Для психолога
Оценка 4.9

Для психолога

Оценка 4.9
doc
11.05.2020
Для психолога
8.doc

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. ОБЩИЕ ВОПРОСЫ КОНСУЛЬТИРОВАНИЯ

ГЛАВА L ОСОБЕННОСТИ

КОНСУЛЬТИРОВАНИЯ В ШКОЛЬНОЙ

И ДОШКОЛЬНОЙ ПРАКТИКЕ

§1 РАЗЛИЧИЯ МЕЖДУ ПСИХОТЕРАПИЕЙ И КОНСУЛЬТИРОВАНИЕМ

Проанализируем существующие в литературе определения.

"Психотерапия — система лечебного воздействия на психику и че­рез психику на организм больного" — такое определение психотерапии приводит Б.Д.Карвасарский [21].

"Психотерапия — лечение при помощи психического воздействия на человека" — это определение дано в "Психологическом словаре" (М., "Медицина", 1984).

В понятие психотерапии входят, как правило, элементы обычного повседневного контакта врача с больным (суггестия) и специальные психотерапевтические приемы и методики.

Медицина основывается на трех китах: нож, травы и слово.

Традиционно в нашей стране психотерапия развивалась как область медицины, поэтому ведущей моделью отечественной психотерапии яв­ляется медицинская модель, в которой конечной целью является устра­нение дисфункций организма больного. Право на лечение имеет только врач.

В психологии существуют представления о том, что психотерапия — это психологическое воздействие, основанное на природе общения и направленное на психические процессы и состояния.

Е.С.Калмыкова подчеркивает, что в этих определениях клиенту от­водится пассивная роль, и это неправомерно с точки зрения психологии (20}.

Американский теоретик-методолог Х.Страпп, учитывая все эти труд-кости, предлагает такое, достаточно широкое определение: "В самом


широком смысле мероприятие, называемое психотерапией, включает в себя человека, который сознает, что ему необходима некая помощь спе­циалиста, который готов оказать эту помощь; и сер1«ю межличностных взаимодействий, довольно intricate, тонких и продолжитсльпых, кото­рые направлены на осуществление желательных изменений в чувствах и в поведении клиента". Более конкретное определение будет включать в себя, как считает Х.Странп, трактовку целей и, следователь!ю, "шко­лу", поэтому универсального определения психотерапии не может быть [20J.

Общепринятого сложившегося определения "консультирования" сегодня нет.

Консультирование — это "инслечебная психотерапия", "внслечеб-нос лечение", как говорит В.Столин. Можно сказать, что консультиро­вание — это психотерапия (лечение) здорового человека. В нашей стране сегодня консультирование — это практика заимствования приемов и методик психотерапии при работе со здоровым человеком. За рубежом консультирование понимается по-разному.

1) Как "срединная" область между психотерапией профессиональ­ной и популярной психологией.

2) Консультант — это "помощник" психотерапевта. Подобно тому, как фельдшер может работать в паре с врачом. Таким образом, кон­сультант — это уровень квалификации.

3) Консультирование — это работа с более "поверхностными" про­блемами клиента, не на уровне "глубинной психологии".

4) Консультант— это "психотерапевт", не прошедший сам "дли­тельной" психотерапии с глубинной проработкой собственной про­блемы.

Это подходы и направления, которые еще формируются и кристал­лизуются в сознании специалистов, Г.С.Абрамова обобщает так: психо­терапевт работает с больным человеком и отвечает за его выздоровле­ние, а психолог-консультант — со здоровым и создает ему условия для личного роста (1J.

В отечественных психологических словарях отсутствует термин ''кон­сультирование". Нет теоретических разработок к практике консульти­рования. Не определен правовой статус пс!гхолога-консультанта.

Например, А.Г.Асмолов на II съезде практических псюгологов в 1995 г. — на вопрос, "должен ли школьный психолог заниматься кон­сультированием, если право на психотерапию имеет только врач?" — ответил: "Вы выполняете пс1гхотерапевтическую работу, но развести ее с коррекцией, реабилитацией, профилактикой очень трудно".

Функция "консультирования" — одна из 14 функций школьного психолога, но по объему она занимает не 1/14 рабочего времени.


В работе школьного психолога функцию консультирования мож­но рассматривать в широком и узком аспектах.

Слово "консультация" — калька с латинского cousultatio и означа-ег: 1) сонет специалиста, сведущего лица но какому-либо вопросу; 2) совещание специалистов но какому-либо вопросу.

в узком классическом смысле "психологическая коиеульта-ция" — это профессиональная беседа психолога с лицом, обратившим­ся к нему за помощью для обсуждения какого-то психологическою «оп­роса или проблемы. Ключевое слово — беседа, обсуждение.

Как понимают цель консультирования и психотерапии предстали-тели различных школ и направлений?

3. Фрейд: цель психоанализа — - сделать человека здоровым, а здо(Ю-вый человек — это тот, кто может любить и работать.

Р.Мэй: гуманистическая психология — помочь человеку стать са­мим собой, обрести себя.

К. Роджерс: гуманистическая психология — освобождение и стиму­лирование стремления человека к развитию и зрелости.

Б.Никкол: адлсрнаиская психотерапия — вскрытие дисфункцио­нальных моделей отношений и выявление убеждений, образов восприя­тия, смена жизненных правил клиента.

В широком смысле функция консультирования может включать в себя и функцию диагностики и функцию коррекции. "Беседа" школь­ного психолога начинается тогда, когда клиент открывает дверь кабине­та, формирует свой "заказ". Если психолог решает, что ему необходи­мо в ходе консультации использовать какое-то диагностическое сред­ство, он выполняет функцию диагностики. Обсуждение с клиентом ре­зультатов диагностики чаще всего не завершает консультацию, требует­ся и коррекция.

Часто сама "беседа" выполняет корректирующую функцию, т.е. консультация несет коррегирующий эффект. Анастази по этому поводу пишет, что достоверность полученных данных при изучении личности может быть существенно повышена, если психолог соединит в своей работе диагностику и консул ьтирование, создаст обстановку взаимопо­нимания. Таким образом, если консультация — это беседа школьного психолога с клиентом, то она начинается с открытия двери и заканчи­вается закрытием двери тогда, когда клиент "решил" свою проблему.

Трудно ограничить этот процесс какими-то временными рамками. Это может быть 10 минут, а может 10 лет. Если попытаться ввести рабо­чее определение консультирования, то можно сказать, что психологи­ческое консультирование — это вербальное и пара вербальное взаимо­действие психолога-консультанта и клиента с целью понимания и осоз­нания клиентом своих жизненных затруднений (проблем). Различия по


интенсивности и глубине .этого взаимодействия определяются: а) уров­нем квалификации психолога и его личностной готовностью; б) готов­ностью (зрелостью) клиента; в) степенью сложности проблемы (погру­женностью проблемы в глубину сознания). Различия между консульти­рованием и психотерапией по этим параметрам относительны.

Более принципиальными различия между консультированием и психиатрией представляются в том, что психолог: а) консультирует здо­рового человека, б) процесс консультирования — это процесс взаимо­действия, а не воздействия; в) взаимодействие осуществляется в форме беседы, в ходе которой, при необходимости, могут применяться кор-

§2 АЛГОРИТМ КОНСУЛЬТАТИВНОЙ РАБОТЫ ШКОЛЬНОГО

ПСИХОЛОГА

Консультирование в школе, очевидно, включает в себя и диагнос-шц, ц 1Ацплш1ци lumuua, ц может рассматривал пт птпт nfip-nmi n широком смысле. Можно ли говорить об алгоритме консультирования школьного психолога? В строгом смысле, конечно, говорить об алго­ритме деятельности как пошаговом предписании для психолога говорить не приходится. Об алгоритме консультирования школьного психолога можно говорить только как об opucirnipc в последовательности этапов процесса. Такой алгоритм-ориентир и предлагается далее как обобще­ние теоретических представлений и практического опыта консультиро­вания.

В процессе консультирования школьного психолога можно выде­лить три этапа, каждый из которых состоит, в свою очередь, из несколь­ких стадий:

I этап — начальный;                          •--    :vv~?: -

II этап — основной, рабочий;

III этап — заключительный, коррскционный.

В процессе консультирования психолог совершает внешние дей­ствия (беседа с клиентом, тестирование, коррекция) и внутренние (раз­мышления над получаемой информацией, принятие решения и т.д.)

Стадии внутренних действий психолога представлены в схеме в пун­ктирном обрамлении.


АЛГОРИТМ КОНСУЛЬТИРОВАНИЯ



1этап


 


Формулировка (переформулировка)

проблемы

 

 

 

i

 

II этап

 

Получение необходимой информации от близких, других людей, от самого клиента

 

^Анализ полученной информации!"* выдвижение гипотез


Проверка гипотез


 


 


Выбор диагности­ческого средства

Тестирование, об­работка и анализ полученных резуль­татов. Сопоставле­ние результатов те­стирования с жиз­ненными показате­лями

Синтез данных


Наблюдение клиента в различных жизнен­ных ситуациях, тре­нинге; сопоставление полученной инфор­мации

Синтез данных


Терапевтическая беседа

Обобщение и синтез данных


 


I

Диагноз проблемы клиента

["Подбор программы коррекции"] Выбор формы сообщения клиенту обратной связи .


 



Ш этап


Рис.  1.


Проверка результатов работы


 


I этап состоит из 3-х стадий:

1 — установление эмоционального контакта с клис!ггом;

2 — сообщение клиентом цели своего прихода;

3 — формулировка проблемы.

Умение установить с клиентом эмоциональный контакт и располо­жить его с первых мгновений встречи — чрезвычайно важно для психо­лога-консультанта. От этого зависит успех (или неуспех) всей дальней­шей работы с клиентом. В области практической психологии суще­ствуют техники, приемы, в которых реализуется умение установить эмо­циональный контакте партнером в общении, С этими техниками мож­но будет ознакомиться во второй части данного пособия.

После знакомства и установления эмоционального контакта кли­ент, как пранило, сообщает цель своего обращения к психологу — 2-я стадия. Часто цель своего посещения клиент формулирует путано, не­четко, с обвинением в адрес других лиц — в его затруднениях "винова­ты" учитель, родители, друг (подруга) или любой друюй, "Принять" такой "заказ" для работы психолог не может — он должен, вначале для себя, сформулировать или переформулировать проблему клиента (план внутренних действий психолога, который разворачивается параллельно с внешним), а затем уточнить формулировку проблемы с клиентом — проговорить с ним, над чем они будут совместно работать.

Это содержание 3-сй стадии I этапа.

После новой формулировки проблемы (3-я ст. I этапа) начинает­ся II этап — основной, рабочий, который содержит 6 стадий.

1-я ст. £бор информации, необходимой для решения проблемы

Если школьному психологу недостаточно той информации, кото­
рую о себе сообщил клиент, то он может получить дополнительную ин­
формацию о клиенте, встретившись с близкими ему людьми — родите­
лями, классным руководителем, друзьями или продолжить беседу-с кли­
ентом.                                                                                                                                                                             •

2-я ст. Анализ^обранной информации и клиенте и выдвижение объяснительных .гипотез.

Получив о' клиенте более или менее полное представление, психо­лог попытается объяснить поведение клиента, выдвинуть гипотезу о том, что является причиной проблемы или затруднения клиента.

3-я ст. Провсрка_выд.вин>ты?(. гипотез^котррая может осушеств-лщься^азлич^ым^путями:

а) применением диагностических средств (методик, тестов) из широкого арсенала имеющихся у школьного психолога диагностических средств он должен отобрать наиболее адекватные для решения проблемы клиента, разнообразие психодиагностических методик позволит полу-


чить ему более точную картину.

6) наблюдением за поведением клиента в различных жизненных ситуациях или тренингах — важную информацию о клиенте-учащемся школьный психолог может получить, посетив урок, наблюдая за ним на перемене, в естественном эксперименте;

в) продолжение беседы — техники» технология проведения тера­певтической беседы будет рассмотрена далее, во второй части.

Информацию, которую получает школьный психолог на этой ста­дии консультирования, он анализирует, сопоставляет результаты тести­рования с жизненными показателями, результатами наблюдения, с тем, что клиент рассказал о себе сам, обобщает, синтезирует для подтверж­дения или опровержения своей объяснительной гипотезы. Если в ре­зультате синтеза всей полученной информации он приходит к выводу, что его гипотеза неверна, он возвращается на 2-ю ст. и проделывает последующих путь заново. Если он получает в результате синтеза под­тверждение своей гипотезы, он переходит к 4-й стадии II этапа.

4-я ст. Постановка утодненного диагноза_ пррбл&^дшцшснта. Про­верка и подтверждение гипотезы, объясняющей неадекватное поведение клиента, позволяет психологу на данной стадии сформулировать диаг­ноз затруднений клиента, вскрыв те причины, которые не отражены в сознании клиента, но существенно влияют на его поведение.

5 ст. Разработка и подбор программу коррекции.

Приходя на прием к психологу-консультанту, клиент ожидает, что в результате работы то затруднение, которое он испытывает в жизни, будет преодолено, а психологическая проблема решена. Поэтому про­цесс консультирования, который заканчивается на стадии осознания клиентом причин своего неадекватного поведения (постановки диагно­за), часто оказывается недостаточным и не приводит к чувству удовлет­ворения у клиента. Для удовлетворения ожиданий Климента надо пред­ложить ему программу решения, коррекции его проблемы. Обычно к концу консультирования школьный психолог пишет "Заключение", ко­торое содержит рекомендации, направленные на практическое решение проблемы клиента, В начале "Заключения" должен быть дан психоло­гический диагноз проблемы клиента, а далее прогноз развития пробле­мы клиента а) при условии коррекции, б) при отсутствии коррекцион-ной работы. Рекомендации по решению проблемы могут быть адресова­ны: 1) самому клиенту, 2) родителям клиента-учащегося, 3) педаго­гам, воспитателям, 4) психологу. Рекомендации — это программа даль­нейшего развития учащегося, которую может осуществлять педагог или психолог. Существуют определенные требования к написанию рекомен­даций. Так как рекомендации должны дать ответ клиенту, как ему ре­шить его проблему, то для реализации их надо формулировать и такой


форме, чтобы клиенту было понятно, как это делается. Поэтому реко­мендации должны быть:

а) конкретны,

б) содержательны (представлять четкие указания способов, мероп­риятий),

в) даваться в контексте понимания целостной личности,

г) учитывать возможности клиента и обстоятельства его жизни.

6-я ст, рыбор формы сообщения клиенту обратной связи.

4, 5 и следующая, 6-я стадии II этапа консультирования — это, фактически, внутренний план действий психолога, который осуществ­ляется либо параллельно с внешними действиями — в течение терапев­тической беседы с клиентом, либо при подготовке консультанта к встрече с клиентом после стадии тестирования и наблюдения. Готовясь к зак­лючительной встрече с клиентом, психолог должен тщательно проду­мать, в какой форме он предложит клиенту "обратную связь'' — психо­логическую информацию о клиенте, которую он собрал за время встреч и работы с ним. Так как "психологическая информация" может быть болезненной для клиента и малопонятной, то консультант должен пред­ставить се, по мерс возмжности и необходимости, а) в щадящей форме, б) на понятном для клиента языке (освобожденном от терминологии).

Ill этап консультирования содержит 3 стадии.

1-я ст. Итоговая заключительная бссела.

В итоговой беседе консультант говорит о психологическом порт­рете клиента, о сути его проблемы, предлагает программу коррекции и обсуждает ее вместе с клиентом. На 1-й ст. III этапа проговаривается и обсуждается с клиентом все то, что психолог подготовил на предыдущих стадиях (94, 5, 60) II этапа. Фактически, эта заключительная беседа часто несет уже сама по себе коррегирующий эффект. Коррекция про­исходит на основе получения клиентом новой информации для понима­ния себя, других, своего конфликта — это может стать опытом самообу­чения для изменения себя, своего видения мира, своего поведения.

2-я ст. Коррекция, осуществление психотерапевтической про-щаммы.

Строго готоря, это уже не процесс консультирования, а следую­щая фаза психологической работы клиента нал решением своей пробле­мы, которая может быть осуществлена клиентом самостоятельно, или каким-либо другим лицом. Коррскшюнную работу может проводить и психолог-консультант, но важно понимать, что это уже другая функция школьного психолога.

3-я ст. Проверка рсзульгатвности психологическрй работы с кли­
ентом.                      "' '•''"' ' "•" "- -; ••-"-"'' •- •


Это стадия, завершающая весь процесс консультирования школь­ного психолога. Эта стадия может быть проведена через большой про­межуток времени после предыдущих и имеет цель получения обратной связи для самого психолога. Знание эффективности (неэффективнос­ти) своей работы поможет школьному психологу коррегировать свою профессиональную деятельность. О результативности своей консульта­ционной работы школьный психолог может получить представление, наблюдая за поведением клиента, беседуя с ним или о нем с людьми, хорошо знающими клиента.

Алгоритм консультирования школьного психолога, представлен­ный здесь, конечно, не является жестким алгоритмом. При работе пси­холога с клиентом какие-то стадии могут опускаться, какие-то могут быть представлены в свер!гутом виде. Работа психолога в школе — это творчество, консультирование клиента требует от психолога большого мастерства и искусства.

§3 ВИДЫ ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ КОНСУЛЬТАЦИЙ В СИСТЕМЕ ОБРАЗОВАНИЯ

В сфере психологической практики существуют различные виды психологических консультаций. Основания для выделения видом пси­хологических консультаций могут быть разными. В школьной практике чаще всего такими основаниями для классификации являются возраст, адрес (с кем проводится консультация), содержание, проблема.

Наблюдения и исследоваиия психологов в школе показывают, что 15-20% школьников находятся в состоянии школьной дезадаптации и нуждаются в психотерапевтической и психологической помощи. Общи­ми причинами дезадаптации являются:

1. Недостаточный учет современной школой глубинных и возраст­ных закономерностей формирования личности школьника;

2. Игнорирование индивидуальных психологических и психофизи­ологических особенностей школьников при стандартизированных требо­ваниях к их поведению;

3. Блокирование творческой активности, присущей каждому ре­бенку;

4. Подмена подлинно коллективных форм жизни, необходимых для формирования личности ребенка, формальными ролевыми взаимоотно­шениями.

Школьники, которые входят в группу риска или группу дезадапти-рованных, их родители или учителя — все обращаются к школьному психологу за помощью, приходят на консультацию.

. Виды психологических консультаций в школе представлены на рис.2


в форме графа.

Данная графическая схема представляет основные виды психоло­гических консультаций в школе. Разумеется, представить перечень всех проблем, по которым консультирует психолог в школе, невозможно. Можно только дополнить схему тем, что это и консультирование* "труд­ных подростков" и их родителей, одаренных детей и их родителей и учи­телей, консультирование подростков в связи со сложными взаимоотно­шениями с другим полом. На консультацию могут придти и родители, и учителя со своими личными проблемами, администрация, если в пе­дагогическом коллективе случаются конфликты. Иногда, при большой нагрузке психолога в школе, можно проводить консультацию в заочно-очной форме. В этом случае родителю предлагается заранее заполнить анкету, где он должен ответит!, на вопросы о поведении своего ребенка и сформулировать свои затруднения. Ко встрече с ним психолог анализи-руст данные анкеты и имеет уже определенное представление о пробле­ме клиента. Таким образом, удается сократить очное время консуль­тации.

Вот перечень примерных вопросов в такой анкете:

1. Опишите Ваши взаимоотношения с ребенком и другими детьми в семье,

2. Опишите характер отношений Вашего сына (дочери) со сверст­никами.

3. Каковы типичные конфликты Вашего ребенка с Вами или дру­гими липами и способы их разрешения?

4. Как Вы поощряете и наказываете Вашего ребенка?

5. Как Вы оцениваете поведение, характер Вашего ребенка? [12]

§4 ПРИНЦИПЫ КОНСУЛЬТИРОВАНИЯ

Так как цель консультирования в школе — оказание помощи кли­енту (учащемуся, учителю, родителю), фактически реализует психоте­рапевтическую цель — "психологического воздействия, основанного на природе общения" [20], то мы будем полагать, что психологическое консультирование в школе — это психотерапия здорового человека.

Таким образом, школьный психолог в своей консультационной работе может руководствоваться общими принципами и правилами пси­хотерапевтического взаимодействия. В исследованиях показано, что применяемые различными психотерапевтическими школами методичес­кие приемы облачают примерно рапной эсЭДхгктивностыо. Но все раз­личные психотерапевтические школы едины в утверждении того посту­лата, что хорошие взаимоотношения психотерапевта и клиента оказыва­ют конструктивное воцейсшие и обладают терапевтическим эффектом.


Очевидно, можно утверждать, что взаимоотношения психотерапевта и клиента — это. фундамент, та форма, которая может быть пополнена различным содержанием, та "технология", которая реализуется на раз­личном материале. Представляется, что основным "рабочим инстру­ментом" психолога-психотерапевта является em собственная личность. Поэтому одним из условий эффективной работы школьного психолога-психотерапевта яатяется соответствие его личностных свойств опреде-лешгым требованиям, предъявляемым психотерапевтическим процессом.

Психолог-психотерапевт датжен "внушать" доверие своим внешним видом, манерой вести беседу, открытостью, искренностью. Он должен быть способным к сопереживанию, уметь контролировать свое поведе­ние и состояние, быть находчивым, терпеливым, уверенным,

Другим условием эффективности работы школьного психолога-кон­сультанта яатлется соблюдение этических принципов работы с людьми. Мера ответственности психолога за результаты психотерапевтического процесса, как пишет А.Ф.Бондаренко, выдвигает этическую проблема­тику на первое место среди показателей профессиональной приюдности психолога к практической работе [10].

Психотерапевт входит » жизнь клиента, как правило, с почетом, как посредник. Ему доверяют сокровенное. Некоторые клиенты начи­нают бояться, что психотерапевт их будет контролировать, манипулиро­вать, иметь власть над ними. Осознание клиентом этой возможности, а также психологические знания помогают ему избежать манипуляции, уйти or этого, отказаться.

Самым главным этическим принципом в работе школьного психо­лога является принцип "не навреди". Все поведение школьного психо­лога должно подчиняться этому принципу, чему способствует наличие у школьного психолога высокого самоконтроля. Если же каким-либо об­разом все-таки произошло нарушение этого принципа в работе школь­ного психолога, то всем своим дальнейшим поведением школьный пси­холог должен способстввать ликвидации последствий этого нарушения.

Вторым этическим принципом в работе школьного психолога дол­жен быть принцип оптимизма — вера в возможность развития каждого ребенка.

Третий этический принцип школьного психолога — воздержание от оценочных суждений типа на "хороший-плохой".

Четвертый этический принцип школьного психолога — защита ин­тересов клиента — клиент должен быть уверен, что содержание консуль­тации, психологическая информация о клиенте, которой владеет школь­ный психолог, не будет известна другим людям без разрешения клиента и не может быть использована против него.

Пятый этический принцип школьного психолога — недопустимость


манипуляции клиентом, т.е. оказания какого-либо воздействия на кли­ента без его на то согласия.

Шестой этический принцип школьного психолога — ненасилие. Это принцип свободы и права клиента на уникальность собственных пе­реживаний. Человек только сам может и должен решать, как он будет переживать события своей жизни, какие бы они ни были.

Консультант должен стремиться не столько избавить клиента от переживаний, сколько направить юс в конструктивное русло. Страдания рождают в человеке силы для трансформации личности, — так полагает Р.Мэй [29].

Третьим условием эффективности работы школьного психолога как консультанта является необходимый уровень компетентности, квалифи­кации, который проявляется в реализации следующих принципов — "тех­нологии" психотерапевтического процесса.

1. Отношения школьного психолога и клиента в процессе кон­сультирования — это взаимоотношения двух субъектов-партнеров — не­обходим субъектный, личностный уровень обшсния. Такое общение реализуется в форме диалога личностей.

Недопустима бехчичностность взаимодействия, формальность вза­имоотношений, неуважение и недоверие клиенту.

2. Обсуждение с клисгпод его проблем не должно переходить в словопрения и "панибратство" -~ необходима оптимальная психологи­ческая дистанция, которая не должна быть большой и не должна быть короткой.

3. Школьный психолог должен постоянно контролировать и осоз­навать ситуацию взаимодействия с клиентом.

4. Школьный психолог в ходе консультации должен ориентиро­ваться на приемлемую для клиента степень доверительности общения.

5. Школьный психолог должен дать ответ на вопрос (проблему) клиента.

6. Профессиональные действия школьного психолога не опреде­ляются автоматически тем, чего хочет клиет — свои профессиональ­ные цели школьный психолог не ограничивает набором актуальных це­лей и желаний клиента.

7. Рекомендации школьного психолога клиенту должны даваться в контексте понимания целостной личности, в совокупности всех качеств и свойств клиента.

8. Решение пробчемы клиента не должно осуществляться на уров­не "здравого смысла" — из жизненной проблематики клиента необходи­мо вычленять собственно психологический аспект.

9. Школьный психолог не должен давать клиенту "житейских" со­ветов, так как это, во-первых, лишает клиента отвектственности за свою


жизнь и, во-вторых, может привести к падению авторитета психолога из-за вовлеченности его в игру "Да, но..,", когда клиент продумал уже неоднократно все возможные выходы из ситуации, а решение прини­мать не хочет.

Р.Мэй писал, что надо твердо помнить, что советом человека не переделать. Совет в обыденном понимании носит поверхностный ха­рактер и выдастся как указание сверху.

Результат консультирования — более глубокого процесса — всегда итог взаимодействия двух людей, работающих "на одной волне".

Психотерапевт ни в коем случае не должен брать на себя роль со­ветчика [29).

З.Фрейд говорит о том же, что руководство в житейских делах не является частью аналитического воздействия, что его задачи — помочь пациенту научиться принимать решения самостоятельно. Понимание консультирования как выдачи готовых советов противоречит даже эти­ческим принципам, так как недопустимо вторжение сверху в автономию личности.

10. При необходимости школьный психолог в решении проблемы клиента может подкреплять свои аргументы ссылкой на авторитет науч­ных данных, объективность тестовых процедур, авторитет государствен­ной службы и т. п.

В принципах, приемах, техниках, "технологии" консультирова­ния имплицитно присутствуют экзистенциальные установки психолога. Даже в выборе "материала" (психологической теории, концепции) для технологам осознанно или неосознанно проявляется личность психоло­га, И очень важно, по мнению А.Ф.Бондаренко [10) и других психотера­певтов, чтобы выбранные психологом "технологии" работы соответство­вали его личности — только в этом случае может достигаться гармония между профессиональным и личностным пространством психолога, что и обеспечивает эффективность психотерапевтического процесса.


ГЛАВА II

§1.ЦЕЛИ, ЗАДАЧИ ВОЗРАСТНОГО КОНСУЛЬТИРОВАНИЯ. ВОЗРАСТНЫЕ "НОВООБРАЗОВАНИЯ"

Необходимость возрастно-психологического консультирования вызвана тем, что в развитии детей даже при отсутствии патологических нарушений в рамках мелико-биологических нормы имеется множество трудностей психологического плана, которые требуют своевременного обнаружения и коррекции. Критерием неблагоприятных реакций явля­ется несоответствие поведения ребенка предъвленным требованиям со стороны социально-культурного окружения, или несоответствие реаль­ного хода развития ребенка и оптимального, т.е. максимально достижи­мою в благоприятных условиях (12). В настоящее время консультиру­ются не только дети с отклонениями в развитии, но и дети с собственно психологическими проблемами.

ОбuiajL,задача возрастного консультирования — это контроль за ходом психического развития ребенка на основе представлений о нор­мативном содержании и периодизации этого пропееса.

Конкретные подзадачи, которые выделяют в возрастном консуль­тировании Бурменская и соавторы (12), следующие:

1. Ориентация родителей, учителей в возрастных особенностях ре­бенка.

2. Своевременное первичное выявление детей с различными от­клонениями и нарушениями психического развития и направления их в медико-психологические комиссии.

3. Предупреждение вторичных психических осложнений у детей с ослабленным соматическим или нервно-психическим здоровьем — ре­комендации им по психогигиене и психопрофилактике. Для понимания в дальнейшем специфики возрастного консультирования нельзя не сде­лать небольшого экскурса в область возрастной психологии.

Возрастные особенности — это характерные для того иди иного периода психологические особенности, которые проявляются у всех пред­ставителей данного возраста.

Психологическое содержание возрастных характеристик составляет


сплав органического и культурного развития (6.А.Ананьев, 1969 г.).

Л.С. Выготский писал, что к началу каждого возрастного периода складывается совершенно своеобразное специфическое для данного воз­раста, единственное н неповторимое отношение между ребенком и сре­дой — так называемая "социальная ситуация развития в данном возрас­те". Эго отношение определяет характер восприятия внешнего и внут­реннего мира, формирует новую структуру сознания (15|.

Возраст включает в себя конкретный период жизнедеятельности человека, выступает мерой накопленных человеком за этот период опре­деленных свойств и качеств.

Границы, отделяющие один возраст от другого — условны, но сам возраст — "объективная категория".

. На основе теории Л.С. Выготского его учениками Л. Божович и др. были выделены основные составляющие психологического воз­раста:

1) социальная ситуация развития;   ''•"     '    ;

2) ведущий тип деятельности, где возникают и развиваются новью психические функции;

3) изменения в сфере сознания и личности (8), [331.                        "'

В каждом возрастном периоде накапливаются "новообразования" — т.е.психические и социальные изменения, которые впервые возника­ют на данной возрастной ступени. Новообразования, накапливаясь с течением времени, постепенно приходят в противоречие со старой си­туацией развития, ломают ее и строят новые отношения — возможнос­ти. Таким образом, "новообразование" не только предпосылка, но и продукт возрастного развития.

При определении возрастного диагноза критерии новообразования Л.С. Выготский предлагает дополнить еще одним: не только определять уровень достигнутого актуального развития, но и исследовать "зону бли­жайшего развития", т.е. характеризовать состояние "несозревшего про­цесса". Определить "зону ближайшего развития" можно как разницу между достижениями ребенка в сотрудничестве со взрослым и в само­стоятельной деятельности.

В психике ребенка может происходить скрытое формирование об­разований, которые не обнаруживаются до определенного момента, но на рубеже возрастного периода проявляются. В некоторых возрастах развитие характеризуется медленным эволюционным течением — плав-ным изменением личности, длительный срок не происходит резких пе­ремен. Наблюдать в этом случае можно только заключительные итоги развития. Так проходит большая часть детства^ Но наряду с постепен­ным развитием в психике существуют и кризисные возрастные периоды


— на протяжении нескольких месяцев или года могут произойти резкие и капитальные сдвига — переломы в личности ребенка. Ребенок меня­ется весь в целом, в основных чертах личности. Начало и конец кризиса

— неотчетливы, в середине — резкое обострение — кульминация. Такие кризисы происходят у ребенка в 3, 7 и 13-14 лет.

При проведении дошкольного и школьного консультирования пси­холог должен хорошо ориентироваться в том, что является "новообразо­ванием" в данном возрастном периоде.

Ношобразовапия дошкольного возраста: возникновение опосредо­ванной мотивации, внутренних этических инстанций, зарождение само­оценки, потребности в одобрении взрослых.

Новообразования младшего школьного возраста: познавательное отношение к действительности, более сложные формы мышления; про­извольность — такой уровень потребностной сферы ребенка, когда он действует не непосредственно, а руководствуясь сознательно поставлен­ными целями, нравственными требованиями и чувствами; устойчивые формы поведения, складываются основы характера. В "зоне ближай­шего развития" младшего школьника формируется потребность в одоб­рении сверстниками.

Новообразования среднего школьного возраста (подросток): уст­ремленность на переход к взрослой жизни; ориентация на сверстников; потребность завоевать у сверстников авторитет, формирование устойчи­вой самооценки.

В зоне ближайшего развития подростка — формирование самосто­ятельности, переход к самовоспитанию.

Нотюобразовання.....старп1сго_,школь!1ого,_возр_аста: профессиональ­ное самоопределение, формирование мировоззрения и самосознания, формирование иерархии мотивов и целей, намерений, ценностей.

В "зоне бл1гжайшего развития" — осуществление выбора профес­сии и образа жизни.

Ведущими специалистами в области возрастного консультирова­ния разработана и предлагается оптимальная стратегия при обследова­нии ребенка (Бурменская и соавторы [12]).

Оптимальная стратегия возрастного консультирования патологичес­
ки отягощенного ребенка.                                                        , .;: . :

1. Анализ информации от беседы с врачами.

2. Беседа с родителями — сбор анамнеза о психическом развитии ребенка и внутрисемейных отношениях.

3. Сбор информации из других лечебных или учебных учреждений. V/, 4, Сбор информащш о динамике состояния здоровья, если ребе-


нок болен.

5. Наблюдение за ребенком в домашней, школьной обстаноиках.

6. Экспериментально-психологическое обследование (тестиро­вание).

7. Анализ ггродуктов деятельности ребенка.

8. Изучение личности родителей.

Написание заключения о консультировании ребенка проводится по схеме;

!. Информация об истории развития ребенка и его здоровья.

2. Особенности социальной обстановки (семья, коллектив сверст­ников, окружение),

3. Особенности поведения и деятельности ребенка.

4. Дифференцированная характеристика развития познавательной и эмоционально-личностной сферы ребенка.

Трудности при проведении возрастно-пеихологического консуль­тирования.

1. К настоящему времени еще не разработаны четко критерии воз­растных новообразований.

2. Недостаточно разработано методическое обеспечение возраст­но-пеихологического консультирования, диагностические методики слишком громоздки и трудоемки; к тому же отсутствует модификация методик в возрастном плане, отсутствует стандартизация методик и нор­мативы по ним, не разработаны объективные критерии для интерпрета­ции данных. Результат как правило подлежит субъективной интерпрета­ции. Отсутствует длительное наблюдение за развитием ребенка на про­тяжении его жизни. Лонгитюдных данных нет.

Подводя итог рассмотрению проблемы возрастного консультиро­вания, хочется еще раз предостеречь школьного психолога; психолог в школе или детском учреждении до,тжен всегда помнить, что любая опен­ка, высказанная им о развитии ребенка может существенно повлиять I) на условия его дальнейшего развития, 2) на отношение к ребенку учи­телей, родителей и других близких ему лиц. К общим принципам кон­сультирования, изложенными выше, в области возрастного консульти­рования добавляется еще следующее: 1. Психолог должен всегда отста­ивать интересы ребенка;

2. Обследование и консультирование ребенка может быть, произ­ведено только с разрешения родителей;


3. Консультирование родителей должно обязательно сопровождаться обследованием ребенка.

: , ; 5,         §2. ДОШКОЛЬНОЕ КОНСУЛЬТИРОВАНИЕ

Основное направление дошкольного консульт|грования — это ре­шение проблемы, обусловленные психическим неблагополучием ребен­ка. Чаще всего психическое неблагополучие ребенка выражается в рас­стройстве его поведения, что и побуждает родителей, воспитателей или других близких ребенку лиц, обратиться за психологической помощью. Кроме неадекватного поведения, типичным показанием для оказания психологической помощи ребенку является распад семьи или длитель­ная госпитализация. В этих кризисных ситуациях ребенок испытывает сильные негативные переживания*, которые в дальнейшем тоже могут привести к дестабилизации личности или заболеванию.

Ни одно руководство, ни одно пособие не может претендовать на описание способов решения всех проблем в консультировании. Тем не менее, представить обзор основных причин, порождающих психическое неблагополучие современного ребенка, очевидно, возможно. Понима­ние и осознание этих причин психологом при проведении консульта­ций, как можно надеяться, поможет ему скорее сориентироваться в про­блеме клиента.

Основными причинами психического неблагополучна в детстве, на наш взгляд, являются следующие;

I. Инверсия семейных ролей

В психологической литературе описана модель норматьной семьи — отец, мать, дети. Позиции и роли отца и матери в семье взаимодо­полнительны. Мать, безусловно, любит своего ребенка, каким бы он ни был, и показывает ему эту любовь. Любовь отца ребенок должен "заслужить", выполняя те требования, которые предъявляет ему отец — в этом смысле любовь отца условна (38]. Учитывая опыт психоаналити­ческой практики, не следует забывать, что для мальчика отел яавдется соперником в его любви к матери, а для девочки такой соперницей яв­ляется мать. Если описывать данные взаимоотношения на символичес­ком языке, то у мальчика происходит идентификация с отцом посред­ством которой идет освоение "мужского" поведения, такого, Koroj>oe может "понравиться" матери, а девочка идентифицируется с матерью,

* Есть данные, которые показывают, что на преодоление кризиса, вызванного распадом семьи, ребенку необходимо около 2 лет


осваивая такое поведение, которое "одобрит" отец.

Мать окружает ребенка заботой, нежностью, лаской, поддержкой — обеспечивая тот эмоциональный фон, только при наличии которого ребенок может нормально развиваться. Отец поощряет, одобряет и под­держивает то поведение ребенка, которое соответствует "правилам" ос­воения социальных ролей.

Если описанные в модели нормальные взаимоотношения родите­лей с ребенком изменены, нарушены, то у ребенка часто происходит дсзадалтация к социуму, которая проявляется или уже в детском, ран­нем возрасте, или в будущем, во взрослом состоянии.

А.И. Захаров, описывая неврозы у детей, приводит, опираясь на статистические данные, "психологический" портрет матери ребенка-невротика. Как правило, это представительница технической интелли-генцин, гиперсоциальна, доминантна, честолюбива, рациональна, тре­вожно-мнительна, с обостренным чувством долга, В ее взаимоотноше­ниях с ребенком проявляется часто формхчизм, повышенная требова­тельность, диктат решений и однозначность суждений, отсутствие лас­ки, нежности, тепла (18J, Такая мать не демонстрирует ребенку безус­ловную любовь и принятие.

Авторитарная, доминантная женщина в семье часто становится первичным звеном семейного "поражения", которое передается далее из поколения в поколение. Если такая авторитарная мать воспитывает дочь, то взаимоотношения у них, чаще всего, складывается холодные и формальные, недостаток тепла порождает у дочери страхи, депрессию, подавленность. Как правило, муж авторитарной женщины имеет зави­симый характер. Подавленность дочери и зависимость отца усиливают их взаимную привязанность друг к другу, что вызывает ревность со сто­роны матери. В подобной семье дочь вырастает инфантильный, неса­мостоятельной, тревожной, с неадекватной "Я-концепцией", невротич-ной. Когда у нее рождается собственный ребенок, то свои страхи она склонна проецировать на него, ребенок становится для нее сверхценной идеей и вырастает в условиях гиперопеки. Гиперопека формирует у ре­бенка невротическую зависимость, в свою очередь. Если при этом в семье ребенок испытывает недостаток мужского влияния в контрасте с избытком женского, то это приведет к психологическим трудностям в супружеских и семейных отношениях в будущем. Невроз у ребенка, та­ким образом, — это отражение проблем семьи в трех поколениях.

Современные женщины с высшим образованием часто, как пишет А.И. Захаров, состоят в разводе со своим супругом [18]. Если в диаде "мать — ребенок" вырастает сын, то отсутствие мужской идентифика­ции у сына и проецирование на него матерью своих отношений с супру­гом часто формирует у него истерический невроз. Именно в неполкой


семье "мать — сын" особенно остры конфликты, так как мать часто оказывается нетерпимой к общим с отцом чертам характера сына.

Таким образом, инверсия семейных ролей, нарушение нормальных взаимоотношений ребенка с родителями приводит к неврозу детей. Неврозы у детей не возникают, если родители справляются со своими проблемами сами. Разлука с матерью, помещение ребенка в ясли, дли­тельная госшггализация — все это может стать психической травмой для ребенка, причиной его психического неблагополучия, так как прерыва­ет теплые отношения в семье.

II. Стиль воспитания

Невроз — это крайняя степень психического неблагополучия у ре­бенка вне рамок патопсихологии. Позиция родителей по отношению к реС-снку, стиль воспитания отражают стиль взаимоотношений родителя с ребенком. Эги отношения могут быть представлены шкалой (рис. 3).

близкие, теплые, Л3р>т(сестиенныс

 

L

 

психологи­ческие

проблемы

 

акцен­туация

 

невроз

 

далекие, холодные, вражлсоные

 

Г

 

зона "псшпгчсскот

 

нсблагополуч ия "

Рис.3.

По мере удаления ot полюса теплых взаимоотношений нарастает зона "психического неблагополучия". Влияние позиции родителей на способ поведения и развития ребенка проследил О.Коннер, обобщены эти данные и приведены В.А.Авсриным [3J.

Таблица 1. Позиция родителей и способ поведения ребенка

 

 

Словесное

 

 

 

 

 

Тип позиции родителей

 

выражение позиции

 

Способ поведения с ребенком

 

Влияние на развитие ребенка

 

Принятие и любовь

 

Ребенок - центр моих интересов

 

Нежность, занятие с ребенком

 

Чувство безопасности,

 

 

 

 

 

 

 

нормальное

 

 

 

 

 

 

 

развитие

 

 

 

 

 

*"-

 

личности

 


Явное

отвержение

 

Ненавижу этого ребенка, не буду о нем тревожиться

 

Невнимательность,

жесткость, избегание контактов

 

Агрессивность, эмоциональная тупость

 

Излишняя

требователь­ность

 

Не хочу его таким, каков он есть

 

Критика, отсутс­твие похвалы,

придирчивость

 

Фрустрация, неуверенность в себе

 

Чрезмерная

опека

 

Посвящаю ребенку свою жизнь

 

Чрезмерные поблажки или ограничение свободы

 

Инфантилизм, особенно в соци­альном

отношении, неспособность к самостоятель­ности

 

Приведенные данные показывают, что ребенок, вырастая без до­казательств родительской любви, не имеет самоуважения и теплых отно­шении с другими людьми.

Эмоциональный тон взаимоотношений в семье обусловлен приме­няемыми средствами воспитания, типом контроля.

Теплые дружественные отношения формируются, если к ребенку внимательны, используют убеждение, а не принуждение, поощряют больше, чем наказывают. Родители выступают в роли источника эмо­ционального тепла и поддержки или старшего друга, советчика.

Во взрослом состоянии для такого человека свойственны актив­ность, самостоятельность, инициативность. Если ребенком пренебре­гают, предпочитают чаще наказывать, чем поощрять, воспитывают в строгости и чрезмерной требовательности, то у ребенка могут возник­нуть акцентуации характера или психологические затруднения (робость, неуверенность, страхи, агрессия). Родители в этом случае олицетворя­ют власть или образец, пример для подражания. Во взрослом состоянии для такого человека характерны пассивность, зависимость.

А.Личко описал 16 типов акцентуаций* характера у подростков, соответствующих ститам неправильного воспитания (26). Тип позиции родителей, описанный О.Коннером как "явное отвержение" (см. табл. 1) описан также и у АЛичко. Меньшая выраженность этой родительс-

* акцентуация — крайний вариант нормы, может проявляться не всегда и не везде .


кой позиции приводит к шрсссивности, эмоциональной тупости (О.Кон-нор), большая — к эпилсптоидной, сенситвко-лабильной акцентуаци­ям {26}. Чрезмерная опека, по О.Коннеру, приводит к инфантилизму, по А.Личко — к сензитииной акцентуации.

А.Конончук, проведя биографическое исследование лиц, совершив­ших суицидальную попытку, также обнаружил соответствие между ти­пом разрешения жизненных трудностей и стилем воспитания. 50$й суи-цидников воспитывались в неполных семьях (развод родителей) или в семьях с конфликтами — измены, ревность. Дети были бсзнадзорны или отвергаемы, отсутствовал эмоциональный контакт с родителями. С жизненными трудностями эти люди привыкли бороться только самосто­ятельно, не рассчитывая на эмоциональную помощь и поддержку [231-

Среди стилей воспитания, как и среди стилей руководства, выде­ляют стиль авторитарный, либеральный и демократический.

При авторитарном стиле воспитания родители устанавливают пра­вила, твердо проводят их в жизнь, считают себя испорсшимьши, мне­нием детей не интересуются. При таком стиле воспитания У детей фор­мируется агрессия или апатия, пассивность, забитость. При либераль­ном стиле воспитания дети вырастают в атмосфере вседозволенности и попустительства. У детей возникает чувство, что родителям нет до них дела. Отсутствие требований и правил дезориентирует ребенка в мире, делает его неуверенным и тревожным.

Авторитарный и либеральный стили являются крайними а воспи­тании. Оптималышм, гармоничным является демократический стиль воспитания. Поведение ребенка при этом твердо направляется, после­довательно и гибко. Род1ггелн объясняют мотивы требований, поощря­ют их обсуждение ребенком. Власть используется лишь в меру необхо­димости. В ребенке поощряется как послушание, так и независ sim ость. Родители устанавливают правила и твердо проводят их в жизнь, но не считают себя непорешимыми; прислушиваются к мнению сына или до­чери, но не исходят только из его желаний.

III. Неправильное поведение родителей, других взрослых, окружа­ющих ребенка

Период детства является сенснтивным периодом жизни человека, когда закладываются основы его характера, личности, жизненного сти­ля. Если интеллектуальные или эмоциональные качества по тем или иным причинам не развивались в раннем детстве, лли развивались не­правильно, то впоследствии бывает очень трудно преодолеть itx недоста­ток, а может быть3 иногда и невозможно. Так как это формирование основ характера, личности маленького человечка осуществляется з его взаимоотношениях со взрослыми, в общении, то исключительно важно,


чтобы неправильное поведение родителей или других взрослых, окружа­ющих ребенка, не генерировало у него,проблем, которые приведут к психологическому неблагополучию.

Такое "неправильное" поведение родителей или других взрослых может быть разным.

Во-первых, это могут быть неосознаваемые установки у родителей,
которые проявляются в ориентации:                                                                  .........

а) на всегда послушного ребенка,

б) на превосходство своего ребенка над другими,

в) на ускоренное развитие ребенка.

а) "Всегда послушный" ребенок очень удобен. Но у любого ре­бенка всегда бывают "острые" периоды, когда ему хочется "делать все по-своему". Если все такие попытки всегда подавляются, а часто за ними стоит потребность ребенка в самостоятельности, то ребенок выра­стает подавленным, пассивным и забытым. Опыт ранней самостоятель­ности неоценим для всего дальнейшего развития ребенка. Постоянное подавление попыток к самостоятельности может обострить непослуа-нне, капризы или негативизм.

б) Если у родителей выражено стремление, чтоб их ребенок пре­
восходил всех других, был лучше всех, то в поведении это выражается,
как правило, в завышении требовании к нему. В результате у ребенка
формируется неадекватная самооценка,                           . .,, ; /-;•-.- ,

в) При ориентации родителей на ускоренное развитие ребенка им следует понимать, что это может породить ряд психологических затруд­нений у ребенка — с одной стороны, а с другой — ряд педагогических проблем. У ребенка может сформироваться неадекватная самооценка, напряженность и тревожность из-за опасности "не оправдать ожидания", из-за трудностей взаимоотношений со сверстниками в часто меняющемся коллективе,

К педагогическим проблемам относятся проблема создания про­граммы занятий для обеспечения оптимальной реализации всех возмож­ностей ребенка, программы удовлетворения познавательных потребнос­тей ребенка. Может быть в целом отрицательная неосознаваемая уста­новка у родителей, если ребенка "не ждали" — в этом случае он вызыва­ет постоянное раздражение, недовольство, отрицательное оценивание во всем.

Во-вторых, неправильное поведение родителей может быть обус­ловлено недостатком знания в каких-нибудь областях — медицины, пе-


дагошки, психологии.

а) Например, проблема левшества у ребенка. Родители могут не знать, что переучивание ребенка может излишне невротиэировать его, что затруднения в обучении этих детей могут быть обусловлены недоста­точным развитием речи, пространственного анализа, тонкой моторики

б) дети, не посещающие детский сад или другие детские учрежде­ния, имеют, как правило, дефицит общения со сверстниками, что при­водит к сложностям адаптации при поступлении в школу. Если родите­ли не помогут ребенку наладить контакт со сверстниками и к тому же очень опекают его, то ребенок в школе окажется несамостоятельным и безынициативным. На фоне истсроидной акцентуации ребенка с про­должающейся потворствующей гиперцротекцией может развиться и пси­хопатия по типу "кумир семьи".

в) У детей, посещающих детский сад, достаточно рано может сфор­мироваться устойчивый статус в детском коллективе "звезды" или "изо­лированного". И в том, и в другом случае было бы полезно, если бы родители корректировали неадекватную самооценку ребенка.

г) Перенос внимания родителей со старшего ребенка на родивше­гося второго может стать травмой для старшего — он не может понять, почему родители вдруг "перестали его любить".

Во взаимоотношениях "ребенок — взрослый" необходима своевре­менная перестройка на каждом возрастном этапе.

IV. Ошибки, систематически допускаемые родителями в воспита­нии детей

К таким типичным ошибкам, способствующим психическому не­благополучию ребенка, относятся:

а) проецирование родителем на ребенка своих личностных про­блем, иеотрсагированных чувств — приписывание детям того, что при­суще ему самому;

б) излишняя беспомощная фиксация родителей на страхах ребенка;

в) разрыв между словом и делом — когда родительская мораль аб­страктна и не подкрепляется делом;

г) непоследовательность требований из-за несогласованности ро­дителей;

д) неправильные (когда запрещается то, что жизненно необходи­мо для ребенка — побегать, пошуметь) и многочисленные запреты (слово "нельзя" так часто произносится, что становится невыполнимым) — такие запреты дезорганизуют психическую жизнь ребенка и разрушают


фундамент дисциплинированности;

с) неблагоприятная оценка уровня какой-либо деятельности, выс­казанная самому ребенку, особенно если эта неблагоприятная оценка расширяется до объема всего, что делает'ребенок. Негативные оценки, расширенные до объема личности в целом, формируют у ребенка "ком­плекс неполноценности";

ж) сравнение ребенка с кем-то другим, более успешным, также развивает у него "комплекс неполноценности" и, кроме того, способ­ствует развитию зависти, эгоцентризма, тревожности. Родители при этом часто думают, что ребенок не хочет, а он не может. Ребенку нужен огромный запас оптимизма, чтобы сохранять побуждение учиться все­му. Сама природа ребенка рассчитана на этот оптимизм, она исключает спонтанную отрицательную самооценку и самокритику- Для любого ребенка сознание, что он хуже кого-то, очень вредно. Только взрослые могут ему это внушить.

V. Занятость родителей

Проблема занятости родителей становится одной из ведущих при­чин психического неблагополучия современного ребенка.

Если родители делегируют свои родительские функции воспитате­лям яслей и детских садов, а далее интерната и школы, то хорошо изве­стно, что ребенок в раннем возрасте испытывает эмоциональный шок, который переходит в эмоциональную депривацкю, а далее провоцирует­ся задержка общего психического развития, в том числе и речевого.

Даже если родители не отдают своего ребенка в ясли или интернат, то современный темп жизни, вызывая постоянную занятость родителей, искажает характер нормальных взаимоотношений родителей и детей:

а) в семье уменьшено общение родителей с детьми до необходи­мого минимума;

б) содержание общения в семье обеднено и сведено к контролю;

в) отсутствует совместная полезная деятельность ребенка с родите­лями;

г) дети испытывают дефицит теплоты и внимания к себе.

Кроме перечисленных факторов негативного влияния на психичес­кое благополучие детей следует отметить, что развитию неблагополучия способствуют также физическое нездоровье ребенка» особенности лич­ности родителей и характера ребенка.

Медицинская статистика свидетельствует, что в Санкт-Петербурге абсолютно здоров только каждый 20-й ребенок. К концу дошкольного периода стойкие нервные нарушения имеет одна пятая часть детей, а


функциональные — одна треть.         ""-'

Личностными особенностями родителей, провоцирующих психи­ческое неблагополучие ребенка, являются аффективиость, тревожность, доминантность, гиперсоциальность, а также наличие невротических тен­денций.

Особенно уязвимыми являются дети, имеющие такие черты харак­теру как эмоциональность (жалостливость, плаксивость, непосредствен­ность), впечатлительность (ребенок долго помнит страх, обиду, какое-нибудь событие), наивность, отзывчивость, беззащитность, имггрессив-ность (все держит в себе, не склонен рассказывать о своих чувствах).

После осознания родителями или воспитателями причин психи­ческого неблагополучия ребенка в ходе консультации, будет возможен переход на следующую стадию коррекции. П росветителъская работа среди родителей, воспитателей и учителей будет способствовать профилактике психических осложнений у ребенка.

§3 КОНСУЛЬТИРОВАНИЕ РОДИТЕЛЕЙ

Общая предпосылка успешного результата консультирования ро­дителей — создание доверительных откровенных отношений с ними. Основы такого доверительного отношения:

— уважение,

— признание беспокрйства по поводу ребенка,

— одобрение заинтересованности родителей в устранении трудно­стей ребенка.

Запрещены:                                                                                      ; •

— критика действий родителей,

— сомнение в их педагогической компетентности.

Обратная связь родителям, облеченная в тактичную форму, воз­можна только на заклюшггельных этапах.

В первых встречах любой намек на неодобрение действий родите­лей может вызвать у них сильные защитные реакции.

В последующих встречах необходимо разъяснять родителям воз­можные цели и задачи консультирования.

Консультанту необходимо провести коррекцию неадекватных ожи­даний род!ггелей перед начатом консультирования:

а) разъяснить сложность проблемы,

б) рассказать о длительности консультационной работы,

в) нивелировать ожидание на получение готового рецепта,

г) провести адекватную ориентацию родителей в структуре ков-сультационно-коррекцнонной работы, .   .:   д) сформировать установку на совместный и разносторонний ана*


лиз проблемы ребенка,

е) провести специальные разъяснения, если ребенка необходимо направить на консультацию к другими специалистам.

Психолог на всех этапах работы должен:

1) показывать заинтересованность в ребенке,

2) стремиться освобождать родителей от тяжелых чувств,

3) стимулировать их внимание к позитивным сторонам проблемы,

4) активизировать поиск решения.

Цель этой коррекционной работы психолога в начале консультиро­вания родителей — предупреждение о возможных трудностях. Недопус­тимо, чтобы родители имели установку на "волшебное" разрешение труд­ностей, немедленный результат — это снизит их активность в решении проблемы. В то же время консультант не должен внушать неоправдан­ных ожиданий, чтобы не было обманутых надежд.

Беседу полезно проводить одновременно с обоими родителями.

Во-первых, это дает более объективную разностороннюю инфор­мацию о представлениях их обоих о причинах трудностей ребенка, о сред­ствах их разрешения.

Во-вторых, родители должны почувствовать общую ответственность за судьбу ребенка, за те цели, которые они ставят перед ребенком, за будущее, иа которое они ориентируют ребенка.

Сообщение конкретных данных психологического обследования родителям помогает преодолеть ошибочные представления о характере и степени трудностей ребенка.

Консультанту вместе с родителями необходимо выработать реалис­тическое представление о трудностях ребенка, наметить и обсудить с ними специальную программу действий.

В ходе консультирования психолог проявляет теплоту, пойима-н-ие, уважение к родителям. Эффективность беседы с родителями оце­нивается по тому, могут ли родители более шш менее уверенно действо­вать на основе тех еведенийн рекомендаций, которнес они получили от психолога. Возможно-, при необходимости посещение ребенка психо­логом на дому.

После окончания консультирования родителям полезно иметь на р>ках психологическое заключение, написанное ясным, понятным язы­ком, или самим записать выводы-рекомендации.

Это позволяет им не раз вернуться к рекомендациям, обдумать,
искать конкретные меры, проверять их на последующем поведении ре­
бенка.                                                                                                                                                                          ,,,.,-,


ОСОБЕННОСТИ КОРРЕКЦИОННОЙ КОНСУЛЬТАЦИОННОЙ РАБОТЫ С РОДИТЕЛЯМИ И УЧИТЕЛЯМИ ПОДРОСТКА

Часто в ходе консультирования родителей подростка психологу приходится ориентироваться и на просвещение взрослых, на развитие у них способности к лсцсктрации — способности видеть проблемы подро­стка не только со своей "колокольни", но и глазами самого подростка,

Взрослые во взрослении подростка часто видят только негативные стороны — нспослушность, скрытость — не замечая позитивное новое — эмшгтию, стремление подростка помочь родителям разделить их горе или радость,

Родители готовы "давать", но не готовые "взять" — пртшть по­добное отношение, помощь от сына или дочери-подростка.

Это происходит, как правило, оттого, что нет позиции "равен­ства", нет готовности "быть на равных".

Если отношения подростков с родителями напряжены и значимы, то отрицательные переживания, возникающие с учителями, для подро­стка малознзчимы.

Учителя же "думают" при этом, как показали исследования, что для подростка эти переживания являются довольно значимыми.

Младший подросток ориентируется на поддержку учителя, поош-рение, старший подросток стремится к личностному общению с учите­лем. Подростка все больше волнуют профессиональные и личностные качества учителя. Чаще всего подросток не удовлетворен .гагчностнымй качествами учителя, но все равно стремится к общению с ним, чего учитель часто не замечает. Учителя ошибочно думают, что подростки удовлетворены общением с ними. Таким образом, у подростка с возра­стом нарастает потребность в личном общении с педагогом и невозмож-ность ее удовлетворить. Соответственно расширяется зона конфликтов внешних и внутренних.

Когда учителем все трудности учения относятся на счет лени, бе­зответственности подростка, то это тормозит развитие личности подро­стка. Необходимо предъявить требования и к личностным качествам педагога: самокритичности, культуре общения.

Особенно трудным в общении с подростком взрослые считают посткризисный период (14-15 лет), когда начинается период созидания, формирования новых психологических образований. При этом сирые воспитательные меры не эффективны, а новыми родители еще не владе­ют, не опираются на положительные конструктивные качества.


ГЛАВА III.

НЕКОТОРЫЕ ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ КОНСУЛЬТИРОВАНИЯ

§1 ПРЕДМЕТ РАБОТЫ КОНСУЛЬТАНТА В ПРОЦЕССЕ КОНСУЛЬТИРОВАНИЯ

Наличие затруднений в жизни клиента вызвано чаще всего его не­адекватным поведением. Неадекватное поведение клиента обусловлено, как правило, ею неправильными представлениями о себе и других лю­дях, его окружающих. Клиент живет в "допускаемом", "предполагае­мом" мире, построенном в результате его жизненного опыта и получен­ных знаний. Направленность его жизни определяется его ценностями и смыслами. Человек не всегда осознает смысл своей жизни. Как прави­ло, только "запруды" — затруднения — образующиеся в результате пре­град плавному жизненному потоку, способствуют осознанию им жиз­ненных смыслов и целей. Если клиент недостаточно осознает направ­ленность своей жизни, придя к психаюгу с проблемой, то консультант всем процессом консультирования спрашивает его: "Что ты имеешь на своем жизненном пути? Куда ты идешь?" Консультант должен помочь клиенту осознать ч;вои ценности-смыслы и обрести более конструктив­ную стратегию их реализации.

С чем работает консультант во время консультации? В процессе консультации клиент говорит о своем поведении (что он делает или на­мерен делать), о своих чувствах, связанных с его поведением или пове­дением его близких; о своих переживаниях или своем видении, осозна­нии проблемной ситуации. Проблемная ситуация проясняется для кли­ента, если консультант подводит его к переосмыслению, к новому виде­нию того, как и почему клиент ведет себя именно таким образом, поче­му он испытывает именно эти чувства, адекватные или неадекватные выводы он сделал на основе своего жизненного опыта. Соответственно, предметом "работы" консультанта, по мнению Egan, являются: а)пове-дение, б)чувства, в)переживания {46].

а). Например, если клиент говорит о своем поведении: "Когда я чувствую, что наступает депрессия, я принимаю таблетку, которую мне


дал доктор , то при этом очевидно, что клиент чувствует ответствен­ность за свое поведение, но не за свои переживания. Клиенту надо по­мочь увидеть, что он достаточно хорошо контролирует свое поведение, но что он мог бы научиться так же хорошо кошролировать и свои пере­живания.

Исследования показали (Бергман, по Роджерсу) |361, что главные "эффекты" психотерапевтического процесса — понимание клиентом себя — следуют за ответами консультшгга, которые отражают чувства клиен­та. Оценочные, интерпрстатиаиые и "структурируюшие" отпеты кон­сультанта обычно ведут к созданию у клиента отрицатсльш>га реакций.

б). Аффекты и чущг1Ж,всс время сопровождают процесс консуль­тирования, аккомпанируют ему, составляют подтекст и придают окрас­ку. В жизни клиента аффекты часто руководят поведением, влияют на осознание им своего жизненного опыта, часто искажая его адекватное понимание. Одни клиенты экспрессивны и позволяют себе выражать свои чувства вовне: "я чувствую себя вялым с тех нор, как потерял рабо­ту". Другие клиенты все время подавляют свои чувства: " Когда я полу­чаю комплимент, мне приятно, но я не показываю это". Например, клиентка говорит: "Я позвонила ночью матери и чувствую стыл перед собой". Они способны к интерпретации чувства, но оставляют его внут­ри. Клиенты "догадываются", что эмоции — важнейшая составляющая нашей жизни, но они ничего не пытаются сделать, чтобы ими как-то управлять или контролировать их. Например:

Клиент: "Бесконечная экономия вгоняет меня в депрессию".

Клиентка: "Когда я вижу его с ней, я чувствую боль".

Помощь клиенту в ходе консультирования часто заключается в том, чтобы показать ему, что можно, нужно и как освободить свои чувства из-под пресса подавления, "позволить" себе их свободное протекание, "пережить" их, изживая.

В психотерапевтическом процессе человеку разрешено полностью сознательно переживать все свои реакции, включая чувства и эмоции. Когда это происходит, человек чувствует, что он нравится себе, он ис­кренне ценит себя как целостное функционирующее существо. Род­жерс писал, что чувства клиентом переживаются достаточно сильно, затем приходит осознание того, что при переживший! чувства его необ­ходимо точно назвать. Чувства все более принадлежат клиенту, и у него растет желание слиться с ними, быть действ!ггельно сачим собой. Ког­да чувства "прорываются", клиент чувствует удивление или испуг, ред­ко удовольствие [36J.

Например: "На самом деле я вовсе не такой терпеливый человек, которым я стараюсь казаться, Я раздражителен. Мне хочется огрызать­ся, иногда я бываю эгоистичным, и я не знаю, почему я должен притво-


ряться, что я не такой".

Это пример принятия всех своих чувств.

Постепенно клиент узнает, что переживание — это друг, а не страш­ный враг. Прислушиваясь к своим чувствам, клиент пытается уловить их смысл, он больше не пугается их. Типична для клиента позиция, когда он считает, что если позволит себе негативные чувства, запертые внутри — злости, гнева, страха — то станет "чудовищем", приносящим для близких катастрофу. Но переживания в течение психотерапевтического процесса дают ему иной опыт — чем более он способен разрешить своим чувствам течь свободно, тем более они занимают соответствющсс место в обшей гармонии его чувств. У клиента есть, как правило, и другие, позитивные чувства, которые уравновешивают негативные. Когда кли­ент ггринимает сложность, сознательную гармонию, то это останавлива­ет его от дурного пути, не поддающегося контролю.

Открытость происходящему внутри способствует возрастанию от­крытости; опыту, получаемому из внешнего мира, как считает К.Род­жерс.

Одним из составных элементов психотерапии, по мнению К.Род­жерса, является то, что клиент научается глубоко, свободно, без страха принимать положительные чувства другого человека. Этот опыт очень глубинен, и не возникает легко в каждом случае.

в). Дедеживаци.е,. Осмысление клиентом своего жизненного опы­та при его осознании происходит в терминах действий ("Я предмет ее насмешек"), в терминах враждебного отношения других лиц ("Я полу­чаю головную боль, когда они не замечают меня"), в терминах внешних обстоятельств ("Надо экономить, т.к. у меня сейчас нет работы"), в терминах внутренних обстоятельств ("Я не могу не думать о ней"). Не­адекватность клиента часто проявляется в том, что он видит себя как жертву или чувствует отовсюду извне враждебность.

Проводя теоретический анализ различных психотерапевтических направлений, Ф.Е.Василюк показывает, что в каждой терапевтической школе есть своя "психотехническая единица", свой "непосредственный предмет психотехнического внимания и действия", свой "контекст ос­мысления сознания и поведения клиента**, свой "процесс, ответствен­ный за преобразование сознания" [13]. В связи с этим представитель каждого направления — психотерапевт — занимает определенную poo-левую позицию, имеет соответствующие модус общения и отношение к субъективности клиента.

По данным параметрам Ф.Е.Василюк предлагает классификацию типов взаимодействий психотерапевта и клиента, построенную на век­торах психотерапевтического пространства (табл.2)


Таблица 2. Типы взаимодействий психотерапевта и fomeirra, или векторы психсггсраисвтичсского пространства

Параметры

 

Психотехническая единица

 

 

 

 

 

 

 

 

 

психотера певтического процесса

 

Интерпретация -бессо ^нательное

 

Эмпатия -переживание

 

Понимание -сознание

 

Майевтикз -рефлексия внимания

 

 

 

 

 

 

 

 

 

и действия

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Непосредст­венный предмет психотерапев

 

Разрывы в понимании

 

Актуальное пережива­ние

 

Неадекватность субьективного образа

 

Снутреннее рассогласо­вании в самс

 

тического

 

 

 

 

 

ситуации

 

созмг!нии

 

вниманий и

 

 

 

 

 

 

 

 

 

действия

 

•, ['--"''' ;

 

 

 

 

 

 

 

Отношение

 

Недоверие и

 

Доверие и

 

Допущение

 

1иагк*ктичее

 

к субьеюив-

 

анализ

 

принятие

 

и коррекция

 

юе

 

мости клиен-

 

 

 

 

 

 

 

 

 

та

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Контекст ос-

 

Бессознательные

 

Внутренний

 

Внешний

 

Самс^

 

мысления

 

динамические

 

аспект

 

аспект

 

сознанию

 

психотера-

 

силы

 

жизненного

 

жизненного

 

 

 

певтом соз-

 

 

 

мира

 

мира

 

 

 

нания и пове-

 

 

 

 

 

 

 

 

 

дения клиента

 

 

 

 

 

 

 

 

 

1роцесс, ответ ;твенный за «тающие 1реобраэо-

 

Осознание

 

Череживание

 

Познание

 

Самопоз­нание

 

)ания созиа-

 

.- ;.   -,    •   '-,."

 

 

 

--"-.   '-•

 

 

 

1ИЯ

 

 

 

 

 

-    \    -    -?

 

 

 


 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Ведущий модус

 

Монолог

 

Монолог

 

Диалог психо

 

Внутренний

 

психотехни-

 

психотера-

 

клиента

 

терапевта и

 

диалог

 

ческого обще-

 

певта

 

 

 

клиенте

 

клиента

 

ния

 

 

 

 

 

 

 

 

 

эолевая

 

'Всеведущий",

 

"Сопережива-

 

'Методолог

 

"Диалектик*1

 

юзиция

 

"эксперт"

 

ющее зеркало"

 

здравомыс-

 

 

 

тсихотера-

 

 

 

 

 

лия"

 

 

 

5евта

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Данный анализ показывает, что психотерапевтическая работа — это всегда **работа" с сознанием клиента — либо увеличение осознанности "переживаний", "динамических сил", либо акцент, локализация работы с "познанием" внешнего мира, при неадекватности образа ситуации у клиента, либо акцент на "переживании", "самопознании" внутренних аспектов жизненного мира. Это всегда диалог, но в зависимости от выб­ранной "психотехнической единицы" и ролевой позиции психотерапев­та, обусловленной этим выбором, ведущим модусом общения может становиться, на определенной фазе, монолог психотерапевта (интерпре­тация бессознательных проявлений), монолог клиента (психотерапевт в данном случае является невербальным участником диалога, демонстри­руя доверие, сопереживание и принятие клиента).

Разумеется, данная схема-таблица есть только абстракция живого реального целостного процесса, который про исходит», между двумя парт­нерами, В этом процессе интерпретация происходит на фоне эмпатии, переходит в понимание, самопознание и рефлексию, осознание сопро­вождается переживанием, переживание перетекает в самосознание, и это все — результат психотерапии.

Выделяемые два аспекта в психотерапевтическом процессе — ког­нитивный и эмоциональный — условны, также как и разделение на­правлений психотерапии на когнитивную и эмоциональную. Реальный процесс изменений в сознании затрагивает и ум, и чувства человека — и лишь затем проявляется в изменении поведения.

Взаимопроникновение эффектов когнитивных и эмоциональных друг в друга в ходе психотерапевтического процесса хорошо иллюстрируется в разных направлениях.

Так, некоторые психотерапевты считают, что понимание пробле­мы клиентом приводит в действие механизм трансформации, если кли­ент правильно понимает, то он правильно и поступает. Однако, пишет


Р.Мэй, знание правды, безусловно, только подразумевает необходимость правильных поступков (29]. Поведение невротика принимает форму са­мообмана, и если это снять (рационализацию, ложную мотивацию), то ego будет вынуждено отказаться от привычной формулы самообмана и найти социально конструктивные формы поведения и самовыражения. Но опыт показывает, что не всегда понимания достаточно для измене­ния личности. Трансформации способствует воздействие эмпатичсской связи между клиентом и консультантом. Представители эмоционально­го направления в психотерапии придают очень большое значение "испо­веди" клиента. Исповедь клиента содержит элемент катарсиса — сама возможность выговориться при эмпатичсском понимании оздоровляет психику. При этом клиент избавляется от некоторых "тормозов", осво­бождается мыслительный поток из подсознания а сознание, что помога­ет увидеть свои проблемы в ясном свете объективной реальности. Здесь эмоциональный взрыв, катарсиса, стимулирует новое осмысление ситу­ации, ее новое когнитивное видение. Возможно, имеется несколько видов процессов изменения личности. Вероятно, одни процессы про­исходят в тех видах психотерапии, где клиента полностью принимают и акцентируют работу на его чувствах. Другие процессы происходят гам, где придают большое значение когнитивному опыту и малое — эмоцио­нальному. Продвижение в психотерапевтическом процессе идет скачка­ми, то отступая, то останавливаясь. Это могут быть недели, месяцы.

Часто клиент относится очень серьезно к своей ситуации, и ему кажется, что нет объективных результатов его изменения, хотя на самом деле это не так.

В этом случае можно помочь клиенту рассмотреть его ситуацию в перспективе, оценить проблему по степени серьезности. Для этого су­ществует даже формула [46]:

Серьезность проблемы = дистрссс х неконтролируемость х частота.

Знак "х" в этой формуле показывает, что фактор дистрссса (нега­тивное отношение клиента) не суммируется, а перемножается с факто­ром частоты травмирующей ситуации и ее неконтролирусмостьнх

§2 ДИНАМИКА ПСИХОТЕРАПЕВТИЧЕСКОГО ПРОЦЕССА В КЛИЕНТ-ЦЕНТРИРОВАННОЙ ТЕРАПИИ ПО К.РОДЖЕРСУ

Хотя в клиент-центрированной терапии К.Роджерса акцент в рабо­те с клиентом ставится традиционно на его чувствах, в движение прихо­дят различные психологические состаатяюшие [36].

По мнению Роджерса, изменение клиента — это коьтшуум особо­го рода. Клиенты движутся не от комплекса устойчивых качеств через изменение к новым устойчивым качествам, а переходят от неподвижно-


сти к изменчивости, от статики к динамике. Этот континуум текучести

содержит, по Рождерсу, 7 стадий,

1-я — стадия статичности. Чувства и личностные смыслы клиен­том не осознаются. Система ценностей статична. Наличие проблем от­рицается. Общение с собой блокировано. Нет желания изменяться. Внутренняя установка у клиента — "Я практически здоров".

2-я стадия. Очень мало известно, как сделать так, чтобы клиент почувствовал, что его принимают. (Это может быть игра, психотерапия в группе). Когда клиент почувствует, что он принят — наступает 2-я стадия — происходит небольшое раскрепощение. Проблемы восприни­маются как внешние по отношению к себе. Отсутствует чувство личной ответственности за проблемы.

Чувства описываются так, как будто не принадлежат клиенту. Про­тиворечия не осознаются. Внутренняя установка — "Я не могу никог­да". Психотерапия практически начинается на этой стадии.

3-я стадия — если с клиентом происходит дальнейшее раскрепо­щение.

Наблюдается более свободный поток высказываний о себе, своих переживаниях, о видении себя другими. Чувства почти не принимают­ся, их считают чем-то постыдным, плохим, неприемлемым в отноше­ниях. Имеется признание противоречий в опыте. Личный выбор часто видится неэффективным.

4-я стадия — когда клиент чувствует, что его понимают и прини­мают различные аспекты его переживаний. Чувства начинают течь бо­лее свободно, клиент описывает более сильные чувства, уже из настоя­щего. Увеличивается дифференциация чувств и смыслов, возникает тен­денция поиска точного выражения чувств. С беспокойством осознаются противоречия между своим опытом и "я". Возникает чувство личной ответственности за проблемы, хотя проявляются еще и колебания.

5-я стадия. Чувства выражаются свободно, относятся к настояще-му монету, полностью переживаются. Приходит осознание того, что чувство надо точно назвать. Чувства все более принадлежат клиенту, и у него растет желание слиться с ними, быть действительно самим собой. Личные конструкты подвергаются критике. Ясно осознаются противо­речия и несоответствия в опыте. Внутренние диалоги становятся все более свободными. Разрушается баррикада в общении с собой.

6-я стадия — критическая. Прежде застрявшее чувство, заблоки­рованное движение переживается непосредственно, выявляя свое пол­ное качество во всем богатстве'. Клиент не страшится чувства, не отри­цает его и не борется с ним. Стадия сопровождается физиологическим расслаблением (слезы, релаксация мышц). Внутренняя коммуникация


свободы. Нет ни внешних, ни внутренних проблем. Клиент субъектив­но живет какой-то частью своей проблемы. Она не является объектом.

Стадия является критической, по мнению К.Роджерса, т.к. мо­менты непосредственно принятого полнокровного переживания явля­ются необратимыми. Если переживание полностью осознано, принято, с ним можно совладать, как с любой другой реальностью.

7-я стадия — это новое измерение — клиент начинает жить в пото­ке своих чувств, осознавая и принимая их. На этой стадии ггринятие психотерапевтом для клиента уже не является необходимым, хотя, веро­ятно, еще полезно. Это стадия может наступить как в психотерапевти­ческих отношениях, так и вне их. Новые чувства переживаются во всем многообразии деталей немедленно и обозначаются. Клиент использует их, чтобы узнать — кто он, чего он хочет, каковы его наклонности. Переживание не связано структурой и стало процессом, каждая ситуа­ция переживается и интерпретируется как новая, а не как бывшая в про­шлом. "Я" становится все более субъективным рефлексивным осозна­нием внутреннего опыта. "Я" — не объект, а процесс. Личностные конструкты получают иную интерпретацию. Клиент чувствует, что мо­жет выбрать новые способы существования. Он свободно строит новые личные отношения с другими.

Конечно, стадии четко выделить трудно, они часто входят друг в друга. Чаще всего клиент приходит к психотерапевту, находясь на 2 стадии и заканчивает ее на 4-й. Почти невозможно представить, что клиент с 1-й стадии может дойти до 7-й — это заняло бы годы.

Р.Мэй писал, что перераспределение напряжений внутри личност­ной модели — просветление — дело не одной недели и не одного месяца [29], Таким образом, проведенный анализ показывает, что процесс из­менения клиента в ходе и после психотерапевтической работы осуще­ствляется целостно, на разных уровнях псической организации человека.

§3 ТИПЫ ВЗАИМОДЕЙСТВИЙ КЛИЕНТА И КОНСУЛЬТАНТА

Взаимоотношения клиента и психотерапевта могут представлять разные полюса в зависимости от степени свободы принятия решения клиентом для осуществления своего изменения и активности психотера­певта. На одном полюсе максимальная несвобода клиента и "покор­ность" воле психотерапевта (манипулятора), который в этом случае "ре­шает' за клиента и производит'над ним какие-то действия (это т.н. суггестивная психотерапия, куда относятся все разновидности гипноза и нейроЛингвистического программирования). На другом полюсе — клиент несет полную ответственность за принятие решений, осушеств-


ляемых им самим и в ясном сознании. Психотерапевт при этом оказы­вает клиенту поддержку и помощь. Между этими крайними полюсами взаимоотшше*£ия между психотерапевтом и клиентом могут складываться по-разному в зависимости от меры их активности и иждивенчества кли­ента в психотерапевтическом процессе.

Интересны результаты анализа ожиданий клиента» когда он идет на прием к психиатру шш к психологу, психотерапевту, представленные Г.Райнаном и В. В. Стол иным [35J.

Когда клиент идет на прись, к психиатру, то он опасается, что будет воспринят как жалкий и несчастный человек, и ожидает, что ему будут даны четкие указания и "инструкции" к изменению (директивная модель психотерапии). Эти опасения и ожидания его подкрепляются в ходе психотерапевтического процесса.

На приеме психолога клиент сталкивается с конфронтацией ожи­даний поведения психотерапевта как руководителя и волшебника, сни­мающего с него всю ответственность за исход терапии, и при этом рас­сеиваются его малоосознаваемые опасения, что он человек жалкий и не! гол неценный.

Важной "переменной" психотерапевтического процесса является пол психотерапевта. Женщины-невротики чаще подчеркивают у врача важность качеств темперамента и характера. Предпочтение пола врача нейтрально, хотя более желательная женщина.

Для мужчин-неиротиков важен профессиональный опыт психоте­рапевта. Они предпочитают иметь психотерапевта своего пола. Так как для женщин-клиенток особенно важна эмоциональная сфера, потреб­ность в сочувствии и сопереживании, то именно поэтому для них так важны индивидуальные психологические качества психотерапевта, в ко­торых проявляются его эмоциональные особенности.

Ожидается клиентами, что врач-женщина более эмпатична, эмо-ционатьна, врач-мужчина более эмоционально нейтрален.

Так как мужчины-клиенты более ориентированы на когнитивную сферу, рациональные аспекты сознания, то для них и представляется более авторитетным опытный психотерапевт-мужчина.

Важны и установки — ожидания клиента, обусловленные его ин­дивидуальными особенностями:

1) Те, кто хочет получить о себе объективную информацию, ори­ентируются на эмоциональную нейтральность врача (когнитивно-ког­нитивный тип взаимодействия);

2) Кто стремится получить" сочувствие — ориентируются на эмпа-тию врача (эмоционально-коммуникативный психотерапевт — эмоцио­нальный клиент).


В литературе описаны типы консультантов и типы клиентов (14{.

-"".''    Л *".'•-•'  .--".•-"'';•     : -'•"

Типы консультантов:

1. Эмоционально-коммуникативный тип консультанта-психолога:

— легко устанавливает контакт, особенно в начале знакомства,

— создает оптимальную доверительность (участники говорят на одном языке; информация, которой они обмениваются, значима, имеет субъективно-личностный смысл; они доверяют друг другу: психолог — искреннгости клиента, клиент — сохранности тайны).

2. Психолог-консультант на лидерской позиции;

— уверен, серьезен, устойчив,       .  -    :                     ;

— ведет клиента во всех вопросах,                                                       ;

— опекает клиента,                                                                           •-  -:'•

— дает строгие, требующие обязательного исполнения рекоменда­ции.

Эффективен в работе с зависимым, покорным, мягким, неуверен­ным в себе клиентом.

3. Психолог-консультант ведомого типа:

— мягок, любезен,

— тактичен, дипломатичен,

— успокаивает, расслабляет клиента.

Клиент проникается довернем к нему, т.к.счнтает, что "д;Х>рый" человек не даст "плохого совета". Эффективность такого консультанта более универсальна, но он может быть неэффективен в рабоге с покор­ными, неуверенными клиентами, которые нуждаются в сильной и уве­ренной поддержке, в безапелляционных рекомендациях.

Тцпь! кдцс1гга„(по признаку "уверенность в себе")                      ;

1, Неуверенный — обычная причина обращения к психо срапевту — желание снять с себя ответственность за принятие решения. Об.ично проблемная ситуация хорошо проанализирована клиентом, но решение он не может принять.

В ходе консультации клиент лишь взвешивает "за-против", пред­лагаемые посторонним "незаинтересованным" лицом. Ожидается, что психотерапевт при этом должен быть четким в высказываниях, создавать "полюс уверенности" для клиента.

2. Уверенный, способный к-самостоятельному решению — обра­щается к психологу, обычно, для подтверждения своего понимания си­туации затруднения. Ему нужна инфрмация, подтверждающая его точ­ку зрения. В этом случае психотерапевт должен быть веломь.м, своими


предположениями и утверждать клиента в его решении.

3. Всезнайка, доверяющий только себе — все подвергает сомне­нию, противоречив, но убежден в своей правоте. В результате его не­решительность часто ведет к неврозу.

Клиент может смириться с несоответствием ожидаемой и реальной степени доверительности общения с психотерапевтом, но не мирится с расхождением ожиданий характера эмоционального контакта и эмоцио­нального отношения к нему психотерапевта.

Неоправдавшиеся ожидания ведут к осложнению контакта и зат­рудняют консультативно- коррешпюнную работу.

§4 МАСТЕРСТВО КЛИЕНТА, ГОТОВНОСТЬ КЛИЕНТА К КОНСУЛЬТИРОВАНИЮ

Кроме разговора о мастерстве, искусстве консультанта можно го­ворить и о мастерстве клиента, или его "готовности" к психотерапии. На Заладе многие консультанты считают полезным давать клиенту пер­вичную информацию о сущности психотерапевтического процесса, тео­риях и техниках психотерапии, полагая, что это облегчает процесс кон­сультирования. Но это точка зрения разделяется не всеми консультан­тами. Есть консультанты, которые считают, что психотерапевтическое знание должно быть сакральным, его надо держать в секрете, так как оно можст быть опасным. Клиенту при 'зтом, полагают они, давать зна­ния можно столько, сколько он может понять. Часто в общении, пред­варяющем разговоре клиенту дается общее представление о той теории, о той модели, в рамках которой работает консультант, в той степени, которая поможет клиенту активнее участвовать в процессе психотера­пии. Клиент может использовать это получаемое знание и для "само­программирования", целеполагания изменения своего поведения. Очень важно, чтобы клиент имел "практическую осведомленность", действу­ющее знание (46), это то знание, которое он получает при осмыслении наблюдений за собой и другими людьми как результат своего жизненно­го опыта. Такая практическая осведомленность более действенна, чем знание теории или сырые данные наблюдения.

На первых этапах консультирования у клиента существует проблема самораскрытия, фрустрированному клиенту трудно начать говорить о содержании своей тревоги.

Препятствуют самораскрытию клиента:                  . _:. . .:

страх изменения, бессознательно клиент боится, что наступит ко­нец его "комфортному" существованию, к которому он как-то притер­пелся, которое е\гу, по крайней мере, известно; страх перед необходи­мостью совершать усилия для изменения себя и своего поведения; страх


неоправдавшихся надежд; страх "ломки фасада" — крушения представ­лений о нем у .других лиц, значимых для него, страх самопоражения; страх предательства со стороны психотерапевта, иррациональный страх при отсутствии доверия к психотерапеиту.

Цедорсрие к психотерапевту, вызванное его жесткостью, давлени­ем или неадекватно выбранным им типом продвижения.

Стыд перед открытием тех сторон своей личности или поведения, которые являются социально нежелательными или не соответствуют моральным требованиям, предъявляемым клиентом к себе. Стыд спо­собствует дезорганизации поведения клиента.

Вначале клиент может быть активен, забрасывает консультанта воп­росами о возможных результатах своего самораскрытия - и закрывается.

Интенсивное раскрытие клиента может привести к дезорганизации процесса консультирования, т.к. иммобилизует клиента, "заморажива­ет" (его движение) психотерапевтический процесс. Недостаточное рас­крытие клис!гга также непродуктивно, так как цель консультирОЕания не достигается.

"Идеальный" клиент участвует в процессе консультирования бс4 психологических защит, доверяет консультанту, каких бы болезненных точек тот ни касался.

"Идеальному" клиенту недостаточно теоретического или абстракт­ного понимания себя, необходимо динамическое понимание — поли­мание себя на грани действия, акции, когда клиент уже знает, что ему надо делать и как делать, и принимает решение, исходя из своих ценно­стей.

"Идеальный" клиент не пассивен, он не говорит себе; "Я ле могу справиться", "Я не буду работать по этой программе, так как она мне не по силам", "Не хочется ничего делать".

"Идеальный" клиент берет на себя ответственность за свою жизнь, за свои решения, за себя.

"Идеальный" клиент не только намерен, но и движется к намечен­ной цели.

У "идеального" клиента нет привычки калечить себя в самоушпижа-иицих разговорах с собой, он не блокирует поиски выхода из проблемы.

На стадии реализации программы изменения большую роль i грает способность к эмпатии у клиента. "Вживание" в новую роль у клиента происходит в эмпатическом процессе отождествления себя с выбран­ным идеалом, и через это — следование новой поведенческой модели (291.


§5 ГЛУБИННЫЕ ТРАНСФОРМАЦИИ КЛИЕНТА В ХОДЕ ПСИХОТЕРАПЕВТИЧЕСКОГО ПРОЦЕССА

В психотерапии существует понятие терапевтической среды. Те­рапевтическая среда рассматривается как система транзитной поддерж­ки, приготовляющая клиента к овладению социальной коммуникацией к личностными требованиями {46}. Терапевтическая среда образуется при встрече и взаимопроникновении двух миров — двух субъектов обще­ния — психотерапевта и клиента. При терапевтическом взаимодействия пнроисходит процесс проникновечия одного субъекта, психотерапевта, во внутренний мир другого субъекта, клиента (или в свой собствен­ный). То, что раскрывается в процессе этого проникновения, является производным от него, вторичным по отношению к процессу проникно­вения, и становится предметом психотерапевтическгого исследования.

Субъект познания (проникновения) рассматривается принципиаль­но неотделимым от своего объекта (клиента). В познании того, что происходит в самом субъекте в процессе "проникновения" определяют­ся содержательные характеристики некой новой возникающей психи­ческой реальности.

По мнению сторонников феноменолистического подхода — гума­нистических психологов — поведение человека можно понять лишь встав на его точку зрения. Не явление само по себе, а уникальное восприятие индивидом этого явления рассматривается как подлинная реальность... ФеномекалистическиЙ подход объясняет поведение индивида, исходя из его собственного поля восприятия, а не на основе аналитических ка­тегорий, заданных наблюдателем ]7}, [27].

При познании психической реальности другого человека возникает система общения — предметная фокусировка, когда оба партнера (пси­холог — клиент) позиционно равноправны как субъекты познания, а предметом познания является личность одного из них, раскрывающаяся в процессе этого общения. Партнеры познают себя через столкновение самовосприятия с восприятием своей личности партнером. Петр, что­бы познать себя, смотрится в Павла. См. стр 44,

Психотерапия, как область психологической практики, нуждается сегодня, как отечественная, так и мировая, в теоретической концеп­ции, интерпретирующей предмет, феноменоло!"ию взаимодействия пси­холога и человека, падгучаюшего психологическую помощь,

Теоретическая психотерапия еше не существует^ А.Ф.Бондаренко указывает на налицо существующее противоречие; "при многочислен­ности указания и описаний то*го, как следует работать с учетом специ­фики той или иной психотехнической парадигмы ... до сих пор практи­чески отсутствуют исследования, посвященные выяснению того, что в


действительное™ происходит в консультативном и психотерапевтичес­ком процессе, что на самом деле делают психологи, представуители ных школ" |9).

Образ клиент»,

какой сел

Воспринятое психотерапевте» переданного клиентом

что передает психотерапевту

восстановленный психотерапевтом на основе своею опыта и знаний

клиент

психотерапевт

Рис.4.

, Нерасчлененная феноменология непосредственного лич;юстно-ориентированного общения выступает, по мнению А.Ф.Гюндлренко, объектом изучения, предметом исследований, как некая ггсихическая реальность. "Общение, явленное посредством языка и порождающее при этом сознание" — это исходная онтологическая триада, анализ ко­торой, по мнению А.Ф.Бондаренко, и может быть предметом теорети­ческого исследования. Квази-обшение, как объект, существует, о этой точки зрения, в трех измерениях: временном, символическом и щюцес-суальном. Леви-Брюль отмечал уже у первобытных людей способность отождествлять себя друг с другом, со своим сообществом и с тотемом. Он считал, что первобытные люди настолько полно перевоплощались друг в друга, что в результате возникало "единство сущности" и ''сово­купность духовных сил". Для этого существует и термин "мист.ичсское участие". Участие в людях дает более сокровенное и значимое поь има-ние, чем строгий научный анализ. "Понимание как участие — вот ис­тинный путь познания человека" — пишет Р.Мэй [29J. И далее он гово­рит о том, чтр эго и психическое состояние консультанта и клиенте мо­гут временнно сливаться, образуя единое психическое целое. Следстви­ем такого общения является понимание того, что познание субъектами друг друга является одновременно и воздействием друг на друга. Рас­ширение осознания, видение себя, ситуации означает изменение регу-


ляторных механизмов поведения.

"Передача" другому человеку своего видения его личности (обрат­ная связь) и процессе "познающего" общения изменяет самосознание партнера, а самосознание — основной регулятор поведения.

Итак, метод познания практического психолога, психотерапевта является суГ>ъект-субъектным> так как объект познания тоже субъект, включенный в процесс познания.

Полученное в результате знание является личностным знанием (структурировано опытом субъекта). Таким образом, обучение практи­ческого психолога равнозначно расширению к углублению личностного знания. Результатом такого обучения является приобретение субъектом способности в каждой конкретной ситуации расширять, углублять и струк­турировать личностный опыт. Юнг также писал, что "можно только из лукавства не признавать того, что лечение является продуктом взаимно­го влияния, в котором принимают участие все существо пациента, рав­но как и врача. При лечении происходит встреча двух иррациональных данностей, а именно двух людей, которые не есть ограниченные, изме­ренные величины, но которые привносят с собой наряду с их потенци­ально определимым сознанием неопределимо распространенную сферу бессознательного.-... Поэтому для результата душевного лечения лич­ность врача часто намного важнее, чем то, что врач говорит и думает..." |41]. Сопутствующий процесс слияния Юнг описывал в химических терминах, как соединение двух веществ, которые оба изменяются, если происходит реакция. Терапевт оказывает влияние на клиента только тогда, когда сам испытывает на себе влияние клиента.

В процессе консультирования и психотерапии выделяют косри-тивный и эмоциональный аспекты. Фазы когнитивного аспекта были проанализированы ранее: I фаза — определения проблемы клиентом, обычно эта фаза содержит до 20 реплик психотерапевта; II фаза — рабо­чая, III фаза — решение проблемы.

Психотерапевты и практические психологи ассимилируют обычно самый разнообразный категориальный аппарат описания личности из самых различных теоретических подходов. Эффективность психотерапии, как показывают исследования, от этого не зависит. Так как реально действующим фактором психотерапии является процесс общения и вза­имодействия психотерапевта и клиента, то теория нужна психотерапевту в основном для структурирования опыта этого взаимодействия и ориен­тации в нем.

Фазами эмоционального .аспекта психотерапевтического процесса являются следующие; I фаза — контакт, И фаза — трансфер, ill фаза — выход из трансфера.

Следует подробнее останошпъся на феномене трансфера, рассмат-


ривая эмоциональный аспект психотерапии. Чистота трансфера, как принято считать» машется необходимым условием реализации любой психотерапевтической техники, иначе она теряет свой смысл и свою силу.

Трансфер — это перенос опыта действия, чувствования и восприя­тия одного человека на другого человека, который как бы становится какой-то значимой фигурой и) прошлого. Трансфер — это сердцевина механизма действия психотерапии. Клиент переносит на терапевта чув­ства, как правило, испытываемые им к родителям или другим значимым людям.

У клиента есть всегда трудности понимания того, что происходит. Фрейд считал, что вес человеческие взаимоотношения — это взаимоот­ношения, определяемые трансфером. Все люди познают других через свой опыт, бессознательно накладывая образы прошлого на любою вновь встреченного человека.

В процессе консультирования пассивность психотерапии создает "пустой экран", на котором клиент рисует картину своего тржсфера. Затем психотерапевт вместе с клиентом создают общий фокус внима­ния, в котором происходит осознание проблемы.

Например: клиент испытывает страх из-за разности папгппеских взглядов с психотерапевтом. Он боится, что психстерапет не одобрит его поддержки агрессивной политики — сочтет его самого агрссс явным. В фокусе внимания выяснилось, что мать клиента всегда осуждала его агрессивность.

Проявлением трансфера является любовь, благодарность кл! !ента к психотерапевту. Индикаторы 1г*:шсфера в поведении клиент: благого­вейное слушание, подарки психотерапевту, украшение себя, нетороп­ливость в уходе после окончания сеанса, тактильный контакт, рассказ о себе в выигрышном свете, посвящение стихов психотерапевту, рсссказ снов, где психотерапевт — действующее лицо.

Когда психотерапевт замечает эти признаю!, надо дать igii сщу об­ратную связь — объяснить, что все эти чувства клиента вызваны сигуа-цией консультирования, особого доверяя к авторитету психотерапевта; необходимо ориентировать клиента на дальнейшее совместное решение его проблемы.

В процессе психотерапии возможен и отрицательный перенос, или контрперенос — возникновение у психотерапевта чувств? не связанных с ситуацией консультирования. Как правило, клиент при этом отожде­ствляется со значимой фигурой у "психотерапевта.

Признаки контрпереноса: психотерапевт думает о клиенте после работы, много о нем говорит, трудно идти на сеанс, где встретится с данным клиентом, может .опоздать на него, забывает имя клиента.


. Эмоциональные феномены переноса и контрпсреноса являются энергетическими источниками психотерапии. Обычно эмоциональное напряжение нарастает в процессе консультирования, перенос даст кли­енту силу для работы с болью. Эта "работа" дает клиенту в дальнейшем освобождение от проблемы. Эмоциональную динамику, сопровождаю­щую явление трансфера, можно изобразить схематически следующим образом:

\       клиент                      психотерапевт

; •"•'•'•• П

до консультирования                          V-/

контакт, раппорт                                 4-Х-/

трансфер                     ;

вьеход из трансфера                 /          •                               - v':-

Выход из трансферных отношений должен заключать процесс пси­хотерапии, в результате чего клиент должен приобрести суверенитет.

Что же все-таки происходит с клиентом во время психотерапии? А.Ф.Бондаренко пишет, что психологи-практики, работая с клиентом, предъявляют его сознанию ту или иную психотерапевтическую концеп­цию и взаимодействуют с клиентом в соответствии и в терминах этой новой для клиента формы сознания. "В сушности во всех видах пскхо-коррекиионных действий, — утверждает он, — способ воздействия на клиента один — предложение его сознанию иной символической реаль­ности, освященной авторитетом науки, введение его в иной контекст, в иное содержание символической деятельности для обеспечения условий для реконструктивного переживания" (9, C.39J.

Что же это за символическая реальность, и что она символизирует?

Для всей последующей жизни и судьбы человека чрезвычайно важ­ны первые впечатления, которые он получает, проживая самый началь­ный период своей жизни. В этот период он получает то, что становится первыми "кирпичиками", ойювой фундамента его мироощущения. Первая дифференциация — первое обобщение, становящееся первой установкой подсознания: "Мир хорош, мне хорошо" или "мир плох.


мне плохо .

Адлер писал, что уже младенец стремится оценить свои собствен­ные силы и свой удел во всей той жизни, которая окружает его.

И в создании этой первой установки мироощущения невозможно переоценить роль матери. Именно от нее зависит, будет человек вос­принимать мир, в который он пришел, хорошим, к которому можно относиться с доверием, или плохим, опасным, где страшно и трудно. Очень рано у человека начинает складываться "стиль жизни" (Адлер), который отражает то значение, которое человек придает миру и себе, те цели, направленность устремлений, те подходы, которые он использует при решении жизненных проблем. Стиль жизни — это принятая кон­цепция жизни, это сформированный паттерн поведения. Для жизнен­ного стиля, по мнению Адлера, характерны раннее формирование, ус­тойчивость и ошибочность. Значение жизни постигается человеком в первые 4-5 лет жизни, и постигается это, как считает Адлер, через блуж­дание в потемках, через ощущения, которые понимаются не до конца, через догадки по намекам и нашупывшше объяснения.

Д. Киппер тоже пишет, что как только ребенок обнаружиэ&ет, что он в состоянии самостоятельно передвигаться в пространстве, он нуж­дается а подтверждении того, что быть самим собой хорошо, оь нужда­ется в самоутверждении [221. Таким образом, на самых ранних '.папах онтогенеза формируется ценностная реакция человека на воздействие окружающего мира — такой психический феномен ка;; переживание.

А.Ф.Бондаренко пишет, что переживание есть а чисто организма* ческом порождении процессуальное состояние, возникающее вследствие отражения мира и взаимодействия с ним. Переживание есть бытийное проявление жизненности индивида, .оно онтологии но.,, и как наиболее непосредственное, целостное психическое событие становится одним из наиболее ранних объектов осознания, составляя затем основу само­сознания на этапе самопознания. Переживание как психический <}>ено-мен мыслится как соотнесение человека в его целостности (да^е на до-культурной, витальной основе) с миром в стремлении быть-в-мире, с миром, в стремлении быть самим миром, его живым воплощением. Переживание есть исходный момент психического бытия человека, пред­посылка и условие развертывания психического бытия как такового — от психофизиологического до личностного 19].

Безусловная любовь матери, безусловное принятие ею своего ре­бенка (Фромм) и демонстрация, экспрессия этого приятия — это необ­ходимое условие развития и формирования того позитивного мироощу­щения, которое Э.Берн и Харрис обозначили "Я — о'кей, г благополу­чен". Когда ребенка признают, принимают, он начинает принимать себя, свое существование, в нем развивается ощущение самого себя.


Формирование будущего жизненного сценария, или так называемое сце­нарное программирование по Э.Бсрну, начинается в период кормления младенца, !^го происходит в виде кратких "протоколов", которые потом "перерабатываются" в трансакции, ощущения благополучия или небла­гополучия [7|,

(" я — окей", "я — не окей") дифференцируется далее на следую­щих этапах онтогенеза при познании другого еще на 2 позиции: "Ты, другой — хорош, окей" или "ты, другой — нехорош, не окей".

Таким образом, Э.Берн, Харрис выделяют 4 типа мироощущений:

1. "Я хорош, ты хорош",

2. "Я хорош, ты не хорош",

3. "Я не хорош, ты хорош",

4. "Я не хорош, ты не хорош".

В нормальной семье, при нормальных естественных отношениях,
когда ребенок получает беусловную любовь матери, приобретает услов­
ную любовь отца (Фромм (38]), то для освоения взрослого поведения он
идентифицируется с матерью (девочка) или отцом (мальчик). В этом
случае ребенок вырастает с положительной "Я-концепцией", адаптиро­
ван к среде и имеет то счастливое, оптимальное мироощущение, кото­
рое выражено экзистенциальной установкой. "Я — хорош, ты — хо­
рош".                                           : --"'

При блокировании в семье этих естественных отношений между родителями и ребенком, у ребенка разеиваются неблагоприятные экзи­стенциальные установки, которые обусловливают различные типы не­благополучий. Как результат этого человек во взрослой жизни имеет то, что называют "психологическими проблемами", "психологическими трудностями" или, при серьезности осложениЙ, психической патологи­ей. Он обращается за психологической помощью к психологу или пси­хиатру.

Возникающие в процессе психотерапии отношения между психо­терапевтом и клиентом становятся особой реальностью, в которой фи­гура психотерапевта становится символом значимого, важного Другого (отца, матери, любимого). Те новые отношения, которые складывают­ся с этим новым Другим, символически преобразовывают старые отно­шения с прежним Другим. Трансформация сознания посредством сим­волического изменения становится фактором коррекции и изменения поведения клиента,

К.Роджерс при создании клиент-центрированной терапии поста­вил вопрос: как создать отношения, которые клиент мог бы использо­вать для своего личностного развития? (36].

Рационально-когнитивный подход в терапии, когда клиенту объяс­няют его поведение, его самого, его образ жизни и как его изменить,


как свидетельствовал опыт Роджерса, оказался бесплодным. Главное, к чему пришел Роджерс, это то, что изменение клиента происходит при приобретении иоаого опыта во взаимоотношениях с психотерневтом. Клиент, имеющий неблагополучную экзистенциальную установку "я не хорош", должен получить новый опыт безусловного принятия и любви, тот, который он не получил в раннем онтогенезе. Психотерапевт ц этом случае символизирую , вне зависимости от пола, фигуру матери, демон­стрирующей безусловное принятие. Каким образом строятся отноше­ния между психотерапевтом и клиентом?

Во-первых, это правдивость и откровенность в отношении психо­терапевта к клиенту. Эта реальность психотерапевта побуждает клиента искать реальность правды в себе.

Во-нггорых, если психотерапевт безусловно принимает клиента, т.е. выказывает ему теплое расположение как человеку, имеющему безус­ловную ценность, независимо от его положительных и отрицательных черт, то это создает для клиента безопасность в отношениях с психоте­рапевтом. Защищенность, проистекающая от любви и уважения к кли­енту, является важнейшей частью помогающих отношений. Ехли пси­хотерапевт освобождает клиента от внешней угрозы, это дает шу воз­можность осуществить свои пугающие внутренние чувства и конфликты и справляться с ними.

В принятие входит понимание. Это не должно быть понимание типа: "Я понимаю, что у тебя не все в порядке; у меня такие нещ >иятно-стя были, я понимаю тебя, но'я вела себя совершенно по-друтму.,."* Только тогда, когда психотерапевт понимает чувства и мысли, которые клиенту кажутся ужасными, когда принимает их — только тогда адиент чувствует в себе свободу исследовать свои укромные уголки внутреннего опыта. Когда клиента понимают так, как видится ему, без желании ана­лизировать или судить — только тогда клиент может "расцветать и i^cm" в таком климате. Очень важно точно обозначить чувства. Рождерс счи­тает, что у человека существует тенденция к зрелости — стрем,.енке бо­лее зрело относиться к своей жизни. Эта тенденция к росту, к слмоак-туализации является главной движущей силой жизни. В состоянии за­щищенности, в тех условиях принятия, которые создает психотерапевт, эта тенденция росга из потенциальной переходит в актуальное состоя­ние. £>го проявляется в способности человека понимать те стороны сво­ей жизни и самого себя, которые причиняют ему боль и неудовлетворе­ние, в стремлении перестроить свою личность и свое отношение к жиз­ни. Такой человек становится более похож на того, каким он хочет быть.

По Роджерсу реакции клиента, включенного в помогающие отно­шения с психотерапевтом, имеют следующую динамику в соответствии


с действиями психотерапевта.

1. Когда клиент обнаруживает, что кто-то другой с участием вос­принимает его чувства, он становится способным слышать себя.

2. Далее клиент постепенно получает возможность воспринимать тс свои чувства, которые всегда отрицал и подавлял.

3. Вместе с чувствами он начинает принимать себя. Несмотря на то, что клиент все больше и больше обнажает глубоко скрытые ужасные стороны своей личности, а терапевт постоянно и безусловио принимает его, он начинает принимать себя таким, каков он есть.

4. От этого он готов двигаться вперед в своем разлитии.

5. Клиент по мере того, как он все более тонко воспринимает свои мусства и все меньше оценивает себя, он продвигается к большей конг­руэнтности, к способности выйти из-за "фасада".

6. Клиешг отбрасывает свое защитное поведение и становится тем, кем он действительно является — обретает свою аутентичность.

Психотерапевтическая Группа тоже может символически выполнять роль родительской семьи — в ней должна произойти "личностная ини­циация" {19). Вначате клиент ожидает "родительских предписаний" пси­хотерапевта, затем бунтует из-за несоответствия ожидаемого и действи­тельного, затем происходит "взросление". Клиент осваивает свободу переживаний, ответственность. После этого значимость группы для кли­ента снижается — он выходит в более богатый внешний мир.

Роджерс считает, что сущность наиболее глубоких основ психоте­рапии заключается в единстве переживания. Клиент способен свободно пережить свое чувство во всей его силе и первозданности, без торможе­ния и предосторожностей. Если психотерапевт также способен прочув­ствовать понимание этого чувства, без всякого опасения, без аналити­ческого обдумывания — то налицо полное единство, искренность, та полнота переживания, когда она приобретает "потустороннее" качество. Многие психотерапевты говорят как бы о трансе в отношениях, из кото­рого они с клиентом выходят к концу часа психотерапии, как из глубо­кого колодца или тоннеля. Уверенность психотерапевта облегчает кли­енту задачу войти в этот поток становления. В процесс становления самим собой вовлечен глубокий опыт личного выбора. Человек пони­мает, что он свободный деятель, во власти которого либо разрушить, либо сделать более сильным себя и другого. Если он выбирает движе­ние, чтобы стать самим собой, это не решает всех проблем. Но это открывает новый путь существования, в котором больше глубины и силы переживаний чувств, больше широты и разнообразия. Человек обретает свою уникальность и становится ближе к реальности. При этом проис­ходит, как полагает А.Ф.Бондаренко, перевод клиента к экзистенциаль­ным ценностям, смыслам жизни, который осуществляется путем рас-


ширения семантики ситуации до семантики возвышения над ситуацией в направлении восхождения к более крупным единицам бытия — "я", жизнь, судьба, вечность, пселснная, Бог.

"Я" клиента, сопряженное с "ты" психолога, усиленное солидар­ностью, близостью ведет к созданию иной наполненности "жизненного мира", пробуждает его личностный потенциал к смыслогексэ 191.

Например:

Клиентка; "Так чем вы можете помочь?"

Психотерапевт: "Я могу помочь жить".

Клиентка: "Знаете, мне так тяжело. Когда мы с мужем расста­лись... {плачег} Скажите, но ведь Бог есть? Есть же что-то высшее?

Психотерапевт "Есть".

Благодаря эмпдтии психотерапевта клиент имеет возможность уси­лить самого себя, выявить свой уникальный потенциал, восстановить свою целостность.

Кроме эмоционального н рационального аспектов во взаимодей­ствии психотерапевта и класнта существует еще и механизм внушения. Одним из результатов эмп^тии является влияние. Напряжение положи­тельных чувств у клиента реализуется в доверие к психотерапевту, кото­рое приводит к бессознательной потребности подражать ему, как суще­ствует потребность подражать любимому отцу, матери, старшему брату. Потребность подражания близком)' человеку переходит в стремление уподобиться ему, стать на него похожим. Притягательность психотера­певта для клиента усиливается теплыми, родственными отношениями, "совместимостью" как результатом разделенности чувств и мыслей, ком­петентностью психотерапевта, сходством по полу, а также тем сходством, о котором иногда говорит психотерапевт, рассказывая о себе. Компе­тентность психотерапевта усиливает у клиента веру в него, oro.vry по\го-гает и роль эксперта s психологических вопросах, ореол диплома, серти­фиката, репутации, респектабельнсхть.

Эти эффекты очень хорошо знают различного рода целители и эк­страсенсы, использующие суггестивные методы, основанные на ирра­циональной вере в личность данного целителя. Влияние психотерапевта на клиента гуманно и допустимо, если созвучно межличностным цен-**остям и нс подавляет личность клиента.

Влияние — это процесс, воздействующий на подсознание. Р.Мэй считает, что консультант неизбежно использует внушение в той или иной форме в процессе психотерапии. Внушение может быть использовано как тестовая проба проблемы клиента. Внушение начинает взаимодей­ствовать с уже сформировавшейся в подсознании тенденцией и подво­дит клиента к решению. Т.о. консультанту удается привести в действие , некий отдел подсознания и помочь клиенту добиться большой целост-


ности его "я". Можно изложить клиенту нее возможные конструктив­ные варианты избавления от проблемы — подсознание клиента само отберет нужный вариант.

В разных видах психотерапевтического воздействия используются разные стили высказываний. Если цель работы с клиентом — измене­ние состояния, сознания, то используются директивные высказывания. Соматически-ориентированное воздействие использует суггестивные высказывания в жестких, категоричных психолингвистических структу­рах.

При эмпатической связи происходит, как отметает Р.Мэй, отож­дествление клиента с позитивной волей психотерапевта, причем клиент получает от него дополиитсльные силы для преодоления своей отрица­тельной воли и научается проявлять свою волю положительно и конст­руктивно. Поэтому в конце терапии Р.Мэй дает клиенту "заряд муже­ства",

В трансформации личности, по мнению Р.Мэя, действует "зак­васка" внушения 129].

§6 ТРУДНОСТИ В КОНСУЛЬТИРОВАНИИ ШКОЛЬНОГО ПСИХОЛОГА И ПУТИ ИХ ПРЕОДОЛЕНИЯ

В своей консультативной деятельности в школе психолог встреча­ется с значительными трудностями. Основные трудности, испытывае­мые психологом в ходе консультативной работы, можно объединить в блоки. Первый блок трудностей обусловлен значительной неопределен­ностью, в условиях которой протекает работа,

Трудностью школьного психолога является-неопределенность его статуса в школе в настоящее время. Неопределенность целей консуль­тирования, что вызвано часто неготовностью клиента, его низкой пси­хологической культурой, многофункциональность, незначительность временных затрат на индивидуальное консультирование, отсутствие спе­циальной подготовки в области психотерапии здорового человека, уо. ловность понятий "норма", "психическое здоровье", "пограничное со* стояние" — все это приводит к некоторое неуверенности школьного психолога в области консультирования. Представляется» что эти труд­ности можно отнести к временным и исчезающим при приобретении опыта работы.

Второй блок трудностей обусловлен барьерами непонимания из-за наличия профессиональных языков у психолога, педагога, врача. Узко-. профессиональные установки и стереотипы профессионального мышле­ния препятствуют взаимопониманию и интеграции в помощи ученику,


клиенту между школьным психологом, учителем я врачо\£. Межпро-фессиональное просвещение и диалог способствуют преодолению непо­нимания.

Третий блок трудностей в консультировании обусловлен неадек­ватными представлениями клиента о профессиональной деятельности и задачах психолога-консультанта.

Низкий уровень психологической культуры у населения нашей стра­ны, обусловленный рядом исторических предпосылок, приводит часто к неразличеш;:^ клиентом функций психолога, психиатра, дсфсктолога, сексолога, а сейчас уже и астролога, экстрасенса, "гуру". Типичны у клиента предстаидсния о психологе как о маге и волшебнике, которому стоит взмахнуть "волшебной, палочкой" (дать пару советов), как все про­блемы у клиента рештгся тут же сразу после окончания консультации.

В этом случае с клиентом, если, например, это родители учаще­гося, следует провести разъяснительную беседу о сложности проблем их ребенка, о длительности ячмени решения психологических проблем, сориентировать родителей в структуре конеультационно-коррекциейной работы, развенчать их ожидание на получение "готового рецепта", не внушать им неоправданных ожиданий. Ожидания "чародейства" от пси­холога у клиента определяют его пассивную позицию в ходе консульта-ционного-коррекционной работы — он "ждет, когда с ним что-то сде­лают". Принятие на себя клиентом пассивной позиции "объекта", с которым психолог-консультант что-то должен "делать" приводит к тому, что клиент в этом случае говорит себе; "Я не могу справиться со своей пнроблемой", "У меня ничего не получится.", "Я не могу вести себя по-другому", — такая позиция очень затрудняет консультирование. Это можно назвать проблемой снятия клиентом с себя ответственности за свое поведение. Подобная позиция ^клиента может спровоцировать нео­пытного консультанта перейти с поющий субъект-субъектных отноше­ний на позиции субъект-объектных отношений. Клиент в этом случае становится объектом активных дейс'свнй консультанта, который ''пере­конструирует", "переделывает" его в соответствии со своим "планом" и, конечно, с самыми "благими намерениями".

Преодоление подобной пассивной позиции клиента состоит в том, что консультант должен подвести клиента к осознанию того, что ответ­ственность за свою жизнь несет клиент сам, а в процессе консультирова­ния ответственность за решение проблемной, ситуации несут оба, попо­лам, как консультант, так и клиент. Только неопытный консультант может похитить у клиента ответственность и взвалить ее всю на себя. Опытный консультант содействует ее появлению у клиента, какого бы он ни был возраста. Поэтому очень важно сформировать у клиента уста-


новку на совмеспгую работу. Соответствен ко, вопросы, кторые решает подчас начинающий консультант, следующие: "Что делать, чтобы по­мочь клиенту увидеть проблему и взять на себя ответственность?", "Что должен делать клиент для сотрудничества в процессе помоши?", "Какие ресурсы и умения нужны клиенту для сотрудничества?". Все это позво­ляет говорить не только о мастерстве психолога-консультанта, но и о "мастерстве" клиента — его готовности работать над собой и быть спо­собным к сотрудничеству. В американской литературе по психотера­пии и консультированию уже 30 лет дебатируется вопрос — действенна, действительна ли помощь консультанта? Статистика свидетельствует, что типичное улучшение наблюдается в 75% случаев [46]. Представляется, что неэффективность психотерапии обусловлена в большой мере имен­но пассивностью клиента, его неготовностью работать с собой и труд­ностью этого процесса.

Неадекватные представления о процессе консультирования могут быть обусловлены у некоторых клиентов страхом перед писхологом: они (юятся, что психолог, владея знанием проблем клиента, будет его конт­ролировать и "управлять" его поведением. Следует отметить, что, дей­ствительно, опасения клиента не лишены оснований, если он за "пси­холога" принимает экстрасенса, гуру, духовного лидера какой-то рели­гиозной секты или психотерапевта, пользующегося суггестивными тех­никами. Если же консультант устанавливает с клие!стом партнерские, субъект-субъектные отношения, подводит клиента к "действующему знанию", которое больше, чем теория или жизненный опыт [46], к по­ниманию мотивов его поведения — то такая "работа" на уровне созна-шш оставляет клиенту свободу выбора в принятии тех или иных жизнен­но важньрс решений и свободу в принятии ответственности за свой жиз­ненный путь, сводит возможность манипуляции клиентов к нулю.

Как сообщить клиенту негативную информацию о нем самом?

Четвертый блок трудностей в консультировании связан с неприя­тием клиентом отрицательной обратной связи.

Например: психолог после проведения социометрического иссле­дования должен сообщить клиенту .о его статусе отверженного в группе, классе.

Недопустимо сообщить об этом "в лоб", даже если клиент сам выс­казывает предположение: "Да, вряд ли меня любят в кяассе". В ходе консультации полезно сосредоточиться на качествах, достойных уваже­ния, показать, что отношение к нему (клиенту) зависит go многом от его самого. Можно, например, порекомендовать усилить контроль^ про­явить сдержанность.

Обязательно стимулировать клиента к работе над собой.


Можно консультанту привести яркий пример из жизни, о каком-нибудь человеке, близком клиенту по профессии, полу, возрасту. Мож­но принести пример из личной жизни, но это следует делать только в том случае, если психолог уверен в своем авторитете.

При приведении подобных примеров психолог не должен впасть в назидательность или морализирование.

В ходе коррекционноЙ работы можно предложить клиенту поуча­ствовать а ситуациях, где бы он мог проявить, потренировать разливае­мое качеств.

Клиент ле всегда бывает согласен с информацией о себе, которую ему предлагает психолог. Причинами несогласия клиента с психологом могут быть следующие:

1) предлагаемая обратная связь оказывается проблемной, попадает в "горячую точку", ''больное место", которое у клиента "надежно за­щищено".

Например: "Я подоз;эевак>, что я истерик, но когда мне об этом говорят, не соглашаюсь";

2) обратная связь касается социально неодобряемых качеств лич­ности. Например: высокий балл по шкале "лжи";

3) неадекватность а понимании клиента. Например: исходя из кон­цепции трзнзактного анализа, сказать взрослому мужчине, что он "Дитя";

4) субъектно-личкостная неприемлемость качества. Например: сказать матери, что она не любит своего ребенка;

5) слабая выраженность качества (по мнению клиента). В этом случае клиент видит у себя только социально одобряемую степень выра­женности качества, к "защищается" от сильной выраженности, напри­мер, конформизм.

Пятый блок трудностей связан: с личностными особенностями кон­сультанта-психолога. Психологу-консультанту мало иметь профессио­нальное образование, профессиональное мышление и интуицию, кото­рые формируют у него специфический взгляд на мир, когда тонко и точно воспринимается противоречивость человеческой природы, слож-•лость я многогранность межличностных отношений, — способность не опираться в своей практике на общепринятые стереотипы и суждения. Кроме этого психолог-консультант должен иметь вполне сформировав­шееся собственное психологическое мировоззрение. Shx> собственное психологическое мировоззрение должно стать обобщением знания мно­гочисленных психологических концепций, теорий и направлений и жиз­ненного опыта самого психолога, который структурирован этими теори­ями.

Кроме профессионального мировоззрения у психотерапевта-кон-


сультанта должно быть и философское мировоззрение — своя "картона мира", в соответствии с которой о» живет сам, в соответствии с кото­рой он выбирает способы помощи другим людям.

В принципах, приемах, техниках, "технологии" консультирова­ния имплицитно присутствуют экзистенциальные установки психолога. Даже в выборе "материала" (психологической теорий, концепции) для технологии осознанно или неосознанно проявляется личность психоло­га и его ценности. И очень важно, по мнению А.Ф.Бондаренко и др. психотерапевтов, чтобы выбранные психологом "технологии" работы соответствовали его личности и его экзистенциальным установкам. Толь­ко в этом случае может достигаться гармония между профессиональным и личностным пространством психолога, что и обеспечивает эффектив­ность психотерапевтического процесса. Отсутствие мировоззрения у консультанта вносит не только экзистенциальную неопределенность в процесс консультирования и тем самым снижает его эффектпшость, не только провоцирует экзистенциальную неуверенность и тревожность кон­сультанта, но и затрудняет достижение конечного результата психотсра-левтического процесса.

И, наконец, шестой блок трудностей в консультативной работе обусловлен отсутствием профессиональной подготовки консультанта в нашей стране. Существующие сегодня специализированные курсы, крат­косрочные и редко обеспеченные квалифицированными специалиста­ми, не включающие в себя в необходимом объеме программы стажироа-ки, практики под руководством супервизора, не решают этих затрудне­ний [4, 5J.

§7 ЭФФЕКТИВНОСТЬ КОНСУЛЬТИРОВАНИЯ

И ПСИХОТЕРАПИИ

Фактически, во время психотерапевтического процесса идет рабо­та с сознанием клиента, все будущие изменения поведения происходят вначале в сознании, сознание формирует новые "программы" или "пе­реформулирует" старые. Именно признак степени осознания психоло­гических механизмов болезни пациентом имел наибольший прогности­ческий вес, как показано в исследованиях эффективности психотерапии в клинических условиях [21J. В патогенетической концепциии неврозов утверждается, что изменение когнитивного аспекта отношений предше-, ствует эмоциональной и поведенческой перестройке.

Основные "события" или "новообразования", которые должны произойти с клиентом к концу психотерапии на заключительном этапе:


I — переживание экзистенциальных ценностей — знание о себе несет большой эмоциональный заряд, поэтому оно действенно, побуж­дает к сомоизменению.

II — расширение семантики сознания.

Осознание помогает разрывать время, разделить его на соответству­ющие каждому возрасту этапы; детский страх должен остаться ъ детстве^ юношеская обида не должна переноситься в жизнь взрослую. Те формы поведения, которыми мы удовлетворялись или не удовлетворялись, sro к которым привыкли в детстве, детству и принадлежат. Для нас, взрос­лых, они неактуальны, неестественны и неуместны. Осознание есть начало ново!^ отношения, возможности новых действий, новых поступ­ков. "Одно из забавных свойств человеческой природы заключается в том, что каждый человек стремится доигрывать собственный образ, на­вязанный ему окружающими. Иной лишит, но доигрывает" (Ф.Искан­дер).

III — осознание, изменение потребностей.

IV — понимание наг.давления изменения поведения, отношений.

В процессе консультирования и психотерапии происходит осозна­ние установок» которые, являясь движущими силами нашего поведе­ния, часто остаются неосознанными. Поьишание, переосознание этих так называемых "мифов" нашего подсознания приводит к пониманию направления изменения нашего поведения. Например, осознание "мифа" "Человек заканчивает свое развитие, когда получает паспорт (диплом)" приводит к пониманию того, что "человек развивается на всех этапах жизни". Осознание "мифа" "От себя не уйдешь" — приводит через размышления к выводу, что "человек — духовное природно-социальное существо и может управлять своим развитием". Осознание "мифа" "Ра­ботать с собой — значит бороться со своими недостатками" — ведет к пониманию того, что "Работать с собой — значит познавать себя, при­нимать себя во всем многообразии'' 137].

V — осознание ответственности sa свою судьбу; клиент принимает цель, которая становится его намерением, планирует пути се реализа­ции. Лишь те находят помощь, которые сами себе помогают.

VI — пробуждение ресурсов, активности.

Критерием адекватного самовыражения является непосредствен­ность. Непосредственность свидетельствует о целостности глубоких уров­ней сознания. Такому человеку, по мнению Р.Мэя, удалось достичь единства подсознательных побуждений и сознательно поставленных це­лей, и поэтому ему не надо "семь раз отмерять, прежде чем один раз отрезать" [29J.

Вопрос об эффективности психотерапии и консультирования дис­кутируется специалистами уже несколько десятилетий. Действительна


ли помощь консультанта? Статистика свидетельствует об улучшениях в 75% (по данным Egan [46]). Есть даже точка зрения, что психотерапия может быть и вредной. В психотерапии, по мнению Egan, не может быть более высокого и более низкого уровня — ухудшение у клиента может свидетельствовать лишь о неадекватной помощи, а негативный результат может стать прсдсказательным.

Многие психологи отмечали тот факт, что не существует объектив­ных доказательств того, что психотерапия вызывает конструктивное из­менение клиента. АЙзенк указывал, что результаты исследований не доказывают, что психотерапия ускоряет выздоровление невротиков.

Результаты других исследований эффективности психотерапии по­казали, что имеется весьма скромный позитивный эффект. Применяе­мые различными психологическими школами методические приемы обладают примерно равной эффективностью. Многие консультанты любят порассуждать об эклектике. Но если мышление эклектичное чаще всего оценивается негативно, то эклектика приемов и техник в консуль­тировании — это не просто заимствование наугад оттуда и отсюда. Практическая эклектика, считает Egan [461, есть интеграция теории л практике.

Результат психотерапии больше всего зависит от тех отношений, которые скаладыэаются между психологом и клиентом. Так, Г.Роджерс приводит данные о наличии высоких корреляций (р < 0,001) между эмпатическкм пониманием и успешностью лечения.

"Эффективность того или иного метода психотерапии есть, во мно­гом, результат предмета и глубины эеры кк психолога, так и клиента" — пишет А.Ф.Бондаренко [9].

Как же можно объяснить установленный феномен отсутствия ука­занного результата психотерапии? Вероятно, сложностью и тонкостью скрытых происходящих процессов, доступностью наблюдению только опосредованных и отставленных во времени эффектов. Измерения ре зультатов психотерапии не дают ключа к познанию процесса. Изучение результатов отдельных отрезков психотерапии — это всего лишь измере­ние результатов, не дающее знаний относительно того, как происходит изменение.

В психотерапевтической практике учет всех переменных, влияю­щих на результат, очень затруднен. Таких "переменных" Б.Р.КарвгКй^зс-кий выделил 16 и список этот, по его мнению, может быть продол­жен [21J.

Е.С.Калмыкова предостерегает от упрощенного понимания резуль­тата психотерапии; методологический анализ психотерапевтического вза­имодействия показал, что:

— изменения у клиента многомерны ц .нащнейны;


— изменения поведения и состояния равноважны;

— отсутетвкт единый для всех клиентов критерий улучшения со­стояния и поведения (2°)-

Анализ литературы, посвященной изучению эффектисности пси­хотерапии за рубежом, также показал, что результаты, получаемые ис­следователями в большинстве случаев несопоставимы между собой.. Причина этого — различия теоретических подходов к пониманию задач; механизмов терапевтического процесса, критериев эффективности, а также влшшие личностных особенностей психотерапевта, что определя­ет целый ко;:члскс характеристик.

Страпп подчеркивает, что и сегодня отсутствует универсальное оп­ределение "психического здоровья'', необходимое для формирования критерия эффективности психотерапии. Он выдвигает принцип конгру­энтности: Проблемы Терапии-Результаты (П-Т-Р), который постули­рует необходимость использования единой концептуальной системы зля интерпретации и описание проблемы, процесса и результата психотера­пии.

В основе всякой психотерапевтической практики лежит концеп­ция о "нормальной" идеальной структуре личности и способах ее функ­ционирования. Этот "идеал" и предопределяет представления о нару­шениях, дисфункциях, целях и задачах.

Так, приемы НЛП расширяют спектр способов поведения у клиен­та, следовательно, исследовать эффективность разрешения глубинных конфликтов в рамках НЛП, по мнению Е.С.Калмыковой, нуместно [201.

Клиент-центрированная терапия К.Роджерса исходит из модели полноценно функционирующей личности, где клиент принимает и вы­ражает свои чувства [36]. Данные контрольных исследований результа­тов психотерапии Роджерса показали, что в ''я" клиента происходят глу­бокие изменения, качества его личности приближаются к характеристи­кам полноценно функционирующего человека, друзья клиента обычно сообщают об изменении его поведения ь сторону зрелости. Т.о., можно надеяться, что измерения результата психе храпни будут позитивными, если будут проводиться по тем критериям, которые являются перемен­ными психотерапевтической практики, базирующейся на соответствую­щей теоретической концепции.

Из практики консультирования хорошо известно, что многие кли­енты ничего не делают, чтобы изменить свое поведение. По мнению Г.С.Абрамовой, психологу надо относиться к этому спокойно, т.к. эф­фект консультирования все равно уже состоялся и заключен в тех пере­живаниях, которые б!лли у клиента во время психотерапевтического со­беседования. Изменения сс-стояния клиента — главный показатель эф­фективности консультирования — как считает Г.С.Абрамова [1].


Фактически, на этане описанных происшедших изменений созна­ния заканчивается процесс консультирования. Усилия консультанта изменить сознание, состояние, поведение клиента привели клиента, по крайней мерс, в состояние диссонанса, от которого ему хочется изба­виться. Для этого он может:

1) дискредитировать консультанта ("он ничего не понимает");

2) дискредитировать выход ("обесценить результат своих предпола­гаемых усилий")*;

3) найти тех людей, которые согласны с клиентом и не согласны с консультантом;

4) начать изменяться в рекомендованном консультантом направ­лении.

В этом случае далее с клиентом начинается коррекциониая, пси­хотерапевтическая работа — клиенту надо помочь приобрету;:: новый положительный опыт, на котором будут кристаллизоваться новые взаи­моотношения.

Бихевиоральное направление в психотерапии, по мнению некото­рых авторов, является наиболее эффективным.

Психотерапия, как мы рассматривали выше — это лечение сло­вом. "Коррекция психического развития" как определенная форма пси­холого-педагогической деятельности впервые, — как пишет Г.В.Бурмси-ская с соавторами — возникает в дефектологии применительно к вари­антам аномального развития.

Там термин "коррекция" понимается как совокупность педагоги­ческих воздействий, направленных на исправление недостатков, откло­нений в развитии ребенка. В дальнейшем по мере развития прикладной возрасти-mi психологии произошла своеобразная экспансия понятия "кор­рекция" на область нормального психического развития. Таким обра­зом, произошло принципиальное изменение характера задач адресата коррекшюнных воздействий — от исправления дефектов, лежащих за порогом нормального развития — к созданию оптимальных возможнос­тей и условий для психического развития в пределах нормы [12]. Таким образом, психотерапия и коррекция представляют собой две традицион­ные сферы практического воздействия на человека — лечение и обуче­ние.

"Грубые нарушения" и "дефекты" психики — это "точка прилс_ке-

* Если клиент отказывается от дальнейшей работы со своими про­блемами, то его мотивацию к этому можно стимулировать, если: 1) редуцировать психологическую "боль" от трудных для него ситуаций; 2) показать его будущее, если он не "решит" свои .проблемы; 3) квантовать его работу над собой на оптимальные, укороченные шага.


ник" врачей и дефектологоз.

""Точкой приложения" психолога, предметом собстьенно психоло­гического воздействия яшшются не "нарушения", а искажения, затруд­нения, некоторая неадекватность, "неоптимальность" поведения или хода развития, т.е. блокировка самореализации человека, нсакгуализован-ность в разных планах бытия.

Если понимать коррекцию в узком смысле — как исправление де­фекта, ошибки, а психотерапию как лечение, осуществляемое по край­ней мере щи1 наличии невротических и психопатических тенденций, то для той психологической помощи, в расширении самоактуализащш и оптимизации процесса развития, которую оказывает психолог здорово­му нормальному человеку, нет и названия в настоящее время — в луч­шем случае ее называют "практической психологией" или "психологи­ческой практикой".

При практической работе с человеком "практическая психология" заимствует сегодня технологии психотерапии, разработанные там в ос­новном для невротиков — т.н. пограничного с нормой состояния.

Используемые в психотерапевтической практике технологии раз­работаны в рамках определенных научных терий и концепций, представ­ляющих природу человека под пределенным углом зрения.

Знакомство с психотерапевтическими теориями и направлениями не является целью данного пособия. Искусство, мастерство "практика-психолога" во многом тождественна мастерству психолога-консультан­та. Таким образом, консультирование клиента переходит на этап кор-рекодюнной работы.

Выше был рассмотрен алгоритм консультационной работы школь­ного психолога. Во второй части данного пособия предполагается рас­сматривать профессиональными умениями, технологиями, техниками, приемами, которые консультант об^гчно использует при проведении консультации. Одни психологи- практики в своей работе ориентируют­ся на определенную теоретическую концепцию личности или психоте­рапевтическую школу, другие предпочитают быть эклектиками, исполь-* зуя те техники и приемы из различных научных школ, которые имя ка­жутся наиболее эффективными. Представляется, что в рамках какой бы научной школы или парадигмы психолог-практик ни работал, он дол­жен владеть какими-то общими умениями, приемами и техниками взаи­модействия с клиентом, которые свидетельствуют (или не свидетель­ствуют) о его мастерстве, необходимом уровне профессиональной ком­петентности. Материал, изложенный ниже, и отражает такую попытку "вычленить общую технологию" консультирования за рамками отдель­ных психотерапевтических школ.


ЧАСТЬ ВТОРАЯ. ОСНОВЫ МАСТЕРСТВА КОНСУЛЬТАНТА

ГЛАВА I. ПРОФЕССИОНАЛЬНЫЕ УМЕНИЯ КОНСУЛЬТАНТА

§1 Функции и профессиональное мастерство консультанта

Для достижения цели консультирования консультант должен вы­полнить многообразные функции, обеспеченные соответствующими профессиональными умениями:

— слушание,                                                                                                                                                            •

— наблюдение,

— обобщение данных наблюдения,

— обобщение переменных поведения клиента, .

— выдвижение объясняющих гипотез,

— оказание поддержки, ~ оказание защиты,

— вызов клиента на необходимые реакции,

— экспрессия,

— выведение клиента из агрессивного состояния,

— вербализация,

— выдача клиенту обратной связи,

— обучение клиента анализу своего поведения,

— интерпретацш поведения и состояния клиента,                          ... --

— комментирование, предоставление клиенту полезной информации,

— просьба,

— разрешение,

— тренировка, репетиция с клиентом нового поведения,     .

— акцентирование, подсказка,

— аргументация,

— внушение (контролируемое и неконтролируемое),

— коррекция (целенаправленная и нецеленаправленная),    .

— селекция психологических теорий, объясняющих поведение   ^ клиента,


— самораскрытие.

Выполняя данные функции, консультант реализует 2 плана про­цесса консультирования (кнешний и внутренний), различные модели консультирования (директивная и нсдирсктишшя), различные стили (под­держивающий и влияющий) и направления (когнитивное и эмоциональ­ное) в работе с клиентом.

Профессиональная компетентность консультанта-психотерапевта основывается на знании различных областей психологии, медицины, но только теоретических знаний для практической работы с людьми недо­статочно. Участие в психотерапевтических группах, тренингах, ко-кон-сультировании, практика под руководством супервизора — все это по­степенно формирует мастерство консультанта, способствует приобрете­нию профессиональных умений. При высоком уровне профессиональ­ного мастерства можно говорить об особом "искусстве" консультирова­ния.

Искусство консультирования далеко от "разоблачений", "раскры­тия", демонстрации. Главное в искусстве консультирования — утвер­дить клиента в намерении и умении управлять своей проблемной ситуа­цией.

Искусство консультанта заключается не столько в том, чтобы

I правильно осознать, понять проблему клиента,

но чтобы подвести клиента к адекватному пониманию своей про­блемы;

И не столько самому знать, как должен клиент решать свою про­блему,

но чтобы так показать клиенту возможные способы его изменения, чтобы клиент сознательно и добровольно принял эту новую перспекти­ву своего поведения;

III не изменять клиента, оказывая на него то или иное воздействие,

а стимулировать клиента к изменению, поддержать и помочь утвер­диться ему в намерении измениться. ;

§2 ПРОФЕССИОНАЛЬНОЕ УМЕНИЕ КОНСУЛЬТАНТА НА РАЗНЫХ ЭТАПАХ КОНСУЛЬТИРОВАНИЯ

Мастерство консультанта на первом этапе — помочь самораскры­тию клиента, помочь ему преодолеть свои страхи, стыд, недоверие, по­мочь рискнуть открыться. Уровень профессиональных умений консуль­танта при этом проявляется в следующем.

1. Рассказать клиенту вкратце, как консультант может и намерен ему помочь, — это будет способствовать появлению доверия у клиента.

2. Гарантировать клиенту конфиденциальность.


3. Демонстрировать клиенту принятие, поддержку и ободрение,

4. Вселять уверенность и надежду на благоприятное разрешение проблемной ситуации.

5. Демонстрировать уважение к клиенту и его ценностям.

6. Быть к клиенту внимательным и заботливым.

7. Акцентировать при вербализации такие аспекты проблемы, ко­торые бы побуждали клиента говорить о своей проблеме все более и более конкретно.

8. Не допускать манипуляцию клиентом,

9. Проявлять к клиенту искренний интерес.

10. Не прятаться за профессиональной ролью.

11. Своевременно помочь клиенту в самораскрытии, уловив опти­мальный момент, чему помогает эмпатия консультанта.

Чувство безопасности и доверие к консультанту позволят клиенту преодолеть барьер закрытости. Успех клиента в малом будет способство­вать его решимости на большое.

Второй этап консультирования заключается в развитии динамики понимания проблемы клиентом и в нахождении им новой перспективы.

Профессиональные умения, мастерство консультанта на этом эта­пе проявляется в:

1. интеграции наблюдений,

2. выборе техники, которая поможет клиенту увидеть новую перс­пективу,

3. умении подвести клиента к новому взгляду на свое поведение, инсайту,

4. умении показать противоречия и искажения в жизни клиента и в интсракциях с консультантом — быть способным, к конфронтации кон­структивной степени,

5. экспрессии, эмпатии,

6. отказе от своих ожиданий и ориентации на дали клиента,

7. динамичности, гибкости поведения,

8. избегании субъективизма в оценках поведения клиента,

9. терпимости к невротическим срывам клиента, его возможным негативным оценкам в свой адрес,

10. обшей культуре поведения, П. профессиональном такте,

12. деликатности в интимных вопросах,

13. построении и выдерживании до конца своей линии поведения,

14. совместном с клиентом анализе проблемной ситуации,

15. адекватном поведении в конфликтной ситуации,

16. содействии появлению ответственности у клиента за свою судьбу,

17. самораскрытии своих чувств и своего опыта,


18. анализе взаимоотношений с клиентом, возникающих "здесь-и-теперь",

19. постановке и руководстве целями изменения клиента и инте-риоризации им этих целей.

20. держании паузы, если необходимо обдумать сообщение клиен­та, при этом возможно вербализовать клиента,

21. умсннии быть спонтанным и свободным в коммуникации с клиентом, не следовать привычной и запланированной стратегии,

22. умении рассчитывать сразу на состояние или потребность кли­ента, не выжидать подходящего времени или слишком долго обдумывать свои действия.

На эффективность консультации влияет мера межличностной дис­танции клиента с психологом — при дистантном, "холодном" взаимо­действии интимные, скрываемые слабости прикрываются клиентом боль­ше, чем при "теплом", близком взаимодействии. Однако дистантность может помочь лучше осознать внешне наблюдаемые проблемы клиента (конфликтность, напряженность).

Слишком близкая дистанция может "уронить'' авторитет психоло­га. Адекватность взаимоотношений как соответствие задачам диагнос­тики, консультирования, коррекции может быть при правильно выб­ранной доверительности общения. Индикаторами доверительного об­щения являются:

— эмоциональная включенность,

— отношения лидерства- ведомости, паритетности.

Установить оптимальную межличностную дистанцию консультан­ту помогает наблюдательность. Наблюдательность имеет сложную пси­хическую организацию — базируется на тонком дифференцировании и высокой чувствительности сенсорнух функций консультанта, с одной стороны, с другой стороны — тесно связана с внимательностью, пред­полагающей хорошее развитие всех свойств внимания, и в-третьих — связь с сосредоточенностью, созерцательностью, направленной в дан­ном случае на клиента.

Процесс консультирования на этом этапе протекает эффективно, ttim клиент все глубже и глубже понимает свою проблему, если пережи­вает серию инсайтов, если видит все больше и больше необходимости в своей активности, если после декларирования намерений активно дви­жется далее к конкретной цели.

Главный итог этого этапа — клиент почувствовал новый путь и ре­шился на него.

Если после принятия решения клиент все продолжает сомневать­ся, никак не может перейти к освоению новых способов поведения, то


консультант может использовать парадокса::ьпый прием — усилить нега­тив, питающий проблему — болезненность возврата в прежнюю ситуа­цию будет стимулировать клиента к скорейшему избавлению от нее.

Последние стадии II этапа включают разработку программы дости­жения планируемой цели изменения клиента. Конечная цель этого эта­па — побудить клиента к апробации программы изменения своего пове-? дения, к активным действиям на новом пути.

Мастерство консультанта на этих стадиях требует таких профессио­нальных умений:

1. При создании развивающей программы умение идентифициро­вать профамму возможностям клиента. Опасение неудачи отвращает клиента от трудного пути, закрепляется как неудача, поэтому так важно помочь клиенту почувствовать реалистичность программы. При поиске реалистичной программы можно использовать техники мозгового штур­ма, фантазирования. Программа должна описывать процесс достиже­ния цели, если целей несколько, то полезно описать несколько под­программ.

2. Оказание помощи' клиенту в выборе того или иного варианта программы. Консультант и клиент предпринимают совместный анализ разработанных вариантов программы, лучшей признается та из них, ко­торая наиболее приспособлена к нуждам и ресурсам клиента, наиболее реальна в сроках и исполнении. Программа должна соответствовать цен­ностям клиента. Для поиска ресурсов клиенту задаются конструктив­ные вопросы, ответы на которые будут "ярлыками" потенциальных ре­акций.

3. Непосредственная подготовка клиента к активности. Консуль­тант предвидит трудности, которые могут возникнуть у разных типов клиентов при выполнении программы; а) клиент думает, что ничего трудного не будет, и опрометчиво бросается на препятствия; б) клиент очень долго обдумывает представляемые препятствия и все время откла­дывает реальную работу изменения своего поведения. Полезно е клиен­том обсудить возможные препятствия и как их преодолеть. При этом можно "вооружить" клиента принципами "облегчающей" или "сдержи­вающей" силы, которые содержатся в окружении или внутреннем мире клиента (чувства, мысли, отношения). Например, если клиент хочет бросить курить, то "облегчающая сила" — это размышления о деньгах, которые можно при этом сыкономить и купить другие вещи; "сдержива­ющая сила" — это плохой внешний вил и угроза здоровью.

4. Разубеждение клиента в сомнениях и поддержка. Вероятность эффективности исполнения программы возрастает, если она включает планируемое руководство и стимулирование. Сам клиент, значимый другой или консультант — важные источники стимуляции. Если клиент


обескуражен и неадекватен при реализации программы, то консультант показывает ему эмпатическое понимание и стимулирует клиента к мо­билизации дальнейших ресурсов и побуждает следовать программе.

5. Прогнозирующее оценивание программы. Консультанту совме­стно с клиентом полезно оценить возможные результаты реализации программы:

— достигает ли клиент при реализации программы заданной цели4', -

— достигнутые при реализации программы цели решают ли про­блему клиента.

Если при анализе возникают сомнения, то программа должна быгь уточнена и перепланирована в соответствии с новыми целями.

ГЛАВА II.

ТЕХНИКИ И ПРИЕМЫ

КОНСУЛЬТИРОВАНИЯ НА

НАЧАЛЬНОМ ЭТАПЕ

§1 ПРИЕМЫ УСТАНОВЛЕНИЯ ЭМОЦИОНАЛЬНОГО КОНТАКТА С КЛИЕНТОМ

I этап консультирования. 1-я стадия: "Установление эмоциональ­ного контакта с клиентом".

Соблюдение правил делового этикета может оказаться вполне дос­таточным для этой стадии. Когда клиент переступил порог кабинета консультанта, лучшее, что может сделать психолог — это встать со сво­его места и сделать шаг навстречу. Затем следует усадить клиента и по­знакомиться. Как показывают специальные исследования, расположе­ние партнеров в пространстве оптимально, если они сидят не напротив Друг друга, а немного под углом. Хорошо бы, чтобы беседа проводилась не за обычным рабочим столом, а в креслах, между которыми стоит журнальный столик. Знакомство должно быть обязательно, если это первая встреча с клиентом.

Очень важно, чтобы с первых мгновений встречи консультант рас­положил к себе клиента. Этому способствует улыбка, приятные добро­желательные слова, контакт глаз, доброжелательное выражение лица ("Вы рпды, что к Вам пришли").

Дистанция между консультантом и клиентом, когда они располо­жились в креслах для беседы, не должна быть очень большой или очень


сокращенной. У разных людей чувство комфорта может возникать на разном расстоянии, но 8 среднем для нашей культуры оптимальна дис­танция между партнерами при беседе около 40-50 см. Установлению эмоционального контакта способствует легкий наклон туловища по на­правлению к партнеру. И теперь консультант может сказать клиенту: "Я вас слушаю", "Чем могу быть Вам полезен?", "Что Вас привело ко мне?",

§2 ОРИЕНТАЦИЯ В ПРОБЛЕМЕ КЛИЕНТА: ТЕХНИКИ РАСПРОСА, ПОДСКАЗКИ

Предыдущая стадия установления эмоционального контакта с кли­ентом заканчивается фразами консультанта: "Я вас слушаю", "Чем могу быть Вам полезен?", "Я весь внимание". 2-я стадия начинается расска­зом клиента о цели своего визита. Цель консультанта на этой стадии — понять истинную проблему клиента мастерство консультанта на данной стадии проявляется во владении "техниками" активного слушания, рас­спроса (задавания вопросов), подсказки. Прояснению проблемы кли­ента помогает вопросная техника. При использовании этой техники су­ществуют определенные правила.

1. Вопросов не должно быть много, иначе процесс превращается в "допрос"-выспрашивание.

2. Вопрос должен быть уместным — заданный не в свое время, вопрос даже необходимый, может помешать клиенту, прервать его речь, нарушить эмоциональный настрой.

3. Зондирующие вопросы (вопрос-проба, вопрос-утверждение) должны быть в русле проблемы клиента, иметь отношение к процессу помощи клиенту.,

4. Бесполезно задавать вопросы, ответы на которые лежат глубоко в подсознании клиента — он не знает их.

5. Консультант должен фокусировать свои вопросы на конкретной проблемной ситуации — кто, что, где, когда, как, так как — проследить детерминацию всех событий жизни клиента невозможно. Клиент по­знает атияние тех или иных событий на его жизнь не последовательным их перебором и анализом.

В ходе консультирования консультанту полезно помнить, что осоз­нание только ключевых событий приносит клиенту двойственную" по­мощь. Нельзя забывать также о том, что "настоящее" актуализирует из "прошлого" то, к чему стремится в "будущем".

Никкол [30] приводит канву вопросов, отражающих стратегию хода консультации, направленных на раскрытие поведения клиента: — Когда эта ситуация возникла последний раз?


— Как вы в ней действовали?

— Кого еще затрагивает эта проблема?

— Как они реагируют в этой ситуации?

— Когда вы были способны контролировать эту ситуацию более эффективно?

. —Как вы пытались решить эту проблему раньше?

— Что изменится в вашей жизни, когда эта проблема перестанет беспокоить вас?

- Информация, полученная консультантом на эти -конкретизирую­щие вопросы, позволит ему сделать самостоятельные выводы о поведе­нии клиента, а не ловольстиоваться выводами-обобщениями клиента, которые могут носить ложный характер в силу ряда причин. Вопросы могут помочь клиенту прояснить ему era проблему, если они содержат в себе информацию, которая является "неожиданной", новой для клиен­та.

Консультант может использовать вопросы -призывы, к ним отно­сится общий открытый вопрос, который требует простого подтвержде­ния или односложного ответа. Такие вопросы полезны, когда требуется специфическая информация для уяснения проблемы,

Может быть полезной определенная последовательность в форму­лировке вопросов. Вначале вопросы отражают внимание и интерес к клиенту, далее задаются более сложные вопросы, которые требуют оп­ределенных размышлений клиента. Потом можно задать более интим­ные вопросы. В конце беседы — уточняющие вопросы. Следует по­мнить, что через 20-25 мин. наступает утомление, и беседу следует раз­нообразить.

Если клиент испытывает трудности в рассказе о себе, в самораск­рытии, можно предложить ему (попытаться) задать вопросы самому себе. Можно спросить его, какой бы вопрос показался ему самым дерзким, нахальным.

подсказки^ Важным умением консультанта является

"подсказка". Подсказка — это вербальная тактика помоши клиенту, когда рн затрудняется говорить о себе, определить свою проблему более конк­ретно.

Подсказка может быть двух видов:

— акцент, когда консультант из предыдущих ответов подчеркива­ет, выделяет несколько слов или фраз;

— просьба повторить или рассказать подробнее, если консультант, прежде чем двигаться дальше, хочет прояснить что-то.

Подсказка можер быть как вербальной, так и невербальной.


§3.ФОРМУЛИРОВКА ПРОБЛЕМЫ КЛИЕНТА. ПРИНЯТИЕ ЗАКАЗА КЛИЕНТА И ЗАКЛЮЧЕНИЕ ДОГОВОРА.

Задача, которую решает консультант на этой стадии — понимание принципов повеления клиента, его установок и мировоззрения. Один из принципов консультирования заключается в том, что консультант не принимает некритически заказ клиента. Часто клиент так формулирует "заказ", что выполнение его приводит к противоречию с нравственны­ми или педагогическими принципами. В 80% случаев клиент формули­рует заказ в 3 лине: "Виноват учитель", "Виноват муж", "Надо изменить родителей". Например, мать просит научить ее "управлять поведением своей дочери" или "отговорить лочь от замужества". Помня о принци­пах ненасилия, свободы и ответственности клиента за свою жизнь, кон­сультант не может и не должен "выполнять" такие "заказы".

Что же должен делать консультант в таких случаях? Не читать кли­енту "мораль" или проповедь о нравственности, не учить ею жить по тем законам, по которым живет сам, ни в коем случае не осуждать и не критиковать клиента. В ходе дальнейшей психотерапевтической беседы консультант должен подвести клиента к осознанию тех причин, которые определяют неадекватность его поведения или поведения ребенка, по поводу которого клиент пришел на консультацию. Для этого прежде всего консультант сам в течение предыдущей стадии консультации дол­жен понять, в чем состоит действительная проблема клиента, ибо со­знание консультанта и клиента неконгруэнтны, и то, как видит и фор­мулирует проблему клиент, обычно не совпадает с тем, как видит и формулирует проблему консультант. На этой стадии консультант дол­жен для себя вычленить "предмет" своей дальнейшей работы с клиен­том, то, с чем он будет "работать". Фактически он выдвигает гипотезу, интерпретирующую поведение клиента и формулирует для себя пробле­му клиента в психологических терминах той или иной психологической теории. Это внутренний план действий консультанта,

Например. К психологу приходит мать студентки-первокурсницы и просит отговорить дочь от замужества, мотивируя это тем, что замуже­ство может стать помехой образованию дочери. Сейчас мать с дочерью живут вдвоем. Консультан предполагает, что, возможно, истинным мотивом стремления матери повлиять на отказ дочери от замужества яв­ляется ее страх перед одиночеством, если дочь уйдет от нее. В связи с этим, формулировка проблемы, над которой он предполагает работать с клиентом, будет такая: "Преодоление страха одиночества у немолодой женщины".

Теперь во внешнем плане консультант должен переориентировать клиентку на решение этой "другой" проблемы, а не той, которую она


"заказала" ("отговорить дочь от замужества"). Подводя тог тому, что он услышал от клиентки на предыдущей стадии "знакомства с пробле­мой", консультант мог бы начать с техники вербализации: "Если я вас правильно понял, Вы очень любите свою дочь и очень обеспокоены ее , будущим..."

Вербализация состояния клиентки консультантом показывает ей, что психолог ее правильно понял, разделяет ее опасения, и такое возни­кающее понимание объединяет их, "присоединяет" консультанта к кли­енту. Далее консультант мог бы на фоне уже существующего у клиентки к нему доверия и симпатии постепенно в диалоге подвести клиентку к осознанию ее истинных мотивов и проблемы, возникающей & связи с • этим.

Закончить 1-ю стадию полезно принятием клиентом переформули­ровки проблемы-заказа и заключением с ним договора, контракта на дальнейшую работу. При переформулировке про&лемы следует учесть, есть ли у клиента возможность ее решения, если такой возможности нет, то лучше проблему сузить или определить заново или ввести ее в более широкий контекст. При переформулировке проблемы следует избегать деструктивных отрицательных определений личности. Позитивное оп­ределение проблемы сразу вскрывает и ресурсы клиента.

Назщимер» определение "ленивый ребенок" заменить на определе­ние "честолюбивый ребенок" [30].

С клиентом следует оговорить желаемый выход к концу консульта­ции (цель), обсудить его ожидания и сроки работы (задачи, выбор крат­косрочной или долгосрочной модели психотерапии1). Клиент сам опре­деляет цель работы, консультант только помогает ее сформулировать. Как правило, если конечная цель определена, глубоко осмыслена и сама проблема, поэтому очень полезно, чтобы клиент хорошо осознал цели и задачи предстоящей психотерапевтической работы. Договор о последу­ющем сотрудничестве, процесс решения проблемы может быть "заклю­чен" в обобщенном виде — "контракт" не должен быть длительным и ригидным, запугивающим и громоздким.

, Оптимально включение в контракт общих ожиданий клиента, ко­торые в процессе консультирования могут быть подвергнуты ревизии или изменению.

При следующей встрече с клиентом беседа продолжается1 уже с достигнутых результатов.

II этап консультирования, основной.

На этом этапе консультант продолжает собирать необходимую информацию о клиенте (1-я ст.), анализирует ее и формулирует объяс­нительные гипотезы (2-я ст.), проверяет их (3-я ст.).

Продуктивность рабочего, основного этапа консультирования но


многом зависит от базовой способности консультанта — умения слу­шать. В области практической психологам разработаны специальные техники, которые развивают умение слушать партнера. Техники эти сти­мулируют самоконтроль консультанта и дают клиенту обратную связь — индиктор того, что он услыша. Эти техники активного слушания могут использоваться консультантом и на предыдушей стадии — ориентации в проблеме клиента, но на II этапе они становятся основным "инстру­ментом" психолога

ГЛАВА III.

ТЕХНИКИ И ПРИЕМЫ ОСНОВНОГО ЭТАПА КОНСУЛЬТИРОВАНИЯ

§1 ТЕХНИКИ АКТИВНОГО СЛУШАНИЯ

Базовая способность консультанта, психотерапевта — это умение слушать клиента. Кажется, это так просто — слушать, на самом деле "терапевтическое" слушание достаточно трудное дело. Часто мы слы­шим: "Ты не слышал, что я говорил", — и это всегда вызывает неприят­ные чувства у обоих партнсроа. Люди очень тонко чувствуют фальшь во внимании и слушании друг друга, они хотят физического эмоциональ­ного присутствия в коммуникации, они хотят от другой личности быть полностью "здесь" в момент общения. "Присутствие", "существование с клиентом" решшзуется во внимании к нему, сопровождается глубин­ным проживанием-сопереживанием. В дальнейшей работе с клиентом это будет основой отношений сотрудничества. Очень важно показать клиенту, что он услышан. Это можно сделать, применяя техники вер­бализации. Техники вербализации — это техники повтора слов клиента, когда клиент слышит свои слова из уст психотерапевта, он понимает, что его слушали и услышали. Техники вербализации могут быть 3-х уров­ней.

Верба-шзация. Ступень А.

Сущность высказывания собеседника передается собственными словами. Со стороны партнера возможно исправление и дополнение.. Консультант может дословно повторить высказывание клиента, а начать с вводной фразы: "Вы полагаете, что...", "Как я понял вас...", "Если я правильно понял вас...".

Вербализация. Ступень Б.

В высказывании сообщается о состоянии (самочувствии) собесед-


ника и причинах, его вызвавших. Выделяются либо эмоциональный компонент, либо отношения партнера. Кратко формулируется самое основное.

Вербализация. Ступень В.

Б высказывании развиваются мысли собеседника с тем, чтобы они ему (собеседнику) стали более понятны. Ложная интерпретация может быть исправлена. Рассмотрим примеры применения техники вербализа­ции в ходе терапевтической беседы. В этих примерах видно, что верба-лизация слов клиента не только показывает ему, что он услышан, но и помогает ему в осознании своих чувств.

Пример (см. Роджерс [36], с. 138):

Клиент: Много лет назад, в юности, я обнаружила, что у меня появилось то, что я начала называть "проблески разума". Я никогда никому об этом не говорила (смущенно смеется)... Я довольно-таки хорошо осознавала жизнь и всегда с ужасным сожалением, с грустью о том, как дх1еко мы ушли от правильной дороги. Но это чувство я испы­тывала довольно редко, тогда, когда ощущала себя целостным челове­ком в этом страшно беспорядочном мире.

Консультант: Это мелькало, было не часто, но временами каза­лось, что вы вся целиком действуете и чувствуете в этом, конечно, очень беспорядочном мире.

Клиент. Верно. И я хочу сказать, что действительно я чувствова­ла, как далеко мы ушли от здорового целостного человека.

Консультант: У вас чувство, что не совсем безопасно было бы гово­рить об этом.

Клиент: Где живет такой человек?

Консультант: Почти как если бы такому человеку негде было жить, существовать. Вы как целое реальное существо со своими чувствами...

Клиент: Это верно... мое целое не отвергает чувства.

Консультант: Это целостное "вы" почему-то живет чувствами, вме­сто того чтобы отталкивать их.

Клиент: Это верно... Думаю, если быть практичным, то мне следу­ет решать каждодневные проблемы... И однако я... стараюсь делать, решить что-то большее и гораздо, гораздо более важное...

Консультант: Я желал бы знать, не заключается ли смысл того, о чем вы говорили, в том, что вам следовало бы больше думать о конкрет­ных проблемах. Но вы хотите знать, может ли так случиться, что при этом вы прекращаете поиски себя как целого, а это, может быть, важ­нее, чем решение сиюминутных проблем.

Клиент: Я думаю, это так. Да, я думаю, это так. Вероятно, это я и хотела сказать.


И во время психотерапии, и в некоторых мимолетных переживани­ях ранее эта женщина чувствовала полезную, приносящую приятное удов­летворение высокую оценку себя как целостного существа. Такой опыт возникает, когда она не отвергает свои чувства, а жиаст ими.

Очевидно, что опытный консультант не перебивает клиента, но повторами, репликами фиксирует то, что полезно осознать клиенту, то, что будет предметом работы с клиентом.

§2 ТЕХНИКИ САМОКОНТРОЛЯ КОНСУЛЬТАНТА

Что мешает слушать партнера в общении?

1. Поглощенность собой у психотерапевта. Состояние психотера­певта может создать барьер между ним и клиентом (физическое недомо­гание, усталость, раздражительность, нетерпеливость, очень выражен­ная привлекательность или непривлекательность клиента/клиентки), а также наличие у психортерапевта личных проблем, сходных с проблема­ми клиента.

2. Культурные фильтры. Невозможно слушать клиента совершен­но беспристрастно. В подсознании психотерапевта существуют уста­новки, которые выполняют функцию селекции воспринимаемой инфор­мации. Такими фильтрами являются уровень и специфика образования, культурный уровень, социальный статус, национальность, социальное происхождение, профессиональный и жизненный опыт. Общий тезау­рус у психотерапевта и клиента облегчит возможно понимание между ними. Осознание психотерапевтом своих "фильтров" выступает как кон­трдействие против них, помогает нивелировать предвзятость. Консуль­тант может проверить степень своего "присутстшш" в процессе консуль­тирования, если будет задавать себе для самоконтроля следующие воп­росы:

1. Какое отношение у меня к этому клиенту?

2. Какую ценность представляют для меня отношения с клиентом?

3. Как мои -ценности и отношения выражаются в вербальном и невербальном плане?

4. Не переживаю ли я сейчас какой-либо конфликт в моих ценно­стях или отношениях?

5. Каково участие в этом клиента?

6. Могу ли я быть более участливым к этому клиенту?

§3 НЕВЕРБАЛЬНЫЕ ТЕХНИКИ

"Доказать" клиенту свое "присутствие" в беседе консультант мо­жет не только вербальными техниками, но и невербальными приемами.


Невербальная или пара вербальная коммуникация — это то, что сопровождает, превосходит пределы ус него или письменного слова. К ней относят мимику, жест, позу, интонацию. Невербальное поведение отражает колорит и интенсивность эмоциональных состояний партне­ров. Невербальная экспрессия обычно плохо кошролируется партнера­ми в общении, но безошибочно прочитывается и формирует часто нсо-сознаваемос отношение к партнеру, так как воспринимается на высо­ком уровне доверия и усваивается некритически. Хороший психодера-псвт владеет своей невербальной экспрессией, искренне выражает свое состояние, но может использовать ее и как цензуру. Невербальное по­ведение психотерапевта — это мощное суггестивное средство, оказыва­ющее действие на клиента.

Эмоциональный контакт, который установлен на первой стадии консультации между психотерапевтом и клиентом (в том числе и невер­бальными приемами), поддерживается на 2-й стадии демонстрацией, экспрессией покоя и внимания на лице, в позе и интонации психотера­певта. "Присутствие" психотерапевта, т.е. внимательное слушание им клиента выражается различными невербальными приемами.

Наиболее действенна лицевая экспрессия, т.к. лицо уже в раннем онтогенезе является отдшш из самых жизненновахных источников ин­формации для существования ребенка. Дццевад экспрессия психотера­певта — улыбка, взгляд, поднятие бровей, изгиб губ — все яатяется индикаторами включенности в щюцесс слушания клиента, свидетель­ствует; "Я открыт перед тобой". Очень важен контакт глаз, хотя это не должен быть пристальный изучающий, испытующий взгляд. Если пси­хотерапевт отворачивается от клиента, это снижает к нему доверие кли­ента. Психотерапевт может проконтролировать себя — если трудно удер­жать контакт глаз с клиентом, и взгляд see время уходит, значит, он испытывает негативные чувства к клиенту, хочет от него отделаться. Индикатором внимания, слушания психотерапевта является открытая ища (отсутствие перекреста рук и ног), наклон тела к клиенту ("мы с тобой равны сейчас"), а также темп, дыхащщ (слушаем, затаив дыха­ние), типичная поза слушания — рука у щеки, голова слегка склонена набок, сосредоточенный взгляд, поднятые плечи.

Жесты. При сильной сосредоточенности — "нос в кулак". Если психотерапевту очень захочется перебить клиента, пусть лучше он по­дергает себя за ухо, или прижмет указательный палец к сжатым губам [31].

Справиться с сильными чувствами, которые по какой-то причине могут возникнуть у консультанта (гнев, обида), помогут скрещенные лодыжки, руки, вцепившиеся в подлокотники.

Невербальное поведение модифицирует вербальную коммуникацию


пятью путями:

1. подтверждает и повторяет,

2. отрицает и противоречит,

3. усиливает и придает большую выразительность»

4. контролирует и регулирует,

5. выражает совсем иной контекст.

Если невербальная коммуникация расходится с вербальной, если мимика и жесты, интонация, не подтверждает слова, то верят больше лицу и интонации. Невербальная коммуникация является ключом к вер­бальному контексту. Клиент при внимательном слушании психотера­певта надеется на его сочувствие, эмоциональное участие, поддержку, принятие. И он очень хочет "прочитать" все это в невербальном обще­нии с психотерапевтом. Распознавание эмоций по мимике увеличива­ется с возрастом от 7 до 17 лет. В 11-13 лет наблюдается регресс, что связано с особенностями личностного развития подростка.

Умеет ли психотерапевт "оггравдать" эти ожидания клиента? Умеет ли он выразить все это в невербальном плане? Проверить свое искусство экспрессии психотерапевт может по следующим индикаторам.

§4 ТЕХНИКИ САМОКОНТРОЛЯ КОНСУЛЬТАНТА В НЕВЕРБАЛЬНОЙ КОММУНИКАЦИИ

Не следует забывать, что улыбка может быть не только приветли­вой и доброжелательной, но и неуверенной, ироничной, критичной, скептичной (искривление рта), осуждающей ухмылкой.

Хорошо бы, чтобы взгляд психотерапевта не был бы взглядом ис­подлобья, который демонстрирует замкнутость, негативизм, скрытность, чтобы темп движений глаз был спокойный и уверенный, а не бегаю­щий, блуждающий или застывший.

Полезно обратить внимание на осанку, которая выражает нялость (сутуловатая, сгорбленная, опущенные плечи) или бодрость, уверен­ность (прямая). •

Если локти ставятся на стол, образуя пирамиду, вершина которой — кисти рук — расположена перед ртом, то это свидетельствует о том, что вы намеренно скрываете свои мысли.

Если у психотерапевта палец одной руки зажат обвившими пальца­ми другой руки, то наблюдательный клиент поймет, что психотерапевт смущен, растерян и пытается ободрить себя. Это же состояние проявля­ется в почесывании затылка, шеи, трении разных частей головы, по­вторных закручиваний и раскручиваний ручки или какого-то посторон­него предмета, закусывании губ, покачивании головы, ерзании на сту­ле, отбрасывании "мешающих" волос, пощипывании ладони, движе-


нии пальцев исправления прически [311.

Ни в каких случаях психотерапевтической беседы лицо консультан­та не должно принимать агрессивно-жестокого выражения, когда взгляд направлен прямо в глаза партнера, губы твердо сжаты, брови нахмуре­ны, речь сквозь зубы. Недопустимы выражения отрицания, клиента, когда тело отклонено назад, руки сложены, голова вперед, взгляд исподлобья, касание или натирание носа и мочек ушей;

критики — корпус наклонен в сторону от собеседника, ладони подпирают подбородок, указательный палец направлен вверх вдоль щеки, почесывание подбородка;

сцепленные руки, если при этом боль-

шие пальцы начинают двигаться, то это сигнализирует о потребности в усилении уверенности, о желании перестраховаться;

доминантностн — похлопывание по плечу, рукопожатие сверху;

е_ку_кд — постукивание по столу, по полу ногой, щелкание колпач­ком ручки, голова лежит в ладони, т.е. рука подпирает голову, глаза полуприкрыты или пустой взгляд, машинальное рисование на бумаге. (чувство вины, напряженность) психотерапевта вы-

ражают плотно сжатые руки, кисти сильно сжимают противоположные предплечья.

ПОЛЕЗНЫЕ СОВЕТЫ КОНСУЛЬТАНТУ

1) Вы помните в течение всей беседы, что расположение в про­странстве во время психотерапевтической беседы оптимально, если парт­неры сидят на расстоянии друг от друга 50-120 см, не напротив друг друга, а рядом или под углом.

2) Большое значение имеет и внешний вид консультанта, его ма­нера одеваться, вести беседу. Не следует проводить беседу с клиентом а белом халате, чтобы у него не возникло никаких ассоциаций с медици­ной. Желательно, чтобы одежда консультанта не была слишком наряд­ной (например, обилие украшений у женщин), но и нет необходимос­ти, чтобы она была аскетически невыразительной. Скромная элегант­ность всегда свидетельствовала о тонкости души.

3) Если консультант предполагает недостаточное развитие у себя экспрессивных способностей, он может развить их у себя в невербальных тренингах, выполняя различные невербальные упражнения, даже на­едине. Например, можно посмотреть в зеркало и поулыбаться тому че­ловеку, который на вас оттуда смотрит, помня, что в психологической литературе описано 16 видов различных улыбок, а филологи утвержда­ют, что Л.Толстой описал 32 улыбки. Поработайте во время сеанса с клиентом с видеокамерой. В качестве обратной связи вы получите очень


много для себя полезной информации. Обратите внимание, не сидите ли вы на приеме скорчипшись, с поджатыми ногами, стиснутыми рука­ми и зубами? Не перекатываются ли желваки на скулах от волнения? Не втянута ли голова ваша в плечи, или не опущены ли они слишком вниз? Не видны ли где-то ваши зажимы? Тогда подумайте, прежде всего, отче­го они у аас, и о чем свидетельствуют?

4) Некоторым клиентам кажется, что им оказалось достаточно ста­дии "исповеди" в процессе консультирования — они "выговорились", и тем самым "избавились" от своей проблемы. Такие клиенты деклариру­ют, что у ник нет больше времени, что они "нес поняли", усвоили наме­ки консультанта как стимул к изменению и завтра же будут вести себя по-другому, изменят свою жизнь "полностью".

Такое повеление клиента обусловлено, обычно, его защитой и из­беганием отрицательных эмоций, которые связаны с раскрытием его глубинных проблем, с иллюзией "самопоражения" при этом, он боится увидеть "нечто", осознание чего может вызвать у него сильные пережи­вания. Возможно, клиент стыдится, смущается своих проблем. Из опыта констульгационной практики известно, что 50% клиентов на вторую встречу с консультантом не приходят. Это не должно формировать у консультанта заниженную самооценку и сомнение в своей компетент­ности.

§5 РЕЧЕВОЕ МАСТЕРСТВО КОНСУЛЬТАНТА. И ЭТАП, 3-Я СТАДИЯ. "ТЕРАПЕВТИЧЕСКАЯ БЕСЕДА".

Проверка информации, полученной о клиенте на предыдущих ста­диях, а также проверка гипотез происходят дальше в ходе терапевтичес­кой беседы. На данной стадии решаются основные задачи, сформули­рованные ранее.

Главная задача консультанта в терапевтической беседе — подвесхЯ клиента к пониманию, осознанию себя, своего поведения, своих лед?-* ших мотивов и ценностей, своих ресурсов.

Продвижение клиента к пели может происходить с разной скорое тью — быстрое, медленное, что зависит от многих причин. Иногда но*» ент застревает в собственных инсайтах о себе. "Разбрасывание", несос­редоточенность, бессвязность разрушают процесс консультирования, его фокусировку. Искусство консультанта заключается в регулировании интенсивности процесса в соответствии с индивидуальными возможно­стями клиента.

Мастерство консультанта при выполнении многообразных функ­ций в процессе консультирования требует безупречного речевого мае-


тсрства. Учет личностной семантики клиента, нюансировка стилей, от­тенков употребления синонимов, притч, иносказаний в высказываниях предъявляет требования к тончайшему искусству владения речью, язы­ком, знанию фольклора и слэнга консультантом.

Нельзя не обратить внимания на интонационную выразительность речи консультанта — невербальная составляющая речевого мастерства — едва ли не главный его инструментарий. На развитие способности к выражению интонаций могут быть предложены специальные упражне­ния, а также методики аудиторского анализа.

При реализации директивной или недирективной модели консуль­тирования консультант использует соответствующие высказывания — директивные иди недирективные. ,

Высказывания

— директивные — отнесены к другому человеку или к абстрактной ценности вне ситуации общения, несут изъявительное, запретительное или повелительное наклонения. Например, "В современном обществе без дисциплины жить нельзя", "Приправляйте блюда укропом!" [9];

— недирективные — предметно соотнесены с "я" говорящего в конкретной ситуации (состоянием, действием, проблемами). Напри­мер: "Мне трудно запомнить ваше имя", "Я волнуюсь".

Так как недирективная модель консультирования представляется более эффективной {46}, то предпримем более подробный анализ не­директивных высказываний консультанта на различных этапах беседы.

§6 ТЕХНИКА НЕДИРЕКТИВНЫХ ВЫСКАЗЫВАНИЙ

Основы данной техники разработаны А.Ф.Бондаренко (9).

Недирективные высказывания могут иметь различную форму. Примеры недирективных высказываний в вопросительной форме:

1. "Я рад, что ты готов поделиться своими переживаниями", "Я горжусь тем, что завоевал твое доверие", "Знаешь, тут, если я правиль­но тебя понял, у тебя была неточная реакция, что-то об одиночестве".

2. "Когда сидишь вот так рядом с незнакомым человеком, прихо­дят смешанные чувства: желание говорить и опасение, что тебя не пой­мут, что ты — всего лишь один из многих, верно?"

Когда человек волнуется, в речи его преобладают глаголы, "сор­ные" слова.

Форма сослагательного или условного наклонения, выражающая обычно настоящее время.

Например: "Мне бы хотелось, чтобы я, мои знания, мой опыт смогли принести вам пользу".

Недиректшшое высказывание несет в себе ценность непосредмствен-


ности живого действия, функцию помощи:

"В вашем вопросе я услышала, как вам хотелось бы помочь мне",

He-директивные высказывания обычно используют придаточные предложения, союзы сопоставительные, уступительные. Например: "Я полностью согласна с тобой, хотя по мере того как ты говорил, я чув­ствовал все более глубокие сомнения. По-моему, мне передались твои сомнения" [9|.

Форма гиперболы, метафоры.

HairpHMep: 1. "Да, неопределенность какая-то. Что-то пока ту­манно, туман. Надо ждать, когда кристаллы какие-то появятся. Мыто всплываем, то снова в туман ныряем" (гештальт-терапия).

2. "Когда Спета подошла к тебе, она тебя любила таким, как ты есть. Ты же, сидя или лежа в своей глубокой яме, конечно, не увидел оттуда этого. Попытайся как-то выбраться из этой ямы" (группа геш-тальт-терапии).

Аллегория, метонимия, аналогия:

1. "Насколько я понимаю, ваша гордыня восстала из пепла. Что ж, нши театр вам рукоплещет. Но что означает ваша стойкость?" (пси­хоаналитическая группа)

2. "Меня ужасает даже не то, что люди бесцеремонно трогают чу­жие раны, Я поражен тем, сколько готовности в нас отделиться от соб­ственных чувств (группа встреч) [9].

Нсдирсктивная модель консультирования, основанная на субъект-субъектных взаимоотношениях консультанта и клиента, адекватно мо­жет быть реализована, кроме формы недирективных высказываний, в диалогической форме.

§7 ТЕХНИКА ДИАЛОГА. РЕКОМЕНДАЦИИ

ПО ЕГО ВЕДЕНИЮ                                                                                                :

Специфику диалогического взаимодействия в психотерапии отра­зил А.Ф.Копьев 124].

Клиент свободен оценивать себя, свою жизнь, ситуацию общения с консультантом,, самого консультанта и занимать по отношению ко всему этому свою позицию.

Диалогический уровень общения предполагает свободное вхожде­ние в него. От него можно свободно устраниться, свободно избегать диалога, прибегая к разнообразным формам сопротивления и защиты. В условиях психотерапии такое общение не может быть "срежиссирова-но" одним лишь консультантом, даже опытным и способным. Оно пред­полагает серьезную встречную активность клиента. Позиция психотера­певта характеризуется четким ощущением границ своей активности и


активности клиента, пониманием объективной ограниченности своих возможностей, чуткой реакции на устремление клиента. Для- психоте­рапевта важна диалогическая интенция клиента — вектор его ноли, серь? езностъ в намерении решать свои проблемы и обсуждать их в данной конкретной ситуации с данным конкретным психологом.

Понимание готовности клиента к диалогу. С точки зрения готов­ности клиента к диалогу все случаи консультативной практики могут быть подразделены на 2 класса: открытые и закрытые.

Начальное состояние клиента, как правило, закрщое — блокада диалогической интенции — клиент не настроен на искреннее взаимо­действие с консультантом, избегает диалога, контролирует свое обще­ние. Нет борьбы, внутреннего напряжения, внутренняя стабильность, несмотря на выраженное намерение **измениться". Понятно, что жела­ние посвящать другого человека в свой внутренний мир, готовность к раскрытию этого мира в присутствии другого часто обратно пропорцио­нальны глубине и субъективной значимости тех аспектов, которые от­крывает клиент. Поэтому выход на диагностический уровень общения с консультантом почти всегда сопряжен с большим усилием клиента по преодолению собственного сопротивления.

Открытое общение — это тоже не простое и беспрепятственное "выговаривание" клиентом личностно значимых аспектов своего внут­реннего мира. В открытом случае наличествует борьба внсдиалогичес-ких, защитных, ложноадаптивных импульсов с болезненностью их ста­тус кво, с желанием добиться изменения или более ясного понимания мвоего положения. Наконец, клиент, побуждаемый реальным страда­нием, нуждой или искренним стремлением к установлению истины о самом себе, готов к серьезному и значимому общению.

В процессе консультирования состояние клиента часто трансфор­мируется по шкале "открытости- закрытости" в разных направлениях.

Понимание возможностей клиента в диалоге.

Ориентация на ту или иную "проекцию" образа клиента предопре­деляет характер консультативной работы — стратегию и тактику. Увле­ченность объектным видением клиента, как подчеркивает А.Ф.Копьев, приглушает диалогичность общения, ориентация на диалог позволяет трезво учитывать возможности клиента как участника диалога. Спектр психотерапевтических возможностей при этом расширяется. При боль­шей блокаде диалогической интенции консультативное общение начи­нает напоминать игру, в рамках которой жестко обозначаются "пози­ции", "ходы", "встречные ходы" по "правилам игры". Это ограничива­ет поведение консультанта и в профессиональном, и в личностном пла­не.


Душевная автономия консультанта.

Очень важна способность профессионала при всем "неэгоистичес­ком сердечном" отношении к клиенту без предубеждения относиться к возможным эмоциональным "провокациям", к проявлениям недоволь­ства и агрессивности по своему адресу, способность сохранять в обще­нии с клиентом некоторую душевную "автономию", не поддаваясь со­блазну внутренне включиться в предлагаемую игру, сообразуясь с соб­ственными эмоционально-компенсаторными импульсами, не забывая об интересах клиента. Молчание, умение держать паузу — это тоже важ­нейшая "техника" консультирования.

§8 ИНТОНАЦИОННАЯ ТЕХНИКА

Едва ли не важнейшим компонентом мастерства консультанта яв­ляется интонационная выразительность его речи — с одной стороны, и умение различать нюансы шггонапий в речи клиента — с другой сторо­ны. Эти две способности тесно связаны друг с другом — способность к экспрессии своей зависит от сенситивиостн к экспрессии другого чело­века. Интонационная структура речи является генетически первичным образованием. Через интонацию речи мы передаем и воспринимаем чувства.

Развитие интонационной техники может осуществляться в различ­ных упражнениях. Это может быть: I. чтение и прослушивание стихов; 2. чтение вслух различных эмоционально насыщенных фраз с целью передать различные оттенки чувств; 3. магнитофонное прослушивание эмоционально насыщенных фраз с целью различения и называния чув­ства. Подробнее методика прослушивания описана И.М.Юсуповым [44].

Упражнения на чтение эмоционально насыщенных фраз, предло­женных А.Л.Борисовой |11] см. ниже. Эти и другие упражнения подоб­ного типа включаются в программы "Интонационного тренинга".

Упражнения на интонационную выразительность;

Положительные и отрицательные состояния:

1. В углу горит лампадка, на сердце отлегло (облегчение).

2. Опять увенчаны мы славой, опять кичливый враг сражен! (ра­дость)

3. Она из сказки, кистью создана! (восхищение) Индифферентные эмоционаьные состояния: 1 . Зачем надевают колько золотое

На палец, когда обручаются двое? (любопытство)


2. Он из искал без упоенья,                                                               •
А оставлял без сожаленья, (безразличие)

3. Неужто ты влюблен в меньшую? (удивление)                         :
Отрицательные эмоциональные состояния:

1. Я мало жил и жил в плену, (обида)

2. Об этой девушке босой я позабыть никак не мог. (тоска) :   3 . Вдруг впереди мелькнуло двое.

И больше — выстрел! (тревога)                                          '  :
Разные эмоциональные оттенки:

1. Она цвела (удивление, безразличие, облегчение, сожаление, радость, тревога, восхищение, гордость).

2. Перестаньте (тревога, безразличие, легкая обида, кокетство, раздражительная категоричность, притворство).

3. Я пойду (неуверенность, твердая решимость, предупреждение, утверждение, настойчивость, радость, пытливость, удивление, упрям­ство).

4. Оставьте их (просьба, мольба, пренебрежение, снисходитель­ность, приказ, совет, предупреждение, заигрывание, безразличие, до-саща).

'"    \       -         §9 ТЕХНИКА ЭМПАТИИ

1 " На развитие эмпатии И.Юсуповым предложен комплекс различ­ных упражнений и тренинговых программ [43]. Достаточно подробно описана им и Г.С.Абрамовой упражнения и игры на эмпатийное слуша­ние, аудиторский анализ, невербальную экспрессию (44, 2]. Здесь нам представляется полезным дать описание индикаторов проявления и раз­вития адекватной эмпатии в ходе консультирования 146}.

1. Заботливо внимайте сообщению клиента, выражая это мимикой и позой.

2. Особенно внимательно вслушиватесь в суть сообщения клиента.

3. Отвечайте честно, но кратко, по сути гибко, оставляя клиенту свободу для самовыражения (утверждения, отрицания, объяснения или акцентирования). Если клиент очень экспрессивен, то поэксперимен­тируйте в своих реакциях — они могут переживаться им как подкрепле­ние, побуждение, гаев, нейтрально, подсказка. Резонанс чувств даст консультанту правильный ориентир.

4. Будьте мягки, но не давайте коиенту "убежать" от важной сути своего сообщения.

5. Отвечайте клиенту чувствами и удовлетворением, особенно ког­да трудно подыскать аргументацию.

6. Все время продвигайтесь, отражая чувства клиента, все далее в исследовании чувств клие!гга и er/j болезненного "предмета".


7. Обратите внимание на реплики клиента, подтверждающие Или отрицающие адекватность нашего отпета.

8. Уловите СИГНХ1Ы возрастающего напряжения или сопротивле­ния клиента и проведите повторный "зондаж" этой зоны, чтобы быть уверенным в "неслучайности" признаков стресса.

Как консультант может узнать о чувствах клиента? Прочитать не­вербальное сообщение о состоянии клиента можно по личным парамет­рам. Улыбка. Взгляд (ширина зрачка). Поднятие бровей. Изгиб губ. Румянец, бледность, появляющиеся красные пятна на коже. Голос (изме­нение тона, высоты, громкости). Скорость речи, паузы, молчание. Плавность речи, выразительность, расстояние между словами. Интона­ция. Наличие лишних слов или сорных. Появление в речи глаголов (признак беспокойства), междометий.

При слезах клиента во время исповеди консультант должен сохра­нить эмпатическос спокойствие. После разрядки эмоционального на­пряжения следует вернуть клиента в состояние эмоционального равно­весия. Сострадание и утешение может еще больше расстроить клиента — лучше эмпатия, которая контролирует атмосферу.

Для развития эмпатии, но мнению В.В.Столица, можно использо­вать техники гсштальт-тсраиии.

Для этого полезно консультанту принять позу клиента, скопиро­вать мимику и "вслушаться в себя" — сосредоточиться на тех чувствах, которые возникают при этом.

Например — сутулость спины — если "поговорить со спиной", то она сказала бы: "Я часто сутулюсь. Многовато на меня навалилось", "Меня обвиняют..." А цукц могут сказать: "Ощущаем желание взять себя в руки. Мы успокоим себя" (поглаживают друг друга). Губа, которую покусывают: "Надо быть посерьезнее, не в меру я что-то развеселилась". Шея (напряженная): "Мне стыдно". Зубы (сцепленные): "Не слишком давай себе воли".

Когда части тела "поговорили", они стали зувстаовать себя спо­
койнее.                   • .

Развивает эмпатию и вербализация клиента.

Полезны упражнения на зеркализацию интонации, позы партнера.

Так как телеснос и душевное напряжение всегда слиты, то отталки­
ваясь от телесных ощущений, можно воспринять эмоциональное состо­
яние партнера.                        ....,..-. - . .._.-.

§10 ТИПИЧНЫЕ ОШИБКИ КОНСУЛЬТАНТА В ходе консультирования консультант может допускать различные

ошибки.      .„  .   "•       •                        •      -•"...      .    •' ." ---;.- -,-..-      '•:;',       --'     ': " -.     .' •


1. Жесткое механическое пользование теорией, моделью консуль­тирования, что выражается прежде всего в жестком преследовании ста» дий и этапов. "Логика процесса" демонстрируется скорее только в обу-, чении, реальный процесс консультирования сложен и запуган. Глав­ный критерий — что делать в данный момент — польза для клиента.

2. Временная жесткость — реальный процесс консультирования по времени не разделить, возможно, "проскакивание" во времени, свер­тывание тех или иных этапов Возможно выполнение нескольких функ­ций одновременно, но неопытный консультант иногда боится оторвать­ся от схемы этапов.

3. Стремление к жесткой "специализации" по стадиям — на I ста­дии только эмпатия, на II — конфронтация, и т.д. Такая "специализа­ция" снижает эффективность процесса. Гораздо лучше, если консуль­тант реализует целостность и широкие возможности.

4. Некоторые консультанты считают, что самое большое искусст­во требуется на I этапе, они не умеют помочь клиенту перейти на II или III этап. Консультация может быгь прекращена, по их мнению, как только произошло самораскрытие клиента. На этом консультация мо­жет бьпъ либо прекращена, либо дальше начинается "ходьба по кругу".

5. Схематизм мышления — "психологическая слепота" на живого человека — психолог видит то, что знает.

6. Преувеличенная вера в силу научного знания ("Если бы я лучше знал психиатрию!") — недоверие к собственному опыту психолога.

7. "Интерпретационный ажиотаж" — игнорирование живого опы­та, увлечение теоретизированием, сложными интерпретациями.

8. Иллюзия собственного могущества — проявление установки психолога: **Я должен что-то сделать, все изменить". Намерения только психолога недостаточно — необходимо и клиенту иметь желание изме­няться. Реалистическая профессиональная установка — выслушать.

9. Иллюзия "материнской любви". У психолога бывает установка: "Все очень милые, хорошие, но несчастные. Никто их не поймет, кро­ме меня". Но это невозможно — по 24 часа в сутки быть "любящим", прощать злобу, отказывать себе в естественных чувствах — в этом случае довольно быстро наступает профессиональная деформация — выгорание чувств.

10. Неадекватность, неконгруентность.

Конгруэнтный психолог (по Роджеру конгруэнтность — искрен­ность терапевта в выражении своих естественных чувств) может говорить клиенту о тех чувствах, которые у него возникают при консультирова­нии, но не осуждать при этом личность клиента.

Пример неконгруэнтности психотерапевта — вера в магию собствен-


кого слова: "Если я спрошу клиента, не собирается ли он совершить суицид, то он это и сделает".

Непрофессионально для психотерапевта "закрывать" "больной** вопрос для клиента из-за собственной тревожности.

П. Иллюзия собственной непогрешимости, мудрости — "Я спе­циалист, все знаю по этому вопросу, большего для ответа не требуется"; "Я единственный, у кого есть правильный ответ для Вас",

12. Иллюзия помощи. Психотерапевт ограничивает свою роль толь­ко диспетчерством — "Обратитесь туда, там вам помогут".

13. Растерянность консультанта, когда он не знает, что делать, когда проблема клиенту ясна уже в начале консультирования, а клиент не может сказать, что ему надо,

14. Некоторые консультанты начинают консультирование с III этапа — после краткого выслушивания клиента ему сообщаются предписан­ные советы: "что" и "как" ему делать. Далее клиента отправляют испол­нять "советы", а если у клиента ничего не получается, то ему указывают на его низкую мотивированность".

15. Если консультант слишком рано покажет клиенту величину и значимость проблемы, то это может вызвать у него недоверие и закры­тие.

16. Многоречивость консультанта, особенно если ему что-то не понятно.

17. Категоричность и безапелляционность высказываний при ин­терпретации и рекомендациях.

18. Адекватная эмпатия не выражается в бессмысленном повторе­нии слов клиента.

19. Резкость декларируется как искренность.

20. Застенчивость представляется как тактичность (как сила, а не слабость).

21. Адекватность в сдерживании эмоций или искреннем реагиро­вании на слова клиента (непонимание, когда чему время).

22. Агрессивное самоутверждение.

23. Неискренность и отсутствие спонтанности в реагировании изч. за скованности страхом перед возможным самоутверждением.

24. Отсутствие осторожности консультанта при изложении своих нравственных принципов и ценностей — навязывании своих ценностей и жизненных правил.

25. Опасно все достижения клиента объяснять психотехникой, методом, а не его личными достижениями. Зависимость от техники не . позволит клиенту оторваться в самостоятельную жизнь.

26. Важнейшее для консультанта качество — эмпатия. Но прояв­ление эмпатии у консультанта может быть и неадекватным.


На последнем остановимся подробнее. Эмпатия может быть не­адекватной, если консультант неверно воспринял чувства клиента. При­меры такой неадекватности можно рассмотреть у Egan [46).

Ситуация: Пит жалуется на секс. Разные психотерапевты реагиру­ют по-разному,

1) Психотерапевт ничего не говорит, т.к. считает, что Пит не ска­зал ничего, заслуживающего ответа.

2) Психотерапевт спросил: "Как долго это длится?" — этот ответ игнорирует эмоции Пита. Вопрос подразумевает дальнейшую инфор­мацию, следовательно, Пит опять не сказал ничего заслуживающего ответа психотерапевта.

3) Клише. Психотерапевт сказал: "Многие люди страдают от сек­суальной идентификации". При этом теряются чувства клиента и обра­щается внимание только на содержание. Подтекст такого ответа: "У тебя нет реальной проблемы, по крайней мерс, серьезной".

4) Интерпретация. Психотерапевт: "Твоя сексуальность — это ре­альная проблема. Я вижу, что ты не принимаешь себя", — это скудная попытка начальной эмпатии. Психотерапевт ошибается (фальшивит) в ответе на чувства клиента, и таким образом разрушает содержание ком­муникации. Ответ психотерапевта подразумевает что-то действительно важное за клиентом.

5) Мотивация к активности. Другой психотерапевт мог сказать: "Имеется 5 видеофильме» о сексе в студенческие годы. Я бы посовето­вал тебе посмотреть их". Этот психотерапевгг игнорирует чувства Пита и перепрыгивает сразу в сексуальное образование. Это хорошо, что Пит может включиться в сексуальное развитие, но если нет времени для это­го?

&го все примеры недостатка эмпатии.

Более искусный психотерапевт скажет: "Вы имеете много опасе­ний и дурных предчувствий в понимании вашей сексуальности, и вас очень волнует, беспокоит разговор об этом". Это пример точной эмпа­тии. Психотерапевт показал то, что клиент волнуется, и забота о его сексуальности лежит в основе erxi тревоги. Это пример ответа, когда устанавливается контакт (раппорт) между клиентом и психотерапевтом на I стадии и стимулируется дальнейшее самораскрытие клиента.

Эмпатия может быть неадекватной, если психотерапевт не услм-: шм^клиента.

Клиент может сказать о неадекватности консультанта ему самому намеками (если консультант умеет понимать намеки клиента и получить обратную снязь); иногда же затевается игра в "кошки-мышки", поймал — не поймал, либо консультант начинает компенсировать свою неадек-


ватиость особым рвением.

Вместо притворной эмпатии лучше переспросить клиента; "Я упу­стил то, что Вы сказали, не совсем понял, давайте еще раз вернемся к проблеме", "Извините, повторите, пожалуйста, помедленнее то, что Вы сказали".

В таких фразах клиент услышит сигнал, что консультант заметил что-то очень важное. Такой сигнал "остановки" воспринимается как сигнал уважения и •заботы.

Если консультант немного пропустил из того, что сказал клиент, то допустимы клише "Угу-угу", "Да-да", "Я понимаю".

Завершая разговор о мастерстве консультанта, нельзя не вспом­нить о предостережении, высказанном опытными психологами.

Систематизировав применение различных психотехник, Н.Цзен и Ю.Пахомов сделали вывод, что психотехника включает в себя достиже­ние некоторого результата с помошью определенной техники, приемов, однако в области практической психологии этот результат всегда нео­днозначен [391-

Причина такой неоднозначности заключается в том, что а) ре­зультат ускользаем — его трудно зафиксировать; б) результат не являет­ся механическим следованием определенных процедур — это не норми­рованная деятельность, не ремесло, не продукт жесткого алгоритма; в) для реализации психотехники недостаточно знаний и умений — необхо­дим опыт. Данные высказывания можно воспринимать, с одной сторо­ны, как предостережение, а с другой — как надежду, что с приобрете­нием опыта задачи будут решены.

ГЛАВА IV.

ПРОФЕССИОНАЛЬНО ВАЖНЫЕ И

МОРАЛЬНЫЕ КАЧЕСТВА ЛИЧНОСТИ

КОНСУЛЬТАНТА

§1 ОБЩИТЕЛЬНОСТЬ, ЭМПАТИЯ,

УВАЖЕНИЕ, ИСКРЕННОСТЬ, КОНГРУЭНТНОСТЬ, АУТЕН­ТИЧНОСТЬ КОНСУЛЬТАНТА.

Мастерство консультанта при выполнении многообразных функ­ций во время процесса консультирования основано не только на знаниях и умениях, но требует также определенных личностных качеств. По мнению Б.Д.Карвасарского, личность пснхотерапевга обуславливает це-


лый комплекс динамических характеристик, определяющих эффектив­ность терапевтического процесса. Это в первую очередь такие фунда­ментальные характеристики как самооценка психотерапевта и восприяг тис им самого себя, представления о своей роли в группе, его ожидания эффективности собственной работы [21].

Представляется, что личность консультанта-психотерапевта явля­ется его основным "рабочим инструментом".

"Техники", технологгии, которые выбирает консультант для своей работы, должны ссютветствовать его личностным особенностям. Лич­ность психотерапевта есть "детерминанта психотерапевтического процес­са" (Дж. Вуда).

Некоторые профессиональные умения консультанта формируются достаточно трудно, если не имеется определенньа личностных наклон­ностей. Так, безусловно, можно развивать коммуникативную культуру, но необходимый уровень общительности, контактности вряд ли можно ожидать при глубокой интраверсии или соответственно эмоциональность и открытость при выраженной аутичности. Имеются эксперименталь­ные данные, которые показывают, что развитие эмпатичности имеет определенные ограничения (исходный уровень должен быть не ниже средних величин в популяции (431-

Другие же качества личности консультанта, которые являются про­фессионально важными, не всегда бывают врожденными, но в значи­тельной мере, по мнению Р.Мэя, благоприобретенными. Они появля­ются в результате постепенного просветления самого консультанта и как следствие, проявленного им доброжелательного интереса к людям. Оба­яние, по мнению Р.Мэя, является оборотной стороной проявляемого к людям интереса и радости от общения с ними [29].

Так как личность консультанта является основным "инструментом" в его работе (как например интеллект — основной "инструмент" учено­го), то представляется целесообразным остановиться на описании необ­ходимых профессионально-важных качествах личности консультанта, психотерапевта.

Прежде всего к профессионально важным качествам консультанта, психотерапевта можно отнести такие свойства личности как общитель-Иость, эмпатия, уважение другого человека, искренность, аутентичность, спонтанность, конгруэнтность.

Общительность консультанта проявляется в легкости установления контакта, теплосердечности, открытости, интересе к человеку. Для кон­сультанта очень важна способность видеть другого, как видишь самого себя, для чего надо уметь "войти" во внутренний мир другого.

Эмпатиз — способность вчувствоваться в другого — это попытка проникнуть в метафизическое одиночество другого, это способность


"резонировать" с чувствами другого. Механизм эмпатии позволяет кон-.сультанту помочь клиенту раскрыться. Клиент выбирает чаще того пси-хотерапеЕгта, который его понимает.

Эмпатия (дословно: "чувствование внутрь"), глубокое чувство, пе­редающее духовное и эмоциональное единение двух личностей. В ран­них использованиях термина "эмпатия" в философских трудах ему соот­ветствовал смысловой эквивалент ''симпатия". Именно в этом глубо­ком и несколько загадочном процессе эмпатии возникает взаимное по­нимание, воздействие и другие значительные отношения между людь­ми" [29, с. 51].

Симпатия может выступать в низшей форме, как эмоциональное заражение, и в высшей — как сочувствие и сопереживание (44]. Сопе­реживание чаще всего рассматривается как эгоистическое чувство. Со­чувствие предполагает идентификацию чувств субъекта с переживания­ми другого и форме альтруистического акта,

Эмпатия — феномен аффективно-когнитивно и природы. Механиз­мом феномена эмиатии, по мнению И.М.Юсупова, является эмоцио­нально-интеллектуальная яецентрация субъекта при проникновении его в состояние э\шатирусмого объекта [45).

Когнитивная форма эмпатии понимается как акт подсознательного опережающего отражения свойств познаваемого объекта при дефиците информации о нем. Место когнитивного компонента определяется по­знавательным содержанием переживаний в форме образов, моделей, схем, обобщений. Связь аффективного и когнитивного компонентов заклю­чается в их функциональной и каузальной зависимости. Для возникно­вения эмпатии у консультанта к клиенту у него должна произойти "де-центрация", в результате которой он должен представить роль и чувства клиента в его проблемной ситуации. Отождествление консультанта с клиентом может быть настолько сильным, что сопровождается физио­логическими сдвигами. Клиент как бы "взваливает" свою проблему на "свежего человека", и тот принимает на себя половину ее тяжести.

При несоответствии ролевых и эмоциональных ожиданий клиента поведению и реакциям консультанта у него возникает эмоциональный дискомфорт, разрушающий полноценное взаимодействие.

Змпатия выступает как механизм присоединения — универсаль­ный механизм в психотерапии и психиатрии, и только через присоеди­нение может быть оказано воздействие на клиента. Опытный консуль­тант, "прочитывая1' экспрессию клиента и резонируя через нее с чув­ствами клиента, понимает, какова суть проблемы клиента, и сообщает ему об этом. Для самоконтроля консультант все время себя спрашивает: "Точно ли я понимаю, что намерен делать клиент?" Опытный консуль­тант в течение всего процесса консультирования в коммушжшии с кли-


ентом через зеркало эмпатки все время отражает понимание тот, что говорит клиент.

Уважение и искренность — это не компоненты мастерства кон­сультанта, это ценность и ценностные отношения консультанта. В то же время потребности в уважении и в искренности во взаимоотношени­ях — это глубочайшие человеческие потребности, в том числе и потреб­ности клиента во время психотерапевтического процесса.

Уважение — это внутреннее качество, форма скрытого поведения. Как консультант удовлетворяет глубинную потребность клиента в уваже­нии?

Если он: 1) заботится о благе клиента,

2) в каждом клиенте видит уникальное существо,

3) видит клиента способным овладеть своей судьбой,

4) допускает свободу воли и выбора клиента.

Уважение к клиенту проявляется не столько в словах, сколько в поведении, внимании, а также в отсутствии критики клиента.

Искреннос,т1т консультанта — это не рань, а компонент жизненно­го стиля, свойство личности. Искренность — это лучшее, что есть в психотерапевтическом взаимодействии. Искренность не только челове­ческая ценность, но и часть коммуникативного процесса.

Консультант не имеет "фасада", защиты, он открыт чувствам, ко­торые протекают в нем. Чувства клиента как элемент сознания пережи­ваются консультантом как будто свои, он формирует к ним какое-то отношение, они помогают сблизиться с клиентом на личностной основе.

С искренностью тесно связана спонтанность, искренние люди обыч­но спонтанны, и искренний спонтанный консультант не взвешивает лостоянно, что сказать клиенту. У него нет фильтров между внутренней жизнью и экспрессией, но в то же время искренность не предполагает вербализацию каждой мысли. Консультант в процессе работы с клиен­том выражает свои отрицательные эмоции, если они устойчивы или ме­шают процессу продвижения клиента.

Например,

Клиент: Я хотел бы знать, что Вы думаете обо мне?

Консультант (раздраженно): Я думаю, что Вы ленивы и могли бы побольше размышлять о том, что происходит.

Искренний консультант не обороняется, если клиент выражает ему свои отрицательные эмоции — он пытается понять клиента.

Например,

Клиент: Я думаю, что я здесь теряю время.

1-й консультант: Вы один здесь теряете время, так как ничего не хотите делать.


2-й консультант Это ваша точка зрения.

3-Й консультант. Пока не видно Вашего вклада, эта тяжелая работа пока Вам ничего не показала.

Первый и второй консультанты обороняются, защищаются, тре­тий —* старается понять клиента и дает ему возможность понять, что необходимо быть более ответственным.

Итак, клиент видит искренность консультанта, если он:

1. не подчеркивает свою профессиональную роль и избегает сте­реотипов ролевого поведения;

2. спонтанен без потери контроля;

3. остается открытым и не обороняется, если чувствует угрозу;

4. избегает противоречий между ценностями и поведением, мыс­лями, чувствами и словами, остается с вогласии с фактами;

5. может поделиться с клиентом своими переживаниями и опы­том.

К.Роджерс считает важным качеством психотерапевта "конгруэнт­ность" — соответствие чувства и его осознания, отсутствие "маски" или "образа". Только это, по его мнению, оставляет психотерапевта целос­тным человеком, тождественным самому себе. Его опыт свидетельству­ет, что если психотерапевт показывает хорошее отношение к клиенту, а на самом деле испытывает раздражение или неприязнь, то клиент всегда почувствует обман и недоверие к психотерапевту [36].

Чем более психотерапевт способен положительно воспринимать все, что происходит внутри него, без страха принимать всю сложность своих чувств — тем выше степень его конгруэнтности. К.Роджерс писал: "Мне вовсе не нужно беспокоиться, являются ли мои чувства "психотерапев­тическими" или нет. То, что я собой представляю, и то, что я чув­ствую, достаточно хорошо, чтобы быть основой психотерапии, если я мог)- быть тем, кто я есть, и при этом выражать свои чувства в отноше­ниях с ним. Тогда, возможно, он может быть тем» кто он есть, откры­то, без страха" [36, с. III].

Тем более при этом клиент уходит от статичного, жесткого, бес­чувственного, бсхтичного типа функционирования.

Аутентичность является качеством, очень близким к тому, что К.Род-жерс называет конгруэнтностью.

Аутентичность — это соответствие чувства и его экспрессии, это способность не только быть собой, самотождественностъ, но и способ­ность принимать себя, предъявлять окружающим свою самотождествен­ностъ.

Аутентичность исчезает при неуверенности и неприятии себя, ког­да хочется подчеркнуть свою значимость чем угодно. Аутентичный пси-


холог не строит из себя "знатока человеческих душ", "психолога-ду-шеведа", у него отсутствует "поза".

§2 ЛИЧНЫЕ ПРОБЛЕМЫ КОНСУЛЬТАНТА, СНИЖАЮЩИЕ ЕГО ЭФФЕКТИВНОСТЬ

Личные проблемы, кторые могут препятствовать эффективной ра­боте консультанта. Прежде, чем помогать другим, консультант должен решить свои личные проблемы.

1) Психотерапевт может выстроить помогающие отношения, если в отношениях с клиентом осознает свои чувства, не прямет их — т.е. если психотерапевт принимает свои чувства (создает помогающие отно­шения с самим собой), тогда формируются и помогающие отношения с другим человеком.

2) Может ли психотерапевт позволить себе испытывать положи­тельные чувства к другому человеку? У него может быть страх перед чув­ствами симпатии, привязанности, любви, уважения, которые "могут привести в ловушку" или к обману в доверии к человеку. В результате этого психотерапевт создает некоторую дистанцию с клиентом в виде "отчуждения", "профессионального", безличного отношения. Психо­терапевт должен "рискнуть" — хотя бы определенное время, в опреде­ленных отношениях проявлять (позволять себе) личную привязанность (Роджерс [36}).

3) Достаточно ли сильным человеком является психотерапевт, чтобы позволить себе быть отличным от других? Достаточно ли он тверд, чтобы не быть подавленным депрессией клиента, испуганным страхом клиен­та, повержен его гневом? Достаточно ли психотерапевт чувствует себя в безопасности, чтобы допустить отдельность, непохожесть на него кли­ента? Может ли он допустить, чтобы клиент был тем, кто он есть? Мо­жет ли психотерапевт дать свободу клиенту — чтобы клиент не следовал его совету, не зависел от психотерапевта, не копировал личность или поведение психотерапевта?

Исследования показали, что плохой и некомпетентный консуль­тант предпочитает работать с податливым клиентом, стремящимся быть похожим на него. (Роджерс [36])

4) Может ли психотерапевт так глубоко войти в личную жизнь кли­ента, чтобы потерять желание ее оценивать или судить о ней? Так тонко ощущать ее, чтобы свободно двигаться в ее пространстве, не попирая те ценности, которые так дороги клиенту, понять не только очевидный для клиента смысл существования, но и те смыслы, которые им еще только подразумеваются?


5) Если психотерапевт не судит и не оценивает, то даст возмож­ность клиенту понять, что фокус оценки, центр ответственности нахо­дится внутри него самого.

6) Психотерапевту, имеющему значительный диссонанс "оцсноч-но-самооненочного индекса", необходимо вести себя мягче, менее ка­тегорично, развивать у себя рефлексию, т.к. психотерапевты с незначи­тельным расхождением самооценки и экспертной оценки по личност­ным качествам более точно строят свои межличностные отношения с клиентом. Клиенты оценивают их как отзывчивых, добросердечных. Психотерапевтов со значительным расхождением самооценки и экспер­тной оценки (особенно по доминантности) клиенты оценивают как рав­нодушных.

7) Реальные человеческие чувства в профессиональной деятельно­сти психолога могут быть "движителем" психокоррекшгонных воздей­ствии. Отрсфлексированные и конструктивно используемые раздраже­ния, гнев зачастую приносят даже больший эффект, чем симпатия к клиенту. Но по мерс роста профессионального стажа и опыта законо­мерно происходит "выгорание" чувства. Связано это не столько с пере­насыщением эмоциональными контактами, но и с закономерным "вы­теснением человеческого" реагирования, психотехнической рефлекси­ей.

"Синдром сгорания", "дефицит чувств" может спровоцировать у психолога переживание "профессиональной несостоятельности и опус­тошенности (SJ. Для профилактики "синдрома сгорания" психотера­певту полезно время от времени задавать себе ряд вопросов:

1. Гуманно ли я отношусь к себе, своим возможностям, режиму труда и отдыха? Не стоит ли снизить профессиональную нагрузку, не­смотря на растушую популярность?

2. В достаточной ли мере приобретенный психотехнический опыт компенсирует выгорание чувств? (Если нет, то психотерапевту следует подумать о том, чтобы сменить профессию).

3. Если я болезненно переживаю выгорание чувств, то не являют­ся ли они самоценностью для меня в психокоррекционной работе?

Не являются ли ятя меня самоценностью симбиотические или па­разитические эмоционхтькые отношения с клиентами? Невозможно "объектно" относиться к клиенту, не сформировав гуманного отноше­ния к себе и не отрефлексировав свой путь.

Таким образом, профессиональное самоопределение в области пси­хологии и психотерапии становится условием и стимулом к личностно­му росту и личностному самоопределению.


§3 ЭТИЧЕСКАЯ ПРОБЛЕМАТИКА В КОНСУЛЬТИРОВАНИИ

Есть еще очень важная проблема в области консультирования, о. которой размышляли многие психотерапевты — это проблема морали, этики психотерапевта и его мировоззрения. Мера ответственности пси­холога за результаты психотерапевтического процесса, пишет А.Ф.Бон-дарснко, выдвигает этическую проблематику на 1-е место при профес­сиональной подготовке психологов [10]. К.Юнг: "По мерс накопления опыта и углубления знаний острота этических проблем и чувство мо­ральной ответственности только возрастает" (41).

Этическая проблематика в консультировании очень широка: это совокупность мотивов» смыслов, ценностей, мировоззрений — это то, что охватывает и личность самого психолога. Этическая проблематика — это менталитет целой прфесснональной группы, как считает А.Ф.-Бондарснко [Ю].

Забота об этике — показатель профессиональной пригодности и зрелости психолога к практической работе.

Сегодня, при отсутствии правовых нормативов в консультирова­нии этические нормы — это нравственный императив личности психо­лога: он сам определяет свою деятельность либо как получение выгоды (вознаграждения), либо как служение (делу, людям).

В ходе консультирования психотерапевт решает такие экзистенци­альные проблемы, как жизнь ц свобода умереть, здоровье и болезнь, благополучие или добро для клиента; что (кто) есть истина. "За различ­ными методиками воздействия (в психиатрии) явно или скрыто стоит методология — идея "правильной жизни": отношений к другим и себе, смыслу существования в этом мире", — пишет Е.Б.Беззубова [6, с. 20}.

Пересечение ''Я — функционального" и "Я — экзистенциального" образует многомерный жизненный мир психолога-профессионала. У консультанта, психотерапевта дистанция между "Я — функциональным" и "Я — экзистенциальным" должна быть минимальной. В противном случае, считает А.Ф.Бондаренко, возникают раздвоенность, тревожность и, как следствие, неуверенность либо авторитарность [10]. Итак, суще­ствование психотерапии вне мировоззренческих рамок невозможно: об­ращенность психотерапевта к этическим и мировоззренческим пробле­мам является свидетельством его профессионачьной зрелости и компе­тентности, а также духовно-личностной целостности.


ЛИТЕРАТУРА

1. Абрамова Г.С, Введение в практическую психологию. М> 1994.

2. Абрамова Г.С. Практикум по психологическому консультиро­ванию. Екатеринбург, 1995.

3. Аверин З.А. Психология детей и подросткон. СПб., 1994.

4. Алешина Ю.Е. О профессиональной подготовке психологов-консультантов // Психологическое сопровождение подготовки специа­листов в вузе. Новосибирск, 1988.

5. Бараш Б.А. Психологическая служба вуза: гуманизм и техни­цизм // Психологическое сопровождение подготовки специалистов в вузе. Новосибирск, 1988.

6. Беззубова Е.Б. Психотерапия и религия: противопоставление и соприкосновение // Психология и христианство: путь интеграции. М., 1994.

7. Берн Э. Игры, в которые играют люди. Люди, которые играют в игры. М,, I9SS.

8. Божович Л.И. Личность и се формирование в детском возрасте. М., 1968.

9. Бондарснко А.Ф. Социальная психотерапия личности. Киев, 1991.

10. Бондаренко А.Ф. Личностное и профессиональное самоопре­деление отечественного психолога-практика // Московский психотера­певтический журнхч. 1993. N 1.

И. Борисова А.А. Восприятие эмоционального состояния челове­ка по интонационному рисунку речи // Вопросы психологии. 1989, N 1.

12. Бурменская Г.В., Карабанова О.А., Лидере А.Г. Возрастно-психологическое консультирование. Проблемы психического развития детей. М., МГУ, 1990.

13. Василюк Ф.Е. Уровни построения переживания и методы пси­хологической помощи // Вопросы психологии. 1988. N 5.

14. Вопросы практической психодиагностики и консультирования в вузе / Под ред. Н.П.Обозова. Л., ЛГУ, 1984.

15. Выготский Л.С. Собрание сочинений. Т. 4. Детская психо­логия. М., 1984.

16. Диагностическая и коррекционная работа школьного психоло­
га. М., 1987.                  . ' . • .


П. Жушкова И.В. Учителю о практике психологической помо-. щи. М., 1988.

18. Захаров А.И. Как предупредить отклонения в поведении ре­бенка. М., "Просвещение", 1986,

19. Калитсевская Е.Р., Ильичева В.Н. Адаптация как развитие: выбор психотерапевтической стратегии // Психологический журнал. 1995. Т. 16. N 1.

20. Калмыкова Е.С. Исследования психотерапии за рубежом: не­которые методологические проблемы // Психологический журнал. 1992. Т. 13. N 6.

21. Карвасарский Б.Д. Психотерапия. М.,"Медицина", 1985.

22. Киппер Д. Клинические ролевые игры и психодрама // Неза­висимая фирма "Класс". 1993.

23. Конончук А. Формирование стиля разрешения жизненных труд­ностей в условиях неправильного воспитания // Психологический жур­нал, 1985. Т. 6. N 3.

24. Копьев А.Ф. Диалогический подход в консультировании и воп­росы психологической клиники // Московский психотерапевтический журнал. 1992. N1.

25. Кошго. Служба психологической консультации в ЧССР // Вопросы психологии. 1984. N 4.

26. Личко А.Е. Психопатии и акцентуации характера у подрост­ков. Л., "Медицина", 1977.

27. Мастеров Б.М. Соотношение "академического" и "практичес­кого" подходов в психологической подготовке студентов педвуза // Пси­хологическое сопровождение подготовки специалистов в вузе. Новоси­бирск, 1988.

28. МеЙгас М. Индивидуальное психологическое консультирова­ние в системе психологической службы // Человек, общение и жилая среда. Таллин, 1986.

29- МэЙ Р. Искусство психологического консультирования. М., 1994.

30. Никкол Б. Модель семейного консультирования для школь­ных каунслеров // Психологическая служба системы образования. В. I. СПб., 1993.

31. Ниренберг Дж., Калеро Т. Читать человека как книгу. М., "Экономика", 1990.

32. Обозова А. О семейной консультации // Вопросы психоло­гии. 1984. N 3.

33. Возрастная и педагогическая психология / Под ред. Петровс­кого А.В. М., 1973.

34. Рабочая кнш-а школьного психолога. М., "Просвещение", 199!.


35. Райнан Г., Сталин В. Психотерапия в обыденном сознании и в сознании психотерапевта // Вопросы психологии, 19S9. N 4.

36. Роджерс К. Взгляд на психотерапию, становление человека. М., 1994.

37. Рьгасснков П., Левина М. В поисках собственного Я. Новоси­бирск, 19S6.

38. Фромм Э. Искусство любить. М., "Педагогика", 1990.

39. Шсн Н.В., Пахомов Ю.В. Психотренинг, М., 1988.

40. ЭбсрлсЙн Г. Страхи здоровых детей. Практическое пособие для родителей. М., 1981.

41. Юнг К. Проблемы души нашего времени. М., 1994.

42. Юнг К. О современных мифах. М., 1994,

43. Юсупов И.М. Психология взаимопонимания. Казань, 1991.

44. Юсупов И.М. Вчувствованис проникновение понимания. КГУ, 1993.

45. Юсупов И.М. Психология эмпатии. Авторсф. дисс, на со-иск. уч. стсп. докт. псих. наук. СПб., 1995.

46. Egan J. The skilled Helper. California, 1982.


Содержание

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. Общие вопросы консультирования

Глава 1. Особенности консультирования в школьной и дошкольной практике

§1 Различия между психотерапией и консультированием _______ 5 §2 Алгоритм консультативной работы школьного психолога ____ 8 §3 Виды психологических консультаций в системе образования __ 13 §4 Принципы консультирования _____________________ 14

Глава II. Возрастное консультирование

§1 Цели задачи возрастного консультирования.

Возрастные "новообразования" ______________________ !8 §2 Дошкольное консультирование ____________________ 22 §3 Консультирование родителей ______________________ 30

Глава III. Некоторые теоретические аспекты консультирования

§1 Предмет работы консультанта в процессе консультирования __ 33

§2 Динамика психотерапевтического процесса

в клиент-центрироаанной терапии по К.Роджерсу __________ 38

§3 Типы взаимодействий клиента и консультанта ____;______ 40

§4 Мастерство клиента, готовность клиента к консультированию _ 43

§5 Глубинные трансформации клиента

в ходе психотерапевтического процесса _________________ 45

§6 Трудности в консультировании школьного

психолога и пути их преодоления _____________________ 55

§7 Эффективность консультирования и психотерапии ________ 59

ЧАСТЬ ВТОРАЯ. Основы мастерства консультанта                                  .   .
Глава I. Профессиональные уме.ния консультанта                            Г

§1 Функции и профессиональное мастерство консультанта ____ 65

§2 Профессиональное умение консультанта

на разных этапах консультирования ______,___;_________ 66


Глава П. Техники и приемы консультирования на начальном этапе

§1 Приемы усганоолснил эмоционального контакта с клиентом __ 70 §2 Ориентация я проблеме клиента; техники распроса, подсказки _ 71 §3 Формулировка проблемы клиента. Принятие заказа клиента и заключение договора ___________ 73

Глава III. Техники и Приемы основного этапа консультирования

§1 Техники активного слушания______________________ 75 §2 Техники самоконтроля консультанта_____:____________ 77 §3 Невербальные техники _________;___.____________ 77 §4 Техники самоконтроля консультанта

» невербальной коммуникации ______________________ 79 §5 Речевое мастерслю консультанта. ___________________ 81 §6 Техника недмрсктивных высказываний ________________ 82 §7 Техника диалога. Рекомснлации по его ведению __________ S3 §8 Интонационная техника________________ ___ ___ 85 §9 Техника эмпатии_____________________;____ ___ 86 §10 Типичные ошибки консультанта _______________ ___ 87

Глана IV. Профессионалыговажные

и мора,чы1ыс качества личности консультанта

§1 Общительность, эмпатия, уважение, ________________ 91 исконность, конфуэнтность, аугентнмность консультанта. ___ 96 §2 Личные проблемм.консультанта, снижающие его эф!>сктнвностъ §3 Этическая проблематика в консультировании _________ __ 98

Литература __j________________________________ 99


ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. ОБЩИЕ ВОПРОСЫ КОНСУЛЬТИРОВАНИЯ

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. ОБЩИЕ ВОПРОСЫ КОНСУЛЬТИРОВАНИЯ

Более конкретное определение будет включать в себя, как считает

Более конкретное определение будет включать в себя, как считает

В работе школьного психолога функцию консультирования мож­но рассматривать в широком и узком аспектах

В работе школьного психолога функцию консультирования мож­но рассматривать в широком и узком аспектах

Различия между консульти­рованием и психотерапией по этим параметрам относительны

Различия между консульти­рованием и психотерапией по этим параметрам относительны

АЛГОРИТМ КОНСУЛЬТИРОВАНИЯ 1этап

АЛГОРИТМ КОНСУЛЬТИРОВАНИЯ 1этап

I этап состоит из 3-х стадий: 1 — установление эмоционального контакта с клис!ггом; 2 — сообщение клиентом цели своего прихода; 3 — формулировка проблемы

I этап состоит из 3-х стадий: 1 — установление эмоционального контакта с клис!ггом; 2 — сообщение клиентом цели своего прихода; 3 — формулировка проблемы

Информацию, которую получает школьный психолог на этой ста­дии консультирования, он анализирует, сопоставляет результаты тести­ рования с жизненными показателями, результатами наблюдения, с тем, что клиент рассказал…

Информацию, которую получает школьный психолог на этой ста­дии консультирования, он анализирует, сопоставляет результаты тести­ рования с жизненными показателями, результатами наблюдения, с тем, что клиент рассказал…

Поэтому реко­ мендации должны быть: а) конкретны, б) содержательны (представлять четкие указания способов, мероп­ риятий), в) даваться в контексте понимания целостной личности, г) учитывать возможности…

Поэтому реко­ мендации должны быть: а) конкретны, б) содержательны (представлять четкие указания способов, мероп­ риятий), в) даваться в контексте понимания целостной личности, г) учитывать возможности…

Это стадия, завершающая весь процесс консультирования школь­ного психолога

Это стадия, завершающая весь процесс консультирования школь­ного психолога

Данная графическая схема представляет основные виды психоло­гических консультаций в школе

Данная графическая схема представляет основные виды психоло­гических консультаций в школе

Очевидно, можно утверждать, что взаимоотношения психотерапевта и клиента — это

Очевидно, можно утверждать, что взаимоотношения психотерапевта и клиента — это

Шестой этический принцип школьного психолога — ненасилие

Шестой этический принцип школьного психолога — ненасилие

Да, но..,", когда клиент продумал уже неоднократно все возможные выходы из ситуации, а решение прини­ мать не хочет

Да, но..,", когда клиент продумал уже неоднократно все возможные выходы из ситуации, а решение прини­ мать не хочет

ГЛАВА II §1.ЦЕЛИ, ЗАДАЧИ ВОЗРАСТНОГО

ГЛАВА II §1.ЦЕЛИ, ЗАДАЧИ ВОЗРАСТНОГО

А.Ананьев, 1969 г.). Л.С. Выготский писал, что к началу каждого возрастного периода складывается совершенно своеобразное специфическое для данного воз­ раста, единственное н неповторимое отношение между…

А.Ананьев, 1969 г.). Л.С. Выготский писал, что к началу каждого возрастного периода складывается совершенно своеобразное специфическое для данного воз­ раста, единственное н неповторимое отношение между…

Ребенок меня­ется весь в целом, в основных чертах личности

Ребенок меня­ется весь в целом, в основных чертах личности

Наблюдение за ребенком в домашней, школьной обстаноиках

Наблюдение за ребенком в домашней, школьной обстаноиках

Консультирование родителей должно обязательно сопровождаться обследованием ребенка

Консультирование родителей должно обязательно сопровождаться обследованием ребенка

Мать окружает ребенка заботой, нежностью, лаской, поддержкой — обеспечивая тот эмоциональный фон, только при наличии которого ребенок может нормально развиваться

Мать окружает ребенка заботой, нежностью, лаской, поддержкой — обеспечивая тот эмоциональный фон, только при наличии которого ребенок может нормально развиваться

Таким образом, инверсия семейных ролей, нарушение нормальных взаимоотношений ребенка с родителями приводит к неврозу детей

Таким образом, инверсия семейных ролей, нарушение нормальных взаимоотношений ребенка с родителями приводит к неврозу детей

Явное отвержение Ненавижу этого ребенка, не буду о нем тревожиться

Явное отвержение Ненавижу этого ребенка, не буду о нем тревожиться

О.Кон- нор), большая — к эпилсптоидной, сенситвко-лабильной акцентуаци­ ям {26}

О.Кон- нор), большая — к эпилсптоидной, сенситвко-лабильной акцентуаци­ ям {26}

Такое "неправильное" поведение родителей или других взрослых может быть разным

Такое "неправильное" поведение родителей или других взрослых может быть разным

Например, проблема левшества у ребенка

Например, проблема левшества у ребенка

Негативные оценки, расширенные до объема личности в целом, формируют у ребенка "ком­ плекс неполноценности"; ж) сравнение ребенка с кем-то другим, более успешным, также развивает у…

Негативные оценки, расширенные до объема личности в целом, формируют у ребенка "ком­ плекс неполноценности"; ж) сравнение ребенка с кем-то другим, более успешным, также развивает у…

Личностными особенностями родителей, провоцирующих психи­ ческое неблагополучие ребенка, являются аффективиость, тревожность, доминантность, гиперсоциальность, а также наличие невротических тен­ денций

Личностными особенностями родителей, провоцирующих психи­ ческое неблагополучие ребенка, являются аффективиость, тревожность, доминантность, гиперсоциальность, а также наличие невротических тен­ денций

Психолог на всех этапах работы должен: 1) показывать заинтересованность в ребенке, 2) стремиться освобождать родителей от тяжелых чувств, 3) стимулировать их внимание к позитивным сторонам…

Психолог на всех этапах работы должен: 1) показывать заинтересованность в ребенке, 2) стремиться освобождать родителей от тяжелых чувств, 3) стимулировать их внимание к позитивным сторонам…

ОСОБЕННОСТИ КОРРЕКЦИОННОЙ КОНСУЛЬТАЦИОННОЙ

ОСОБЕННОСТИ КОРРЕКЦИОННОЙ КОНСУЛЬТАЦИОННОЙ

ГЛАВА III . НЕКОТОРЫЕ ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ

ГЛАВА III . НЕКОТОРЫЕ ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ

Клиенту надо по­ мочь увидеть, что он достаточно хорошо контролирует свое поведение, но что он мог бы научиться так же хорошо кошролировать и свои пере­…

Клиенту надо по­ мочь увидеть, что он достаточно хорошо контролирует свое поведение, но что он мог бы научиться так же хорошо кошролировать и свои пере­…

Это пример принятия всех своих чувств

Это пример принятия всех своих чувств

Таблица 2. Типы взаимодействий психотерапевта и fomeirra , или векторы психсггсраисвтичсского пространства

Таблица 2. Типы взаимодействий психотерапевта и fomeirra , или векторы психсггсраисвтичсского пространства

Ведущий модус Монолог

Ведущий модус Монолог

Р.Мэй, знание правды, безусловно, только подразумевает необходимость правильных поступков (29]

Р.Мэй, знание правды, безусловно, только подразумевает необходимость правильных поступков (29]

Этот континуум текучести содержит, по

Этот континуум текучести содержит, по

Нет ни внешних, ни внутренних проблем

Нет ни внешних, ни внутренних проблем

Психотерапевт при этом оказы­вает клиенту поддержку и помощь

Психотерапевт при этом оказы­вает клиенту поддержку и помощь

В литературе описаны типы консультантов и типы клиентов (14{

В литературе описаны типы консультантов и типы клиентов (14{

Всезнайка, доверяющий только себе — все подвергает сомне­нию, противоречив, но убежден в своей правоте

Всезнайка, доверяющий только себе — все подвергает сомне­нию, противоречив, но убежден в своей правоте

Цедорсрие к психотерапевту, вызванное его жесткостью, давлени­ ем или неадекватно выбранным им типом продвижения

Цедорсрие к психотерапевту, вызванное его жесткостью, давлени­ ем или неадекватно выбранным им типом продвижения

ГЛУБИННЫЕ ТРАНСФОРМАЦИИ КЛИЕНТА

ГЛУБИННЫЕ ТРАНСФОРМАЦИИ КЛИЕНТА

Образ клиент», какой сел

Образ клиент», какой сел

Передача" другому человеку своего видения его личности (обрат­ ная связь) и процессе "познающего" общения изменяет самосознание партнера, а самосознание — основной регулятор поведения

Передача" другому человеку своего видения его личности (обрат­ ная связь) и процессе "познающего" общения изменяет самосознание партнера, а самосознание — основной регулятор поведения

Чистота трансфера, как принято считать» машется необходимым условием реализации любой психотерапевтической техники, иначе она теряет свой смысл и свою силу

Чистота трансфера, как принято считать» машется необходимым условием реализации любой психотерапевтической техники, иначе она теряет свой смысл и свою силу

Эмоциональные феномены переноса и контрпсреноса являются энергетическими источниками психотерапии

Эмоциональные феномены переноса и контрпсреноса являются энергетическими источниками психотерапии

Адлер писал, что уже младенец стремится оценить свои собствен­ные силы и свой удел во всей той жизни, которая окружает его

Адлер писал, что уже младенец стремится оценить свои собствен­ные силы и свой удел во всей той жизни, которая окружает его

Формирование будущего жизненного сценария, или так называемое сце­ нарное программирование по

Формирование будущего жизненного сценария, или так называемое сце­ нарное программирование по

Роджерса, оказался бесплодным

Роджерса, оказался бесплодным

Когда клиент обнаруживает, что кто-то другой с участием вос­ принимает его чувства, он становится способным слышать себя

Когда клиент обнаруживает, что кто-то другой с участием вос­ принимает его чувства, он становится способным слышать себя

Бог. "Я" клиента, сопряженное с "ты" психолога, усиленное солидар­ ностью, близостью ведет к созданию иной наполненности "жизненного мира", пробуждает его личностный потенциал к смыслогексэ 191

Бог. "Я" клиента, сопряженное с "ты" психолога, усиленное солидар­ ностью, близостью ведет к созданию иной наполненности "жизненного мира", пробуждает его личностный потенциал к смыслогексэ 191
Скачать файл