потери, пришлось усилить внимание к вопросам дисциплины. В июле начальник ленинградского гарнизона отдал приказ о привлечении к ответственности лиц, грубо нарушивших правила поведения во время бомбежек и артобстрелов.790 Несколько позже Городской комитет партии и Исполком Ленгорсовета вернулись к этому вопросу. Населению осажденного города необходимо было поддерживать железную дисциплину.

Ленинград накапливал силы, готовясь нанести захватчикам сокрушительный удар, но не следовало ослаблять бдительности. Весной в штаб фронта стали поступать сведения о перегруппировке немецких войск, о подвозе значительного количества боевой техники и боеприпасов.791 Разведка установила, что германское командование держит под Ленинградом в резерве 12 пехотных и 2 танковые дивизии.792 Все это говорило о том, что враг мог повторить свои попытки штурмовать город. Городской комитет партии принял решение сообщить коммунистам о сложившейся обстановке. 17 мая в Смольном состоялось собрание партийного актива. Выступивший на нем А. А. Жданов призвал всех коммунистов сосредоточить внимание на укреплении обороноспособности города. Военный совет Ленинградского фронта принял меры по перевооружению частей, входивших в гарнизон внутренней обороны. Рабочие формирования реорганизовывались по образцу частей Красной Армии. Были созданы 15 артиллерийско-пулеметных и 38 батальонов автоматчиков, танковая рота, 5 саперных и 5 отдельных рот связи. Они получили автоматы, пулеметы, танки, полевые кухни, минометы и противотанковые ружья. Продолжала работать сеть всевобуча. В 19 районных военно-учебных пунктах велась подготовка стрелков, пулеметчиков, снайперов, автоматчиков, минометчиков, истребителей танков. На предприятиях действовали 25 военно-учебных центров. Практическая отработка тактики уличных боев проводилась теперь в двухсторонних учениях, иногда совместно с воинскими частями. Большое значение придавалось детальному изучению опыта оборонительных боев в Сталинграде. На предприятиях и в учреждениях были огранизованы военные кружки, в которых женщины могли научиться обращению с огнестрельным оружием. В кружках готовили также связистов и медсестер. Военную подготовку проходили все коммунисты города, включая ответственных работников Горкома и Обкома партии. С наступлением теплой погоды были возобновлены работы по укреплению и ремонту старых и постройке новых оборонительных сооружений.

Вся спортивная работа была направлена на единственную цель — создание подготовленного резерва для Красной Армии. Зимой молодежь учили ходить на лыжах, летом плавать. С 1 мая начались занятия по обучению юношей 1926—1927 гг. рождения ведению рукопашного боя.793 На предприятиях и в домохозяйствах продолжали действовать кружки Осоавиахима. В апреле 1943 г. Ленинград включился в IX Всесоюзное соревнование по подготовке к противовоздушной и противохимической обороне. За апрель— май около 80 тыс. ленинградцев прошли переподготовку или были обучены заново по программе «Готов к ПВХО», около 150 тыс. человек научились работать в противогазах.794

Для укрепления противовоздушной обороны Ленинграда в середине июня личный состав частей местной ПВО был переведен на положение военнослужащих Красной Армии. К этому времени в 35 батальонах МПВО Ленинграда насчитывалось 18 тыс. бойцов, а в 180 аварийно-восстановительных отрядах — более 10 тыс. бойцов. Кроме того, 46 тыс. рабочих и служащих входили в команды МПВО предприятий и учреждений, 18 тыс. человек — в группы самозащиты по месту жительства.795 Бойцы групп самозащиты, как правило, пожилые женщины и подростки, проявляли смелость и находчивость в борьбе с зажигательными бомбами противника — «зажигалками», как буднично и несколько презрительно называли их в народе.

Таким образом, значительная часть гражданского населения была организована и подготовлена к активному участию в обороне города. И не случайно начальник Главного управления всевобуча Наркомата обороны генерал-лейтенант Ф. С. Пронин признал Ленинград лучшим в стране городом по организации военной подготовки населения.796

Не меньшее значение для укрепления обороноспособности города имело бесперебойное снабжение его продовольствием. К маю 1943 г. в Ленинграде (вместе с посланными на заготовку торфа и древесины) насчитывалось около 640 тыс. человек.797 Следовало хорошо подготовиться к зиме, чтобы население города и войска Ленинградского фронта не испытывали больше голода. Благодаря железнодорожной линии Шлиссельбург—Поляны в 1943 г. удалось значительно улучшить положение с продовольствием внутри блокадного кольца и создать некоторые запасы. Меры по улучшению продовольственного снабжения сказались на состоянии здоровья ленинградцев. Заболеваемость среди населения сократилась в 3—4 раза. По сравнению с предыдущим годом резко упала смертность. За весь 1943 г. в Ленинграде умерли около 6 тыс. мужчин и 14 тыс. женщин.798 (Среди этих 20 тыс. человек 1410 погибли от артиллерийских обстрелов).799 Профсоюзы смогли начать кое-какую работу по профилактике заболеваний. Возобновили (правда, в очень ограниченной мере) работу несколько домов отдыха и санаториев. Для детей фронтовиков в области создали 14 пионерских лагерей, в которых летом отдохнуло около 15 тыс. ребят. Для этого по решению Городского комитета партии и Военного совета Ленинградского фронта некоторые воинские подразделения перебрались на лето в землянки и палатки, освободив помещения для детей. В самом городе было организовано около трех десятков оздоровительных площадок, которые посещали 6 тыс. детей. Старшие школьники были отправлены летом на сельскохозяйственные работы в совхозы Ленинградской области.

В марте—апреле 1943 г. проводилась коренная перестройка всей системы лечебно-профилактической помощи детям: объединялись детские поликлиники и консультации, улучшилось врачебное обслуживание детей. Все дети полностью были охвачены профилактическими прививками. В начале года при Педиатрическом институте возобновило работу Научное общество детских врачей, начали работать лаборатории, не прекращалось обучение периферийных врачей. Побывавший в июне 1943 г. в институте корреспондент агентства Юнайтед Пресс Генри Шапиро писал: «Крайне счастливый случай позволил мне увидеть в истерзанном войной Ленинграде это замечательное учреждение, продолжающее работать, несмотря на блокаду, голод и холод, учреждение, державшее высоко факел науки, который нацисты пытаются угасить».800 Эту оценку постороннего наблюдателя можно распространить и на другие медицинские учреждения Ленинграда. Большую работу по повышению квалификации военных и гражданских медиков вел Ленинградский институт усовершенствования врачей. Профессора и преподаватели института читали лекции для врачей в городе и на фронтовых эвакопунктах, консультировали в госпиталях и гражданских лечебных учреждениях. Сравнительно широкое распространение получила система научно-профилактических конференций типа учебных сборов. Регулярно проводились лекции для врачей-рентгенологов, на кафедре санитарно-химической защиты и т. д. Сотрудники института не прекращали и плодотворную научно-исследовательскую работу.801

Усилилась исследовательская работа в других институтах. В 1941— 1942 гг. сотрудники Ленинградского филиала Всесоюзного научно-исследовательского института витаминов были вынуждены заниматься сугубо технической работой. В новых условиях 1943 г. удалось расширить исследования амидоникотиновой кислоты и методов создания новых витаминных препаратов.802

Большое внимание уделялось снабжению населения овощами и картофелем. Посевы огородных культур были расширены. В 1943 г. индивидуальным и коллективным огородничеством занимались 443 тыс. человек.803 Это означало, что практически почти каждая семья обрабатывала свой участок земли или принимала участие в обработке коллективных огородов. Как уже говорилось выше, все удобные земли под городом были использованы, а в городе под грядки пошли скверы и газоны. Вот как вспоминает об этом учительница одной из школ Дзержинского района М. Никольская: «... школа получила огородные участки в... Летнем саду. Да, да, в знаменитом Летнем саду! На грядках были посажены капуста, обыкновенная и цветная, морковь, свекла, картофель, укроп... В каникулы мы, учителя, работали в "своем" Летнем саду — пололи, окучивали, поливали. Иногда нас застигал там артобстрел».804

В течение 1942 г. ленинградцы приобрели некоторый опыт ведения огородного хозяйства, оценили исключительное значение огородов в условиях вражеской блокады. Никто не терял времени. Еще ранней весной сотрудники Ботанического института Академии наук СССР приготовили для ленинградцев 11 млн. штук рассады.805 Посевная кампания началась с первых благоприятных для посадки дней. На территории города и в его окрестностях было обработано и засажено 11,8 тыс. га земли.806 Учтя опыт первого года, ленинградцы еще осенью начали заготавливать удобрения для своих коллективных и индивидуальных огородов. На удобрения шли торф, мусор старых свалок, древесная зола. По районам города работники подсобных хозяйств и совхозов собрали 190 тыс. т древесной золы. Ученые разработали способ употребления в широком масштабе бактериального удобрения — азотогена.807 Упорно трудились работники совхозов и подсобных хозяйств. Несмотря на значительные потери, которые понесли пригородные хозяйства за годы войны в кадрах, технике и гужевой силе, они сумели добиться большого успеха. Благодаря исключительно самоотверженной работе производство овощей на одного совхозного рабочего возросло в 1943 г. почти в полтора раза по сравнению с 1940 г. Ленинградцы вполне обеспечили себя на зиму овощами. С осени 1943 г. норма выдачи овощей и картофеля в столовых предприятий, имевших подсобные хозяйства, увеличилась до 600 г в день.808 На городских рынках появились сельскохозяйственные продукты, которых не было в 1942 г., в 6 раз (по сравнению с летом 1942 г.) упали цены на картофель, более чем в 4 раза — на свежую капусту и свеклу.809

Для улучшения снабжения рабочих и служащих с 1 июля на предприятиях Ленинграда начали создаваться отделы рабочего снабжения. К концу 1943 г. в городе действовало около 30 таких отделов.810 К зиме 1943/44 г. население Ленинграда получило по кубометру дров.811

Изменение положения Ленинграда после прорыва блокады позволило начать пересмотр плана капитальных вложений в городское хозяйство. Объем ремонтно-восстановительных работ, намеченных на начало года, до прорыва блокады, был незначителен. Между тем очень многие здания города в результате бомбежки и артобстрелов находились в угрожающем состоянии и требовали если не ремонта, то по крайней мере консервации. В Московском районе дом, ранее поврежденный снарядами, рухнул от сотрясения, когда рядом по улице проходила колонна тяжелых танков.

В апреле плановая комиссия Ленгорсовета разработала «План первоочередных восстановительных работ по городскому хозяйству Ленинграда на 1943 г.». В зависимости от того, насколько это позволят военные условия, предполагалось начать ремонтно-восстановительные работы на некоторых разрушенных объектах, расширить работу городских предприятий, организаций, транспорта и социально-культурных учреждений. В жилых домах необходимо было провести ремонт кровли, водопроводной сети и канализации, требовалось разобрать грозящие обвалом здания. Работы было много. Проведенная в 1943 г. предварительная техническая инвентаризация установила картину разрушений жилого фонда. На 1 ноября 1943 г. из 7752 каменных домов около 2000 (не считая полностью уничтоженных) имели повреждения от артобстрелов и бомбежек (на 20% и выше).812 Часть зданий можно было начать ремонтировать уже в 1943 г. В дорожном хозяйстве требовалось выполнить ряд работ по ремонту мостов и важнейших магистралей города, по которым происходило движение транспорта к фронту. Были предусмотрены работы по ремонту трамвайного парка и некоторых участков пути. На осуществление первоочередных мероприятий по восстановлению городского хозяйства на год выделялось до 180 млн. руб., в то время как по плану, составленному до прорыва блокады, предполагалось, что эти затраты лишь несколько превысят 600 тыс. руб.813

Первые ремонтные работы начались еще до наступления весны. «С первых дней, — говорил позднее секретарь Ленинского РК ВКП(б) А. М. Григорьев, — вслед за тем, как Красная Армия прорвала блокаду, наша строительная организация сразу взялась за восстановление жилой площади».814 Весной и летом в районах создавались ремонтно-строительные конторы. Дело это было трудное, поскольку большинство строителей еще в начале войны ушло в саперные части и в городе подходящих кадров не имелось. В некоторых случаях пришлось пойти на крайнюю по тому времени меру — вербовку людей на Большой земле. На Васильевском острове ремстройконтору укомплектовали сотней ленинградцев из числа эвакуированных ранее в Ярославскую область.815

По всему городу развернулся, как тогда говорили, «заплаточный ремонт». И, может быть, самым срочным, самым массовым видом «заплаточных» работ в 1943 г. был ремонт кровли. За годы войны крыши большинства зданий Ленинграда были разрушены во время авианалетов и артобстрелов, повреждены осколками зенитных снарядов или просто нуждались в текущем ремонте, который не производился с июня 1941 г. Весной и осенью кровли начинали протекать, разрушая потолки верхних этажей, создавая угрозу сохранности большей части уцелевшего жилого фонда Ленинграда. На третьем году войны это приняло характер массового бедствия. Какими силами приходилось иной раз осуществлять ремонт кровли, свидетельствуют воспоминания секретаря РК ВКП(б) Т. А. Петровой: «...главными кровельщиками у нас были женщины и ребятишки. На одном из объектов по Херсонской улице, д. 9, у нас работала бригада 14—15-летних кровельщиков. Бригадиром был мальчик 15 лет». В докладной записке, которую он называл «накладной», мальчик жаловался на одну из своих работниц: «... она плохо работала, потому что она принесла с собой куклу и играла на крыше с куклой. Когда я сделал ей замечание, то она после обеда принесла кроме куклы еще и куклину кровать. Прошу принять меры».816

Конечно, такие бригады не могли осуществлять капитальный ремонт. Но тогда в широком масштабе эта задача и не ставилась. Проведение любых ремонтно-восстановительных работ было связано с большими трудностями. Ощущалась острая нехватка строительных материалов, так как из 17 кирпичных заводов 15 были полностью или частично выведены из строя. Правда, с марта 1943 г. делались попытки возобновить работу наиболее сохранившихся заводов и мастерских, но, несмотря на все усилия, к июлю из 32 предприятий промышленности строительных материалов действовали только 7. Восстановление кирпичного завода № 1 по разным объективным причинам затянулось до конца года, и лишь в декабре завод дал небольшую партию кирпича. Во второй половине года дал сотню тысяч рулонов толя пущенный наспех завод «Картонтоль». Главным источником строительных материалов в 1943 г. оставались так называемые самозаготовки, т. е. сбор материалов от разрушенных зданий. В Московском районе населением было собрано 765 тыс. штук кирпича, более 1 тыс. куб. м деловой древесины, 2,5 тыс. комплектов строительных инструментов. Выполнение плана восстановительных работ, как признавал секретарь райкома партии М. Г. Тихонов, стало возможным благодаря строительным материалам, собранным населением. Большую помощь городскому хозяйству оказали трудящиеся крупнейших заводов, таких как Кировский, «Большевик», Металлический, изготовивших для строителей большую партию инструментов.

Ремонтно-восстановительные работы в 1943 г. велись в тяжелых условиях артиллерийских обстрелов, и случалось, что в отремонтированное здание снова попадал вражеский снаряд. На Петроградской стороне так было с домом № 9/5 по Большой Посадской улице, где работники жилищного управления своими силами ликвидировали разрушения, причиненные зданию авиабомбой, а в сентябре в него снова попало несколько фашистских снарядов. Были случаи, когда от артиллерийских налетов гибли и сами восстановители. Но ленинградцы не прекращали работ. В течение 1943 г. было отремонтировано 3,5 млн. кв. м кровли, забито фанерой 750 тыс. оконных проемов, отремонтировано большое количество водопроводных труб. К зиме 1943/44 г. подавляющее число жилых домов города было обеспечено действующим водопроводом.817 Улучшилось снабжение ленинградцев электроэнергией.

Значительного успеха добились транспортники. С помощью населения и промышленных предприятий к началу 1944 г. они ликвидировали 350 повреждений трамвайных путей общей протяженностью 80 км, исправили около 1000 обрывов контактной сети. Возрос подвижной состав, и вместо пяти стало действовать 12 маршрутов пассажирского трамвая.818 Улучшились бытовые условия жизни ленинградцев. К концу года в городе работали 28 бань и 187 парикмахерских.

Укрепляя обороноспособность города и тщательно готовясь к военной зиме 1943/44 г., ленинградцы не оставляли мысли о скорейшем восстановлении разрушенных зданий. Еще зимой 1942 г., в самое трудное время, архитекторы приступили к выполнению решения Городского комитета партии и Исполнительного комитета Городского Совета депутатов трудящихся «Об обеспечении проектами и сметами восстановительных работ в городе Ленинграде». В течение 1942 и 1943 гг. проводились конкурсы на лучшие проекты восстановления разрушенных зданий и архитектурных ансамблей. К ноябрю 1942 г. были разработаны проекты восстановления Гостиного двора, дома № 11 на ул. Пестеля, дома № 4 на ул. Гоголя, дома № 68 на Невском проспекте и т. д. Уже тогда наши архитекторы думали о том, как сделать Ленинград еще более красивым и благоустроенным. Ряд проектов предусматривал реконструкцию улиц и площадей. Именно тогда архитекторы подготовили проекты восстановления и реконструкции Международного (Московского) и Суворовского проспектов, Мытнинской набережной и некоторых других центральных магистралей.819

Несмотря на то что враг все еще стоял под стенами города, велось восстановление зданий Театра оперы и балета имени С. М. Кирова, Смольного, Адмиралтейства, Ботанического института, Елагина дворца.

Все яснее становилась необходимость создания кадров высококвалифицированных мастеров архитектурно-художественной отделки, способных осуществить сложнейшие реставрационные работы. 25 августа Государственный Комитет Обороны принял решение об открытии в Ленинграде единственного в то время в стране учебного заведения по подготовке специалистов архитектурно-художественной отделки зданий. Осенью открылись Архитектурно-художественное училище Управления по делам архитектуры (с 1945 г. Высшее художественно-промышленное училище) и 9-е художественное училище системы трудовых резервов. Начало занятий в Архитектурно-художественном училище было омрачено трагическим событием: в результате попадания артиллерийского снаряда были убиты 7 учащихся и столько же человек тяжело ранены. Но, несмотря на все трудности, руководители училища архитекторы В. Д. Голли и И. А. Вакс, преподаватели В. А. Щербаков, Л. А. Дитрих, И. Д. Кондратьев и мастер А. П. Стрижов сумели организовать учебу 178 учащихся на отделениях живописи, мрамора, лепки и краснодеревных работ. С самого начала учебный процесс был связан с практической работой, и уже в 1943 г. учащиеся под руководством своих учителей осуществили полное восстановление живописи плафонов в Театре оперы и балета им. С. М. Кирова и реставрировали росписи потолков здания Росси на Чернышевой (ныне Ломоносова) площади.820

Большое внимание было уделено подготовке кадров строителей. В 1943 г. около 2 тыс. человек стали обучаться профессиям плотников, столяров, штукатуров, кровельщиков, маляров, сантехников и рабочих-механиков. Подготовке строителей придавали большое значение: несмотря на острую нехватку рабочих на производстве, Исполком Ленгорсовета пошел даже на такую меру, как возвращение в ремонтно-строительные конторы квалифицированных строителей, занятых в промышленности не по специальности. Велось обучение строительным профессиям бойцов МПВО, которых уже в 1943 г. широко привлекали к восстановительным работам.821 Не ослабляя вооруженной борьбы, ленинградцы начали основательную подготовку к восстановлению своего города.

Активизировалась вся жизнь осажденного Ленинграда. После прорыва блокады заметно возросло число учащихся, посещавших школы. В 1943/44 учебном году в 124 действующих школах Ленинграда обучалось свыше 36 тыс. ребят.822 Осенью 1943 г. в Ленинграде была проведена городская конференция учителей. Преподаватели средней школы собрались в большом зале Дворца пионеров, чтобы обсудить задачи, стоящие перед средней школой в, новом учебном году. Район подвергся артиллерийскому обстрелу, но конференция не прерывалась.823 Возобновили работу Дворец пионеров и районные дома пионеров и школьников. Большую помощь оказали ленинградцы школам освобожденных районов области. Взяв шефство над отдельными районами, трудящиеся города на Неве с лета начали собирать и осенью послали в 11 районов учебники, литературу, учебные пособия и школьно-канцелярские принадлежности.824

Заметно увеличилась сеть действующих средних специальных учебных заведений. Если зимой 1942/43 г. в нескольких техникумах обучалось в общей сложности 600 человек, то в 1943/44 учебном году в стенах 24 техникумов занимались 4 тыс. молодых людей.825 В 1943 г. начали свою деятельность Механический, Индустриальный, Энергетический, Судостроительный техникумы. Техникумы Жилищного хозяйства, Строительный, Дорожно-механический и Трамвайно-троллейбусный стали готовить кадры для восстановления городского хозяйства.

Возобновлялись занятия в высших учебных заведениях. В 1943/44 учебном году в Ленинграде действовали 13 вузов. С 1 октября 1943 г. учебный год начался в институтах Химико-технологическом им. Ленсовета, Инженеров железнодорожного транспорта, Электротехническом институте связи им. проф. А. Б. Бонч-Бруевича, с 11 октября — в Политехническом, Кораблестроительном, Электротехническом им. В. И. Ульянова (Ленина), Инженерно-строительном и других институтах. Большинство студентов этих вузов сочетали учебу с работой на производстве, и поэтому занятия проходили обычно по вечерам, 3—4 раза в неделю.826

Оживилась музыкально-театральная жизнь города. Созданные еще в 1942 г. из оставшихся в городе артистов оперная и балетная труппы насчитывали всего 89 человек. Тем не менее им удалось поставить оперы «Евгений Онегин», «Пиковая дама», «Травиата» и балеты «Шопениана», «Эсмеральда» и «Конек-Горбунок». Трудности возникали на каждом шагу. Здание Театра оперы и балета им. С. М. Кирова только начали восстанавливать, поэтому первые спектакли пришлось давать в помещении Театра комедии. В октябре 1943 г. кировцы перебрались на сцену Малого оперного театра, еще не вернувшегося к тому времени из эвакуации. Не было дирижера, художников-декораторов, не хватало артистов. Известной балерине О. Г. Иордан приходилось совмещать обязанности художественного руководителя балета, балерины, репетитора, педагога, администратора и балетмейстера. Дирижировать оперными спектаклями стал К. И. Элиасберг — дирижер Ленинградской филармонии. Архитекторы И. И. Фомин и Б. Р. Рубаненко заменили театральных художников, создав декорации к балету «Эсмеральда». Несколько артистов балета, мобилизованных в армию, находилось в частях, расположенных в самом городе. По просьбе театра начальник ленинградского гарнизона генерал-лейтенант Г. А. Степанов разрешил отпускать их на некоторые спектакли.827

В трудных условиях начинал работу в 1943 г. и Большой драматический театр им. М. Горького. Собственно, сам театр находился в эвакуации в г. Кирове, а в Ленинград сразу после прорыва блокады приехала лишь гастрольная группа из 60 артистов. С первых дней им пришлось столкнуться с суровыми буднями осажденного города. Как неоднократно отмечалось выше, рабочих рук в Ленинграде не хватало Даже для оборонных предприятий. Артистам самим пришлось наводить порядок в запущенном здании театра. Первыми за уборку помещений взялись О. Г. Казико и В. Т. Кибардина, В. П. Полицеймако дежурил в качестве кочегара у топки котла парового отопления. Артистам пришлось заменить и рабочих сцены. Первый спектакль, которым 24 марта открылись гастроли, — «Давным давно» А. К. Гладкова — не удалось закончить из-за воздушного налета и артиллерийского обстрела района. Преодолевая большие трудности, гастрольная группа возобновила 10 спектаклей. Радостно встреченные ленинградцами артисты пробыли в осажденном городе все лето, а в августе по их просьбе было принято решение о реэвакуации, и из Кирова вернулись все артисты театра.828

В течение всей блокады активно и целеустремленно работали ленинградские художники. С конца 1941 г. по ноябрь 1942 г. в осажденном городе было устроено 5 стационарных и 10 передвижных выставок в частях Красной Армии, в госпиталях, театрах и парках. Это были картины, эскизы, плакаты и графика на тему о Великой Отечественной войне и обороне города на Неве. Сообщения о выставках, проведенных в осажденном Ленинграде, вызвали большой и неподдельный интерес общественности в других городах страны. Из Москвы, Перми, Казани, Горького, Свердловска стали поступать просьбы организовать выездные выставки ленинградских художников.

1 октября 1942 г. такая выставка открылась в Москве. Она имела большой успех, все представленные на ней работы было решено приобрести в фонд Русского музея. После творческого отчета в столице деятельность ленинградских художников еще более активизировалась. В 1943 г. написаны картины «Уходят в леса» (Я. С. Николаев), «Прорыв блокады» (И. А. Серебряный), «Переправа через Неву» (А. А. Казанцев), «Оборона Колпина» (Т. И. Ксенофонтов). За год в Ленинграде было организовано 12 стационарных и 22 передвижные выставки в частях Ленинградского фронта.829 Ленинградские художники создали серию боевых плакатов, в которых отразили все важнейшие события года.

О. Ф. Берггольц за работой. 1943 г.Ленинградцы, каждый на своем посту, упорным трудом готовили разгром немецко-фашистских войск, блокировавших город. «В Ленинграде нет такой работы, — писала в эти дни «Ленинградская правда», — нет такого участка, который прямо или косвенно не был бы связан с обороной города».830 Страна высоко оценила мужество защитников Ленинграда. 3 июня 1943 г. в городе началось торжественное вручение медали «За оборону Ленинграда», учрежденной Указом Президиума Верховного Совета СССР от 22 декабря 1942 г.831 По решению Исполнительного комитета Ленгорсовета в числе первых эту награду получили А. А. Жданов, А. А. Кузнецов, генерал Л. А. Говоров, адмирал В. Ф. Трибуц, бригадир строительства оборонительных сооружений У. А. Григорьева, писатель В. Вишневский, профессора И. П. Виноградов и Ф. И. Машанский, народная артистка СССР В. А. Мичурина-Самойлова, поэтесса О. Ф. Берггольц, начальник цеха военного завода А. Ф. Соколов и многие другие.

Прорыв вражеской блокады изменил военное и экономическое положение Ленинграда. Три четверти предприятий города выпускали в 1943 г. оборонную продукцию.832 В тяжелых условиях осады, под бомбежками и артиллерийскими обстрелами трудящиеся начали восстанавливать свои заводы и фабрики. К концу года ленинградская промышленность настолько окрепла, что смогла приступить к выполнению заказов на ремонт и изготовление оборудования для других индустриальных центров Советского Союза. В связи с этим в последние месяцы 1943 г. ряд предприятий, а с января 1944 г. и вся промышленность Ленинграда были снова включены в общесоюзный план народного хозяйства. Существенные изменения произошли во всей жизни города. Улучшилось продовольственное снабжение и бытовое обслуживание населения, оживилась культурная жизнь.

В течение всего 1943 г. ленинградцы, проявляя исключительную самоотверженность и непреклонную волю, упорно готовились к окончательному разгрому немецко-фашистских войск, осаждавших город Ленина.

Содержание   •   Сайт "Ленинград Блокада Подвиг"

 

Непокоренный Ленинград. X. Вторая блокадная зима


X. Вторая блокадная зима

В 20-х числах октября 1942 г. в Ленинграде выпал первый снег. Он напомнил о том, что пришла вторая военная зима. Это вызывало у ленинградцев тревожные мысли. Они невольно вспоминали зимние месяцы 1941/42 г., на которые пришлись самые тяжелые испытания. Думали об этом и руководители Ленинградской партийной организации. Своим долгом они считали сделать все необходимое, чтобы не допустить бедствий, выпавших на долю ленинградцев в первую блокадную зиму. Поэтому ленинградцы заблаговременно готовились к наступлению зимы, принимали меры, направленные на обеспечение жизнеспособности городского хозяйства, бесперебойного снабжения населения продовольствием.

Общее настроение ленинградцев в те дни хорошо передано в дневнике одного из участников обороны Ленинграда Л. П. Галько, являвшегося в дни блокады инструктором партийного комитета Кировского завода. Для записей, сделанных в первые недели зимы, характерно чувство беспокойства. Говорится о том, что с наступлением холодов усложнились условия работы, некоторые рабочие вновь начали слабеть. Но уже 27 декабря 1942 г. в дневнике появляется запись, в которой декабрь 1942 г. сравнивается с декабрем 1941 г. и высказывается твердое убеждение, что положение в осажденном Ленинграде несравненно лучше, чем было год назад: «Побывал в городе. Попробовал бегло сравнить обстановку сегодняшнего дня с обстановкой 27 декабря 1941 г. Тогда на улицах везли на саночках завернутых в тряпье покойников. Народ еле ходил, падали от истощения, не работали водопроводы, не было освещения. Сегодня положение совершенно иное. Утром я ушел в город после завтрака и чувствовал себя сытым. У Нарвских ворот сел на трамвай (в прошлом году ходил с завода пешком). В трамвае народ оживленно беседует, чувствуется, что не голодны... С 15 декабря в ряде районов в жилых домах появился электросвет».573

Уверенностью в своих силах, в неизбежности победы над врагом были проникнуты Октябрьские праздники. В честь 25-й годовщины Великой Октябрьской социалистической революции 6 ноября в Смольном состоялось торжественное заседание Ленинградского городского Совета депутатов трудящихся, командования Ленинградского фронта и Краснознаменного Балтийского флота совместно с партийными и общественными организациями Ленинграда. В президиуме находились член Политбюро ЦК ВКП(б), секретарь ЦК ВКП(б), член Военного совета Ленинградского фронта, первый секретарь Ленинградских обкома и горкома ВКП(б) А. А. Жданов, командующий Ленинградским фронтом генерал-лейтенант артиллерии Л. А. Говоров, командующий Краснознаменным Балтийским флотом вице-адмирал В. Ф. Трибуц, руководители партийных и советских организаций. С докладом «О 25-летии Великой Октябрьской социалистической революции» выступил секретарь Ленинградского горкома ВКП(б), член Военного совета Ленинградского фронта А. А. Кузнецов. Он рассказал о боевых делах воинов Ленинградского фронта, моряков Краснознаменного Балтийского флота, партизан Ленинградской области, о трудовых подвигах ленинградцев.

7 ноября 1942 г., как и год назад, в Ленинграде не было военного парада и демонстрации трудящихся. Но праздник чувствовался даже во внешнем облике города. Он был украшен красными флагами, лозунгами, портретами В. И. Ленина, руководителей Коммунистической партии. Состоялся радиомитинг, посвященный 25-летию Великого Октября. На нем выступили командующий Ленинградским фронтом Л. А. Говоров, командующий Краснознаменным Балтийским флотом В. Ф. Трибуц, командир 45-й гвардейской стрелковой дивизии Герой Советского Союза генерал-майор А. А. Краснов, работница Е. А. Линева, электросварщик А. Коршунов, заслуженный врач РСФСР И. П. Виноградов, секретарь Ленинградских областного и городского комитетов ВЛКСМ В. Н. Иванов. На радиомитинге прозвучали речи, проникнутые уверенностью в победе нашего народа над фашистскими захватчиками, готовностью совершить новые боевые и трудовые подвиги, преданностью советских людей делу Коммунистической партии.

В дни Октябрьских торжеств вновь было продемонстрировано единство Ленинграда и всей страны. Из разных уголков Советского Союза в Ленинград пришли поздравления в связи с 25-й годовщиной Великой Октябрьской социалистической революции. С теплым приветствием обратился к ленинградцам член Политбюро Центрального Комитета Коммунистической партии Председатель Президиума Верховного Совета СССР М. И. Калинин. В нем говорилось: «Можно смело сказать, что нет такого даже отдаленного уголка в нашей огромной стране, где бы люди не интересовались, не следили, не переживали каждое новое известие с Ленинградского фронта. Ленинград был всегда любимым городом советского народа, и теперь он, как никогда, любим всем населением Советского Союза от края и до края».574 Общая обстановка в Ленинграде в первые недели второй военной зимы отличалась твердостью и уверенностью. Опасения, что зима может обернуться такими же бедствиями, как это было год назад, не подтвердились. Защитники Ленинграда под руководством Ленинградской партийной организации заблаговременно начали подготовку к зиме. Трудности, связанные с наступлением холодов, были преодолены, промышленность не прервала свою работу, не были парализованы водопровод и канализация, продолжалось трамвайное движение, снабжение электроэнергией не только не сократилось, но и несколько увеличилось. Это было достигнуто благодаря огромной работе, начатой еще в летние месяцы, направленной на подготовку города к зиме и осуществленной под руководством Военного совета Ленинградского фронта, Ленинградского комитета партии и Исполкома Ленгорсовета.

Все стороны жизни осажденного Ленинграда в зимние месяцы 1942/ 43 г. были предметом самого пристального внимания со стороны Ленинградской партийной организации. Городской комитет партии, районные комитеты, первичные партийные организации решали разнообразные практические вопросы, связанные с укреплением обороноспособности Ленинграда, с ликвидацией последствий обстрелов и бомбардировок, работой промышленных предприятий, налаживанием продовольственного снабжения и улучшением бытовых условий трудящихся. Наряду с этим партийные организации стали больше заниматься вопросами внутрипартийной жизни. Война серьезно осложнила проведение организационно-партийной работы. Она не прекращалась, но масса неотложных, сплошь и рядом жизненно важных вопросов в первые месяцы войны мешала вести организационную работу так, как это было в довоенный период. Коммунисты по-прежнему про водили партийные собрания в первичных партийных организациях, но в первые полтора года войны почти не удавалось проводить партийные конференции, не всюду соблюдались установленные уставом партии сроки проведения отчетов и выборов партийных органов. Очень важно было разобраться в накопленном опыте партийной работы в военное время. Потребность в этом ощущалась во всей нашей партии, в том числе и в Ленинградской партийной организации. Несмотря на необходимость твердой дисциплины, введения жесткой централизации во многих областях жизни страны, была отчетливо ясна важность сохранения принципов внутрипартийной демократии.

В партийных организациях на наиболее крупных предприятиях зимой 1942/43 г. впервые за время войны были проведены партийные конференции. Такая конференция в самом начале зимы состоялась на Кировском заводе. Вот что писал в дневнике один из ее участников: «24 октября. Сегодня начало работы 4-й заводской партконференции. Это небывалое явление. Враг у стен города. Почти беспрерывно идет артиллерийская перестрелка, трещат невдалеке пулеметы, а на заводе собирается партконференция, чтобы заслушать, обсудить отчет о работе парткома и избрать новый состав парткома. Вернее, вновь избрать партком, потому что до сего времени работали назначенцы. Вечереет. Открытие конференции назначено на 6 часов. Делегаты торопливо собираются. Все выбриты, чисто одеты... Конференция собирается в подвале заводоуправления».575

16 ноября 1942 г. на заседании Бюро Ленинградского горкома партии был заслушан отчет Петроградского райкома партии, а 23 декабря — Красногвардейского райкома партии. Обсуждение этих отчетов вылилось во всесторонний анализ накопленного в военных условиях опыта работы. Отмечалось все ценное, что появилось в военную пору в деятельности партийных организаций. Резко критиковались имевшиеся недостатки. Всесторонне рассматривались возможные пути улучшения работы промышленных предприятий. Особое внимание было уделено вопросу о руководстве со стороны партийных организаций работой, направленной на обеспечение возможно лучших бытовых условий для населения осажденного города.

Оживление внутрипартийной работы в этот период происходило не только в Ленинградской партийной организации, но и во всей партии в целом. Особенно этот процесс усилился после того, как 14 января 1943 г. Центральный Комитет ВКП(б) принял постановление, указывающее на необходимость, невзирая на исключительно сложную обстановку военного времени, регулярно заслушивать отчеты и проводить выборы партийных бюро и партийных комитетов в первичных организациях. Авторитет Коммунистической партии непрерывно повышался в глазах защитников Ленинграда. Одним из свидетельств тому был продолжавшийся в зиму 1942/43 г. рост партийных рядов. В октябре— декабре 1942 г. в число кандидатов в члены партии было принято 4365 ленинградцев, 840 человек стали членами партии. На 1 января 1943 г. в Ленинградской партийной организации состояли 43 893 человека, из которых 13 588 были кандидатами в члены партии. В январе—марте 1943 г. в члены партии были приняты 994 ленинградца, в кандидаты в члены партии — 3673.576

Большую работу вели коммунисты в области агитации и пропаганды. На предприятиях, в учреждениях, школах, домохозяйствах проводились политинформации, в которых широко освещались события на фронтах. Такие радостные известия, как сообщения о замечательных победах советских войск под Сталинградом, Указ Президиума Верховного Совета СССР об учреждении медалей «За оборону Ленинграда» и за оборону других городов-героев, тотчас становились известными ленинградцам и вызывали среди них огромный энтузиазм.

Выросла в зимние месяцы 1942/ 43 г. комсомольская организация Ленинграда, верный помощник ленинградских коммунистов. Если в начале зимы (на 1 ноября 1942 г.) она насчитывала в своем составе 27 316 юношей и девушек,577 то к концу зимы (к 1 марта 1943 г.) в ее рядах было 32 897 человек. Третью часть организации составляла молодежь в возрасте до 20 лет.578

Ленинградская комсомольская организация продолжала, несмотря на уход в армию юношей призывного возраста, пополнять свои ряды. Ее росту способствовало и то, что 8 ноября 1942 г. ЦК ВКП(б) разрешил принимать в ВЛКСМ ленинградскую молодежь в возрасте 14 лет.

Главной проблемой, волновавшей все население блокированного Ленинграда в дни второй военной зимы, оставалось обеспечение гражданского населения, личного состава Ленинградского фронта и Краснознаменного Балтийского флота продовольствием. В отличие от ноября 1941 г., когда отчетливо обозначилось катастрофическое положение с продовольственными запасами, в ноябре 1942 г. положение с запасами продуктов, доставленными в Ленинград, давало основания для оптимистических прогнозов. На 1 ноября 1942 г. на складах и базах Ленинграда хранилось 49 045 т муки, 17 190 т зерна, 13 901 т круп и макарон, 1592 т мяса и мясных продуктов, 3505 т рыбы, 2104 т животного масла и 1691 т сахара.579 Этого количества продуктов было достаточно для того, чтобы обеспечить ими ленинградцев по существующим нормам в течение нескольких месяцев. А. А. Жданов говорил впоследствии, что в 1942 г. и особенно в 1943 г. положение с продовольствием в Ленинграде расценивалось как довольно устойчивое, а запасы продуктов с тех пор уже не были меньше четырехмесячных.580 Таким образом, задача состояла в том, чтобы поддерживать запасы продовольствия и наиболее рационально использовать их.

Центральный Комитет партии и Советское правительство уделяли исключительное внимание решению вопроса о продовольственном снабжении Ленинграда. В 1942 г. страна испытывала серьезные продовольственные затруднения, однако для Ленинграда продовольствие выделялось в первую очередь и без каких бы то ни было перебоев. Эшелоны с продуктами, предназначавшимися для ленинградцев, шли непрерывным потоком. Поскольку город по-прежнему находился в кольце блокады, первая трудность, которую надо было преодолеть, состояла в том, чтобы доставить продовольствие с Большой земли в осажденный город.

Ноябрь 1942 г. был теплее ноября 1941 г. Это облегчало быт ленинградцев, но создавало дополнительные трудности с налаживанием снабжения через Ладожское озеро. Уже в первых числах ноября начался ледостав, но из-за слабых морозов и частых оттепелей он затягивался на значительно больший срок, чем в 1941 г. Между завершением навигации и началом движения по ледовой дороге мог возникнуть большой разрыв. В этих исключительно трудных условиях, несмотря на ранний ледостав, Ладожская флотилия, насколько было возможно, продлила время, в течение которого осуществлялись перевозки грузов по воде. В ноябре 1942 г. суда Ладожской флотилии продолжали курсировать между восточным и западным берегами Ладожского озера. Навигация 1942 г. была закрыта лишь 3 декабря. Но и после закрытия навигации осуществлялись отдельные перевозки грузов водным путем, которые прекратились лишь 7 января 1943 г. Преодолев все эти трудности, моряки Ладожской флотилии перевезли с 8 ноября 1942 г. по 1 января 1943 г. 45 978 т грузов и 73 681 человека.581

Еще в октябре 1942 г. Военный совет Ленинградского фронта начал подготовительные работы для обеспечения строительства зимой 1942/ 43 г. ледовой трассы через Ладожское озеро. Используя опыт ледовой дороги, обеспечивавшей снабжение Ленинграда в первую блокадную зиму, и стремясь максимально увеличить перевозки по Ладоге, Военный совет Ленинградского фронта и НКПС СССР планировали не только обеспечить автомобильные перевозки, но и наладить регулярное железнодорожное сообщение по льду озера. Это предложение было рассмотрено и одобрено Государственным Комитетом Обороны, который принял решение зимой 1942/43 г. построить на льду Ладожского озера наряду с военно-автомобильной дорогой свайно-ледовую железнодорожную переправу. Эта переправа протяженностью 35 км с нормальной железнодорожной колеей должна была представлять собой, как вспоминает один из ее строителей, «железнодорожную эстакаду или своеобразный мост через Ладожское озеро», по которому поезда ходили бы с Большой земли в Ленинград до станции Финляндская-товарная.582 В декабре 1942 г. началось строительство железнодорожной переправы, и к середине января, т. е. к моменту прорыва блокады, удалось соорудить 12,5 км. В связи с прорывом блокады было решено строительство переправы прекратить. Действовала зимой лишь автомобильная дорога, движение по которой открылось 19 декабря (примерно на месяц позже, чем в 1941 г.) и проходило из-за частых оттепелей и сильных метелей в очень трудных условиях. По этой ледовой дороге, просуществовавшей до 30 марта, за зиму 1942/43 г. в Ленинград было доставлено 206 094 т различных грузов.583

Регулярное снабжение Ленинграда продовольствием в зимние месяцы 1942/43 г. позволило обеспечить им население Ленинграда по нормам, установленным в 1942 г. По ряду продуктов они равнялись нормам, существовавшим в других городах страны. Ленинградцы получали меньше хлеба, чем москвичи и жители других городов. В то же время норма выдачи сахара, крупы, жиров превышала московскую. Вместе с тем проблема обеспечения питанием населения Ленинграда была значительно сложнее по сравнению с другими городами и областями страны.

Большинство ленинградцев, оставшихся в Ленинграде к зиме 1942/43 г., составляли люди, с трудом поправившиеся после дистрофии, травмированные ужасами, пережитыми за год блокады, занятые, как правило, интенсивным физическим и умственным трудом. Овощи, снятые ленинградцами осенью 1942 г. с небольших индивидуальных огородов, позволили пополнить блокадный рацион. По данным Ленинградского городского комитета партии, такие огороды имели примерно 50% ленинградцев.584 В систему общественного питания поступали овощи с огородов в подсобных хозяйствах. Вместе с тем питание, которое получали жители Ленинграда, лишь немного поддерживало их; порой при дополнительных нагрузках силы истощенных людей сдавали. С наступлением холодов это стало особенно заметно. «Истощение снова выводит людей из строя. В инструментальном цехе № 1 уже 7 человек дистрофиков. Некоторые из них уже побывали в больнице, другие лежат, третьи на очереди», — записал 7 декабря 1942 г. в своем дневнике один из работников Кировского завода.585 В конце 1942 г. в Ленинграде резко увеличилась заболеваемость гипертонической болезнью. Около половины госпитализированных больных составляли люди, страдавшие дистрофией. Руководители партийных и советских организаций Ленинграда немедленно откликнулись на тревожные сообщения о росте заболеваний. На происходившем в декабре 1942 г. заседании Исполкома Ленгорсовета было обращено особое внимание на то, что в декабре 1942 г. по сравнению с октябрем возросло число заболеваний дистрофией и повысилась смертность.586

Снабжение ленинградцев продуктами питания, их распределение всегда были в поле зрения партийных и советских руководителей Ленинграда. Эти вопросы обсуждались на совещаниях секретарей райкомов, происходивших в конце осени, ими систематически занимались в первые зимние месяцы. В ноябре 1942 г. была создана авторитетная комиссия, в состав которой вошел член Военного совета Ленинградского фронта, секретарь Ленинградского горкома партии А. А. Кузнецов. Эта комиссия специально занялась изучением работы предприятий общественного питания. Столь внимательное отношение к организации общественного питания в Ленинграде имело в тех условиях особый смысл. Зимой 1942/ 43 г. к столовым Треста общественного питания было прикреплено не менее полумиллиона ленинградцев, что составляло большую часть населения, остававшегося в кольце блокады.587 От того, как работали столовые, насколько успешно справлялись с поставленными перед ними задачами, зависела судьба большинства жителей Ленинграда. Вместе с тем именно здесь было немало недостатков. На них-то в первую очередь и обратила внимание комиссия. Создав комиссию, Городской комитет партии подчеркнул, что дело улучшения общественного питания — первостепенная задача всех коммунистов, всех партийных организаций Ленинграда, а не только вышеупомянутой комиссии. В связи с этим все городские парторганизации, широко привлекая беспартийных трудящихся, занялись наведением порядка в работе столовых, выявлением и устранением обнаруженных недочетов. На всех предприятиях, во всех учреждениях и организациях состоялись партийные собрания, на которых специально обсуждались вопросы, касавшиеся улучшения работы системы вещественного питания. Собрания прошли при большой активности участников. Всем был близок обсуждавшийся вопрос, каждый стремился помочь успешному решению жизненно важного дела. Столь же оживленными были посвященные этой теме профсоюзные собрания. Большое место обсуждению работы заводских столовых отвели в эти дни многотиражные и стенные газеты. 19 декабря Бюро Городского комитета партии обсудило и приняло подготовленное комиссией постановление «Об улучшении дела общественного питания в городе». Уже в конце декабря благодаря энергичным мерам был наведен порядок во многих заводских столовых. Улучшилось качество приготовления пищи, был установлен строгий контроль за расходованием поступавших в столовые продуктов. Самые суровые меры были приняты к отдельным работникам столовых, уличенным в хищении продуктов и обворовывании трудящихся. В 2 раза увеличилось число граждан, получавших трехразовое рационное питание. К концу зимы рационное питание получали 200 тыс. человек. Важное значение имело обеспечение дополнительным питанием рабочих, перевыполнявших норму выработки. Учитывая улучшение продовольственного положения в городе, Горком партии выделил продукты для дополнительного питания 30 тыс. рабочих, перевыполнявших норму. На каждого из них ежемесячно выделялось 1200 г крупы, 900 г мяса, 225 г жиров, 300 г сухофруктов, 100 г какао и некоторые другие продукты. Военный совет Ленинградского фронта удовлетворил просьбу Бюро Горкома партии и Исполкома Ленгорсовета о выделении ежемесячно сверх установленных норм для столовых рационного питания, к которым были прикреплены рабочие, перевыполнявшие норму, 37 т мяса и мясопродуктов, 10 т рыбы, 46,8 т жиров, 89 т сухофруктов, 10 т сахара и 3 т какао. Значительно улучшилось питание в больницах и госпиталях.588

Доказательством в целом успешного решения продовольственной проблемы в трудных условиях второй блокадной зимы было то, что удалось предотвратить резкое повышение смертности в зимние месяцы. Как явствует из сводок треста «Похоронное дело», в ноябре 1942 г. было погребено 3864 трупа, это несколько меньше числа захоронений в октябре (оно равнялось 4387). В декабре число захоронений несколько увеличилось — оно достигло 4798, но в январе опять заметно понизилось — до 3754.589 При некоторых колебаниях смертность в целом оставалась на одном уровне и была в несколько раз ниже, чем в зимние месяцы 1941/42 г. Снизилась смертность и среди больных, находившихся в ленинградских госпиталях и больницах. В I квартале 1943 г. она была равна 8,6%, в то время как в I квартале 1942 г. достигала 44,3%.590

Сокращение смертности и числа заболеваний дистрофией в зиму 1942/43 г. по сравнению с первой блокадной зимой объяснялось улучшением снабжения Ленинграда продовольствием, а также другими важными мероприятиями, направленными на улучшение быта ленинградцев и обеспечение работы важнейших отраслей городского хозяйства.

Забота о тружениках осажденного Ленинграда, целая система разнообразных мер, максимально облегчавших нелегкий труд защитников города-фронта зимой 1942/43 г., рассматривались коммунистами Ленинграда как задача первостепенной важности. В своем выступлении на заседании Бюро Горкома партии 16 ноября 1942 г. А. А. Кузнецов говорил: «Наконец, на первый план встал вопрос быта, жилья, общественного питания, огородов, продкарточек, всевозможных бытовых мастерских и т. д., т. е. тот круг вопросов, который касается удовлетворения неотложных бытовых нужд населения. Причем вопросы бытовые встали во главу угла. Эти вопросы стояли и стоят сейчас еще острее, чем все вопросы промышленности».591

Первостепенной по своей важности после продовольственного вопроса являлась проблема обеспечения работы основных участков городского хозяйства. Были приложены большие усилия для того, чтобы в зимних условиях не вышли из строя водопровод и канализация. Надежная основа для решения этой задачи создавалась во время широко развернутой летом и осенью кампании по ремонту водопровода и канализации, по подготовке к зиме жилых домов и промышленных зданий. Было организовано социалистическое соревнование между районами, победителями в котором стали трудящиеся Фрунзенского района.

С наступлением зимы в городе не обошлось без аварий, в декабре в некоторых районах города часть домов оказалась без действующего водопровода, кое-где замерзла канализация. Эти случаи стали предметом внимательного рассмотрения на нескольких заседаниях Исполкома Ленгорсовета. Районам, очутившимся в трудном положении, была оказана большая помощь. Весь слесарный инструмент, имевшийся на законсервированных заводах, был передан Ленжилуправлению. МПВО направила в помощь ремонтно-строительным конторам 35 взводов (в каждом находилось 30 бойцов). К районам, где обнаружилось особенно много аварий и неполадок, были прикреплены крупные строительные организации, оказавшие им большую помощь.

Состояние городского хозяйства Ленинграда весной 1943 г. благодаря энергичным мерам, направленным на его сохранение, уже не шло ни в какое сравнение с тем, что было весной 1942 г. Согласно сводкам, на 1 февраля 1943 г. из 7473 домов в городе имели водопровод и канализацию 6736 домов, т. е. 90% Работал 4631 водоразбор, действовала 2891 прачечная.592 Можно допустить, что данные об обеспечении домов водопроводом были несколько завышенными в том смысле, что порой в доме, где водопровод числился исправным, вода в действительности поступала не выше 1-го этажа, а в домах, внесенных в списки строений с исправленной канализацией, последняя действовала не во всех квартирах. Но даже если сделать эти поправки, следует сказать, что положение в Ленинграде зимой 1942/43 г. с канализацией и водопроводом не шло ни в какое сравнение с тем, что было в 1941/42 г. Даже в домах, оказавшихся в аварийном состоянии, положение жильцов не было таким тяжелым, как в первую блокадную» зиму. Уже не надо было добывать воду из проруби на Неве, ею запасались в одном из соседних домов, где работал водопровод, или в одном из дворов, где находился водоразбор. Нечистоты жители домов с поврежденной канализацией сливали только в канализационные люки. Работники санитарной инспекции строго следили за соблюдением всех правил, предупреждавших загрязнение города и распространение инфекций. Ленинград во вторую военную зиму был обеспечен необходимым запасом дров. 8 июля 1942 г. Исполком Ленгорсовета издал постановление, содержащее план мероприятий, необходимых для налаживания работы городского хозяйства в зимних условиях. Очень остро стоял вопрос об обеспечении города топливом. Несмотря на то что значительные силы были брошены на лесозаготовки и добычу торфа, это еще не решало проблемы. К тому же подсчеты показали, что потребность города в дровах настолько велика, что угрожает полным уничтожением лесов и парков вокруг Ленинграда. Поэтому было принято решение, несомненно в тех условиях наиболее правильное и дальновидное, — обеспечить население и промышленность Ленинграда топливом путем сноса деревянных домов. Объем работы был очень велик. Подобно тому как весной 1942 г. все трудоспособное население в порядке мобилизации было брошено на уборку города, теперь оно привлекалось к заготовке дров. Трудовой повинности подлежали все мужчины от 16 до 55 лет и женщины от 16 до 45 лет. Предполагалось, что основная масса дров будет заготовлена за время начавшегося 1 сентября месячника по заготовке дров. Так действительно и было. Вместе с тем снос деревянных домов и строений продолжался и после 1 октября.593 Население Ленинграда участвовало в заготовке дров с исключительной активностью. Каждый должен был заготовить 4 куб. м дров. При этом половину, т. е. 2 куб. м, каждый трудящийся получал для отопления своего жилища. Это было очень важное решение, свидетельствовавшее о том, что партийное и советское руководство заботилось об обеспечении дровами не только промышленности и городского хозяйства, но и каждого ленинградца в отдельности. На проходившем 31 августа 1942 г. совещании секретарей райкомов партии и председателей райисполкомов по вопросу о количестве дров, выделяемых в личное распоряжение гражданам, возник спор. Некоторые товарищи выступили с предложением сократить уже объявленную норму выдачи дров населению (2 куб. м) вдвое (до 1 куб. м). Это предложение встретило решительные возражения. Против него резко выступил А. А. Кузнецов. Он настаивал на необходимости выдачи обещанных населению 2 куб. м дров для личного пользования, подчеркивая, что сокращение нормы породит у населения чувство недовольства, снизит авторитет руководителей, не сдержавших своего слова.594 Было оставлено в силе прежнее решение. Всего по городу было снесено более 7 тыс. домов и получен 1 млн куб. м дров. При заготовке дров особенно отличились комсомольцы. Большинство из них вместо 4 куб. м, полагавшихся по норме, заготовили по 6 куб. м. 6 сентября 10 тыс. ленинградских комсомольцев работали на общегородском воскреснике по заготовке дров.595

Разборка деревянных домов на топливо. 1942 г.Слом деревянных строений заставил партийные и советские организации провести большую работу по обеспечению жилой площадью ленинградцев, выселенных из домов, подлежавших разборке. Несколько десятков тысяч человек, ранее живших в деревянных домах, были переселены в центральные районы города. При этом велась большая разъяснительная работа. Деревянные дома располагались по преимуществу на окраинах города. Многие ленинградцы, жившие в них, имели приусадебные участки, расставаться с которыми в условиях блокады ни за что не хотели. Коммунисты, комсомольцы, беспартийные активисты убеждали таких людей в необходимости этого мероприятия, разъясняли, что оно будет серьезным вкладом в дело победы над ненавистным врагом. Большую роль в этой разъяснительной работе сыграла «Ленинградская правда». 1 сентября 1942 г. газета писала: «Военные обстоятельства вынуждают нас пойти на снос части деревянных строений, чтобы преодолеть трудности предстоящей зимы... Во имя разгрома немцев, являющихся виновниками всех наших тягот и лишений, мы готовы принести в жертву все — и труд свой, и достояние, и силы свои без остатка. Придет время, и на месте сносимых домов мы выстроим лучшие здания — светлые, просторные, красивые дома».596 Эти слова были проникнуты твердой уверенностью в том, что жертвы ленинградцев не будут напрасными. Эта вера в лучшее будущее подкреплялась указаниями, чтобы при разборе зданий сохранялись рамы, стекла, электрооборудование, которые нужны были для ремонта поврежденных домов или могут быть использованы при постройке новых. В зимние месяцы приходилось исправлять отдельные ошибки, допущенные осенью при заготовке дров, но они были только частными случаями. В целом положение с топливом в Ленинграде зимой 1942/43 г. коренным образом отличалось от того, что было в первую блокадную зиму.

Большую помощь населению оказали и работники пожарной охраны Под их наблюдением и при их помощи в жилых домах сооружались печки-времянки, сделанные более основательно, чем в 1941/42 г., и безопасные в противопожарном отношении. Профилактическая работа, проведенная пожарной охраной Ленинграда среди трудящихся, дала свои результаты. Хотя в начале зимы наблюдалось некоторое увеличение числа пожаров, в целом, учитывая сложные условия фронтового города, безопасность Ленинграда в противопожарном отношении была обеспечена. За работой пожарной охраны внимательно следили партийные организации. 1 января 1943 г. вопрос о борьбе с пожарами обсуждался на заседании Бюро Горкома партии. Условия борьбы с пожарами во вторую военную зиму уже не были такими тяжелыми, как в 1941/42 г. Пожарные автомашины обеспечивались бензином, на пожар теперь не приходилось идти пешком. Наличие действующего водопровода, приведенных в порядок пожарных колодцев и водоразборов обеспечивало тушение пожаров при помощи имевшихся технических средств. Однако пожарные и во вторую военную зиму часто работали под огнем фашистской артиллерии.

Жизненно необходима была осажденному Ленинграду электроэнергия. Большое значение для снабжения Ленинграда электроэнергией имело восстановление Волховской ГЭС. После ее вступления в строй было принято решение проложить по дну Ладожского озера линию электропередачи, поскольку ее прежние, наземные, линии, по которым шел ток в Ленинград, находились на территории, оккупированной фашистскими войсками. Силами специального водолазного отряда за 45 дней вместо установленных по плану 60 дней была проложена первая линия подводного кабеля, и 23 сентября 1942 г. первый ток с Волховской ГЭС поступил в Ленинград. В октябре, несмотря на частые штормы и другие трудности, водолазный отряд продолжал свою работу, проложив к 1 ноября 1942 г. еще 4 нитки подводного кабеля. На этом работа по прокладке кабеля по дну Ладожского озера была завершена. В декабре 1942 г. Ленинград получая электроэнергии в 4 раза больше, чем в феврале 1942 г., когда ее поступление было минимальным. К началу второй военной зимы больше электроэнергии стали вырабатывать электростанции, расположенные в самом городе. Они работали с большим напряжением, часто подвергаясь артиллерийским обстрелам и бомбардировкам с воздуха. 21 марта 1943 г. на территории 5-й ГЭС разорвались 74 снаряда, а 24 марта — 2 фугасные авиабомбы. ГЭС были причинены серьезные повреждения. 22 марта 1943 г. пострадала 2-я ГЭС, на которую фашистские летчики сбросили 2 фугасные авиабомбы.597 Последствия налетов и обстрелов были ликвидированы, и работа электростанций не прекращалась. Наряду с обеспечением работы электростанций внутри блокированного Ленинграда изыскивались и другие возможности выработки электроэнергии. Большое значение для решения этой задачи имело получившее широкое распространение создание на предприятиях своих блок-станций.

Экономное расходование электроэнергии, предназначенной для промышленности и городского хозяйства, позволило в зимние месяцы 1942/ 43 г. постепенно возобновлять электрическое освещение жилых домов. В первые месяцы второй военной зимы в квартирах ленинградцев по-прежнему горели коптилки, гораздо реже — керосиновые лампы. Тем временем в Военном совете Ленинградского фронта, в Ленинградском городском комитете партии и в Исполкоме Ленгорсовета тщательно обсуждался вопрос, нельзя ли из получаемой осажденным Ленинградом электроэнергии выделить часть ее для освещения квартир. Впервые после первых чисел декабря 1941 г., когда прекратилась подача электроэнергии для освещения жилых домов, электрические лампочки в ленинградских квартирах зажглись 7 и 8 ноября 1942 г., в дни празднования 25-летия Великой Октябрьской социалистической революции. Электрический свет в квартирах блокадного Ленинграда был одним из наиболее заметных для ленинградцев проявлений этого праздника, отмечавшегося в условиях суровых военных будней. 9 ноября свет погас, но у людей уже была надежда, что он загорится вновь. Ждать осталось недолго. 15 декабря 1942 г. Бюро Горкома партии и Исполком Ленгорсовета приняли решение включить в электросеть 333 жилых дома. К 1 января 1943 г. число жилых домов, получивших электрическое освещение, достигло 3000. В январе 1943 г. к электрической сети были подключены еще 1000 жилых домов. Электроэнергией приходилось пользоваться в рамках строгого лимита. Днем электричество было выключено. Оно включалось лишь рано утром, когда люди уходили на работу, и с 7 ч вечера до 12 ч ночи. Предусматривалось, что в сутки одна семья использует 2 кВт ч, что позволяло пользоваться лампочкой в 40 Вт на протяжении 4 ч. Тем не менее возобновление электрического освещения ознаменовало серьезный перелом как в бытовых условиях ленинградцев, так и в их настроении, поскольку служило наглядным доказательством улучшения положения в городе и залогом того, что все причиненные блокадой тяготы будут устранены да и самой блокаде придет конец.

Трудные условия блокадного быта для многих ленинградцев были облегчены благодаря созданию в домохозяйствах красных уголков. Там было тепло, имелось освещение, можно было отдохнуть, починить одежду. Красные уголки служили также местом, где велась агитационная работа среди населения. В них специально подобранные и утвержденные в райкомах партии политорганизаторы знакомили граждан с положением на фронтах, читали свежие газеты. К февралю 1943 г. число красных уголков по городу достигло 2316.598 Работа красных уголков была налажена благодаря постоянному вниманию со стороны партийных организаций. Ею занимался Городской комитет партии, районные комитеты.

Настойчивые усилия, направленные на улучшение деятельности предприятий бытового обслуживания, позволили наладить в зимние месяцы 1942/43 г. работу 28 бань, 42 парикмахерских, 351 ремонтно-починочного пункта, 9 стационарных фотоателье и 6 пунктов моментальной фотографии.599

Снабжение Ленинграда необходимым количеством электроэнергии позволило обеспечить в зимние месяцы 1942/43 г. движение по городу пассажирского и грузового трамваев. Ленинградцы с тревогой следили за работой трамвая. В памяти у всех были застывшие на улицах города вагоны, ставшие одним из символов трагедии первой блокадной зимы. Но во вторую блокадную зиму трамвайное движение не только не остановилось, но даже расширилось. В дополнение к уже имевшимся вводились три новых маршрута, два маршрута были продлены. К концу 1942 г. в городе насчитывалось 10 трамвайных маршрутов.600 Работникам трамвайного хозяйства пришлось трудиться с большим напряжением. Частые обстрелы и бомбежки были серьезной помехой, но не могли остановить работу трамвая. В местах, подвергшихся обстрелам, быстро появлялись аварийные машины, вместо порванных проводов натягивались новые, разбитые трамвайные вагоны отправлялись в парки, движение восстанавливалось. Коллектив Лентрамвая, насчитывавший в эту зиму около 4,5 тыс. человек, в значительной части состоял из людей, пришедших на эту работу в 1942 г. Ощущался недостаток в квалифицированных работниках. В связи с важным значением, которое имела работа трамвая в блокадном Ленинграде, все работники, мобилизованные в свое время на оборонные работы, на заготовку леса и торфа, были возвращены в распоряжение Трамвайно-троллейбусного управления. Бригада специалистов была направлена в трамвайное хозяйство Управлением Октябрьской железной дороги. Все затруднения и неполадки, которые возникали в работе трамвая зимой 1942/43 г., устранялись. Деятельность работников трамвая постоянно находилась в поле зрения Ленгорисполкома и Горкома партии. Работа трамвая и имевшиеся в ней недостатки специально рассматривались на заседании Бюро Горкома партии 23 декабря. Принятое постановление содержало перечень конкретных мероприятий, позволявших устранить в этой важнейшей отрасли городского хозяйства возникшие в первой половине декабря неполадки.601

Большое количество перевозок произвел в зимние месяцы и грузовой трамвай. При остром недостатке бензина и малочисленности автомобильного транспорта грузовой трамвай играл очень важную роль. Ежедневно работали в среднем 35 грузовых трамвайных поездов.602 В том, что полученные при разборе деревянных домов дрова доставлялись по назначению, прежде всего на заводы и фабрики, была большая заслуга работников грузового трамвая.

Курсировавшие по городу трамваи являлись одной из отличительных черт второй военной зимы по сравнению с ее страшной предшественницей. Они не только помогали людям добираться на работу или домой, но и вносили значительное оживление в жизнь города, улицы которого большей частью были довольно пустынны.

Внешний вид самих улиц, проспектов, площадей, облик всего города были иными по сравнению с зимой 1941/42 г. Первые сильные снегопады, казалось, снова предвещали заключение города в снежный плен. На многих улицах появились большие сугробы, затруднявшие движение транспорта. Однако ленинградцы сумели в эту зиму выйти победителями в борьбе со снегом. С начала зимы систематически очищались от снега центральные магистрали города. На других улицах в первую очередь убирали снег с проезжей части. Кроме дворников уборкой снега занималось почти все население города, принимавшее деятельное участие в воскресниках, специально устраивавшихся для очистки города. Большую работу по очистке города выполняли подразделения МПВО. После особенно сильных снегопадов на уборку и вывозку снега направлялось 60—70% личного состава МПВО. Учитывая важное значение очистки города от снега и льда, Военный совет Ленинградского фронта специальным постановлением разрешил в особых случаях использовать для этой цели воинские части и военные автомашины.

Зимой 1942/43 г. фашисты ожесточенно обстреливали Ленинград, их авиация совершала варварские налеты на город. Артиллерийские обстрелы в зимние месяцы происходили (за очень редким исключением) ежедневно. Мало было воздушных налетов лишь во второй половине ноября 1942 г., в остальные месяцы враг часто и интенсивно обстреливал город. Все это серьезно осложняло работу городского хозяйства и транспорта. 24 января 1943 г. фугасная авиабомба, разорвавшаяся на углу улиц Маяковского и Салтыкова-Щедрина, разрушила трамвайные пути и водопровод.603 «Вся Кирочная до пр. Чернышевского, весь Литейный пр., начиная от ул. Некрасова и до моста, все прилегающие сюда улицы были залиты водой... Так как в это время был сильный мороз, вода эта замерзла, получилось сплошное обледенение, и тут же лила свежая вода. Картина была страшная... Угрожала опасность, что утром не смогут пойти трамваи», — вспоминал впоследствии А. Н. Кубасов, бывший в то время начальником штаба МПВО Дзержинского района. По словам А. Н. Кубасова, выполнить полученное им распоряжение — во что бы то ни стало сделать все необходимое и обеспечить трамвайное движение с 6 ч утра — было нелегко: «Люди-то еще еле-еле ходили». Тем не менее из его дальнейшего рассказа видно, что самоотверженное поведение бойцов МПВО обеспечило выполнение приказа: «Люди работали исключительно самоотверженно. Бойцы по колено в воде очищали трамвайные пути, проводили спуск воды к Фонтанке, спускали воду по улице Пестеля в водосточные колодцы. С работой справились, правда, трамваи пустили не в 6 часов утра, а в половине восьмого».604

Всего с ноября 1942 г. по март 1943 г. фашисты обрушили на Ленинград 7454 снаряда, 381 фугасную и около 1600 зажигательных бомб. За этот период были убиты во время обстрелов и бомбардировок 383 человека и ранены 1518 человек.605

Зимой 1942/43 г. было повреждено несколько ленинградских мостов. Ночью 6 ноября 1942 г. 250-килограммовая авиабомба причинила серьезные повреждения Аничкову мосту через Фонтанку. «Авиабомба упала в мост около тротуара. Взрывная волна, как гигантской метлой, смела 30 м чугунной решетки и тумбы с моста в Фонтанку. От решетки не осталось и следа. Разбитые в мельчайшие куски трезубцы и русалки с хвостами остались в Фонтанке. Осколками бомб изуродовало гранитные пьедесталы коней. В них образовались ямы глубиной до 15 см. Углы гранитных камней в ряде мест оторваны», — вспоминал впоследствии П. М. Токсубаев, начальник Отдельного ленинградского дорожно-мостового восстановительного батальона. Под его руководством в свое время были сняты и закопаны в саду Дворца пионеров конные статуи с Аничкова моста. В ноябре 1942 г. П. М. Токсубаев, прибыв к получившему сильные повреждения Аничкову мосту, чтобы возглавить восстановительные работы, мог убедиться в том, насколько предусмотрительным было решение надежно укрыть украшавшие мост клодтовские скульптуры. «Если бы они остались на мосту, то обратились бы в бесформенную массу бронзового лома и были бы сброшены в Фонтанку», — писал он в своих воспоминаниях. Самоотверженный труд коллектива восстановительного батальона позволил уже на следующий день возобновить здесь трамвайное движение.606 С еще большими трудностями столкнулись восстановители, когда 6 января 1943 г. в 4 ч 15 мин утра 250-килограммовая бомба попала в разводной пролет Республиканского (Дворцового) моста. Пробив настил, бомба разорвалась в воде. Сложность работы усугублялась из-за того, что мороз достигал 21°. Особенно трудно было вести сварочные работы. Несколько раз приваренные металлические листы разрывались. Тем не менее восстановительные работы были завершены на 7 ч раньше установленного срока, и 15 января движение по мосту возобновилось.

Чаще всего вражеские бомбы и снаряды разрушали жилые дома. Среди пострадавших были главным образом мирные жители. А. Н. Кубасов рассказывает: «Наиболее сильный обстрел со сбрасыванием зажигательных и фугасных бомб был 22 ноября 1942 г. Тут были применены новые бомбы, начиненные фосфором. Эти бомбы производили сильные пожары. Сильный пожар был на Моховой, 6, где дом совершенно сгорел. Сгорели дома на Соляном переулке, 7/12, на улице Чайковского, 2 (корпус выгорел абсолютно). В этот день был авиационный налет и обстрел».607 Немало жертв было среди мирных граждан, когда снаряды разрывались на улицах. Одним снарядом, разорвавшимся в 19 ч 11 декабря 1942 г. на углу проспектов 25-го Октября (Невского) и Володарского (Литейного), было убито 11 и ранено 35 человек.608

В быстром устранении последствий артиллерийских обстрелов и бомбежек была заслуга прежде всего подразделений МПВО. Бойцы и командиры МПВО в зимние месяцы 1942/43 г. действовали мужественно и решительно. Начавшая выходить в марте 1943 г. газета «Боец МПВО», орган командования МПВО Ленинграда, рассказывала на своих страницах о наиболее отличившихся бойцах и командирах МПВО, таких как командир саперной роты А. П. Матохин, подрывники А. Ф. Литвинов и А. А. Зайцев-Лидин, об отважных девушках-бойцах А. И. Смирновой и З. Ивановой, спасших жизнь многим ленинградцам.609 Зимой 1942/43 г. боеготовность частей МПВО по сравнению с предыдущей зимой серьезно возросла. Этому способствовало общее улучшение положения в городе. Положительно сказалась на деятельности МПВО в сложных условиях и проведенная в августе 1942 г. ее реорганизация. К 1 января 1943 г. в батальонах МПВО насчитывалось более 21 тыс. человек.610

Вместе с подразделениями МПВО в ликвидации последствий вражеских обстрелов и бомбардировок активно участвовали группы самозащиты при домохозяйствах и все население Ленинграда.

Подвергая город частым обстрелам и бомбардировкам, фашистское командование надеялось нарушить повседневную жизнь ленинградцев, вывести из строя продолжавшие работать промышленные предприятия Ленинграда. Зимой 1942/43 г. в результате артиллерийских обстрелов и бомбардировок многим заводам и фабрикам был причинен значительный ущерб. 14 января 1943 г. 34 снаряда разорвались на территории завода «Электросила». Рухнула стена одного из цехов, 21 человек погиб, 29 было ранено. 20 января прямым попаданием фугасной авиабомбы был разрушен цех на одном из судостроительных заводов. Возник пожар, имелись человеческие жертвы. 21 января подвергся артобстрелу завод им. Я. М. Свердлова, 12 снарядами были повреждены 3 цеха. Несмотря на большие разрушения, человеческие жертвы и исключительно трудные условия, рабочие и инженеры ленинградских заводов быстро ликвидировали последствия вражеских обстрелов и бомбардировок. 26 января 1943 г. в течение 8 мин удалось потушить пожар, вызванный разрывами 4 снарядов на заводе им. И. Е. Егорова.611 Два пожара были ликвидированы 9 февраля 1943 г. на Кировском заводе, на котором разорвалось 36 снарядов. В тот же день на завод «Севкабель» обрушилось 56 снарядов, причинивших серьезные повреждения одному из основных цехов.

Среди рабочих были убитые и раненые.612 Несмотря на значительные размеры разрушений, гибель квалифицированных рабочих, коллектив «Севкабеля» сумел быстро ликвидировать повреждения и возобновить работу.613

Особенно страдали от артиллерийских обстрелов заводы, расположенные в южной части города — в Кировском, Московском, Ленинском, Володарском (Невском) районах. Предприятия, остававшиеся здесь, продолжали, несмотря на трудные условия, выполнять полученные ими заказы. Заводы и фабрики, находившиеся в Московском районе, в ноябре 1942 г. выпустили в 3—4 раза больше оборонной продукции, чем в летние месяцы, отправив на фронт в 2 раза больше боеприпасов по сравнению с весной. Одновременно некоторые цехи заводов, расположенных особенно близко к линии фронта, переводились на площадки других предприятий, находившихся в северной части Ленинграда. Так поступили с отдельными цехами Кировского и ряда других заводов. Предприятия Васильевского острова, Петроградской и Выборгской сторон также несли урон от вражеских снарядов и бомб, но в условиях блокадного Ленинграда их положение было все же более благоприятным. Удельный вес заводов и фабрик Выборгской стороны, являвшейся и до войны одним из важнейших промышленных районов, в дни второй военной зимы еще более возрос. На предприятиях, известных своими революционными и трудовыми традициями, темп работы на протяжении зимы не только не снизился, но и повысился. Много славных дел совершили рабочие и инженеры Металлического завода. Весь город знал имена его передовых рабочих — кандидатов в члены партии электросварщика А. Коршунова и токаря И. Григорьева, систематически перевыполнявших норму.

Во вторую блокадную зиму ленинградские кораблестроители при постоянной помощи со стороны военных советов Ленинградского фронта и Краснознаменного Балтийского флота успешно продолжали работу в соответствии с принятым в начале 1942 г. «Планом военного судостроения первой очереди», который предусматривал введение в строй недостроенных, но имевших боевую готовность кораблей, аварийно-боевой ремонт, а также создание новых типов боевых кораблей.614 На заводе «Русский дизель», ставшем филиалом завода им. В. И. Ленина, были отремонтированы двигатели для крейсеров «Максим Горький» и «Киров». Ижорский завод изготовил артиллерийские корабельные установки. На судостроительных заводах был выполнен большой по объему ремонт боевых кораблей, особенно подводных лодок.615 Со своей стороны флот всячески помогал судостроителям. Команды крейсеров «Киров» и «Максим Горький» взяли шефство над судостроителями, строившими бронированные морские охотники. Для помощи заводу были выделены 100 квалифицированных краснофлотцев во главе с опытными офицерами-инженерами. Участвовали в работах и краснофлотцы, включенные в штат строящихся кораблей. Всего было привлечено к работе до 200 военных моряков.616 Моряки Балтийского флота оказали большую помощь и при постройке новых боевых судов, главным образом катеров, в которых ощущалась острая необходимость. Именно зимой 1942/43 г. по плану следовало начать передачу флоту построенных на ленинградских заводах бронированных морских охотников, торпедных катеров, тральщиков, шхерных мониторов.617 Только для участия в постройке малых тральщиков на Балтийский завод, завод им. А. А. Жданова и Петрозавод в начале 1943 г. было направлено более 1000 краснофлотцев. Кроме того, Военный совет Краснознаменного Балтийского флота выделял судостроительным заводам мазут и бензин, обеспечивал их транспортом. В необходимых случаях для нужд производства на заводы подавалась электроэнергия с подводных лодок.618

Во время совместной работы между рабочими-судостроителями и моряками-балтийцами наладились тесное сотрудничество и настоящая боевая дружба. По завершении аварийно-ремонтных работ, происходивших в эту зиму, 23 рабочих-стахановца обратились с письмом к экипажам отремонтированных кораблей. Они писали: «Вместе с вами в одном цехе, за одним станком работали мы, ленинградские рабочие, ремонтируя и строя ваши боевые корабли и катера. Вместе мы преодолевали многочисленные трудности ремонта во фронтовом Ленинграде. Вы помните, как на холодном ветру, в суровые зимние дни работали мы на ваших кораблях и катерах, когда в разрушенном механическом цехе мы не отходили от станков, ежеминутно очищая их от снега и льда. Вы помните, как в наших цехах разрывались фашистские бомбы и снаряды, осыпая рабочих горячими осколками. Но мы продолжали стоять у своих станков, выполняя ваш заказ. Мы никогда не забудем, как вы вручную вводили и выводили из эллингов боевые катера. Холод, физическое истощение от недоедания, нехватка инструмента, материала, перебои в подаче электроэнергии на каждом шагу создавали угрозу срыва графика работы по ремонту и стройке ваших боевых кораблей и катеров. Но мы преодолели все трудности. Ваши корабли и катера готовы к боевым походам... Счастливого, победного плавания, наши родные!»

В ответном письме моряки-балтийцы писали рабочим ленинградских судостроительных заводов: «Мы видели, с какой любовью и героизмом строили и ремонтировали наши боевые корабли вы, славные ленинградцы... Мы понесем с собой в бой вашу любовь и дружбу, и никакие преграды не устрашат нас. Мы обещаем вам, мы заверяем наше командование и Родину, что будем умело и храбро биться с подлым врагом».619

Зимой 1942/43 г. на ленинградских заводах не прерывалось производство снарядов, мин, автоматов, ремонтировались танки. Более того, осваивались и новые виды вооружения. На Сестрорецком инструментальном заводе им. С. П. Воскова, которому в 1942 г., первому в стране, было поручено освоить производство пистолетов-пулеметов системы Судаева (ППС), в конце года были изготовлены первые образцы ППС, с которыми работники завода познакомили А. А. Жданова и Л. А. Говорова. В начале 1943 г. на заводе им. С. П. Воскова началось серийное производство этого вида оружия.620

Обеспечение бесперебойной работы промышленности на всем протяжении второй блокадной зимы было настоящим подвигом ленинградских рабочих. Трудности усугублялись не только из-за того, что многие кадровые рабочие еще не полностью оправились после тяжелых испытаний голодной зимы 1941/42 г. На многих ленинградских заводах больше половины рабочих составляло молодое поколение, ставшее к станкам в 1942 г. Среди них было много подростков. Стаж работы у большинства молодых рабочих к 1 октября 1942 г. не превышал 6 месяцев. В зимние месяцы 1942/43 г. велась большая работа по воспитанию и обучению молодых рабочих. Этой проблеме было посвящено специальное постановление Бюро Горкома партии, принятое после тщательного обсуждения 16 ноября 1942 г.621

Восполнение рядов ленинградского рабочего класса в трудных условиях блокады выходило за рамки решения вопроса об обеспечении промышленности квалифицированными кадрами. Оно представляло собой важное социальное явление. В ряды рабочих в 1942 г. влилось много домохозяек, подростков из самых различных семей. Многие из них до этого не были связаны с промышленностью. На производство пришло и значительное число бывших служащих и работников торговли. В конце 1942 г. насчитывалось примерно 225 тыс. рабочих, инженерно-технического персонала и служащих. Значительную часть составляла молодежь. По данным Городского комитета ВЛКСМ, в Ленинграде зимой 1942/43 г. число молодых рабочих на заводах и фабриках достигало около 54 тыс. человек, 15 567 человек из этого числа были комсомольцами. Комсомольцы-рабочие составляли примерно половину всей Ленинградской комсомольской организации, в рядах которой зимой 1942/43 г. состояло 32 897 человек.622 Данные, приведенные в материалах Горкома ВЛКСМ, учитывали молодых людей комсомольского возраста. Представляется, что для блокадного Ленинграда понятие «молодой рабочий» можно толковать несколько шире, имея в виду и пришедших на заводы людей несколько старше комсомольского возраста. Большую часть рабочих составляли женщины. К концу 1942 г. процент женщин среди производственных рабочих в ленинградской промышленности равнялся 79,9, а к февралю 1943 г. он возрос до 83,7. Многие женщины-работницы (82%) были в возрасте от 18 до 49 лет.623 Остававшиеся на предприятиях в дни второй военной зимы кадровые ленинградские рабочие, на долю которых выпала ответственная задача обучения и воспитания молодого пополнения, составляли незначительную часть всех рабочих. На 15 декабря 1942 г. в ленинградской промышленности было 9587 специалистов, причем большая часть из них (6033, или 62,9%) — женщины. Распределение специалистов по профессиям было следующим:624

Специальность

Всего рабочих

Из них женщин

Слесарь-сборщик

2052

808

Токарь-универсал

1301

612

Токарь-инструментальщик

1236

610

Револьверщик

903

856

Сборщик

734

687

Сборщик-шишельник

627

551

Сверловщик

510

410

Кочегар паровых котлов

480

190

Крановщик

457

309

Станочник на нарезных станках

362

337

Шлифовщик

322

217

Кузнец-штамповщик, оператор

181

178

Резчик по металлу

175

138

Молотобоец

162

47

Машинист паровозов

185

83

Итого

9687

6033

На воспитание молодых рабочих на всех предприятиях города было обращено большое внимание. Этим важным делом занимались партийные и хозяйственные руководители, старейшие рабочие предприятий. На Кировском заводе состоялся специальный вечер — «Кировский завод — оплот большевизма», на котором главный инженер завода В. В. Петров и старейшие производственники, участники революционного движения и гражданской войны, рассказали молодым рабочим о славных боевых и трудовых традициях путиловцев-кировцев.625 78 старейших производственников завода «Большевик», его «золотой фонд», на специальном совещании приняли участие в обсуждении доклада директора завода о задачах, стоящих перед опытными рабочими в воспитании молодежи. После совещания старейшие рабочие встретились в цехах с молодыми рабочими. Один из ветеранов завода, А. Г. Брюхов, проработавший на заводе 41 год, возглавил комсомольско-молодежный участок, который под его руководством систематически перевыполнял задания.626 На «Большевике» и других предприятиях были созданы комиссии по производственному обучению молодежи.627 Большое внимание воспитанию новой смены уделяли ветераны Ижорского завода и многих других. Вместе с молодыми рабочими отдавали свой труд делу обороны Ленинграда учащиеся ремесленных училищ. Они не только проходили производственное обучение, но и участвовали в выполнении оборонных заказов. Во 2-м полугодии 1942 г. они изготовили военной продукции на 18 млн. руб. Большие усилия, приложенные к обучению молодых рабочих, дали свои результаты. К 1 марта 1943 г., т. е. как раз к концу зимы, на предприятиях Ленинграда не было комсомольцев, не выполнявших производственных заданий.628

Из числа молодежи в короткие сроки выдвинулось немало передовиков производства. Систематически перевыполнял норму молодой рабочий завода «Большевик» Владимир Князев. Вместе с другими комсомольцами-передовиками он был принят в ряды Коммунистической партии. Большое внимание, оказанное молодым рабочим общественными организациями заводов, старыми производственниками, товарищеская, а зачастую отеческая помощь позволили им в очень короткие сроки стать не только хорошими специалистами, но и верными носителями боевых, трудовых и революционных традиций питерского пролетариата.

Улучшение положения в Ленинграде в годы второй военной зимы чувствовалось не только в том, что работали заводы, была налажена деятельность городского хозяйства, облегчились трудности блокадного быта. Начавшиеся осенью 1942 г. занятия в ленинградских школах в зимние месяцы уже не прерывались. Сравнивая этот учебный год с предыдущим, пришедшимся на страшную зиму 1941/42 г., директор Ленинградского института усовершенствования учителей Л. Е. Раскин расценивал его как «нормальный блокадный учебный 1942/43 год». Зимой 1942/43 г. в Ленинграде работали 84 школы. К концу учебного года в них занимались 26 854 ученика. Большая часть учащихся при этом приходилась на 1—7 классы. Старшеклассников было мало, 8—10 классов было всего 54 во всем городе, в них учились 733 человека. Школьная сеть Ленинграда в этом учебном году составляла 17,7% довоенного уровня (до войны в Ленинграде было 467 школ), число классов — 7,7, количество учащихся — 6,2%. По подсчетам Л. Е. Раскина, в зимние месяцы 1942/43 г. в Ленинграде оставалась 1/16 часть довоенного школьного населения.629 Хотя школы в эту зиму работали без перебоев, учителям и учащимся приходилось еще преодолевать немало тягот. «Временами свистят над школой снаряды, доносятся глухие разрывы. К свисту снарядов мы привыкли, а если разрывы снарядов не слишком близки, продолжаем работать: нам некогда», — писала, вспоминая зиму 1942/43 г., учительница С. Н. Саговская.630 Если во время обстрела школьным зданиям наносились повреждения, то они быстро устранялись. Выбитые окна не заделывали фанерой. Как ни трудно было в городе со стеклом, для школ оно в таких случаях выделялось. Приходилось очень экономно расходовать бумагу, но все же ленинградские школьники имели тетради. К началу учебного года в школах было немало ребят, еще не оправившихся от шокового состояния, в которое повергла их первая блокадная зима. Выжив, они вместе с тем на какое-то время как будто утратили интерес ко всему окружающему, были замкнуты и неразговорчивы, все их мысли сосредоточивались на ожидании завтрака или обеда. Учителя и товарищи постепенно возвращали таких ребят к нормальному состоянию. Большое значение для школьников имело введение для них рационного питания. Оно особенно подкрепило силы ребят старше 12 лет, так как значительно превышало норму продуктов, полагавшуюся на иждивенческую карточку. Благодаря этому улучшилось здоровье многих учащихся, ослабевших в первую военную зиму.

В зимние месяцы 1942/43 г. оживилась работа комсомольских и в особенности пионерских организаций. Ученики младших классов были привлечены к активному участию в жизни ленинградской пионерии. С началом нового учебного года в ленинградских школах создается 90 пионерских дружин, 417 отрядов и 1108 звеньев. Систематически проводятся сборы, деятельность пионерских организаций становится неотъемлемой частью школьной жизни.631 К началу зимы все школы были обеспечены достаточным количеством дров. В их заготовке деятельно участвовали учителя, школьники старших и даже младших классов. Несмотря на это, во многих школах, ранее имевших центральное отопление, наступление зимы вызвало определенные трудности. Учительница С. Н. Саговская в своих воспоминаниях нарисовала типичную для таких школ картину: «Паровое отопление в школе не действует. Топятся самодельные печки-времянки. Тепла от них мало, зато дыма много... Но как бы ни топилась времянка, а в классах холодно».632 Часть школ, размещавшихся в зданиях с печным отоплением или временно переведенных в них, оказалась в гораздо лучших условиях. Здесь печи надежно согревали помещения. Пальто можно было оставлять в раздевалке. В классах было тепло, как до войны.

Общие трудности сближали учителей и учащихся. Большинство школьников старались учиться как можно лучше. С теплотой писала в дневнике о своих учениках в ноябре 1942 г. учительница А. Н. Миронова: «Какие замечательные у меня дети в классе». Особенно отличала она тех, кто продолжал учиться, потеряв своих родителей: «11 человек не имеют матерей и отцов, у 5 человек умерли и у 6 человек матери на оборонных работах».633 Настоящими подвижниками были и сами учителя. Трудно было вести занятия и готовиться к урокам в блокадную пору. Упоминавшаяся уже С. Н. Саговская писала: «Вспоминаются и зимние вечера дома. Холодно и здесь. На ногах валенки, на плечи накинуто пальто, иногда одеяло. На столе коптилка; маленький язычок пламени слабо освещает комнату. Передо мной ученические тетради. Напрягаешь зрение, разбирая почерки учащихся; здесь же рядом — книги и всегда кипа газет. Роешься в них, делаешь пометки, вырезки, выбираешь материал, который можешь использовать на уроке. Составляешь диктовки на новом материале, примеры для разбора, тексты для пересказов. Работа интересная. Увлечешься и забудешь все тяжелое, что приходится переживать. А если урвешь время на чтение книги, то и совсем хорошо...»634 Ленинградские учителя имели возможность получать постоянную методическую помощь в Институте усовершенствования учителей, где устраивались лекции, консультации, курсы усовершенствования, велись настойчивые поиски новых, наиболее эффективных в условиях блокады форм работы.

В 1942/43 учебном году в Ленинграде велись занятия только в трех высших учебных заведениях: 1-м и 2-м медицинских и Педиатрическом институтах. Зимой 1942/43 г. занимались 1500 студентов-медиков.635 В остальных высших учебных заведениях занятия не велись: они или находились в эвакуации, или были законсервированы. При этих вузах работали лишь производственные мастерские, выполнявшие в основном фронтовые заказы. Оставшиеся после эвакуации научные работники также были привлечены к выполнению заданий оборонного характера.

Не замирала в дни второй блокадной зимы деятельность культурно-просветительных организаций, творческих коллективов. В ноябре 1942 г. открылась выставка работ ленинградских художников, посвященная 25-й годовщине Октября, на которой были представлены 343 произведения. Ленинградские художники приняли деятельное участие в подготовке праздничного оформления города к Октябрьским торжествам. 10 специальных бригад художников создали несколько художественных панно и портреты Героев Советского Союза, которыми были украшены все районы города. По заданию Военного совета фронта группа архитекторов и художников оформила надгробия выдающихся русских полководцев — Александра Невского и А. В. Суворова в Александро-Невской лавре, М. И. Кутузова — в Казанском соборе.636

Продолжал свою деятельность Ленинградский театр музыкальной комедии. Правда, с наступлением холодов условия работы усложнились. П. П. Трофимов, возглавлявший в годы блокады Государственный институт прикладной химии, вспоминал о посещении театра в январе 1943 г.: «Помню, как-то раз в январе 1943 г., соскучившись по культурной жизни, мы с моим заместителем Артамоновым пошли в Александрийский театр. Давали оперетту "Раскинулось море широко". У театра было большое скопление публики. Некоторые просили продать билеты, как это бывает и всегда, но той веселости, которую я наблюдал в течение долгих лет, на этот раз у дверей театра не было. В театре было не топлено и не такое обилие света, какое мы привыкли видеть всегда. Бросалось в глаза подавляющее количество военных... Несмотря на то что мы были в полушубках, все равно приходилось держать руки в карманах. Когда я смотрел на сцену, то меня помимо сюжета пьесы и игры артистов занимал вопрос: как они могут при такой температуре играть в тех костюмах, которые требовались по ходу пьесы, и как бы тепло они ни были одеты внизу, все же пронизывающий холод, который на сцене был еще больше, заставлял их переживать неприятные минуты. Помню, с какой легкостью Пельцер исполняла свой танец. Публика несколько раз вызывала ее на бис. Я в это время думал, что все-таки со стороны публики жестоко заставлять человека лишнее время проводить на холодной сцене».637 8 ноября 1942 г. состоялась премьера оперы «Евгений Онегин», поставленной оперно-балетным коллективом, в составе которого было несколько солистов Ленинградского театра оперы и балета ИМ. С. М. Кирова.638

В зимние месяцы в Ленинграде работал 21 кинотеатр. В них демонстрировались как довоенные, так и вышедшие в годы войны кинофильмы. Среди них заметное место занимали кинокартины, посвященные героической борьбе советского народа против фашистких захватчиков, такие как «Секретарь райкома», «Два бойца». Демонстрировались фильмы, рассказывавшие о героическом и революционном прошлом нашей Родины, — «Котовский», «Александр Пархоменко».

Население Ленинграда находилось в постоянном контакте с воинами Ленинградского фронта и моряками Балтийского флота. Военный совет Краснознаменного Балтийского флота к 25-й годовщине Октябрьской революции направил специальное поздравление коллективу Металлического завода. Выражая горячую благодарность за отличную продукцию, изготовлявшуюся для Балтийского флота, Военный совет поздравлял тружеников завода с праздником и желал им новых успехов в труде.639 Лучшие рабочие этого же завода — электросварщик А. Коршунов и токарь И. Григорьев — переписывались с летчиками Ленинградского фронта. А. Коршунову присылал письма капитан С. Литаврин, И. Григорьеву — старший лейтенант И. Шишкань. Письма летчиков печатались на страницах заводской многотиражки.640 Письма с фронта и на фронт публиковали многотиражные газеты и на других заводах. Систематически печатала такие материалы многотиражная газета фабрики «Красное знамя».641

Тесную связь с одной из воинских частей поддерживали рабочие Сталепрокатного и проволочно-канатного завода. С большой теплотой встретили воины приехавшего к ним в гости 14-летнего рабочего Бориса Иванова. В Октябрьские дни группа рабочих приехала в воинскую часть, а делегация воинов — на завод.642 В декабре 1942 г. делегация трудящихся Дзержинского района вручила знамя 32-му гвардейскому минометному полку, над которым шефствовал район.643 Частыми гостями в воинских частях были рабочие Кировского завода. Делегация комсомольцев Кировского завода присутствовала на слете девушек — бойцов Ленинградского фронта. Молодые кировцы встретились с девушками, ставшими на фронте минометчицами, стрелками.644 Делегации ленинградцев в ноябре — декабре 1942 г. направлялись прежде всего в те части и соединения, которые командование Ленинградского фронта готовило к боям по прорыву блокады Ленинграда. В районе Колтушей 2 ноября 1942 г. состоялась встреча трудящихся Ленинграда с бойцами и командирами 268-й стрелковой дивизии. В составе делегации были старейшие ленинградские рабочие, участники боев против Юденича в 1919 г.: директор завода «Невгвоздь» А. П. Иванов, мастер Балтийского завода М. М. Столяров, работница Кировского завода А. Н. Корпуснова. Ленинградцы привезли с собой революционное знамя, врученное питерскому пролетариату VII Всероссийским съездом Советов за героическую оборону Петрограда. К знамени был прикреплен орден Красного Знамени. Митинг открыл председатель Исполкома Ленгорсовета П. С. Попков. С напутственными речами к воинам обратились М. М. Столяров и А. Н. Корпуснова. У знамени Ленинграда бойцы и командиры дивизии поклялись не жалеть жизни и крови в борьбе с фашистскими захватчиками.645

В дни, когда происходили эти встречи и митинги, на Ленинградском фронте назревали важные события. Н. А. Манаков вспоминал: «В декабре полным ходом развернулась подготовка к боям по прорыву блокады. Велась она энергично, но скрытно. Хотя я тогда был заместителем председателя Ленгорисполкома, работал и жил в Смольном, в близком соседстве со штабом Ленинградского фронта, ничего об операции "Искра" не знал.. . Однако сам ритм жизни Смольного, характер тех заданий, которые получали партийные и советские работники, подсказывали, что в борьбе за Ленинград назревают важные события. Военный совет фронта и Городской комитет партии настойчиво требовали дальнейшего увеличения производства боевой техники, вооружения и боеприпасов. Приводились в действие буквально все резервы, выявлялись новые возможности для выполнения фронтовых заказов».646

Последний квартал 1942 г. для ленинградской промышленности был самым напряженным. Если военную продукцию I квартала 1942 г. принять за 100%, то в III квартале она составила 488,1%, а в IV—572,8%. К концу 1942 г. вся потребность войск Ленинградского фронта в ручных и станковых пулеметах и в значительной мере в снарядах и минах наиболее нужных калибров удовлетворялась за счет ленинградских предприятий.647

Предстоящее наступление требовало приведения в должное состояние всех видов боевой техники, пополнения частей артиллерийскими орудиями, танками, самоходными артиллерийскими установками. В ноябре 1942 г. Военный совет Ленинградского фронта поручил коллективу Завода подъемно-транспортного оборудования им. С. М. Кирова в сжатый срок, до 1 января 1943 г., изготовить 10 самоходных артиллерийских установок, используя для этого шасси танков Т-26. Задание было нелегким, до того времени подобной техники на заводе не выпускали. Однако благодаря самоотверженной работе мастера В. И. Кириллова, слесарей-сборщиков П. И. Князева, И. Н. Кудряшова и других рабочих самоходные артиллерийские установки поступили на фронт своевременно. Большая заслуга в выполнении этого задания принадлежала и руководству завода во главе с его директором С. И. Муромцевым.648 Заводы Металлический, Кировский, Ижорский, «Большевик» бесперебойно осуществляли ремонт танков и поврежденных в боях артиллерийских орудий.649

Важным стимулом в обеспечении работы ленинградских предприятий, в выполнении срочных фронтовых заказов было социалистическое соревнование. Как и во всей стране, в Ленинграде оно имело большой размах. В ходе войны родились и его новые формы. Соревновались между собой комсомольско-молодежные бригады. Экипажи танков, расчеты артиллерийских орудий заключали договоры о социалистическом соревновании с бригадами рабочих, которым поручался ремонт боевой техники. Многие бригады, особенно комсомольско-молодежные, боролись за право носить имя героев-фронтовиков. В Выборгском районе Ленинграда на промышленных предприятиях десятки комсомольско-молодежных бригад соревновались за право носить имя прославленного снайпера Героя Советского Союза Феодосия Смолячкова. Социалистическим соревнованием было охвачено 80% ленинградских рабочих. Подведение итогов Всесоюзного социалистического соревнования в конце 1942 г. показало, что ленинградцы с честью выполнили свои обязательства. 11 предприятиям были вручены знамена Государственного Комитета Обороны, 59 — знамена ВЦСПС и народных комиссариатов. Всего удостоились награждения 247 предприятий Ленинграда.650

Высокий трудовой подъем, охвативший трудящихся Ленинграда, еще более усилился после того, как в середине ноября 1942 г. стало известно об успешном наступлении советских войск под Сталинградом и окружении там крупной вражеской группировки. Большое воодушевление вызвал среди ленинградцев и Указ Президиума Верховного Совета СССР от 22 декабря 1942 г., согласно которому были учреждены медали за оборону городов-героев и в их числе медаль «За оборону Ленинграда».

Из сообщений Советского информбюро ленинградцы знали, что войска Сталинградского, Донского и Юго-Западного фронтов к концу декабря 1942 г. добились новых крупных успехов под Сталинградом. Армия фашистского фельдмаршала Манштейна не сумела прорваться к Сталинграду и освободить окруженные там войска 6-й и 4-й танковой армий под командованием Паулюса. Было ясно, что окончательный разгром группировки Паулюса неизбежен и последует в ближайшее время. Радостные вести приходили не только из-под Сталинграда, но и с других фронтов. Все это вселяло в сознание защитников Ленинграда надежды на то, что и на Ленинградском фронте развернутся наступательные операции наших войск.

Эти надежды имели реальные основания. Положение под Ленинградом постоянно было предметом большого внимания со стороны Центрального Комитета Коммунистической партии, Государственного Комитета Обороны, Советского правительства. С их стороны не только были предприняты многочисленные меры, направленные на снабжение Ленинграда всем необходимым, но и поставлена задача — провести наступательную операцию, которая должна была завершиться прорывом блокады Ленинграда.

Вторая блокадная зима была для защитников Ленинграда не только временем трудных испытаний и больших надежд. Она ознаменовалась самоотверженным и напряженным трудом, героическими усилиями во имя разгрома врага.


Скачано с www.znanio.ru

скачать по прямой ссылке
Заполните анкету и получите свидетельство финалиста.
Опубликуйте свои методические разработки в официальном издании.
Бесплатные материалы для классных часов и грамота организатора.
Друзья! Добро пожаловать на обновленный сайт «Знанио»!

Если у вас уже есть кабинет, вы можете войти в него, используя обычные данные.

Что-то не получается или не работает? Мы всегда на связи ;)