Исследовательская работа "История семьи - история страны"
Оценка 4.8

Исследовательская работа "История семьи - история страны"

Оценка 4.8
Исследовательские работы
docx
история
7 кл—9 кл
21.07.2021
Исследовательская работа "История семьи - история страны"
Спустя годы, нас – современную молодежь, не перестают интересовать события завершающего этапа Великой Отечественной войны, связанные со штурмом города – крепости Кенигсберга. Мы интересуемся историями жизни людей, чьи мужество, стойкость и непоколебимая вера в победу над врагом оказались сильнее фашистских полчищ. Мы – представители поколения 2000-х, имеем возможность соприкоснуться с живой историей страны. К сожалению многих ветеранов уже нет в живых, но благодаря родным и близким, музейным работникам, сотрудникам архивов…, мы можем узнать об их подвигах, об их судьбах в послевоенный период (или о том, как сложилась их жизнь в послевоенный период). Ведь они по крупицам берегут память о прошлом, о своих родных и близких участниках тех событий. Эта память передается, как эстафетная палочка, из рук старшего поколения в руки последующих поколений.
Исследовательская работа.docx

Муниципальное бюджетное общеобразовательное учреждение

средняя общеобразовательная школа №5 г.Балтийска

 

Направление:

Номинация:

 

 

 

 

Тема: «История семьи – история страны»

 

 

                                                      Автор: Неведюк Ксения Степановна, 8-А класс

                                                         Руководитель: Куярова Татьяна Михайловна,

                                                                           учитель истории и обществознания 

 

 

 

 

 

 

 

2016

                                           Содержание:

1.Введение………………………………………………………………...

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

1.Введение

 

                «История большой страны складывается  из истории каждой семьи.

 В судьбе любой семьи, как в капле, отражается судьба целой страны…»

                                                                                        Предисловие еженедельной программы

                                                   Центрального телевидения  «Моя Родословная»

 

Актуальность выбранной темы.  Идея этой работы родилась у меня после посещения музея – «Бункер» (филиала Калининградского областного историко-художественного музея) с моими родственниками, приехавшими из Саратова. Экспозиция музея произвела и на меня, и на моих родственников сильное впечатление. Наибольший интерес у нас вызвала экспозиция реконструкции встречи коменданта города-крепости Кёнигсберг генерала Отто фон Ляша и парламентеров Советской армии. Звучащая фонограмма предъявления ультиматума коменданту крепости о безоговорочной капитуляции на двух языках, русском и немецком, поразила меня. Я задала себе вопрос: « Чем руководствовалось советское командование, предлагая капитулировать Кенигсбергскому гарнизону? Размышляя над этим в течение всей экскурсии, я пришла к выводу, что главное – это забота о жизнях тысяч людей с обеих сторон, это обращение к здравому рассудку тех немцев, кто нес ответственность за своих подчиненных.  Под впечатлением от услышанного и увиденного, я ознакомилась с информацией, представленной на стендах. Экспонаты содержали документы и воспоминания участников группы парламентеров. На одном из фото я увидела людей в штатском и, заинтересованная тем, что прочла и увидела, я решила узнать о  том, как сложилась жизнь парламентеров в послевоенный период. Экскурсовод посоветовал обратиться к научным сотрудникам  областного историко-художественного музея. От них я узнала, что  год назад к ним обратился правнук капитана А.Е Федорко, курсант 1-го курса  БВМИ им. Ф.Ф. Ушакова Гонтковский Андрей, в связи с тем, что к 70-летию победы в Великой Отечественной войне он писал работу, посвященную своему прадеду. Также в музее я узнала, что А.В. Гонтковский - житель города Балтийска. Я предположила, что смогу связаться с ним, т.к. живу в г. Балтийске. Результатом моего поиска  стала личная встреча с внуком и правнуком Александра Егоровича Федорко: Гонтковским Владиславом Валентиновичем и Гонтковским Андреем Владиславовичем.

 

Гипотеза: Я предположила что: возможно, А.Е. Федорко был родоначальником династии потомственных военных Федорко-Гонтковских; возможно, жизнь А.Е. Федорко  в послевоенный период была связана со становлением и развитием Калининградской области.

 Цель исследования: узнать о Федорко А.Е. ; его участии в группе парламентеров, предъявлявших ультиматум ; о его  жизни в послевоенный период и истории семьи Гонтвковских, мужчины которой посвятили свои жизни службе на благо Отечества. Показать в своей работе отношение разных поколений семьи Гонтковских к прошлому и рассказать, как хранится и передается семейная память.

Задачи:

1.Познакомится с исторической и научно-популярной литературой по теме   « Восточно-Прусская операция. Штурм города-крепости Кенигсберг»

2. Собрать информацию о личном участии Федорко А.Е.в предъявлении ультиматума о капитуляции коменданту Кенигсбергского гарнизона -  Отто фон Ляшу.

3.Составить вопросы для беседы в ходе личной встречи с внуком и правнуком А.Е.Федорко.

4.Оформить собранный материал в виде рассказа для проведения уроков краеведения, посвященных штурму города-крепости Кенигсберг (для обучающихся 1-11 классов).

Объект исследования: вклад А.Е. Федорко в достижение победы советского народа в Великой Отечественной войне (1941-1945 гг.)  История семьи Федорко-Гонтковских, как часть не только судьбы семьи, но и судьбы целой страны.

Предмет исследования:  Экспозиция отдельных залов филиала историко-художественного музея « Бункер».

Методы исследования:

1.            Посещение музея «Бункер» (филиала Калининградского областного историко-художественного музея )

2.            Подбор и изучение материалов по теме исследовательской работы.

3.            Интервью

4.            Обработка сведений, полученных при интервьюировании Гонтковского В.В. и Гонтковского А.В.

5.            Презентация о проделанной работе.

Актуальность моей работы я вижу еще в том, что материал, собранный мною может быть использован при подготовке к урокам истории края и истории России, а также школьной библиотекой для проведения внеклассных мероприятий, для обучающихся и жителей микрорайона.

 

2. Основная часть

2.1 Обоснование актуальности выбранной темы

     Спустя годы, нас – современную молодежь, не перестают интересовать события завершающего этапа Великой Отечественной войны, связанные со штурмом города – крепости Кенигсберга. Мы интересуемся историями жизни людей, чьи мужество, стойкость и непоколебимая вера в победу над врагом оказались сильнее фашистских полчищ. Мы – представители поколения 2000-х, имеем возможность соприкоснуться с живой историей страны.  К сожалению многих ветеранов уже нет в живых, но благодаря родным и близким, музейным работникам, сотрудникам архивов…, мы можем узнать об их подвигах, об их судьбах в послевоенный период (или о том, как сложилась их жизнь в послевоенный период). Ведь они по крупицам берегут память о прошлом, о своих родных и близких участниках тех событий. Эта память передается, как эстафетная палочка, из рук старшего поколения в руки последующих поколений.

2.2 Восточно-Прусская операция и штурм города-крепости Кёнигсберг

 

    Прежде чем приступить к исследованиям по данной теме я решила ознакомиться с историческими сведениями о Восточно-Прусской операции и штурма города-крепости Кёнигсберг. Для этого я обратилась в школьную библиотеку, где мне помогли подобрать литературу по теме «Восточно-Прусская операция и штурм города-крепости Кенигсберг».

     Из литературы я узнала о том, что Восточно-Прусская операция началась 13 января 1945 года и состояла из нескольких этапов:

первый этап (13 января - 9 февраля 1945 года);

второй, завершающий, (10 февраля – 25 апреля 1945 года).

     10 февраля начались бои по разгрому прижатых к заливу гитлеровских войск юго-западнее Кенигсберга. Они занимали один из наиболее укрепленных районов в общей системе укреплений Восточной Пруссии. В нем насчитывалось 911 железобетонных огневых точек и множество деревоземляных оборонительных сооружений, а также противотанковых и противопехотных заграждений.

  Штурм таких укреплений требовал огромных усилий советских воинов, стойкости, боевого мастерства. Во время ожесточенных боев 18 февраля на поле боя в районе города Мельзак был смертельно ранен командующий фронтом генерал армии дважды  Герой Советского Союза  Иван  Данилович Черняховский. Командующим фронтом был назначен Маршал Советского Союза А. М. Василевский.

  Воины фронта глубоко переживали гибель своего любимого командующего, одного из талантливейших полководцев Великой Отечественной войны. С удвоенной энергией, мужественно превозмогая усталость от непрерывных боев, они бесстрашно громили ненавистного врага. В середине марта началась весенняя распутица. Моросящие дожди и непролазная грязь сильно затрудняли движение автотранспорта, артиллерии и танков. Пасмурная погода с густыми туманами не позволяла эффективно использовать авиацию. Однако советские воины, проявляя массовый героизм, продвигались вперед.

  В боях за опорный пункт Дойч Тирау танковая рота под командованием лейтенанта И.М. Ладушкина 16   марта уничтожила 15 противотанковых орудий, штурмовое орудие, более 70 вражеских солдат и офицеров и взяла в плен свыше 100 гитлеровцев, вынудив врага отойти в глубь обороны. В самый напряженный момент сражения фашисты подожгли танк Ладушкина и тяжело ранили командира. Превозмогая боль, он перешел в другой танк и продолжал руководить боем. Вскоре прямым попаданием фашистского снаряда был подожжен и этот танк. Лейтенант И.М. Ладушкин погиб. Советские воины захватили позиции врага. За умелые боевые действия, героизм, мужество и отвагу, проявленные в боях за Восточную Пруссию, Ивану Мартыновичу Ладушкину посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

  В разгроме окруженной группировки вражеских войск большая роль принадлежит советским летчикам. Даже в нелетную погоду они разрушали фашистские укрепления, уничтожали скопления войск, нарушали их коммуникации. 18 февраля группа истребителей в составе четырех самолетов во главе с командованием звена лейтенантом С.С. Долгалевым получила задание уничтожить войска и технику врага на ледовых дорогах через залив Фришес-Хафф. При перелете через линию фронта самолет Долгалева был подбит фашистской артиллерией и загорелся. Летчик сделал вынужденную посадку на лед залива. Боевые друзья не оставили его в беде. Двое из них стали оберегать Долгалева с воздуха, а младший лейтенант В.Г. Михеев вернулся на аэродром, пересел на самолет «ПО-2» и под огнем вражеской артиллерии снова перелетел линию фронта. Приземлившись на глазах у гитлеровцев, он взял Долгалева на борт и доставил на свой аэродром. За мужество и отвагу при спасении своего командира В. Г. Михеев был награжден орденом Красного Знамени.

  25 марта советские войска штурмом овладели последним опорным пунктом обороны гитлеровцев на побережье залива Фришес-Хафф, городом Хайлигенбайль. В боях у этого города наряду с другими храбро сражались войны 331-го гвардейского стрелкового полка – воспитанники его бывшего командира, подполковника Николая Васильевича Мамонова, павшего смертью героя при спасении жизни своего подчиненного.

  К 29 марта окончательно была ликвидирована группировка прижатых к заливу вражеских войск.

 

  2.2.3 Штурм города-крепости Кенигсберг.

 

  Советское командование получило возможность сосредоточить усилия на подготовке и осуществлении штурма Кенигсберга. Он имел для фашистской Германии важнейшее значение как политический и административный центр Восточной Пруссии, как сильный укрепленный стратегический район и первоклассная крепость. Система его обороны состояла из трех заблаговременно оборудованных позиций.

  Первая позиция проходила в 6-8 км от центра города. Она включала траншеи, связанные между собой ходами сообщений, 15 старых, приспособленных к обороне фортов, много убежищ для войск и укрытия боевой техники.  Толщина стен отдельных фортов достигала 3, а верхнего покрытия  – 7 м, каждый гарнизон насчитывал  250 – 300 солдат и офицеров, обслуживавших от 6 до 22 орудий. В фортах было много пулеметов. Первая позиция прикрывалась противотанковым рвом шириной до 8 и глубиной до 3 м, противотанковыми  надолбами, проволочными заграждениями и минными полями.

Вторая позиция проходила по окраинам Кенигсберга. Основой ее обороны служили созданные в каменных зданиях многочисленные доты, дзоты, убежища, Третья позиция размещалась в самом городе (в 1,5-2 км от центра). Она включала бастионы, равелины, башни и цитадель (королевский замок).

  Гитлеровцы были уверены в неприступности города-крепости, гарнизон которой насчитывал 130 тыс. солдат и офицеров, имел до 4000 орудий и минометов, 108 танков и штурмовых орудий, 170 самолетов. Кроме того, западнее Кенигсберга дислоцировалась 5-я танковая дивизия, которая также готовилась к обороне города. Гитлеровцы заявили: «Кенигсберг продержится дольше, чем Севастополь».

  Действительно, такую мощную крепость советским войскам приходилось брать впервые. Понимая это, наше командование сосредоточило в районе Кенигсберга около 2400 самолетов, 538 танков и САУ и более 5000 орудий и минометов, из них 47 процентов составляли тяжелые орудия. К штурму готовилось 137 тыс. советских солдат и офицеров.

  Командование фронтом разработало смелый и решительный план : ударами 43-й и 50-й армий с севера и 11-й гвардейской с юга по сходящимся в центре города направлениям рассечь гарнизон Кенигсберга на части, уничтожить их и овладеть городом. 39-я армия, действуя западнее Кенигсберга, должна была отрезать крепость от вражеских войск на Земландском полуострове и в Пиллау. Вспомогательный удар осуществлялся 2-й гвардейской и 5-й армиями на Земландском полуострове с целью предотвратить возможные контрудары гитлеровцев по правому флангу нашей ударной группы войск. Краснознаменный Балтийский флот должен был блокировать кенигсбергские гавани и военно-морскую базу Пиллау.

  Командование, штабы, политорганы с большим искусством организовали подготовку к штурму. Для детального изучения обороны гитлеровцев штаб фронта заблаговременно провел аэрофотосъемку Кенигсберга и его окрестностей. Сделанные на основе ее карты-схемы были разосланы во все части. Используя специально подготовленный макет крепости Кенигсберга и ее укреплений, маршал А.М. Василевский провел учебный штурм с командованием армий, корпусов и дивизий. По специальным  программам проходила учеба воинов-пехотинцев, артиллеристов, танкистов, саперов. Они учились штурмовать форты и брать доты, форсировать рвы, каналы. Взбираться на отвесные стены, подавлять огневые точки гранатами, «выкуривать» врага из подвалов и других укрытий огнеметами.

  К началу апреля войска были готовы к сражению. 6 апреля в 9 часов с юга и в 10 часов с севера начался решительный штурм. 1308 вагонов артиллерийских снарядов и мин было выпущено по врагу за три часа артиллерийской подготовки! Как вспоминает генерал К.Н. Галицкий, «… земля задрожала от гула канонады. Вражеские позиции по всему фронту прорыва закрыла сплошная стена разрывов снарядов. Город заволокло дымом, пылью и огнем… сквозь бурую пелену можно было рассмотреть, как наши тяжелые снаряды сносят земляные покрытия с укреплений фортов, как взлетают в воздух куски бревен, бетона, камни, исковерканные детали боевой техники.

   В 12 часов наша артиллерия перенесла огонь в глубину вражеской обороны. Одновременно штурмовые отряды полков и танки прорыва пошли в атаку. Советские воины понимали, что сражение за Кенигсберг, каким бы тяжелым оно ни стало, нужно выиграть за короткий срок, что это очень важно для окончательного разгрома фашистской Германии.

 Слева от нынешней дороги Калининград – Светлогорск, где наступали воины 43-й армии, в густых зарослях ольховника притаилась громада форта № 5. К часу дня 6 апреля одним из первых приблизился к форту взвод лейтенанта комсомольца Мирзы Джабиева и захватил небольшой участок вала. Джабиев гранатами уничтожил 8 гитлеровцев, а 13 вынудил сдаться в плен. Он был ранен, но продолжал командовать взводом.

Сильный ружейно-пулеметный огонь гитлеровцев прикрывал подходы к форту. Тогда пулеметчик И.И. Дворский буквально под шквалом пуль выдвинулся вперед к шоссейной дороге, откуда враг был лучше виден, и открыл огонь. Десятки фашистов, в том числе четыре пулеметных расчета, были уничтожены. Сопротивление гитлеровцев было сломлено, и наш штурмовой отряд занял земляной вал. Но и в блокированном форте гитлеровцы продолжали сопротивляться. Через два дня к его стенам устремились саперы. Под прикрытие огнеметов через заполненный ледяной водой  ров переправился на плотике сапер В.К. Полупанов. Сделав проходы в минном поле, он дважды закладывал заряды взрывчатых веществ. Когда взрывами часть стены была разрушена, он забрался на ее обломки и стал забрасывать фашистов гранатами. Тут подоспели другие бойцы, спрыгнули внутрь форта и завязали рукопашную схватку с гитлеровцами. К утру 8 апреля над фортом взвилось Красное знамя.

Одновременно с началом сражения за форт №5 главные силы 43-й армии, взламывая оборону врага, упорно продвигались вперед. Когда танки и пехота пробились к третьей траншее гитлеровцев, танки стали подрываться и продвижение вперед было приостановлено. Создалось критическое положение. Старший сержант коммунист М.А. Булатов короткими перебежками и ползком пробрался к шоссейной дороге и, несмотря на полученное ранение, обезвредил двадцать четыре крупных авиационных бомбы, превращенных в фугасы нажимного действия и уложенных под асфальт шоссе. И все это под непрерывным сильным огнем. Путь был открыт. По расчищенному коридору наши танки устремились вперед, вслед за ними пошла пехота и в рукопашной  схватке овладела, а затем и четвертой траншеями врага.

К исходу 6 апреля войны 43-й армии выбили гитлеровцев из ряда опорных пунктов, захватили 20 кварталов города.

Успешно выполняли свои задачи воины 50-й армии. Решительным штурмом войска армии 6 апреля прорвали внешний пояс вражеской обороны на северной окраине Кенигсберга, блокировали форт № 4 и, сокрушая врага, продвинулись на 2 км, очистили от гитлеровцев 39 кварталов города.

В полосе 11-й гвардейской армии в первый день наступления гвардейцы всех стрелковых корпусов стремительно атаковали позиции противника. Воины 16-го гвардейского стрелкового корпуса под командованием генерала-майора С.С. Гурьева при поддержке танков и самоходной артиллерии смелой атакой уничтожили врага в первой траншее и с боями продвигались вперед. Во второй половине дня дивизии корпуса пробились к южной окраине Понарт, где встретили сильное сопротивление гитлеровцев и завязали с ними кровопролитные бои.

Наступая в сторону залива Фришес-Хафф, 39-я армия в течение первого дня сражения вела упорные бои. К исходу 6 апреля ее воины прорвали оборону гитлеровцев на глубину до 4 км, овладели несколькими крупными пунктами и вышли к железной дороге Кенигсберг – Фишхаузен. Железнодорожное сообщение между Кенигсбергом и земландской группировкой вражеских войск было прервано.

В первый день штурма советские войска на севере и на юге Кенигсберга продвинулись вперед на 3–4 км. К вечеру 6 апреля фактически уже не существовало единой оборонительной системы крепости. Ее гарнизон, пытаясь выполнить приказ Гитлера – удерживать город любой ценой, лихорадочно возводил новые укрепления,  баррикадировал улицы, взрывал мосты. Но все попытки остановить штурмующих терпели неудачи. Советские воины, наступая и днем и ночью, упорно отвоевывали у врага одну позицию за другой.

 Второй день штурма Кенигсберга являлся решающим. Наши войска продвинулись еще на 3–4 км, овладели тремя фортами, заняли 130 кварталов города-крепости.

Огромную помощь наступающим войскам оказывала артиллерия и авиация.7 апреля было сделано более 4700 самолетовылетов, сброшено на врага свыше полутора тысяч тонн бомб. Уничтожено на аэродромах 44, а в воздушных боях 16 вражеских самолетов. Высокое боевое мастерство, мужество и отвагу при штурме Кенигсберга проявили воины–артиллеристы. Метким артиллерийским огнем они разрушали доты и форты, подавляли вражескую артиллерию, уничтожали танки, огневые точки и живую силу врага. Ведя огонь по форту № 8, который штурмовали воины 11-й гвардейской армии, артиллеристы 78тснарядами поразили цель, сделали пять сквозных пробоин, полностью разрушили часть форта; в форт № 10 попало 172 снаряда.

 При отражении атаки танков в районе Зидлунга расчет орудия под командованием старшего сержанта Н.И. Кузнецова подбил и сжег семь вражеских машин. Два танка поджег лично Кузнецов, когда весь орудийный расчет был выведен из строя осколками вражеского снаряда и он остался у орудия один.

  В боях за Вальдгартен батарея самоходных орудий под командованием лейтенанта И. А. Патрушева подавило огонь девяти огневых точек врага, разрушила тараном несколько завалов и баррикад. Когда его командирская машина была подбита и окружена фашистами,  Патрушев, будучи ранен, первым бросился на врага в рукопашную и уничтожил восемь гитлеровцев.

Утром 7 апреля войска 43-й армии ворвались в Шарлотенбург. Дорогу наступающим открывали  саперы, самоотверженно взрывая завалы, обезвреживая проволочные заграждения и минные поля. В ночь на 7 апреля группа воинов 51-го отдельного саперного батальона под командованием гвардии младшего лейтенанта А.М. Родителева незаметно проникла в тыл врага и обнаружила зенитную батарею гитлеровцев. Внезапно атаковав врага, саперы забросали его гранатами и в рукопашной схватке истребили до 40 фашистов. Отважные воины захватили 15 орудий и взяли в плен 25 вражеских солдат.

В этот же день войска 11-й гвардейской армии в ожесточенных боях захватили основные опорные пункты второй позиции врага и вышли к его третей позиции, а на флангах – к реке Прегель. Этим были созданы благоприятные условия для окончательного разгрома кенигсбергской группировки гитлеровцев.

  В ночь на 8 апреля в части 11-й гвардейской армии форсировали реку Прегель и вступили в бой с врагом на ее правом берегу. К 12 часам гвардейцы заняли территорию вагоностроительного завода. 

Продвигаясь в южном направление, бойцы 43-й армии в этот день завязали бои с врагом в районах зоопарка, Северного вокзала и северо- западных кварталах Кенигсберга. Неоднократно в ходе боев смелость и отвагу проявлял комсорг батальона  997-го стрелкового полка младший лейтенант А.М. Яналов. При атаке одного из узлов сопротивления  врага на нынешней улице Комсомольской он первым ворвался в расположение гитлеровцев, в рукопашной схватке уничтожил шесть солдат и забросал гранатами два вражеских станковых пулемета. Во имя победы над врагом Андрей Михайлович отдал свою жизнь. Посмертно ему было звание Героя Советского Союза.

Среди воинов, наступавших с севера, был младший брат Героя Советского Союза Зои  Космодемьянской – старший лейтенант командир тяжелой  артиллерийской самоходной установки коммунист Александр Анатольевич Космодемьянский. Его орудием в месте с пехотинцами первым пробилось к форту «Королева Луиза». Залпом прямой наводкой были разбиты ворота форта и самоходное орудия Космодемьянского врывается во двор, за ним- штурмующая пехота. Гарнизон форта капитулировал. Было взято 350 пленных, 9 танков и 200 автомашин.

В 13 часов 8 апреля генералы А.П. Белобородов и К. Н. Галицкий (командующие соответственно 43-й и 11-й гвардейской армиями) отдали приказ прекратить артиллерийский огонь и удары авиации в западных районах города, так как воины армий должны были вскоре соединиться. И вот, наконец, в 14часов в районе бывшего кинотеатра «Победа» встретились гвардейцы 11-й и 43-й армий, завершив тем самым расчленение и окружения кенигсбергского гарнизона.

Стремясь избежать бесцельных жертв, маршал А.М. Василевский обратился к немецким генералам, офицерам и солдата с предложением сложить оружие. Однако фашисты решили сопротивляться.

В ночь с 8-го на 9 апреля ударами по 43-й армии из крепости и со стороны Земландского полуострова они пытались вырваться из Кенигсберга. Но все отчаянные атаки были отбиты с большими для них потерями.

 Утром 9 апреля после мощной артиллерийской подготовки части и соединения всех армий еще более усилии натиск на врага. Кольцо вокруг окруженного гарнизона сжималось. В эти тяжелые завершающие часы штурма Кенигсберга с небывалой силой проявились самоотверженность и массовый героизм советских воинов. В 13 часов 1-я гвардейская стрелковая дивизия под командованием полковника П.Ф. Толстикова начала штурм королевского замка и главного почтамта. Прославленной в боях дивизии предстояло овладеть резиденцией прусских королей – этим символом прусского разбойничьего милитаризма. Гвардейцы при поддержке танков и артиллерии, под прикрытием дымовых завес, через проломы в стенах ворвались во внутренние помещения замка. Более трех часов длился ожесточенный бой в помещениях, на этажах и в отдельных строениях. К 19 часам замок был полностью взят.

Войны 50-й армии, преодолев укрепления третьей позиции врага, успешно продвигались в южном направлении и в 19 часов встретились с гвардейцами 11-й армии в результате чего остатки фашистского гарнизона оказались полностью деморализованными и судьба города-крепости была решена.

Комендант крепости генерал Ляш вынужден был признаться: « Мы полностью потеряли управление войсками. Выходя из укреплений на улицу, чтобы связаться со штабами частей, мы не знали, куда идти, совершенно теряя ориентировку: так разрушенный, пылающий город изменил свой вид». Поняв безнадежность сопротивления, гарнизон сдался. Это произошло поздно вечером 9 апреля.

 В ходе штурма Кенигсберга было уничтожено 42 тысячи гитлеровских солдат, около 92 тысяч взято в плен, в том числе 1819 офицеров и 4 генерала. Падение столицы Восточной Пруссии – гнезда германского милитаризма и военщины – явилось серьезным политическим и военным поражением гитлеровцев.

За мужество и отвагу, проявленные в боях за Кенигсберг, более 200 воинов были удостоены высокого звания Героя Советского Союза. Десятки тысяч отличившихся награждены боевыми орденами и медалями. 97 частей и соединений получили наименование « Кенигсбергских», 156 – награждены орденами. В ознаменование одержанной победы Президиум Верховного Совета СССР учредил медаль « За взятие Кенигсберга».

В 24 часа 9 апреля столица нашей Родины Москва салютовала героям штурма 24 артиллерийскими залпами из 324 орудий.

2.3. Личная встреча с Андреем Владиславовичем Гонтковским, правнуком А.Е. Федорко.

Следующим моим шагом была встреча с А.В.Гонтковским правнуком А.Е. Федорко курсантом БВМИ им. Ф.Ф.Ушакова. Он предоставил материалы из воспоминаний  советского парламентёра  майора запаса Владимира Марковича  Шпитальника, из которых я узнала, как происходило вручение ультиматума коменданту крепости Отто фон Ляшу.

Капитуляция

Андрей КАРПОВ,

при содействии пресс-службы УФСБ по Калининградской области.

Советский парламентёр вспоминает как был взят в плен комендант Кёнигсберга генерал Ляш. 9 апреля - годовщина штурма Кёнигсберга. О том, как это происходило, сотрудникам управления КГБ СССР по Калининградской области в начале 70-х годов рассказал один из участников событий апреля 1945 года майор запаса Владимир Маркович Шпитальник. Его воспоминания сохранились в архиве управления.

«Во время боев за Кёнигсберг я служил в 11-й гвардейской ордена Ленина, Краснознаменной Городокской ордена Суворова стрелковой дивизии З-го Белорусского фронта старшим инструктором по работе среди войск и населения противника. Командовал дивизией Герой Советского Союза генерал-майор Николай Георгиевич Цыганов.

 

В Восточно-Прусской операции и особенно на ее заключительном этапе штурма города-крепости Кёнигсберг мне было поручено совместно с офицерами дивизии - ее начальником штаба гвардии подполковником Петром Григорьевичем Яновским (в дальнейшем генерал-майор, старший преподаватель Академии Генерального штаба Советской Армии, кандидат военных наук) и начальником штаба артиллерии дивизии гвардии капитаном Александром Егоровичем Федорко (в последующие годы работавший директором кондитерской фабрики в городе Тростянечи Сумской области) - передать решение Советского командования, требовавшее безоговорочной капитуляции немцев, а также разрешить практические вопросы, связанные с капитуляцией, и взять в плен коменданта крепости немецкого генерала от инфантерии Ляша и его штаб.

Капитуляция1.jpgДивизия наша наступала со стороны нынешнего Балтийского района города в сторону бывшего Королевского замка. 9 апреля 1945 года заключительные бои были, пожалуй, самыми напряженными. За оружие взялась вся крепость. Нашим солдатам все чаще приходилось встречаться с командами и отрядами, сформированными из офицеров, партийных и гражданских чинов. И хотя судьба Кёнигсберга была решена, нельзя было не считаться с тем, что у врага еще было очень много войск, не думающих пока сдаваться. Мы знали, что 8 апреля состоялось совещание у крайсляйтера Эрнста Вагнера, на котором были решительно отклонены предложения о капитуляции и сдаче города. «Кёнигсберг- железная дверь Германии, - сказал Вагнер, - уж если совершенно неукрепленный Севастополь продержался у русских 250 дней, то чудо немецкой оборонной техники Кёнигсберг всегда продержится это время». Он любил прихвастнуть, этот Вагнер. Он ошибся ровно на 247 дней. 

 

КапитуляцияНужно было избежать не вызывающих особой нужды жертв с нашей стороны. Поэтому было решено еще раз воздействовать на противника силой артиллерии и авиации. В течение часа по остаткам Кёнигсбергского гарнизона вела огонь вся наша артиллерия. Вражеские войска были окончательно деморализованы. Подразделения нашей дивизии больше других вклинились в немецкую оборону, и мы стояли ближе всех к замку прусских королей, неподалеку от которого находился штаб коменданта крепости.

 

И вот командующий 3-м Белорусским фронтом Маршал Советского Союза Василевский отдает приказ направить в штаб Ляша парламентёров, но не для переговоров, а для предъявления ультиматума о безоговорочной капитуляции и пленения Ляша вместе с его штабом. Это уже было в сумерках 9 апреля 1945 года.

Накануне нас всех троих собрал командир дивизии генерал-майор Цыганов. Штаб нашей дивизии располагался на одной из улиц в районе Понарт. Нам выдали новое обмундирование, отобрали все имеющиеся у нас документы: удостоверения личности, партийные билеты. Оставили мы в штабе и свое личное оружие. На руках у нас была лишь одна бумага – Обращение командующего 3-м Белорусским фронтом Маршала Советского Союза Василевского к немецким войскам, окруженным в районе Кёнигсберга. Напечатано было это обращение с одной стороны на русском, с другой стороны на немецком языке. В нем писалось об обстановке, в которой оказались немецко-фашистские войска, окруженные со всех сторон и отрезанные от остальной Германии советскими войсками. Далее в обращении говорилось, что единственно правильное решение – капитулировать и сложить оружие. В случае капитуляции советское командование гарантировало противнику сохранение жизни, отправление на Родину после окончания войны, медицинскую помощь и другие условия.

Командир дивизии не скрыл от нас и той опасности, которой мы себя подвергаем, пожелал нам удачи и быстрейшего возвращения обратно в расположение советских войск.

Часто меня, Яновского и Федорко спрашивают: не страшно ли нам было, когда мы пошли парламентерами Советского командования к немецкому генералу Ляшу? Ответить на этот вопрос, честное слово, не так-то просто. Ведь тогда об этом просто некогда было думать. Все наши помыслы, все устремления были направлены к одному: быстрее и лучше выполнить поставленную перед нами боевую задачу. Конечно, мы знали, что фашисты расстреливают парламентеров. Но цель, стоявшая перед нами, была так высока и благородна, что три наших жизни при любом стечении обстоятельств не шли с нею ни в какое сравнение.

 

Из простыней нам сшили флаг и укрепили на древке. Мы вышли за пределы нашей обороны. Было еще светло, но город обволок густой и едкий дым пожарищ. Всюду искореженные рельсы трамвайных путей, трупы людей и лошадей, горящие дома.

С нашей стороны был приказ: ни одного выстрела, даже из пистолета. Но фашисты вели ураганный огонь по нашим позициям. Мы перебежками добрались до нейтральной полосы. У одного из домов неподалеку от Преголи мы укрылись в подворотне. Петр Яновский приказал мне пробраться в подвал дома и посмотреть, что там, на случай, если нам понадобится более надежное укрытие. В подвале было темно, откуда-то доносились приглушенные голоса. Я толкнул одну из дверей. В тусклом свете увидел колышущуюся людскую массу. Воздух спертый, лица зеленые. При виде советского офицера все, а их было человек двести: женщин, детей, стариков - как по команде подняли руки. Они заплакали, закричали, упали на колени. Они просили господина советского офицера не убивать их. Я сказал им по-немецки, чтобы оставались на местах, что Красная Армия мирное население не обидит, что мы идем к коменданту крепости договориться о прекращении военных действий. Скоро кончатся все убийства, скоро будет мир. Затем поднялся и доложил подполковнику.

 

- Значит, поднимают руки? – спросил он.

Капитуляция2.jpg- Да, эти войной сыты. Посмотрим, что скажут господа генералы.

Закончилась нейтральная полоса, нас схватили немецкие солдаты: одни кричали, что нас надо расстрелять на месте, другие усмиряли их. По пути следования к ставке коменданта крепости мы видели, что в гарнизоне царит полная неразбериха. Нас то и дело останавливали солдаты каких-то вышедших из повиновения подразделений. Помню, нас остановил патруль и, не разобрав кто идет, потребовал пропуск. Потом, приглядевшись к погонам, побросали автоматы и… подняли руки. Еще одна примечательная встреча произошла уже возле замка. Несколько пожилых фольксштурмистов узнали, кто мы, и увязались вслед. Немецкому офицеру они объяснили, что дойдут с нами до Ляша и уговорят его немедленно подписать капитуляцию. Немецкий офицер раздраженно приказал им убираться прочь. Они его обругали и, побросав оружие, пошли за нами. 

Положение складывалось щекотливое. Тут вмешался Яновский, и вот его-то команду они исполнили мгновенно: подняли винтовки и скрылись. Эти короткие эпизоды еще и еще раз убедили нас в истинном настроении защитников города и его населения. Долго мы блуждали по большому и разбитому до неузнаваемости городу, и, наконец, вышли на Параденплац, где немцы всегда в мирное время устраивали большие военные парады.

Но вот и подземелье. Штаб генерала от инфантерии Отто Ляша. Глубоко в землю ушли его строения, массивные железобетонные стены и потолок могли выдержать прямое попадание крупнокалиберного снаряда или бомбы. Здесь также не блещет большим порядком. У входа бревна, доски, клубки перепутанных проводов. Бомбоубежище начало заливать водой, и нам пришлось пробираться в штаб коменданта крепости по настилу досок. В подземелье был узкий длинный коридор, который битком набит немецкими офицерами, лица у которых были растерянными. По ступенькам мы спустились в подземелье. Третья комната налево - оперативный отдел. Нас встретил немецкий полковник - это был начальник оперативного отдела штаба. Он повел нас к себе, и Яновский предъявил ему Обращение-ультиматум. В комнате с низким потолком висели карты, на них была отмечена флажками линия обороны. Кроме нас, советских офицеров и немецкого полковника, здесь также был немецкий военный переводчик. Без лишних слов мы приступили к переговорам. Полковник сказал, что его штаб готов подписать документ о прекращении сопротивления и принять условия, изложенные маршалом Василевским к немецким войскам, окруженным в районе Кёнигсберга. Что это именно так, мы могли убедиться на деле. Александр Егорович Федорко подтолкнул меня и молча показал на упакованные чемоданы, стоящие в ряд. 

Во время беседы мы терпеливо выслушивали начальника оперативного отдела. Было важно наметить на карте маршруты движения колонн пленных, уточнить пункты сбора оружия и техники. Яновский (тоже оперативник) любил во всем точность. Долго шла эта беседа. Наконец, все уточнили. Нас в это время интересовал вопрос, а где же Ляш. Мне Яновский приказал выяснить это у немецкого полковника. На мой вопрос начальник оперативного отдела ответил так: «Господа русские офицеры, вы, наверное недоумеваете: где герр комендант? Он скоро вас примет». И ушел. Вернулся только в 12 часов ночи.

 

В этой маленькой комнате остались мы - три советских офицера и немецкий переводчик. О многом мы в это время думали, и прежде всего о том, как лучше выполнить полученный приказ. Наконец явился немецкий полковник, и мы направились за ним по узкому холодному коридору. Из многих дверей выходили старшие офицеры и генералы, шныряли адъютанты и штабисты. Каждый останавливался и, щелкнув каблуками, замирал, отдавая честь. Федорко шепнул: «Знай наших». Предпоследняя комната направо – кабинет Ляша. Мы не могли понять, почему так долго докладывал полковник генералу и о чем. Лишь позже все разъяснилось - эсэсовцы не желали капитулировать, а солдаты не желали больше стрелять. И это лучше эсэсовцев знал Ляш. Впрочем, и его самого, и его окружение мало волновала судьба рядовых солдат. Своя шкура была для него дороже. Тут, как и в оперативном отделе, царило чемоданное настроение. К нашему приходу все вещи были уже упакованными. 

 Кабинет Ляша небольшой. Посредине комнаты стоял накрытый тяжелой скатертью стол с двумя телефонами и маленький радиоприемник, высокое мягкое кресло и три полумягких стула. Мы вошли, немецкий полковник пропустил нас вперед себя. Посреди комнаты стоял высокий прямой генерал в парадном мундире с галунами и рыцарским крестом. Большой ряд орденских планок. Щеки одутловатые, под глазами набрякли старческие мешки. Он старался казаться спокойным, но это ему плохо удавалось. С ним был генерал-лейтенант Ганс Миклош, начальник штаба и переводчик.

Мы сидели, они стояли. Их начальник штаба записывал наши условия капитуляции. Подполковник Яновский представился и представил нас. Я услышал комплимент в свой адрес - произношение мое понравилось. Потом посыпались комплименты в адрес наших генералов, командиров соединений, солдат. Когда этот неожиданный поток славословия закончился, Ляш предложил Яновскому сесть в кресло, но тот отказался и сел рядом с ним.

«Не могли бы вы, - спросил Ляш, - попросить ваше командование привести сюда пять танков, артбатарею и роту автоматчиков?»

«Для чего?» - удивился Яновский.

«Понимаете, мы, армейские офицеры, за то, чтобы прекратить военные действия, но фашисты, эсэс…»

Яновский ответил отказом и предложил собираться в дорогу. Тогда начался торг - сколько вещей может взять каждый офицер, сколько адъютантов и ординарцев понесут чемоданы. Больше часа говорили мы с комендантом крепости. Ляш не упорствовал, он видел бесполезность дальнейшей борьбы. Вдруг в кабинет Ляша без стука ворвался офицер СС. Он сказал: «Господин генерал! Группа офицеров, хранящая верность фюреру и великой Германии, требует от вас немедленной выдачи русских для публичного расстрела». 

Мы сидели спокойно. Ляш поднялся с кресла и позвал офицеров охраны. Два дюжих молодца разоружили эсэсовца. Ляш сказал генералам и офицерам штаба: «Я твердо решил сдаться в плен, советую вам сделать то же самое». Скоро принесли приказ войскам гарнизона прекратить сопротивление. Яновский посмотрел его и возвратил обратно.

 

«Здесь нет вашей подписи, господин комендант» - сказал он. Действительно, в приказе стояла подпись полковника, начальника оперативного отдела. Ляш, несомненно, пытался словчить, дабы не прослыть генералом-капитулянтом, но пришлось… И только получив такой документ, подполковник Яновский приказал Отто Ляшу и его штабу считать себя плененными и следовать за нами.

В третьем часу ночи мы пересекли линию фронта. Необычную колонну представляла наша группа. Впереди шагал советский подполковник Яновский, за ним вышагивал комендант Кёнигсберга генерал от инфантерии Ляш, генерал-лейтенант Ганс Миклош, офицер генерального штаба Гюго Зюскинд, полковники, ординарцы, адъютанты. Мы с Федорко замыкали колонну. Встретил нас командир дивизии генерал-майор Герой Советского Союза Цыганов. Пленных тут же препроводили в штаб корпуса, а оттуда в ставку 3-го Белорусского фронта к Маршалу Советского Союза Александру Михайловичу Василевскому».

 

По сложившейся еще с победы Советской армии в Курской битве (август 1943 года) 9 апреля 1945 года в 24.00 Москва салютовала войскам 3-го Белорусского фронта, одержавшим победу в штурме города-крепости Кенигсберг. Этот салют был и в честь трех советских офицеров, выполнивших приказ Советского командования. П.Г. Яновский, В.М. Шпитальник и А.Ф. Федорко были награждены орденами Красного Знамени.

2.3 Интервью с В.В Гонтковскиим .

Затем Я лично встретилась с Владиславом Валентиновичем Гонтковским капитаном 1-го ранга запаса - внуком А.Е. Федорко. Основными вопросами, затронутыми в ходе беседы, были следущие:

1.Что Вы можете рассказать о своём дедушке Федорко Александре Егоровиче?–« Со слов мамы я знаю, что мой дедушка родился в 1911 году в Курской обл., Льговского р-на, с Износков. В июне 1941 г. он поступил в Харьковское артиллерийское училище. Курсантом в составе отряда особого назначения участвовал в боях с немецкими захватчиками в районе Москвы, Глухова, Путивля, Воронежа, Белополья. В 1942 году дедушка был направлен в 30-й гвардейский артиллерийский полк 11-й гвардейской стрелковой дивизии. Участвовал в боях в районе Сухиничей, в Курской битве. С ноября 1944 г. воевал начальником разведки артиллерии 11-й гвардейской стрелковой дивизии. На момент окончания штурма Кенигсберга он был капитаном, помощником  начальника штаба артиллерии 11 гвардейской стрелковой дивизии.  9.04.1945 г. вошел в состав группы парламентеров, прибывших для передачи ультиматума о капитуляции коменданту города-крепости Кенигсберг генералу О. Ляшу.  После  войны продолжил службу в рядах Советской Армии. В августе 1946 г. демобилизовался и  работал на сахарном комбинате в г. Тростинец Сумской области на разных должностях, включая  директора комбината »

2.Как оказались ваши родители в Калининградской области? – «С Калининградской областью связали свои жизни моя мама – Лариса Александровна Гонтковская (дочь Федорко А.Е.) и мой отец  Гонтковский В.И.  Мама окончила  Харьковский медицинский институт с золотой медалью, вышла замуж за моего отца, приехала  вместе с ним  в г. Балтийск ,где он начал службу офицером ПВО. В 1969 году родился я.»

3.После прибытия в Балтийск кем работала ваша мама? – « Всю свою жизнь она проработала врачом отоларингологом в 97-ой поликлинике Балтийской военно-морской базы. Она  умерла в мае 1987 г.»

4.«Как сложилась ваша жизнь? Почему Вы выбрали профессию военно-морского офицера?» - спросила я у Владислава Валентиновича - «В 1986 году я окончил среднюю школу №1 г. Балтийска и поступил в Калининградское высшее военно-морское училище на 1 курс.  В 1991 году я с отличием окончил артиллерийский факультет Калининградского ВВМУ и был назначен командиром реактивной артиллерийской батареи БЧ-2-3 большого десантного корабля «Александр Шабалин». С 1991 по 1996 год я занимал должность командира артиллерийской и минно-торпедной боевой части большого десантного корабля «Донецкий шахтер». После окончания ВСОК ВМФ в 1997 году я был назначен на должность старшего помощника командира «БДК-61» бригады десантных кораблей Балтийского флота. С 1999  по 2003 я командир БДК «Калининград». После окончания с отличием Военно-морской академии в 2005 году я был назначен начальником штаба – заместителем командира бригады десантных кораблей, а в 2008 году – командиром бригады десантных кораблей Балтийского флота. Неоднократно я принимал участие в международных учения ВМС НАТО «Балтопс». В 2008 году впервые после Второй Мировой войны под моим руководством была осуществлена учебная высадка морского десанта на о. Борнхольм (Дания). В 2009 году, я будучи командиром корабельной десантной группы, участвовал в операвтивно-стратегических учениях «Запад-2009». Был участником 5 парадов в честь дня ВМФ в г. Балтийске с высадкой морского десанта в канале с выполнением стрельб, из них два - в присутствии Президента Российской Федерации в 2000 и 2003 годах. За выполнение боевой задачи я был награжден  медалью ордена « За заслуги перед Отечеством 2-й степени, медалями Министерства обороны РФ»

5.Чем вы занимаетесь сейчас? Кем работаете? – «Моя жизнь по-прежнему связана с Дважды Краснознаменным Балтийским флотом»

 

В ходе беседы я узнала, что мама Гонтковского Владислава Валентиновича была врачом отоларингологом. Моя мама тоже работает в детской поликлинике города Балтийска, и не первый раз проводя исследовательские работы, я наталкиваюсь на истории девушек, которые посвятили свою жизнь медицине. Одной из таких работ была о Александре Серебровской, которая героически погибла в ходе десантной операции на косу Фрише-Нерунг. Таким образом, возможно, судьба уготавливает мне подарок посвятить свою жизнь на благо Отечества.     

 

 

Страница из книги « Через призму судеб…» (альбом) Ю.П. Горин, А.А. Безгодов, А.В. Омельченко, под ред. А.Е.Ц     БВМИ им. адмирала Ушакова.- Калининград: Живем, 2011,с.230

 

                                    

 

 

                                        Заключение.

   Завершая свою работу, посвященную участию членов семьи Федорко - Гонтковских в важнейших исторических событиях Отечества, я констатирую, что моя гипотеза о том, что Федорко А.Е. является не только  участником штурма Кенигсберга, но и родоначальником  династии потомственных военных Федорко-Гонтковских. Судьба каждого из них напрямую в любую историческую эпоху нашей страны оказывается тесно связанной с судьбой Отечества.

    Второе мое предположение не нашло подтверждения в ходе поиска. Оказалось, что в послевоенный период А.Е. Федорко проживал в Сумской обл. А с Калининградской областью связали свои жизни его дочь – Лариса Александровна Гонтковская, его внук – Владислав Валентинович Гонтковский и правнук – Андрей Владиславович Гонтковский.

   Для мужчин этой семьи, как и любому кадровому военному, присущи следующие качества: чувство долга, ответственности за порученное дело, инициатива, мужество, самоотверженность, забота о подчиненных… Именно эти качества и определили смысл их жизней, посвященных служению Отечеству.

    Моё исследование вновь позволило мне прикоснуться к судьбе медицинского работника. Нынешняя моя работа, как и два года назад, параллельно моему основному исследованию, вывело меня на факты жизни и деятельности. Но в первом случае это была санинструктор морской пехоты Александра Серебровская  героически погибшая в ходе десантной операции на косу Фрише-Нерунг. А в нынешнем – это история жизни Л.А. Гонтковской - врача отоларинголога, связавшей свою судьбу с мужем военно-служащим, а жизнь – с работой в военной поликлинике БВМ базы. Я, сама мечтающая, стать врачом, невольно узнаю о лучших качествах, присущих женщинам-медикам.  И с каждым разом все отчетливее понимаю, что, если я хочу стать хорошим специалистом, то должна воспитывать  в себе те профессиональные качества, которыми обладали мои героини.

 Я убеждена, что все то, что я узнала в ходе работы, могут оказаться востребованными в любой момент моей жизни…

Мои поиски, встречи, размышления над прочитанным убедили меня в верности мнения, что история большой страны складывается  из истории каждой семьи. В судьбе любой семьи, как в капле, отражается судьба целой страны… (предисловие еженедельной программы Центрального телевидения  «Моя Родословная») ОСТАВИТЬ ЗДЕСЬ ИЛИ ПОДНЯТЬ ВЫШЕ В КОНЕЦ ПЕРВОГО АБЗАЦА?!!!

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

                                       Библиография

1.            Горин Юрий Петрович

Через призму судеб…(альбом) Ю.П. Горин, А.А. Безгодов, А.В. Омельченко, под ред. А.Е.Ц     БВМИ им. адмирала Ушакова.- Калининград: Живем, 2011,с.230.

2.            Дриго С.В.

За подвигом - подвиг. О Героях Советского Союза – участниках боев в Восточной Пруссии. (Консультант А.И. Петрикин), Калининград, Кн. из-во,1977.

3.            Кёнигсберг-Калининград, 1255-2005:ил.энцикл.справ./ Под общ. ред. А.С. Пржездомского.- с доп. в Биогр. слов. – Калининград: Янтарный сказ,2006.- с.711

4.            Штурм Кенигсберга: (Сборник) / Сост.: К.Н. Медведев, А.И. Петрикин, - 4-е изд., доп. – Калининград: Кн. из-во,1985. – 440 с., ил., карт. – схем.- ( К 40-летию Победы).

5.            5http://www.kaliningradka.ru/site_pc/cherez/index.php?ELEMENT_ID=89566

6.            http://podvignaroda.mil.ru/?#id=1509594615&tab=navDetailManCard

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


Фрагменты встречи В.В Гонтковского с обучающимися 9 «А»  13 декабря 2016 года

Начало встречи, начало разговора.

 

 

Наиболее  интересный момент встречи.


 

Муниципальное бюджетное общеобразовательное учреждение средняя общеобразовательная школа №5 г

Муниципальное бюджетное общеобразовательное учреждение средняя общеобразовательная школа №5 г

Содержание: 1.Введение………………………………………………………………

Содержание: 1.Введение………………………………………………………………

Введение «История большой страны складывается из истории каждой семьи

Введение «История большой страны складывается из истории каждой семьи

А.Е. Федорко в послевоенный период была связана со становлением и развитием

А.Е. Федорко в послевоенный период была связана со становлением и развитием

Актуальность моей работы я вижу еще в том , что материал, собранный мною может быть использован при подготовке к урокам истории края и истории

Актуальность моей работы я вижу еще в том , что материал, собранный мною может быть использован при подготовке к урокам истории края и истории

Штурм таких укреплений требовал огромных усилий советских воинов, стойкости, боевого мастерства

Штурм таких укреплений требовал огромных усилий советских воинов, стойкости, боевого мастерства

Долгалева на борт и доставил на свой аэродром

Долгалева на борт и доставил на свой аэродром

Действительно, такую мощную крепость советским войскам приходилось брать впервые

Действительно, такую мощную крепость советским войскам приходилось брать впервые

Германии. Слева от нынешней дороги

Германии. Слева от нынешней дороги

К исходу 6 апреля войны 43-й армии выбили гитлеровцев из ряда опорных пунктов, захватили 20 кварталов города

К исходу 6 апреля войны 43-й армии выбили гитлеровцев из ряда опорных пунктов, захватили 20 кварталов города

Ведя огонь по форту № 8, который штурмовали воины 11-й гвардейской армии, артиллеристы 78тснарядами поразили цель, сделали пять сквозных пробоин, полностью разрушили часть форта; в…

Ведя огонь по форту № 8, который штурмовали воины 11-й гвардейской армии, артиллеристы 78тснарядами поразили цель, сделали пять сквозных пробоин, полностью разрушили часть форта; в…

Михайлович отдал свою жизнь. Посмертно ему было звание

Михайлович отдал свою жизнь. Посмертно ему было звание

Комендант крепости генерал Ляш вынужден был признаться: «

Комендант крепости генерал Ляш вынужден был признаться: «

Калининградской области в начале 70-х годов рассказал один из участников событий апреля 1945 года майор запаса

Калининградской области в начале 70-х годов рассказал один из участников событий апреля 1945 года майор запаса

Нужно было избежать не вызывающих особой нужды жертв с нашей стороны

Нужно было избежать не вызывающих особой нужды жертв с нашей стороны

Конечно, мы знали, что фашисты расстреливают парламентеров

Конечно, мы знали, что фашисты расстреливают парламентеров

Немецкий офицер раздраженно приказал им убираться прочь

Немецкий офицер раздраженно приказал им убираться прочь

Он скоро вас примет». И ушел. Вернулся только в 12 часов ночи

Он скоро вас примет». И ушел. Вернулся только в 12 часов ночи

Не могли бы вы, - спросил Ляш, - попросить ваше командование привести сюда пять танков, артбатарею и роту автоматчиков?» «Для чего?» - удивился

Не могли бы вы, - спросил Ляш, - попросить ваше командование привести сюда пять танков, артбатарею и роту автоматчиков?» «Для чего?» - удивился

Белорусского фронта, одержавшим победу в штурме города-крепости

Белорусского фронта, одержавшим победу в штурме города-крепости

После прибытия в Балтийск кем работала ваша мама? – «

После прибытия в Балтийск кем работала ваша мама? – «

В ходе беседы я узнала, что мама

В ходе беседы я узнала, что мама

Страница из книги « Через призму судеб…» (альбом)

Страница из книги « Через призму судеб…» (альбом)

Исследовательская работа "История семьи - история страны"

Исследовательская работа "История семьи - история страны"

Заключение. Завершая свою работу, посвященную участию членов семьи

Заключение. Завершая свою работу, посвященную участию членов семьи

Центрального телевидения «Моя

Центрального телевидения «Моя

Библиография 1.

Библиография 1.

Фрагменты встречи В.В Гонтковского с обучающимися 9 «А» 13 декабря 2016 года

Фрагменты встречи В.В Гонтковского с обучающимися 9 «А» 13 декабря 2016 года

Наиболее интересный момент встречи

Наиболее интересный момент встречи
Скачать файл