Доклад на школьную научно-практическую конференцию на тему: «Мы разные, но у нас так много общего…» Cравнительный анализ произведений фольклора и культур русского, молдавского и гагаузского народов.
Оценка 4.7

Доклад на школьную научно-практическую конференцию на тему: «Мы разные, но у нас так много общего…» Cравнительный анализ произведений фольклора и культур русского, молдавского и гагаузского народов.

Оценка 4.7
Научно-исследовательская работа +1
docx
Междисциплинарный 4
10 кл—11 кл +1
05.01.2017
Доклад  на школьную научно-практическую конференцию на тему: «Мы разные, но у нас так много общего…»  Cравнительный  анализ произведений фольклора и культур русского, молдавского и гагаузского народов.
Доклад к конференции.docx

                 Главное управление образования АТО Гагаузия

               Теоретический лицей им. Д.Карачобана г. Комрат

 

 

 

Доклад

на школьную научно-практическую конференцию

на тему:

«Мы разные, но у нас так много общего…»

Cравнительный  анализ произведений фольклора и культур русского, молдавского и гагаузского народов.

 

 

                                                                              Предмет:

                                                                              русский язык и литература.

                                                                              Подготовили:

                                                                              учащиеся Теоретического лицея

                                                                              им.Д.Карачобана 11 «б» класса:

                                                                              Влах Татьяна, Гайдаржи Елена,

                                                                              Кара Мария.

                                                                              Научный руководитель:

                                                                              учитель русского языка

                                                                              и литературы Сусан Е.П.

 

 

 

Комрат. 2013 г.

 

 

 

 

 

Содержание:

 

 

      1.Вступление……………………………………………………………  .3 стр.

      2.Кратко о мифологической школе и его представителях………....6 стр.

       

      3. А.Н.Афанасьев – один из ярких представителей мифологической школы……………………………………………………………………..8 стр.

       

      4.Общность народных литератур:

              -- сравнительный анализ мифов славянских, древнеримских,  тюркских (древнеримских и тюркских как основ для развития литературы и культуры молдавского и гагаузского народов, а также народов романской и тюркской языковых групп)…………………..11 стр.

              -- сравнительный анализ образцов героического эпоса русского, молдавского и гагаузского народов……………………………………13 стр

               - сравнительный анализ сказок:

                        - о животных………………………………………………….19 стр.

                        - бытовых……………………………………………………..21 стр.

                        - волшебных…………………………………………………..22 стр.

                - сравнительный анализ некоторых традиций русского, молдавского и гагаузского народов…………………………………...25 стр.

      5. Заключение…………………………………………………………….29 стр.

      6. Список используемой литературы…………………………………30 стр.

      7.Приложение……………………………………………………………31 стр.

 

 

 

Вступление.

     Каждый из нас в детстве читал или слушал народные сказки, песни, легенды, мифы и т.д. Кто не знает Бабу-Ягу, Василису Прекрасную, Фэт-Фрумоса, Илеану Косынзяну и др.?  В сказках мы бываем в избушке у Зайца, гонимся за коварной Лисой, восхищаемся находчивым бедным мужиком. Но замечали ли Вы, что фольклор, обряды, традиции народов, входящих в разные языковые группы, очень похожи?

      Цель работы:

      Доказать общность культур русского, молдавского и гагаузского народа на примере некоторых произведений, в том числе образцов фольклора и мифологии. Таким образом, доказать состоятельность гипотезы представителей «мифологической школы» об  общих корнях данных наций.  

      Для достижения поставленной цели мы использовали сравнительный анализ вышеперечисленных произведений.

      Гипотеза:

       Все народы индо-европейской части материка Евразия родственны:

      -произошли от одного «пранарода», проживающего в далёком прошлом на территории современной Европы;

      -имеют общую «пракультуру», в том числе, «пралитературу».

      Актуальность:

      В силу загруженности, в школе мы не имеем возможности глубоко проникнуть в мир мифологии, фольклора молдавского, гагаузского и русского народа. Однако, внимательно читая сказки и другие произведения фольклора, так же как и мифологии, изучая традиции и обряды этих народов, наблюдая их в жизни, мы пришли к выводу, что, хоть эти народы и относятся к разным языковым группам, у них много общего. В нашей работе мы задались целью понять, насколько близка эта связь.

      В школе, на уроках, мы часто слышим жалобы, что кому-то «не даётся» один язык, зато другой «не вызывает проблем» при его изучении…

          В мире мы сталкиваемся с тем, что одни политики, в угоду собственным амбициям, пытаются доказать, что культура, язык, традиции, литература  и т.д. одной страны, одного народа – главнее  в мире, имеет огромное значение, в то время как, культура другого народа, мягко говоря, – не важна.  Мы попытаемся разбить эту теорию.

      Новизна:

      Сторонники «мифологической» школы сравнивали культуры индо-европейских народов.

      В нашей работе мы сравниваем некоторые образцы- произведения культур русского,  молдавского и гагаузского народов, в том числе фольклор и мифологию.

      Структура:

      1.Вступление.

      2.Кратко о мифологической школе и его представителях.

      3.Общность народных литератур:

              -- сравнительный анализ мифов славянских, древнеримских,  тюркских (древнеримских и тюркских как основ для развития литературы и культуры молдавского и гагаузского народов, а также народов романской и тюркской языковых групп);

              -- сравнительный анализ образцов героического эпоса русского, молдавского и гагаузского народов;

               - сравнительный анализ пословиц и поговорок;

               - сравнительный анализ сказок:

                        - о животных;

                        - бытовых;

                        - волшебных;

               - сравнительный анализ некоторых обрядов русского, молдавского и гагаузского народов;

                - сравнительный анализ некоторых традиций русского, молдавского и гагаузского народов;

      4. Заключение.

      5. Список используемой литературы.

      6. Приложение.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Кратко о мифологической школе.

Мифологическая школа в фольклористике и литературоведении берёт свои истоки у немецких романтиков первой трети 19 века (Ф.В.Шеллинг, братья А. и Ф.Шлегель, братья В. и Я.Гримм). Самыми яркими представителями этого направления в России являются Ф.И.Буслаев и А.Н.Афанасьев, А.Кун и В.Шварц.

Зарождение мифологической школы связано с романтической теорией мифа Ф.Шеллинга и братьев А. и Ф.Шлегель. В трудах Я.Гримма, особенно его «Немецкой мифологии» (1844), представление о мифологии как бессознательном творчестве народа и первоначальном ядре, из которого возникла сказка, эпос и другие виды народной поэзии, сочетается с опорой на сравнительно-историческое языкознание.  

 Мифологическая школа выявляла основополагающую роль мифологии как «естественной религии» в возникновении и развитии фольклора и литературы в целом.  Для этого направления были характерны представления об органической связи языка, мифологии и фольклора, о мифе как  результате коллективного творчества и первоначальном ядре, из которого с течением времени развились все жанры фольклора.
     Согласно их теории, народная поэзия имеет «божественное происхождение»; из мифа в процессе его эволюции возникли сказка, эпическая песня, легенда и другие жанры; фольклор — бессознательное и безличное творчество «народной души». Пользуясь методом сравнительного изучения, братья Гримм объясняли сходные явления в фольклоре разных народов общей для них древнейшей мифологией. М. ш. распространилась во многих странах Европы: Германии (А. Кун, В. Шварц. В. Манхардт), Англии (М. Мюллер, Дж. Кокс), Италии (А. де Губернатис), Франции (М. Бреаль), Швейцарии (А. Пикте), России (А. Н. Афанасьев, Ф. И. Буслаев, О. Ф. Миллер). 
В России мифологические исследования сплетались с широким кругом проблем изучения языка, фольклора, традиционной народной культуры, древнерусской литературы. Определённая специфика в развитии мифологической школы в России была обусловлена  тем, что наука практически не располагает аутентичными записями древних славянских мифов: славянским учёным приходилось не столько изучать мифы, сколько воссоздавать их на основе фольклора и других косвенных источников.

Наиболее последовательным сторонником мифологической школы  в России был А.Н.Афанасьев. В своём трёхтомном исследовании «Поэтические воззрения славян на природу» (1865-1869) он попытался совместить подходы Я.Гримма и Ф.И.Буслаева с подходами, разработанными в рамках «мифологии природы» (В.Шварц),  «арийской теории» (А.Кун) и лингвистической теории происхождения мифа (М.Мюллер). Он полагал, что уже в древности в верованиях могла быть определённая система, хотя сам народ о ней и предполагал. Афанасьев проследил, как целостная система мифологических представлений выстраивается на основе простейших оппозиций, обусловленных эмоционально-чувственным восприятием (свет-тьма, тепло- холод). Учение представителей мифологической школы оказало существенное влияние на становление и последующее развитие фольклористики, литературоведения, этнографии и науки о славянских древностях, что его инерция ощущается и в настоящее время. Нереализованные возможностями, заложенные в трудах Ф.И.Буслаева, А.Н.Афанасьева, А.А.Потебни и других учёных-мифологов, выявляются по мере развития фольклористики, исторической поэтики, науки о славянских древностях, сравнительной мифологии, этнолингвистики. Отталкиваясь от мифологических концепций середины 19 в., А.А.Потебня и А.Н.Веселовский создали взаимно дополняющие друг друга теории происхождения словесного искусства, в которых миф, мифологическое мышление и мифический компонент языка играли важную роль первоначального основания и исходного толчка. Именно в таком преобразованном виде наследие мифологической школы и стало достоянием науки 20 в. («Энциклопедический словарь». 2009 г.)

Заслуга представителей этой ветви состоит прежде всего в том, что они собрали и исследовали огромное поэтическое наследие русского народа, сделали его предметом всемирного изучения, заложили основы сравнительного изучения мифологии, фольклора и литературы.

 

 

   А.Н.Афанасьев – один из ярких представителей мифологической школы.

               Наиболее последовательным сторонником мифологической школы в России был А. Н. Афанасьев (11  июля 1826 — 23 сентября  1871) — выдающийся русский собиратель фольклора,  исследователь духовной культуры славянских народов. Историк и фольклорист, Александр Николаевич Афанасьев был глубоким исследователем славянских преданий, верований и обычаев.. В своем трехтомном исследовании «Поэтические воззрения славян на природу» (1865—1869) он попытался совместить подходы Я. Гримма и Ф. И. Буслаева с подходами, разработанными в рамках «мифологии природы» (В. Шварц), «арийской теории» (А. Кун) и лингвистической теории происхождения мифа (М. Мюллер). Он полагал, что уже в древности в верованиях могла быть определенная система, хотя сам народ о ней и предполагал. Афанасьев проследил, как целостная система мифологических представлений выстраивается на основе простейших оппозиций, обусловленных эмоционально-чувственным восприятием (свет — тьма, тепло — холод). 

           Многие знают А. Н. Афанасьева только как автора известных русских сказок. Вместе с тем это был ученый, чье творческое наследие до сих пор еще не издано полностью. Его имя занимает почетное место в ряду представителей мировой филологической науки вместе с такими учеными, как братья Гримм и Д.Фрезер. 

     Афанасьев родился в маленьком городке Богучаре Воронежской губернии, где его отец был уездным стряпчим. Детство будущего ученого прошло в соседнем городе Боброве, куда семья переехала после смерти его деда и поселилась в имении, где была обширная библиотека. Мальчик увлекся чтением. Особенно нравились ему исторические произведения. Именно тогда у него пробудился интерес к русской истории и культуре. 

     В 1837 году Александр Афанасьев поступил в Воронежскую гимназию, где проучился семь лет. Закончив ее, юноша хотел изучать литературу, Но отец настоял на том, чтобы сын поступил на юридический факультет Московского университета. Учился Афанасьев с интересом и уже на третьем курсе опубликовал свою первую научную работу. Она называлась «Государственное хозяйство при Петре Великом» и вышла в журнале «Современник», которым руководил Н.А.Некрасов. 

     После окончания университета Афанасьева оставили там для подготовки к профессорскому званию. Судьба талантливого юноши изменилась после того, как министр просвещения дал отрицательный отзыв о его лекции. Это, конечно, не было для Афанасьева крушением надежд, но означало, что он не мог преподавать в университете. 

    Некоторое время Афанасьев работал в гимназиях и частных пансионах, а в ноябре 1849 года стал сотрудником Главного архива Министерства иностранных дел. Здесь он проработал 13 лет и даже сделал карьеру: в 1855 году стал начальником отделения архива, а несколько позже - управляющим (председателем) Комиссии по печатанию государственных грамот и договоров. 

    Одновременно Афанасьев занимался изучением русской культуры. В частности, он разобрал и систематизировал фольклорный архив Русского географического общества. Туда со всей России присылали записи сказок, легенд, народных песен, пословиц и поговорок. На материале архива Афанасьев выпустил восемь томов сборника «Народные русские сказки». В него вошло более 600 текстов, записанных по всей России. За это издание Афанасьеву была присуждена Большая Демидовская премия, а Географическое общество наградило его золотой медалью. 

В 1860 году он выпустил еще один сборник - «Народные русские легенды.

    Летом 1860 года Афанасьев отправился в заграничное путешествие, во время которого посетил Германию, Швейцарию и Италию. Немногие знали о том, что он сделал кратковременную остановку в Лондоне, где тайно встречался с политическим эмигрантом А. И. Герценом. По возвращении в Россию Афанасьев вновь приступил к работе в архиве Министерства иностранных дел. 

   В 1862 году на московской квартире Афанасьева был произведен обыск, и хотя полиция ничего не нашла, ученому пришлось оставить службу в архиве. 

   В жизни Афанасьева настали тяжелые времена: он вынужден был давать уроки, распродать свою уникальную библиотеку. Только через четыре года ему удалось получить место секретаря в думе, а затем чиновника в одном из коммерческих банков. 

     Даже в это трудное время Афанасьев ни на один день не прерывал научной работы. Он готовил фундаментальный труд «Поэтические воззрения славян на природу», где попытался обобщить все известные к тому времени этнографические материалы по данному вопросу. Это огромное сочинение стало настоящей энциклопедией для многих русских и зарубежных ученых. В нем Афанасьев показал древнейшие истоки человеческой культуры, выявил глубокую общность всех индоевропейских народов и впервые ввел в научный обиход множество неизвестных сведений. 

      Последний том этого труда Афанасьев закончил, когда уже смертельно болел чахоткой, и, несмотря на заботу друзей, которые отправили его на юг России полечиться кумысом, в сентябре 1871 года он умер. 

     Значение деятельности Афанасьева состоит в том, что он впервые выступил как филолог широкого профиля - фольклорист и этнограф одновременно. Кроме того, он стал основоположником научной фольклористики в России и одним из самых глубоких исследователей русской культуры XVIII века. Его книга «Русские сатирические журналы» содержит уникальные тексты, которые, безусловно, исчезли бы, если бы Афанасьев не обнаружил их на московских книжных развалах. 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Общность народных литератур.

Сравнительный анализ мифов славянских, древнеримских,  тюркских.

Миф (др.-греч. μῦθος) — сказание, передающее представления людей о мире, месте человека в нём, о происхождении всего сущего, о богах и героях.

Для понимания общности  культур народов, принадлежащих к разным языковым группам, на наш взгляд, следует обратиться к глубокой древности, к эпохе мифов и легенд. Чтобы понять, насколько близки русский, молдавский и гагаузский народы, мы считаем возможным обратиться к мифологии древнеславянской, древнеримской и тюркской как к источникам, которые положили начало возникновению культур вышеперечисленных народов.

Все вышеперечисленные культуры относятся к политеистическим, т.е. признавали существование многих богов.  Нами рассмотрено несколько мифов и легенд. Некоторые из них, а также наши выводы представляем вашему вниманию.

Прежде всего, необходимо отметить, что многие Боги в этих религиях схожи по описанию, а также им приписывались одинаковые функции.

Такой вывод мы можем сделать, сравнивая древнеримского Юпитера и древнеславянского Перуна, других Богов древних славян, римлян и тюрков.

         Верховные божества древних славян, римлян и тюрков, как и некоторые другие, похоже изображались с мечом в руке, имели схожие функции.

         Верховные божества  Зевс, Перун, Тенгри часто изображались с мечом или молнией в руке. Иногда это объединялось – и появлялся огненный меч.

Гера, Лада, Умай –хранительницы очага, замужних женщин, брака, покровительницы рожениц и матерей. Часто изображались с крыльями иногда кормящими матерями.

Сравнение мифов о сотворении земли:

Сходства

Различия

1.     Земля сотворилась из  яйца.

2 Яйцо было снесено в гнезде.

3. Богиня, воплощающая материнство, изображается в образе птицы.

4. Яйцо в мифах – символ начала всего сущего, земли, жизни.

1.     Лебедь (у тюрков), Утка (у славян), Гусь (у римлян).

2.     Яйцо разбилось (славянский миф)

3.     Богиня Умай – превратилась в лебедь, свила гнездо и снесла яйцо.

4.     Утка летала, уронила яйцо.

5.     Земля появилась из гусиного яйца.

 

Резюме:

Во всех мифах прослеживается сходство на уровне образов (птица, которая снесла яйцо), символов (яйцо- символ всего живого, символ начала, созидания),

сюжета, композиции.

Устройство мира, по представлениям древних славян, римлян и тюрок, очень похожи. Мир был устроен трёхчастно (как и во многих других культурах). В верхнем мире жили боги. В Среднем мире  -  люди и всё, что их окружает, это земля. В недрах земли, в нижнем мире, горит неугасимый огонь (пекло).

Збручский идол, который может подтвердит трёхчастное деление мира славян, - это четырёхгранный столб высотой 2 м 67 см, найденный ещё в 1848 году у села Гусятин в реке Збруч (приток Днестра). Столб разделён на три яруса, на каждом из которых высечены различные изображения. Нижний ярус изображает подземное божество с разных сторон, на среднем ярусе изображён мир людей, на верхнем – боги.

      Образ Мирового древа, связывающего 3 мира также встречается во многих древних религиях, в том числе и славянской, римской, тюркской. Священное дерево – это не просто уменьшенная копия мироздания, но и его стержень, опора, без которого мир рухнет. В одной из старых рукописей есть диалог:

      «Вопрос: Скажи   мне,        что держит землю?

      Ответ: Вода высока.

      - Да что держит землю?

      - Четыре золотых кита.

      - Да что держит золотых китов?

      - Река огненная.

      - Да что держит тот огонь?

      - Дуб железный, еже есть первопосажен от всегоже, корение на силе божьей стоит».

Мировое Древо. Славяне считали, что на любое небо можно попасть, забравшись по Мировому Древу, которое связывает между собой Нижний Мир, Землю и все девять небес.

В результате мы пришли к следующим выводам:

      Мы видим, что многие Боги рассматриваемых нами религий похожи и по тому, как их изображали, и по своим «функциям».

      Некоторые мифы (о сотворении Земли, тотемные) имеют сходства на разных уровнях: образной системы, сюжета, композиции, и даже языка (в основном, тропп).

      Представления древних славян, тюрков и римлян о устройстве мира (Земли) также очень похожи. Все они поклонялись Древу Жизни, которое держит всё мироздание (планету), считали, что Земля находится в водах Мирового Океана и помогают её удерживать животные.

Всё это позволяет нам говорить об общности этих древних культур, о вероятном их предке – некоем пранароде, чьи отголоски веры мы видим в этих мифах, в древней философии.

 

Сравнительный анализ образцов героического эпоса русского, молдавского и гагаузского народов.

За основу в этой части работы мы взяли русские былины и героический эпос молдавского и гагаузского народов.

В узком и специфическом смысле слова — героический  эпос как жанр- героическое повествование о прошлом, содержащее целостную картину народной жизни и представляющее в гармоническом единстве некий эпический мир и героев-богатырей.

Народный героический эпос возник (на основе традиций мифологического эпоса и богатырской сказки, позднее — исторических преданий и отчасти панегириков) в эпоху разложения первобытнообщинного строя и развивался в античном и феодальном обществе, в условиях частичного сохранения патриархальных отношений и представлений, при которых типичное для героического эпоса изображение общественных отношений как кровных, родовых могло не представлять ещё сознательного художественного приёма.

В классических формах эпоса богатыри-вожди и воины представляют историческую народность, а их противники часто тождественны историческими «захватчикам», иноземным и иноверным угнетателям (Жирмунский В. М., Народный героический эпос, М. — Л., 1962). 

    Были́ны (стáрины) — героико-патриотические песни-сказания, повествующие о подвигах богатырей и отражающие жизнь Древней Руси IX—XIII веках; вид устного народного творчества, которому присущ песенно-эпический способ отражения действительности. Основным сюжетом былины является какое-либо героическое событие, либо примечательный эпизод русской истории (отсюда народное название былины — «стáрина», «старинушка», подразумевающее, что действие, о котором идёт речь, происходило в прошлом).

Былины, как правило, написаны тоническим стихом с двумя-четырьмя ударениями (Википедия). Впервые термин «былины» был введён Иваном Сахаровым в сборнике «Песни русского народа» в 1839 году. Он предложил его, исходя из выражения «по былинам» в «Слове о полку Игореве», что значило «согласно фактам».

    Баллады представляют собой песенный эпос новеллистического типа. Молдавские баллады являются эпико-лирическими поэмами (доходящими по размеру до тысячи стихов), но могут быть и более короткими. Термин «баллада» был введен в фольклористику Василе Александриколлекцией Народные стихи. Баллады. (Старинные песни)» (Poezii poporale. Balade. (Cîntece bătrîneşti)). 

   Нами для сравнения были взяты русская былина «Добрыня Никитич и Змей Горыныч», гагаузский (дастанский) героический эпос «Огуз Каган и  дикий волк», молдавский героический эпос  (баллада) «Богатырь и Змей».

 

Сравнительный анализ.

Русская былина «Добрыня Никитич и Змей Горыныч».

 Гагаузский (дастанский) героический эпос «Огуз Каган и  дикий волк»

Молдавский героический эпос  (баллада) «Богатырь и Змей»

Герои

1). Добрыня Никитич

2). Змей

3). Мудрая мать Ефимья Александровна

4). Бурушка

1). Огуз Каган

2). Волк

 

1). Хушан

2). Змей Балаур

3). Старик

4). Юноша-жертва

 

Язык

Сложные слова, образовавшиеся при помощи повтора одного и того же слова или синонимов.

1)Жила-была

2). Кишмя-кишат

3) родитель‑матушка

1) Давным-давно

 

1)Давным-давно

2) Песней-думой

 

Частое употребление синонимов и антонимов.

1)Разбил Добрыня медные двери, сорвал замки и засовы, зашёл в первую пещеру.

Хлынула из Змея чёрная кровь, разлилась к востоку и к западу, залила Добрыню до пояса.

2) Матушка Добрынюшке говаривала,
Матушка Никитичу наказывала

1)O zamannarda, o erlerda

2) kalin hem cetin kabuk

Змей Балаур, которого ни меч, ни сабля, ни палица не берут.

2) Дремал, отдыхал

3)Ты вставай скорей,

Поспешай скорей!

4). Долго ли, коротко ли он ехал

День и ночь кромешна мгла,
Нет ни света, ни тепла.

Специфические тропы (устойчивые эпитеты), лексические повторы, гипербола, антитеза, градация.

1) Разбил Добрыня медные двери, сорвал замки и засовы, зашёл в первую пещеру. А там видит людей несметное число с сорока земель, с сорока стран, в два дня не сосчитать.

2) «Хлынула из Змея чёрная кровь, разлилась к востоку и к западу, залила Добрыню до пояса.

3) Из‑за первоя же струйки как огонь сечет,
Из‑за другоей же струйки искра сыплется,
Из‑за третьеей же струйки дым столбом валит

4). На горе, у змеиного логова, кишмя-кишат змеёныши.

1)В те времена, в тех местах

2) большой и страшный  волк с рогом на лбу, большие лапы с крепкими ногтями, шея как у змея, язык огненный,  твердая кожа, что ни одна стрела его не могла пробить. Он ел лошадей и людей. Весь народ его боялся

 

 

1)Давным-давно

 скажу, только случилась такая беда.

2). Схватил его, бросил на кучу дров и поджег. А когда костер прогорел, развеял пепел по ветру. - Пусть тебя ветер развеет, чтоб и следа от злых драконов не осталось.

3.)  День и ночь кромешна мгла,
Нет ни света, ни тепла.
Исхожу я все пути,
Солнце б только мне найти

4). Змей Балаур, которого ни меч, ни сабля, ни палица не берут. Много горя да несчастья причинил змей людям.

5)Nu-s pe lume, nu-s de loc,

Nici macar scantei de foc

Cand oi creste eu mai mare

 

 

 

Сходства

Главные герои:
1)Главные герои - воплощают общий народный идеал героя-воина.
2)Борются со злодеями
3)Герои бесстрашные, сильные, смелые.
4)Выходят один на один с врагом
5)Любят и защищают свой народ
6)Убивают и с легкостью побеждают злодеев
7)Отправляются в лес искать чудовище
8)Продуманные, попадают в убежища врага
9)Все витязи  на конях

Антигерои

1)    Все злодеи выглядят ужасно, у них необычная и страшная внешность, не похожая на обычных зверей.
2). Держат всех людей в страхе, нападают.
3). Прячутся в лесу
4). В молдавской и гагаузской говорится «ни меч, ни сабля, ни палица не пробьют их»
5). Отрубают  им головы
6). Добро и сила побеждает чудовищ

7). Все  чудища – воплощение враждебных народу сил (захватчиков).

На уровне сюжета:

1). Несколько дней герои  пытаются убить зверя

2). На помощь людям приходят сильные  молодцы

3). Придумывают план, как победить хищника

4). Проходят все препятствия

5). Действие происходит в лесу

Язык

1)Написано простым народным

языком.

2)Зачин: «давным-давно, в те времена»

3)Схожие слова:  moment (молдавский)

dragon (молдавский) –дракон

gramada (молдавский)

dușman(молдавский, гагаузский)

Balaur (молдавский ,гагаузский)

Dinozavr (гагаузский, русский)

4). Широко используются Специфические тропы (устойчивые эпитеты), лексические повторы, гипербола, антитеза, градация.

5). Частое использование сложных слов, синонимов и антонимов.

На уровне композиции:

1). Одинаковый зачин.

2). Экспозиция – история преступлений Змея.

3).Развитие сюжета – герой недолго собирается.

4).Кульминация – смертельный бой Богатыря с Змеем.

5).Развязка – благодарность спасённых.

6).Концовка – хвалебная речь Герою и всем богатырям-защитникам.

 

Резюме:

Рассмотренные нами образцы героического эпоса демонстрируют ещё раз схожесть фольклора наших народов на разных уровнях, что позволяет предположить их общие корни.          

                     Сравнительный анализ сказок.

Сказка — жанр литературного творчества:

1. Сказка фольклорная — эпический жанр письменного и устного народного творчества: прозаический устный рассказ о вымышленных событиях в фольклоре разных народов. Вид повествовательного, в основном, прозаического фольклора  (сказочная проза ), включающий в себя разно жанровые произведения, тексты которых опираются на вымысел. Сказочный фольклор противостоит «достоверному» фольклорному повествованию (не сказочная проза) (см. миф, былина, историческая, демонологические рассказы, сказ, предание, песня, духовные стихи).

Сравнительный анализ сказок о животных.

 

Русская народная сказка «Волк и семеро козлят»

Гагаузская сказка
«Голодный волк»

Молдавская сказка
 «Коза и трое козлят»

На уровне образной системы:

1)Коза и семеро козлят.

2)Волк.

3)Медведь.

1)Волк.

2)Свинья.

3)Баран.

4)Осёл.

5)Девочка

1)Коза.

2)Трое козлят.

3)Волк.

 

На уровне  языка:

1). Жила-была.

2). Уходила коза в лес есть траву шелковую, пить воду студеную.

3). Лексический повтор: «Ах, козлятушки, ах ребятушки….» и т.д.

  4) То-то была радость!

5) Но чуть только переступил он несколько шагов.

1)Жил был.

  2)«Вот, кого сейчас первого встречу, — целиком проглочу».

  3) Со страху у волка лопнуло сердце, так и умер на месте.

   

   

  1) Жила-была

  2) Слово за слово, добрались они до кумушкиной хаты.

3)  И я там был, а как время подошло, сел верхом на седло и поведал все, как произошло; потом колесо оседлал, сказочку вам рассказал; а под конец оседлал чечевицу и понес, люди добрые, несусветную небылицу.

На уровне сюжета и композиции:

Экспозиция: история жизни Козы с Козлятами.

Завязка: В лесу появился Волк. Коза даёт наказ Козлятам.

Развитие действий: Коза идёт в лес «поесть траву шелковую, попить воду студёную». Волк подслушивает песню Козы, пытается её скопировать.

Кульминация: Волк нападает на Козлят в отсутствие Козы, проглатывает почти всех.

Развязка: Козе с младшим Козлёнком удаётся вызволить своих остальных Козлят. Волк наказан.

Завязка: Голодный Волк рыскает по округе в поисках пищи. Развитие действий: Волк встречает животных.

Кульминация: Борьба Волка и животных.

Развязка: Коварный злой Волк наказан, добро торжествует.

Завязка: В лесу появился Волк. Коза даёт наказ Козлятам.

Развитие действий: Коза уходит. Волк подслушивает песню Козы, пытается её скопировать.

Кульминация: Волк нападает на Козлят в отсутствие Козы, проглатывает почти всех.

Развязка: Козе с младшим Козлёнком удаётся вызволить своих остальных Козлят. Волк наказан.

 

 

 

Сходства:

  1)В каждой из сказок есть волк.

  2)В русской и молдавской есть коза и козлята.

  3)В сказках волк голодный.

  4)Волка в сказках перехитрили.

  5) Волка наказывают в каждой из сказок.

  6) Волк остается ни с чем.

  7)Начинаются сказки одинаково» Жил да был/ Жила была»

  8)Заканчиваются тем, что добро побеждает зло.

  9) Написано простым, понятным, народным языком.

  10) Много похожих оборотов речи, тропп.

  11). Схожи сюжеты и композиции.                                  

Сравнительный анализ бытовых сказок.

«Умная дочь крестьянская» (русская  сказка).

«Мудрая дочь пастуха» (молдавская сказка).

 

«Загадочная девушка» (гагаузская народная сказка).

На уровне образной системы:

бедный крестьянин, дочь, король

1)Жил когда-то на свете бедный крестьянин

2) Была у него единственная дочка

девушка, два  парня

 

На уровне языка:

1)Жил когда-то на свете бедный крестьянин

2) Была у него единственная дочка

Жил когда-то пастух.  

Была у пастуха дочь

В старые времена, в одном селе

 

 

                                                                                        

                                                                Общее:

      1)Во всех сказках отцы девушек- бедные старики

      2)В одной - крестьянин, а в остальных двух - пастух

      3) У всех отцов есть дочки.

      4) Обе дочери дают мудрые советы

      5) Они  обе помогают  разгадать загадки.

      6)Одна помогает отцу вернуть тёлочку, другая помогает выбраться отцу из тюрьмы, а также одному  крестьянину вернуть жеребёнка.

      7) В третьей сказке мы видим девушку, которая сама говорит загадками .

      8) Она очень мудра и хитра

      9)находит выход из любой ситуации

      10) Во всех  сказках мы видим, что не смотря на бедность, девочки очень мудры, умны, заботливы и отзывчивы.

 

Сравнительный анализ волшебных сказок.

«Сивка-бурка» (русская  сказка).

Василе-дурачок» (молдавская сказка).

 

««Добрый Иванчу» (гагаузская народная сказка).

Образная система:

1)три брата, двое трудятся, а третий -дурак и не любит работать.
2)Старик их отец, бедный.
3)Сивка-бурка конь, который помог Ивану дураку.

4)Король и царевна в башне

 

 

 1) Отец  - бедный человек

3)три сына, двое сильные, младший Василие -дурак.

3)волшебные кони

4)король

 

1)три брата

2)отец старый, бедный крестьянин.

3)младший брат Иванчу

4)младшему брату помог старик на девушке Иванчу жениться.

 

На уровне языка:

 1). «Отпусти меня, Иванушка, я тебе сослужу службу»
2) «Сивка-бурка вещий каурка, стань передо мной, как лист перед травой!- я тут и буду.
3)Пришли за столы дубовые, посадимся, пьют и едят, речи  говорят

 1)Жил –был
2) Отпусти меня с миром, Василие – богатырь будем мы с тобой в дружбе, сослужу я тебе добрую службу.
3)Вырви из моей гривы волосок, а попадешь в беду- подуй в него чуток.
4)Влезь-ка, говорит, ко мне в левое ухо, вылезь в правое, захвати все, что найдешь там.
5). и созвал Василие тьму –тьмущую и закатил пир горой ,и я на том пиру был много ел, да пил, ложку оседал и сказку вас рассказал.

1)много ли ,мало ли времени минуло
2)махнул он левой рукой- из рукава серебро посыпалось, махнул правой –золото рекой полилось.
3). Жить тебе в счастье и достатке
4). Вот и весь сказ ,а много ли в нем правды –кто знает. Только раз люди говорят, значит есть там правда

На уровне композиции:

Зачин:

Экспозиция:

Развитие действия:

Кульминация:

Развязка:

Эпилог:

Зачин:

Экспозиция:

Развитие действия:

Кульминация:

Развязка:

Эпилог:

Зачин:

Экспозиция:

Развитие действия:

Кульминация:

Развязка:

Эпилог:

 

Волшебные существа и предметы

В русской
1)говорящий конь

В  Молдавской
1)говорящий конь, волшебный
2)мост хрустальный ,дворец вылитый из золота
3)кони царя в свинью обратили
.

 

В Гагаузской
1)Кнут, мешок, корешок
2)вороны превратились в овец
3)у реки появилась водяная мельница
4)из котла петухи выпорхнули, залились –запели.
5)дедушка махнул рукавом и посыпались серебро и золото

 

Сходство:

1). В русской, гагаузской и молдавской есть похожие герои. Отец и три сына.
2) В русской и гагаузской младших сыновей зовут Иван, а в русской и молдавской они дураки.
3)отцы бедные старики, крестьяне.
4)младшие сыновья оказываются счастливыми и везучими
5)в русской и молдавской сыновьям помогают волшебные существа кони, а в гагаузской старик.
6)старшие братья не справляются с заданиями отцов и остаются ни с чем.
7)младшие сыновья оказываются умнее и трудолюбивее.
8)имеют возлюбленных .В русской и молдавской оба допрыгивают до принцессы, которая сидит высоко в башне и должны снять с нее перстень.
9)Получают вознаграждение за добро.
10)Младшие сыновья становятся богатыми
11)Добро побеждает зло.
13)Написано простым, понятным, народным  языком.
14)В русской и молдавской кони просят их отпустить и говорят, что они пригодятся.
15)начинаются сказки с одного речевого оборота «жил бедный человек»
16) заканчиваются победой и счастливым концом младших сыновей.
17)для младших сыновей не важны деньги и богатство, а любовь.

Резюме:

     Мы рассмотрели некоторые русские, молдавские и гагаузские народные сказки  основных групп: о животных, бытовых, волшебных.

      Несмотря на то, что данные произведения фольклора относятся к народам разных языковых групп, в сказках обнаружено много общего на уровне:

-композиции;

-сюжета;

-образной системы;

-языка.

     Это позволяет сделать вывод о том, что наши народы имеют общие культурные, языковые, литературные корни.

   

Сравнительный анализ некоторых традиций русского, молдавского и гагаузского народов.

   Если говорить об общности, схожести культур молдавского, гагаузского и русского народов, нельзя обойти и традиционные национальные танцы. Под кажущемся таким явным различием между ними много общих черт, которые имеют древнее сходство.  Так некоторые фигуры национальных танцев очень похожи. Русский хоровод, молдавская хора, гагаузский танец –во всех этих танцах одной из ведущих фигур является круг. В чём же символика? Если обратиться к глубокой древности, мы узнаем, что круг – символ солнца, и танец в этой форме не что иное как заклич Солнца, своего рода приглашение на землю и просьба, мольба о тепле.

Начавшись неторопливо, от фигуры к фигуре, от действия к действию, темп хоровода постепенно наращивается, убыстряется ритм. Этот обряд образно демонстрирует древнейшие, восходящие к первичной арийской мифологии, представления славян о рождении вселенной и сотворении мира. Сначала все участники выстраиваются неподвижным большим квадратом «Столбы», который символизирует Высшую Истину, изначальное единство неба и земли (единство мужского и женского начал). Сами Столбы в древнеарийских представлениях означают четыре первоэлемента природы (огонь, воздух, вода и земля). Весь мир, вся вселенная формируется в результате их смешения и взаимодействия.

Этот процесс творения демонстрирует вторая фигура, непосредственно вытекающая из первой – «Вожжа», которая представляет собой волнистую линию (космические воды недифференцированного хаоса), постепенно уменьшающуюся в амплитуде и переходящую в точку (Семя Вселенной, Мировое Яйцо).
Вторая фигура символизирует нарушение изначального равновесия, поляризацию, разделение на мужское и женское начало, а именно: момент, когда начинается еще невидимое формирование вселенной. Со времен неолита волнистая линия символизировала волны океана Хаоса, бездну космических вод – слияние первых элементов. Из нее все рождается и, в конечном итоге, в нее все возвращается, это начало и конец всего сущего.
Затем следует третья фигура, называемая «Плетень», которая представляется в виде исходящей из центральной точки (Семени) спирали, постепенно увеличивающейся в размерах. Точно так же, как ремесленник, постепенно плетущий свою корзину из центральной точки, Высший Разум Вселенной с помощью своей супруги, Великой богини - производительной силы природы, созидает из точки (Мирового Яйца) вселенную.

Xетвертая фигура представляет собой Круг, показывая тем самым цикличность космоса и вселенной на протяжении всего их существования.
Пятая фигура - «Сторона на сторону». При ее исполнении все участники, разделившись на мужчин и женщин, выстраиваются в линии друг против друга; они то поочередно сходятся (при этом мужчины и женщины вступают в непосредственный контакт, символически поправляя друг другу одежду), то опять расходятся.
Эта фигура показывает психическую активность вселенной, выраженную в виде взаимодействия двух первоначал – мужского (небо) и женского (земля). Все в мире существует только благодаря их постоянному взаимодействию.
Последняя фигура – «На четыре стороны» – завершает процесс формирования вселенной. Она представляет собой квадрат (четыре стороны света), который демонстрирует рождение жизни, устойчивость и гармонию проявленного мира во времени и пространстве.
Этот изначальный, объединяющий, сакральный обряд, лежащий в основе всех античных мистерий, пробуждает подсознание участвующих, вызывая тем самым глубинное переживание единства космоса и всех его частей, находящихся в полной гармонии и взаимосвязи.
Люди, участвующие в нем, выходят духовно окрепшими и просветленными, с чувством осознания того, что не передать никакими словами или их письменным выражением.

Хоровод – сакральное священное действие, пожалуй, самое древнее на земле. Это вид народного творчества, значит, создавались хороводы коллективно. Именно поэтому они несут в себе глубины коллективного бессознательного, являются выражением подсознательного каждого человека, складываясь в общую картину мироустройства, здоровых гармоничных матриц взаимодействия, общих для всех людей, всех народов, во все времена.
Хороводы архаичны сами по себе, содержат глубокие смыслы и мудрость не одного поколения, поэтому и сохранились они по сей день в своей первозданной чистоте.
В хороводах гармонично сочетаются: музыка, песня, танец, слова, ритм, темп.
Поэтому «водя круги» внутренний космос каждого человека приходит до ладу, все вокруг умиротворяется, гармонизируется, во внутреннем мире человека подсознательно выстраивается модель гармоничного, творческого, приносящего щедрые плоды взаимодействия в социуме и в парных мужско-женских отношениях.
Хороводы не возможно водить одному или «самому по себе», поэтому личность каждого научается самобытно проявляться, не нарушая границы других людей, не вразрез с природным жизненным укладом, с почтением и уважением к миру каждого человека, совместно водящего хороводы.
Во время вождения хороводов люди научаются слышать и чувствовать друг друга, действовать слажено, ценить отличия функций мужчины и женщины.

Так юноши, шутя и играючи, научались заботливо и бережно относиться к девушкам, вести за собой так, чтобы «хотелось следовать за ними», приобретали подсознательное знание о том, что счастье девушек зависит от них, от их действий, осваивали свою главенствующую роль в отношениях.
У девушек была другая функция в хороводах. Они должны были следовать за юношей, плавно, непрерывно, красиво петь песню и двигаться. Так они научались умиротворять, приводить до ладу все вокруг, наполнять пространство любовью, красотой, нежностью. Так девушки подсознательно научались создавать пространство, в котором хочется быть, в котором наполняешься энергией, отдыхаешь душой и телом.
Водя такие хороводы, юноши и девушки программировали свою жизнь быть такой же плавной, спокойной, текучей, умиротворенной, стабильной, легкой, веселой и красивой, как сам хоровод.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Заключение:

 

 

Рассмотренные нами образцы мифологии древних славян, тюрков, римлян, произведений фольклора русского, гагаузского и молдавского народов, приведённые традиции, позволяют сделать вывод о том, что ХОТЬ НАШИ НАРОДЫ ТАКИЕ РАЗНЫЕ, У НИХ МНОГО ОБЩЕГО. Это мы наблюдаем по всей нашей стране и, конечно же, в нашем милом лицее, где так часто проходят самые разнообразные мероприятия, на которых мы имеем возможность познать друг друга лучше, наши культуры - глубже.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Список литературы:

 

1.      БСЭ.

2.     Героический молдавский эпос. Сборник.

3.     Гринцер П. А., Эпос древнего мира, в сборнике: Типология и взаимосвязи литератур древнего мира, М., 1971;

4.     Жирмунский В. М., Народный героический эпос, М. — Л., 1962;

5.     Жирмунский В.М. Избранные труды. Тюркский героический эпос. 1974

6.     Квилинкова Е.Н. Гагаузский песенный фольклор – «грамматика жизни». Кишинёв 2011г.

7.     Кун. Мифы Древней Греции и Рима.

8.     Мелетинский Е. М., Происхождение героического эпоса, М., 1963;

9.      Мелетинский Е. М., Народный эпос, в кн.: Теория литературы... Роды и жанры литературы, [кн. 2], М., 1964;

10. новейший философский словарь

11. Русские былины. Сборник.

12. Сборник русских народных сказок.

13. Сборник молдавских народных сказок.

14. Сборник гагаузских народных сказок.

15. Славянская мифология.

16. Современный философский словарь.

17. Текстологическое изучение эпоса, М., 1971; Lord A.,

18. . Е. Хализев (Э. как род литературный), Е. М. Мелетинский.

19. И.Чимпоеш. Дастанский эпос.

20. Энциклопедический словарь

21. Энциклопедический словарь. 2009.

22. http://www.clipafon.ru

23. http://images.yandex.ru

24. Вhttp://vseslova.com.ua/word/%D0%AD%D0%BF%D0%BE%D1%81-126096

 

Приложение.

Миф древних тюрков о сотворении земли.

 Прилетела однажды Умай в виде белого лебедя и стала кружить над водами океана. Искала, искала она хоть клочок суши, но не нашла. Снесла Умай яйцо прямо в воду, но оно утонуло. Погоревала богиня и решила сделать гнездо на воде. Выщипала она у себя пух, сделала гнездо, но волны его разбили и разметали. Тогда Умай решила раздобыть земли. Собралась она с духом и нырнула так глубоко, что достигла дна. Схватила лебедь немного земли в клюв и вынырнула на поверхность. Но куда положить добытую землю? Вот тогда Тенгри и послал трех железных рыб. Богиня положила комочек земли на спину одной из рыбин. Вдруг он стал расти, увеличиваться прямо на глазах. Из него и образовалась суша. На ней Умай свила гнездо и снесла яйцо. А из этого яйца появились и люди, и весь окружающий мир. Поэтому тюрки считали богиню Умай своей прародительницей и очень почитали.

 

Миф славян о сотворении земли.

Одна из старинных легенд гласит: «Вначале, когда в мире не было ничего, кроме безбрежного моря, утка, летая над ним, уронила яйцо в водную пучину. Яйцо раскололось, и из его нижней части вышла Мать-сыра земля, а из верхней встал высокий свод небесный».

Другое сказание связывает появление мира с поединком героя со змеем, который сторожил золотое яйцо. Убил герой змея, расколол яйцо — вышло из него три царства: небесное, земное и подземное.

Миф древних римлян о сотворении земли.

О яйце из земли и влаги, которое явилось на первом поднявшемся из первоначального хаоса холме, то о яйце «великого Гоготуна», снесенного на землю. на холме, поднявшемся из хаоса, было свито гнездо, в котором из гусиного яйца, из «яйца великого Гоготуна», появилось солнце.

 

Добрыня и змей

 

Матушка Добрынюшке говаривала,
Матушка Никитичу наказывала:
«Ах ты, душенька Добрыня сын Никитинич!
Ты не езди‑тко на гору сорочинскую,
Не топчи‑тко там ты малыих змеенышев,
Не выручай же полону там русского,
Не куплись‑ка ты во матушке Пучай‑реки;
Тая река свирипая,
Свирипая река, сердитая:
Из‑за первоя же струйки как огонь сечет,
Из‑за другой же струйки искра сыплется,
Из‑за третьей же струйки дым столбом валит,
Дым столбом валит да сам со пламенью».
Молодой Добрыня сын Никитинич
Он не слушал да родители тут матушки,
Честной вдовы Офимьи Александровной,
Ездил он на гору сорочинскую,
Топтал он тут малыих змеенышков,
Выручал тут полону да русского.
Тут купался да Добрыня во Пучай‑реки,
Сам же тут Добрыня испроговорил:
«Матушка Добрынюшке говаривала,
Родная Никитичу наказывала:
Ты не езди‑тко на гору сорочинскую,
Не топчи‑тко там ты малыих змеенышев,
Не куплись, Добрыня, во Пучай‑реки;
Тая река свирипая,
Свирипая река да е сердитая:
Из‑за первоя же струйки как огонь сечет,
Из‑за другоей же струйки искра сыплется,
Из‑за третьеей же струйки дым столбом валит,
Дым столбом валит да сам со пламенью.
Эта матушка Пучай‑река
Как ложинушка дождёвая».
Не поспел тут же Добрыня словца молвити,
– Из‑за первоя же струйки как огонь сечет,
Из‑за другою же струйки искра сыплется.
Из‑за третьеей же струйки дым столбом валит,
Дым столбом валит да сам со пламенью.
Выходит тут змея было проклятая,
О двенадцати змея было о хоботах:
«Ах ты, молодой Добрыня сын Никитинич!
Захочу я нынь – Добрынюшку цело сожру,
Захочу – Добрыню в хобота возьму,
Захочу – Добрынюшку в полон снесу».
Испроговорит Добрыня сын Никитинич:
«Ай же ты, змея было проклятая!
Ты поспела бы Добрынюшку да захватить,
В ты пору Добрынюшкой похвастати, ‑
А нунчу Добрыня не в твоих руках».
Нырнет тут Добрынюшка у бережка,
Вынырнул Добрынюшка на другоем.
Нету у Добрыни коня доброго,
Нету у Добрыни копья вострого,
Нечем тут Добрынюшке поправиться.
Сам же тут Добрыня приужахнется,
Сам Добрыня испроговорит:
«Видно, нонечу Добрынюшке кончинушка!»
Лежит тут колпак да земли греческой,
А весу‑то колпак буде трех пудов.
Ударил он змею было по хоботам,
Отшиб змеи двенадцать тых же хоботов,
Сбился на змею да он с коленками,
Выхватил ножище да кинжалище,
Хоче он змею было пороспластать.
Змея ему да тут смолилася:
«Ах ты, душенька Добрыня сын Никитинич!
Будь‑ка ты, Добрынюшка, да больший брат,
Я тебе да сестра меньшая.
Сделам мы же заповедь великую:
Тебе‑ка‑ва не ездить нынь на гору сорочинскую,
Не топтать же зде‑ка маленьких змеенышков,
Не выручать полону да русского;
А я тебе сестра да буду меньшая, ‑
Мне‑ка не летать да на святую Русь,
А не брать же больше полону да русского,
Не носить же мне народу христианского».
Отслабил он колен да богатырскиих.
Змея была да тут лукавая, ‑
С‑под колен да тут змея свернулася,
Улетела тут змея да во ковыль‑траву.
И молодой Добрыня сын Никитинич
Пошел же он ко городу ко Киеву,
Ко ласковому князю ко Владимиру,
К своей тут к родители ко матушке,
К честной вдовы Офимье Александровной.
И сам Добрыня порасхвастался:
«Как нету у Добрыни коня доброго,
Как нету у Добрыни копья вострого,
Не на ком поехать нынь Добрыне во чисто поле».
Испроговорит Владимир стольнекиевский:
«Как солнышко у нас идет на вечере,
Почестный пир идет у нас навеселе,
А мне‑ка‑ва, Владимиру, не весело:
Одна у мня любимая племянничка
И молода Забава дочь Потятична;
Летела тут змея у нас проклятая,
Летела же змея да через Киев‑град;
Ходила нунь Забава дочь Потятична
Она с мамками да с няньками
В зеленом саду гулятиться,
Подпадала тут змея было проклятая
Ко той матушке да ко сырой земли,
Ухватила тут Забаву дочь Потятичну,
В зеленом саду да ю гуляючи,
В свои было во хобота змеиные,
Унесла она в пещерушку змеиную».
Сидят же тут два русскиих могучиих богатыря, ‑
Сидит же тут Алешенька Левонтьевич,
Во другиих Добрыня сын Никитинич.
Испроговорит Владимир стольнекиевский:
«Вы русские могучие богатыри,
Ай же ты, Алешенька Левонтьевич!
Мошь ли ты достать у нас Забаву дочь Потятичну
Из той было пещеры из змеиною?»
Испроговорит Алешенька Левонтьевич:
«Ах ты, солнышко Владимир стольнекиевский!
Я слыхал было на сем свети,
Я слыхал же от Добрынюшки Никитича:
Добрынюшка змеи было крестовый брат;
Отдаст же тут змея проклятая Молоду Добрынюшке Никитичу
Без бою, без драки‑кроволития
Тут же нунь Забаву дочь Потятичну».
Испроговорит Владимир стольнекиевский:
«Ах ты, душенька Добрыня сын Никитинич!
Ты достань‑ка нунь Забаву дочь Потятичну
Да из той было пещерушки змеиною.
Не достанешь ты Забавы дочь Потятичной,
Прикажу тебе, Добрыня, голову рубить».
Повесил тут Добрыня буйну голову,
Утопил же очи ясные
А во тот ли во кирпичен мост,
Ничего ему Добрыня не ответствует.
Ставает тут Добрыня на резвы ноги,
Отдает ему великое почтение,
Ему нунь за весело пирование.
И пошел же ко родители, ко матушке
И к честной вдовы Офимьи Александровной.
Тут стретает его да родитель‑матушка,
Сама же тут Добрыне испроговорит:
«Что же ты, рожоное, не весело,
Буйну голову, рожоное, повесило?
Ах ты, молодой Добрыня сын Никитинич!
Али ествы‑ты были не по уму,
Али питьица‑ты были не по разуму?
Аль дурак тот над тобою надсмеялся ли,
Али пьяница ли там тебя приобозвал, Али чарою тебя да там приобнесли?»
Говорил же тут Добрыня сын Никитинич,
Говорил же он родители тут матушке,
А честной вдовы Офимьи Александровной:
«А й честна вдова Офимья Александровна!
Ествы‑ты же были мне‑ка по уму,
А и питьица‑ты были мне но разуму,
Чарою меня там не приобнесли,
А дурак тот надо мною не смеялся же,
А и пьяница меня да не приобозвал;
А накинул на нас службу да великую
Солнышко Владимир стольнекиевский, ‑
А достать было Забаву дочь Потятичну
А из той было пещеры из змеиною.
А нунь нету у Добрыни коня доброго,
А нунь нету у Добрыни копья вострого,
Не с чем мне поехати на гору сорочинскую,
К той было змеи нынь ко проклятою».
Говорила тут родитель ему матушка,
А честна вдова Офимья Александровна:
«А рожоное мое ты нынь же дитятко,
Молодой Добрынюшка Никитинич!
Богу ты молись да спать ложись,
Буде утро мудро мудренее буде вечера –
День у нас же буде там прибыточен.
Ты поди‑ка на конюшню на стоялую,
Ты бери коня с конюшенки стоялыя, ‑
Батюшков же конь стоит да дедушков,
А стоит бурко пятнадцать лет,
По колен в назем же ноги призарощены,
Дверь по поясу в назем зарощена».
Приходит тут Добрыня сын Никитинич
А ко той ли ко конюшенке стоялыя,
Повыдернул же дверь он вон из назму,
Конь же ноги из назму да вон выдергиват.
А берет же тут Добрынюшка Никитинич,
Берет Добрынюшка добра коня
На ту же на узду да на тесмяную,
Выводит из конюшенки стоялыи,
Кормил коня пшеною белояровой,
Поил питьями медвяныма.
Ложился тут Добрыня на велик одёр.
Ставае он по утрушку ранехонько,
Умывается он да и белехонько,
Снаряжается да хорошохонько,
А седлае своего да он добра коня,
Кладывае он же потнички на потнички,
А на потнички он кладе войлочки,
А на войлочки черкальское седелышко,
И садился тут Добрыня на добра коня.
Провожает тут родитель его матушка,
А честна вдова Офимья Александровна,
На поезде ему плеточку нонь подала,
Подала тут плетку шамахинскую,
А семи шелков да было разныих,
А Добрынюшке она было наказыват:
«Ах ты, душенька Добрыня сын Никитинич!
Вот тебе да плетка шамахинская:
Съедешь ты на гору сорочинскую,
Станешь топтать маленьких змеенышев,
Выручать тут полону да русского,
Да не станет твой же бурушко поскакиватъ,
А змеенышев от ног да прочь отряхивать, ‑
Ты хлыщи бурка да нунь промеж уши,
Ты промеж уши хлыщи, да ты промеж ноги,
Ты промеж ноги да промеж заднии,
Сам бурку да приговаривай: «Бурушко ты, конь, поскакивай,
А змеенышев от ног да прочь отряхивай!»
Тут простилася да воротилася.
Видли тут Добрынюшку да сядучи,
А не видли тут удалого поедучи.
Не дорожками поехать, не воротами,
Через ту стену поехал городовую,
Через тую было башню наугольную,
Он на тую гору сорочинскую.
Стал топтать да маленьких змеенышев,
Выручать да полону нонь русского.
Подточили тут змееныши бурку да щеточки,
А не стал же его бурушко поскакивать,
На кони же тут Добрыня приужахнется, ‑
Нунечку Добрынюшке кончинушка!
Спомнил он наказ да было матушкин,
Сунул он же руку во глубок карман,
Выдернул же плетку шамахинскую,
А семи шелков да шамахинскиих,
Стал хлыстать бурка да он промеж уши,
Промеж уши, да он промеж ноги,
А промеж ноги да промеж заднии,
Сам бурку да приговариват:
«Ах ты, бурушко, да нунь поскакивай,
А змеенышев от ног да прочь отряхивай!»
Стал же его бурушко поскакивать,
А змеенышев от ног да прочь отряхивать.
Притоптал же всех он маленьких змеенышков,
Выручал он полону да русского.
И выходит тут змея было проклятое
Да из той было пещеры из змеиною,
И сама же тут Добрыне испроговорит:
«Ах ты, душенька Добрынюшка Никитинич!
Ты порушил свою заповедь великую,
Ты приехал нунь на гору сорочинскую
А топтать же моих маленьких змеенышев».
Говорит же тут Добрынюшка Никитинич:
«Ай же ты, змея проклятая!
Я ли нунь порушил свою заповедь,
Али ты, змея проклятая, порушила?
Ты зачем летела через Киев‑град,
Унесла у нас Забаву дочь Потятичну?
Ты отдай‑ка мне Забаву дочь Потятичну
Без бою, без драки‑кроволития».
Не отдавала она без бою, без драки‑кроволития,
Заводила она бой‑драку великую,
Да большое тут с Добрыней кроволитие.
Бился тут Добрыня со змеей трое сутки,
А не може он побить змею проклятую.
Наконец хотел Добрынюшка отъехати,
– Из небес же тут Добрынюшке да глас гласит:
«Ах ты, молодой Добрыня сын Никитинич!
Бился со змеей ты да трое сутки,
А побейся‑ка с змеей да еще три часу».
Тут побился он, Добрыня, еще три часу,
А побил змею да он проклятую,
Попустила кровь свою змеиную
От востока кровь она да вниз до запада,
А не прижре матушка да тут сыра земля
Этой крови да змеиною.
А стоит же тут Добрыня во крови трое сутки,
На кони сидит Добрыня – приужахнется,
Хочет тут Добрыня прочь отъехати.
С‑за небесей Добрыне снова глас гласит:
«Ай ты, молодой Добрыня сын Никитинич!
Бей‑ка ты копьем да бурзамецкиим
Да во ту же матушку сыру землю,
Сам к земли да приговаривай!»
Стал же бить да во сыру землю,
Сам к земли да приговаривать:
«Расступись‑ка ты же, матушка сыра земля,
На четыре на все стороны,
Ты прижри‑ка эту кровь да всю змеиную!»
Расступилась было матушка сыра земля
На всех на четыре да на стороны,
Прижрала да кровь в себя змеиную.
Опускается Добрынюшка с добра коня
И пошел же по пещерам по змеиныим,
Из тыи же из пещеры из змеиною
Стал же выводить да полону он русского.
Много вывел он было князей, князевичев,
Много королей да королевичев,
Много он девиц да королевичных,
Много нунь девиц да и князевичных
А из той было пещеры из змеиною, ‑
А не може он найти Забавы дочь Потятичной.
Много он прошел пещер змеиныих,
И заходит он в пещеру во последнюю,
Он нашел же там Забаву дочь Потятичну
В той последнею пещеры во змеиною,
А выводит он Забаву дочь Потятичну
А из той было пещерушки змеиною,
Да выводит он Забавушку на белый свет.
Говорит же королям да королевичам,
Говорит князям да он князевичам,
И девицам королевичным,
И девицам он да нунь князевичным:
«Кто откуль вы да унесены,
Всяк ступайте в свою сторону,
А сбирайтесь вси да по своим местам,
И не троне вас змея боле проклятая.
А убита е змея да та проклятая,
А пропущена да кровь она змеиная,
От востока кровь да вниз до запада,
Не унесет нунь боле полону да русского
И народу христианского,
А убита е змея да у Добрынюшки,
И прикончена да жизнь нунчу змеиная».
А садился тут Добрыня на добра коня,
Брал же он Забаву дочь Потятичну,
А садил же он Забаву на право стегно,
А поехал тут Добрыня по чисту полю.
Испроговорит Забава дочь Потятична:
«За твою было великую за выслугу
Назвала тебя бы нунь батюшком, ‑
И назвать тебя, Добрыня, нунчу не можно!
За твою великую за выслугу
Я бы назвала нунь братцем да родимыим, ‑
А назвать тебя, Добрыня, нунчу не можно!
За твою великую за выслугу
Я бы назвала нынь другом да любимыим, ‑
В нас же вы, Добрынюшка, не влюбитесь!»
Говорит же тут Добрыня сын Никитинич
Молодой Забавы дочь Потятичной:
«Ах ты, молода Забава дочь Потятична!
Вы есть нунчу роду княженецкого,
Я есть роду христианского:[1]
Нас нельзя назвать же другом да любимыим».

Богатырь и змей

Зелен лист липан,

Молодой Хушан,

Родом — молдован,

В корчме — на подворье,

В степи, на приволье

На постой вставал.

Коня расседлал,

Дремал, отдыхал.

Да на том постое

Не было покоя.

Суток двое, трое —

Долгим летним днем,

В безмолвье ночном

В просторе степном,

Отдаленный,

Приглушенный

Зов на помощь

Смутно долетал,

Уснуть не давал.

Молодой Хушан,

Родом — молдован,

Вслушиваться стал,

Пока разобрал.

Корчмаря позвал он,

Так ему сказал он:

"Мэй, ты, старый

Мой хозяин!

Вот уж суток трое

Здесь я на постое,

С утренней зарею

Просыпаюсь,

Умываюсь,

Пока солнце встанет,

Пока вновь не канет

В вечернюю тень

Долгий летний день,

Издали внимаю,

Смутно различаю

Конский визг и ржанье,

Гончих завыванье,

Чей-то крик, стенанье,

Чей-то зов унылый

В стороне Мовилы,

Словно из могилы

Молвит, — кто там погибает,

Кто на помощь призывает,

В смертных муках пропадает?"

Тут хозяин старый

Вслушиваться стал,

Пока различил,

Пока услыхал.

Витязю Хушану —

Парню-молдовану

Так он отвечал,

Устами сказал,

Его наставлял:

"Ты вставай скорей,

Поспешай скорей!

Там Балаур-змей

Удальца терзает,

Заживо глотает,

Насмерть убивает!

Поспешай скорей,

Налетай смелей.

Ты спасай его,

Выручай его,

Храбреца того!

А он не забудет,

Твоим братом будет".

Молодой Хушан —

Витязь-молдован

Время не терял —

Лицо умывал,

Коня оседлал;

Взял копье с собой,

Палаш боевой,

Стрелы, лук тугой.

В стремена вставал,

Вихрем поскакал,

Прямиком погнал,

Пока не приспел,

Пока не домчал.

Видит — змей Балаур

На железных лапах

Спину выгибает,

Как огонь сверкает

Чешуею золотою,

Тоненького, молодого

Юношу терзает,

Заживо глотает;

Заглотил до половины,

Да на поясе детины

Богатырский меч старинный,

Бранное его оружье —

Стрелы, лук торчат снаружи,

В пасть не пролезают,

Глотку раздирают,

Проглотить мешают.

Воин стонет в пасти змея,

Задыхаясь, леденея.

А далеко в поле

Конь-бедняга ржет;

Плачут соколята,

Стая гончих воет,

По хозяину тоскует,

По кодру, по воле.

Балаур ярился,

Добычей давился,

Из пасти змеиной

Несчастный взмолился:

"Удалец Хушан,

Витязь-молдован!

Вытащи меня ты

Из пасти проклятой,

Из смертного хлада!

Добра не забуду —

Твоим братом буду!"

А змей услыхал,

А змей зарычал:

"Ты бы не мешал,

Мимо проезжал!

Не помочь ему боле,

Не в твоей это воле,

Такова его доля!

Женщина, что его родила,

Мать родная его прокляла,

Мне его обрекла,

Предала!"

Вновь из пасти змея,

Страхом леденея,

Бедняга вопил,

Помощи просил,

Жалобно молил:

"Молодой Хушан,

Витязь-молдован!

Подойди скорее,

За ноги смелее

Вытащи меня ты

Из пасти проклятой,

Из смертного хлада!

Добра не забуду,

Твоим братом буду!"

А змей услыхал,

А змей зарычал:

"Эй, смотри, Хушан,

Парень-молдован!

Если ты бедняге

Придешь на подмогу —

Клянусь моим логом

И змеиным богом —

Тебе отомщу,

Его отпущу,

Тебя проглочу!

Ты отважен, вижу, —

Подойди поближе,

Сагайдак его возьми,

Ятаган с него сними,

Палаш его отстегни!

Пасть они мне ранят,

Свет мой отуманят!

Как сожру его,

Проглочу его,

Честью говорю —

Отблагодарю!

Тебе подарю

Соколят со стаей псовой,

И оружье, и гнедого

Лихого коня!

Что он — для меня?"

А из пасти змея,

В муке леденея,

Юноша кричал,

Жалобно взывал,

Громко умолял:

"Молодой Хушан —

Витязь-молдован,

Змею ты не верь,

Что сказал теперь

Этот лютый зверь,

Это все — обман!

Он от крови пьян,

Злобой обуян.

В поле отъезжай,

Сбоку налетай,

Змея разрубай,

Меня выручай

Из пасти проклятой,

Из смертного хлада!

Добра не забуду,

Твоим братом буду!

Здесь меня он,

Злой Балаур,

Подстерег и ухватил,

До пояса заглотил,

Да не так хватал,

Да не так глотал,

В глотке мой палаш

У него застрял,

Ты руби смелее

Поганого змея!

Меня поскорее

Вытащи из пасти!

Спаси от напасти!

Добра не забуду —

Твоим братом буду.

Честью говорю,

Клятвой повторю,

Отблагодарю:

Тебе подарю

Сотню соколят,

Гончих пятьдесят,

Боевой булат

В дорогом уборе,

В золотом узоре!

Ой, горе мне, горе!..

А как станешь бить,

Палашом рубить —

Ты в оба гляди —

Меня не сгуби.

Там, где змей раздут, —

Знай: застрял я тут.

Где потоньше змей,

Там руби смелей,

Секи веселей!"

Змей Балаур испугался

Он давился, задыхался,

Тяжко отдувался

И так отозвался:

"Молодой Хушан,

Витязь-молдован,

Не руби мечом,

Не будь мне врагом!

Я тебя потом —

Честью говорю —

Отблагодарю:

Тебе подарю

Соколят без счета,

Гончих для охоты!

Дам заветный боевой

Меч с насечкой золотой…

Звонко ржущий под горой,

Конь гнедой —

Он тоже твой!

Скрытый под землей,

Закопанный мной,

Клад отныне твой!"

Зелен лист липан!

Солнца лик багрян,

Как цветок тюльпан,

Мглою покрывался,

Тихо опускался

В вечерний туман.

А воин Хушан,

Витязь-молдован,

Палаш обнажил,

По бруску водил,

Лезвиё точил.

Змей пыхтел, рычал.

Юноша кричал.

Молдован молчал,

Им не отвечал.

А как он отъехал в поле,

Повернул, да как оттоле

Разогнал коня по воле, —

Голову пригнул,

Мечом крутанул,

Сплеча рубанул;

Змея разрубил.

Посыпалась золотая

Чешуя драконья,

Гремя и сверкая.

В пору он доспел!

Юношу успел —

Без лишнего слова —

Вытащить живого

Из драконьей пасти,

Спас от злой напасти.

………………….

Кланяюсь вам

Песней-думой,

Как густые кодры

Шумом.

Гагаузская былина «Огуз Каган и  дикий волк».

«Oguz bir titsi canavar hayvaninnan düüşmüş» .

В те времена, в тех местах был большой лес. В   этом лесу был  большой и страшный  волк с рогом на лбу, большие лапы с крепкими ногтями, шея как у змея, язык огненный,  твердая кожа , что ни одна стрела его не могла пробить. Он ел лошадей и людей. Весь народ его боялся.
Огуз был бесстрашным и взялся поймать и убить животное. В один день он вышел в лес  поймал оленя  повесил на дерево , а сам ушел. На утро пришел и увидел, что животное съело его. На этот раз он сам забрался на дерево пришел зверь и ударил рогом Кагана, Огуз с силой ударил ему по голове и убил. Вилой рассек голову ,так он освободил народ от страха..

O zamannarda, o erlerda büük dalliklar vardi. Bu dalliklar da içinda bir büük hem titsi canavar vardi bir buynuz annisinda, bacaklar büük hem kaavi tirnaklari, kuyruu kalin balaur kuyruu, aazi ateş  dilli ,derisi kalin hem cetin kabuk, ok , mazrak ona batamaz. Oguz Kagan korkusuz bir batirdi. Bu titsi hayvani tutmaa da öldürmää neetlendi.Bir gün tuttu bir karacayi baaladi aacina da kendisi gitti. Sabaa geldi, gördü ani canvar idi onu. Baska gün  o kendisi durdu fidanda. Geldi canavar da urdu buynuzunnan , Oguz mizraklan urdu da öldürdü onu. Kilaclan kesti kafani. Ölä o braakti halk korkusuz

 

Русская сказка «Волк и семеро козлят».

  Жила-была коза с козлятами. Уходила коза в лес есть траву шелковую, пить воду студеную. Когда она уходила в лес, она закрывала дверь. В лесу жил волк, и вот однажды ушла коза в лес. Волк пришел и запел её голосом, чтобы козлята дверь отворили. В первый раз у него не получилось, а вот во - второй раз, у него получилось: украл он козлят, только одного не заметил. Коза плакала,  искала своих козлят и нашла. Но волк не так –то просто согласился отдать, они  прыгали через яму, коза перепрыгнула, а вот волк упал в эту яму. В итоге козлята с козой остались.

Гагаузская сказка «Голодный волк».

  Волк гулял по округе и очень есть хотел. Навстречу ему вышла свинья, баран и осел, но волку не удалось никого съесть, так как из-за свиньи его мужики сельские  избили, баран его перехитрил. А осел его в город привел, за что волк и получил от сельских мужиков. Так он остался ни с чем.

  Молдавская сказка «Коза и трое козлят».

  Жила Была коза с тремя козлятами . И вот коза в лес пошла , оставила их одних. А неподалеку волк жил. Пришел волк и запел песню козы, но козлята не поверили. Тогда во второй раз пришел. Дверь ему отворили, съел он двоих, а третий в часовой футляр забился. Придя домой, мать в ужасе была, но нашла младшего козлёнка, они вместе пошли искать, а тем временем, волк под деревом спал, увидели они, что у него в животе  что-то шевелится, поняли, что это бедные козлята пытаются выкарабкаться. Пошли они домой и взяли ножницы и нить, разрезали волку утробу и козлят спасли, а вместо козлят натаскали туда булыжников, волк проснувшись к речке пошел воды попить, так и упал в ручку и утонул.

Русская народная сказка

«Коза –дереза»

Жили-были старик со старухой да их дочка.

Вот дочка пошла пасти коз. Пасла по горам, по долам, по зеленым лугам, вечером пригнала их домой. Старик вышел на крыльцо и спрашивает:

Вы, козочки, вы, матушки,

Вы сыты ли, вы пьяны ли?

Отвечают ему козы:

Мы и сыты, мы и пьяны,

Мы по горочкам ходили,

Травушку пощипали,

Осинушки поглодали,

Под березкой полежали!

А одна коза отвечает:

Я не сыта, я не пьяна,

По горочкам не ходила,

Травушку не щипала,

Осинушки не глодала,

Под березкой не лежала,

А как бежала через мосточек,

Ухватила кленовый листочек.

Да как бежала через гребельку,

Ухватила воды капельку.

Рассердился старик на дочь и прогнал ее с глаз долой.

На другой день послал пасти старуху. Старуха пасла коз по горам, по долам, по зеленым лугам. Поздно вечером пригнала их домой.

Вышел старик на крыльцо:

Вы, козочки, вы, матушки,

Вы сыты ли, вы пьяны ли?

Козы ему отвечают:

Мы и сыты, мы и пьяны,

Мы по горочкам ходили,

Травушку пощипали,

Осинушки поглодали,

Под березкой полежали!

А одна коза - все свое:

Я не сыта, я не пьяна,

По горочкам не ходила,

Травушку не щипала,

Осинушки не глодала,

Под березкой не лежала,

А как бежала через мосточек,

Ухватила кленовый листочек.

Да как бежала через гребельку,

Ухватила воды капельку.

Пуще прежнего рассердился старик, прогнал старуху с глаз долой.

На третий день сам пошел пасти коз. Пас по горам, по долам, по зеленым лугам. Пригнал их вечером домой, сам забежал вперед и спрашивает:

Вы, козочки, вы, матушки,

Вы сыты ли, вы пьяны ли?

Козы ему отвечают:

Мы и сыты, мы и пьяны,

Мы по горочкам ходили,

Травушку пощипали,

Осинушки поглодали,

Под березкой полежали!

А одна коза - все свое:

Я не сыта, я не пьяна,

По горочкам не ходила,

Травушку не щипала,

Осинушки не глодала,

Под березкой не лежала,

А как бежала через мосточек,

Ухватила кленовый листочек.

Да как бежала через гребельку,

Ухватила воды капельку.

Старик поймал эту козу, привязал ее и давай бить. Бил, бил, половину бока ободрал и пошел нож точить. Коза видит - дело плохо, оторвалась и убежала. Бежала, бежала, прибежала в заячью избушку, завалилась на печку и лежит.

Приходит зайчик:

Кто, кто в мою избушку залез?

А коза ему с печи отвечает:

Я, коза-дереза,

За три гроша куплена,

Полбока луплено,

Топу, топу ногами,

Заколю тебя рогами,

Ножками затопчу,

Хвостиком замету!

Зайчик испугался и убежал. Идет, горько плачет.

Попадается навстречу ему петух в красных сапожках, в золотых сережках, на плече косу несет:

Здравствуй, заинька. Чего плачешь?

Как мне не плакать? Забралась коза в мою избушку, меня выгнала.

Пойдем, я твоему горю помогу.

Подошли они к избушке, петух постучался:

Тук-тук-тук, кто в избушке?

А коза ему с печи:

Я, коза-дереза,

За три гроша куплена,

Полбока луплено,

Топу, топу ногами,

Заколю тебя рогами,

Ножками затопчу,

Хвостиком замету!

А петух как вскочит на порог да как закричит:

Я иду в сапожках,

В золотых сережках,

Несу косу,

Твою голову снесу

По самые плечи,

Полезай с печи!

Коза испугалась да со страху упала с печи и убилась. А заинька с петушком стали в избушке жить да быть да рыбку ловить.

Молдавская народная сказка.

Козел-обманщик

Жил когда-то старик, и было у него три козы. А при козах состоял козел, рогатый и бородатый. Старик заботился о своем стаде, пас коз от зари до зари, поил ключевой водой и стерег от волков.

Шли годы, сил у старика поубавилось. Позвал он трех своих дочерей и говорит:

- Пора мне, дочки, на отдых. Настало ваше время пасти коз. Старшая говорит:

- Я пойду.

- Иди, милая, да смотри паси хорошенько, пои вовремя.

- Не изволь беспокоиться, батюшка, все сделаю.

Наутро пошла она с козами в лес, пасла их как нельзя лучше, напоила как следует, а потом возле козла присела и расчесала его своим гребнем. Увидел бы старик - речи бы лишился от радости.

Вечером ведет она стадо домой, а старик вышел со двора и опрашивает козла:

- Как вам доченька угодила? Как поила-кормила?

- Эх, хозяин, вовсе не поила, вовсе не кормила, - отвечает козел. Проходили мы через лесочек, Сорвал я пожухлый листочек, Пришли к осоке болотной - Напился воды холодной.

Услышал старик такие слова, разгневался и прогнал дочь из дому. На другой день посылает среднюю:

- Иди с козами в лес, да смотри паси хорошенько, не то и тебе то же будет.

- Не изволь тревожиться, батюшка.

Пошла бедная девушка со страхом в сердце, все искала травы позеленее да воды почище, как бы и с ней не случилось то же, что со старшей.

Водила она коз по полянам да по редколесью, поила у источников ручья, каждую расчесывала волосок к волоску, чтобы шерсть была чистой и мягкой. Когда солнце склонилось, погнала она стадо к дому. А старик вышел со двора и спрашивает козла:

- Довольны ли вы сегодня? хороша ли была трава? Чиста ли вода?

- Ох, хозяин, не ели мы, не пили.

Проходили мы через лесочек, Сорвал я пожухлый листочек, Пришли к осоке болотной - Напился воды холодной.

Пуще вчерашнего разгневался старик. Пришлось уйти из дому и средней дочери.

- Будете знать, как ослушничать!

На третий день пошла с козами младшая.

Она думала, что, может быть, сестры и вправду заснули где-нибудь ненароком и не смотрели за козами как следует, а вот уж она накормит их и напоит.

Все ноги сбила с утра, ни на минуточку не присела.

- Пусть теперь попробуют сказать, что я о них не заботилась. Да не тут-то было.

Вечером вышел старик со двора и спрашивает козла:

- Сыты? Поены? - Ах, хозяин! Привела в рощу, привязала к коряге, и мучились мы до заката от жажды.

Проходили мы через лесочек, Сорвал я пожухлый листочек, Пришли к осоке болотной - Напился воды холодной.

- Ах, лентяйка! - рассвирепел старик. - Не пошел тебе впрок пример старших. Ступай же за ними.

И выгнал младшую дочь из дому. Пришла очередь старухи. Дед говорит:

- Смотри, старая, со мной не шути, за козами поглядывай.

- Да ну,- говорит баба, - учи ученую! Не пасла я коз, что ли! Привела их старуха на поляну с шелковистой травой и густой тенью, лелеяла и холила с утра до вечера. а на закате вышел старик со двора и спрашивает козла:

- Как вас баба пасла?

- Беда, хозяин! Привела на выгон, привязала к шесту, а сама села рядом и, пока солнце не зашло, дочек оплакивала. Несчастные мы, несчастные! Проходили мы через лесочек, Сорвал я пожухлый листочек, Пришли к осоке болотной - Напился воды холодной.

- Ну, старая, не ждал я такого, - ахнул дед. - Иди отсюда совсем, не хочу тебя видеть. Даже коз пасти не умеют, что толку от вас от всех! Наутро сам дед пошел с козами. Пусть, думает, почувствуют хозяйскую ласку. Кормил их свежей травой, поил ключевой водой, расчесал, как детей малых.

- Хоть меня они добром вспомянут, раз не было им доли от старухи и дочек. Спрошу-ка я козла, каково-то его пасли нынче.

Размечтался старик, захотелось ему услышать себе похвальное слово хоть от козла бородатого. Повел он коз домой, а сам поспешил по окольной тропинке, надел городское платье, нацепил на лицо маску, чтобы не узнали, вышел на дорогу и опрашивает козла:

- Как вам с дедом живется? Небось, получше прежнего?

- Как бы не так! - отвечает козел. - Еще хуже, чем с бабой и девками.

С утра привязал нас за рога к пеньку корявому, и простояли мы целый день под солнцем палящим.

Проходили мы через ленточек. Сорвал я пожухлый листочек.

Пришли к осоке болотной - Напился воды холодной. Старик даже почернел. Прямо по сердцу резануло, что клятая скотина все,время его за нос водила. Схватился он за нож и кинулся на козла заживо шкуру снимать. Только голову ободрал - вырвался козел, заблеял дурным голосом и - наутек.

Бежал он, бежал, пока не споткнулся о лисью нору. От боли да от страха сунулся в нее да там и затих.

Через малое время приходит лиса, почуяла козлиный дух, опрашивает снаружи:

- Это что там за гость непрошеный? Козел выставил рога и отвечает:

Я ободранный козел, В гневе страшен я и зол, И любого я врага Поднимаю на рога.

Струсила лиса, пошла к ежу.

- Иди, куманек, выгони из моей норы нечистую силу. Забрался в дом - не вытащишь. А ты со своими колючками уж как-нибудь избудешь черта. Прибежал еж к норе и спрашивает:

- Это кто ж там такой страничный? А козел изнутри:

Я ободранный козел, В гневе страшен я и зол, И любого я врага Поднимаю на рога Ну да ведь еж не из пугливых. Сунулся в лаз да как начал колоть козла иголками - хоть сито из козлиной шкуры натягивай. Козел взялся было рогами отбиваться, а еж свернулся колобком и аж до костей пиками своими донимает.

Козел, видя, что из него вот-вот рубленое мясо сделают, шарахнулся вон из норы и побежал без оглядки. Содранная шкура налезла ему на глаза и так, сослепу, выбежал он на край пропасти. Прыгнул, перебрал в воздухе копытами и - бух на дно.

Только следы его кое-где остались, да и те Водой омочило, Солнцем иссушило, Ветром замело, Пылью занесло

 

 

Гагаузская народная сказка

От дома до межи.

Жил старик со старухой. Было у них по одной дочери. И была у них коза. Пошла дочь старика пасти козу. Сначала попасла вволю.  А потом  погнала к колодцу на водопой.  Вернулись они домой, старуха спрашивает:

- Ну что, моя козочка, попаслась ты сегодня?

-Нет, - отвечала Коза,- не успела. Целый день ходила из дому к меже, от межи – к колодцу, от колодца – домой. Когда же пастись?

 Поссорились старик со старухой.

На следующее утро отправилась пасти дочь старухи.  Девушка  попасла козу, напоила её  у колодца, а вечером пригнала её домой. Встречает их старуха и спрашивает:

- Ну что, моя козочка, попаслась сегодня?

-Куда там попастись? – отвечает коза. -Из дому к меже, от межи – к колодцу, от колодца – домой. 

Снова поссорились старик со старухой. На следующий день с козой пошла старуха. Целый день пасла её.  Под вечер напоила у колодца и пригнала домой. Вышел им навстречу старик и спрашивает:

- Ну что, козочка наша, пощипала ли ты сегодня травки? Наелась ли досыта?

- Нет,- отвечает Коза,- не наелась я сегодня и водички не пила.

На следующий день отправился с козой сам старик.  Уж он-то умеет пасти скотину. Погнал  козу на самый сочный луг. Напоил ключевой водой. Пригнал домой и спрашивает:

-Ну, сегодня-то ты напаслась?

- Нет, говорит снова Коза, - не наелась, не напаслась.

- Эй, старуха, - крикнул тогда старик,- принеси-ка мне нож.

Принесла старуха нож, зарезал старик козу. Три дня ели козье мясо и стех пор стали жить без хлопот.

 

«Умная дочь крестьянская» (Русская  сказка).

             Жил когда-то на свете бедный крестьянин; земли у него вовсе не было, и была у него всего лишь одна небольшая избушка да единственная дочка.  Вот и говорит раз дочка отцу: « Надо бы нам выпросить у короля хотя бы какой-нибудь кусок пустоши.» Услыхал король про их бедность и подарил им клочок луга , затем и пестик. Крестьянин сказал, что такого они, мол, не находили, но этот ответ помог ему мало — все равно, что говорить на ветер. И посадили его в темницу, он все повторял про себя: "Ах, если б я послушался своей дочери! Ах, если б я послушался своей дочери!" И вот пришлось ей идти к королю, и стал он спрашивать, так ли она уж умна и вправду; и сказал: «Приходи ко мне не одетая и не голая, не верхом и не в повозке, не путем, а всё же дорогою, если ты сможешь это выполнить, то я на тебе женюсь.» Вот пошла она, разделась совсем догола — и стала она неодетая; и взяла большую рыбачью сеть, стала в нее и укуталась ею — вот и не была она голая; наняла она себе за деньги осла и привязала ту сеть к ослиному хвосту, чтоб тащил он ее, — вот и не ехала она ни верхом, ни в повозке; а осёл должен был тащить ее по колее, и касалась она земли одним только большим пальцем ноги — и вот шла она ни путём, ни без дороги.

Вот явилась она, и король сказал, что задачу она решила и все выполнила как следует. Велел он тогда выпустить ее отца из темницы, взял он ее себе в жены. Прошло несколько лет ,крестьяне остановились  у замка.  Было у одного крестьянина три лошади, и одна из них с маленьким жеребенком; жеребенок убежал. И дошел их спор до самого короля, и он вынес приговор: где лежал жеребенок, там он и должен остаться; и вот жеребенка получил крестьянин, который приехал на волах, а ему он и вовсе не принадлежал. И пришлось другому уйти ни с чем; узнал он о том, что госпожа королева очень милостива, пошел к ней, стал ее просить, чтоб  она ему помогла вернуть его жеребенка.Она ему помогла, а король сказал,что она больше не будет его женой, но сказал,чтоб уходя взяла самое ценное с собой. Вот она его усыпила и взяла с собой, а  король когда проснулся, она ему сказала: «Мой милый король, вы мне велели, чтоб взяла я с собой из замка самое что ни на есть для меня дорогое да любимое, но нету для меня ничего дороже и милее на свете тебя — вот и взяла я тебя вместе с собой».

«Мудрая дочь пастуха» (молдавская сказка).

Жил когда-то пастух.   Была у пастуха дочь шестнадцати лет. В один прекрасный день велит царь пастуху отвести овец на ярмарку, продать их и вернуться обратно с отарой и выручкой.

Грустный пришёл домой отец, что не по силам справиться ему с такой задачей.. Дочка и посоветовала: Завтра, как пойдешь с овцами на ярмарку, обстриги их шерсть, продай и возвращайся и с деньгами и с овцами, точь-в-точь по царскому приказу.

Сделал пастух,как дочь велела и царь ему  за усердие подарил телочку.Однажды забрела тёлочка к одному боярину,тот её в своё стадо и велел холопам отвести.

Пошёл пастух к боярину за тёлочкой,а тот не отдаёт. Решили пойти к  царю,он им загадал загадку и кто её разгадает, тот и возьмёт себе тёлочку: «Что жирнее всего на свете? Что бежит быстрее всех? Что слаще всего? Что мягче?»

Пришёл боярин домой довольный, жена ему и  говорит  : «Что может быть жирнее нашей свиньи, когда у нее сала в ладонь? Кто может бежать быстрее, чем наша борзая собака, когда она зайца гонит? У нас на пасеке есть большой улей. Ничего не может быть слаще меда из него. А мягче всего наши подушки из гусиного пуха: ляжешь — и голова утонет.»А пастух пришел домой хмурый ,и дочь ему сказала: « Ложись, отец, и спи без забот. Когда спросит царь, что жирнее всего на свете, скажи — земля,

нет ничего быстрее мысли и взгляда, слаще всего сон, мягче всего подушка, только надо положить руку под голову, иначе и сон не в сон».

«Загадочная девушка» ( Гагаузская народная сказка).

В старые времена в одном селе была известна девушка не только работой, но словом и умом. С другого села услышали парни про эту девушку и приехали к ней в гости. Парни звали её, но она не слышала и  увидела их только тогда, когда они зашли во двор. Девушка им сказала фразу и  парни смотрят друг на друга и понять не могут. Завязали своих коней,  где место нашли  и девушка пригласила их в комнату .Её слова заставляли  парней задумываться. Настал вечер и полил дождь и девушка спросила у мамы в какой комнате поселить парней. Вечером они все поужинали и девушка, решив продолжить общение с парнями, пошла к ним в комнату. Начала спрашивать парней их имена ,а они решили тоже подшутить над ней, однако, она нашла такие слова, что опять оставила парней в раздумьях. Когда парни остались  вдвоём, говорили, что такой девушки они ещё не встречали, потому что над её каждым словом  нужно думать 1 год .Наконец, они поняли ,что означали все загадочный фразы девушки и решили проснуться ночью, собрали ведро мягкой грязи   и спрятали под пеплом, думая ,что девушка будет утром  выкидывать пепел и запачкается. Однако, она руками пепел не вытаскивала, когда поняла, что там грязь, взяла, из сумок парней вытащила посуду и наполнила её пеплом с грязью.  

Сравнительный анализ волшебных сказок

Русская народная сказа «Сивка-бурка».

Жил старик и было у него  три сына. Двое были работящие ,а третий дурак. Когда отцу пришло время умирать ,он сказал, чтоб три ночи к нему шли . Только Иван-дурак  выполнил наказания отца , ему досталась Сивка-Бурка. Иван услышал, что сидит дочь царя в башне ,кто до нее допрыгнет, тому она и достанется. Позвал Иван своего коня ,допрыгнул до нее и она оставила ему след перстнем . Так они и сыграли свадьбу.

 

Гагаузская сказка «Добрый Иванчу».

Жил в гагаузской глухой деревушке крестьянин и было у него три сына. Пошли они счастье  свое искать. Первому сыну отец дал палку с крючком, второму сыну –старый мешок, третьему младшему –корешок целебный. Встретили они старика ,первый захотел ,чтоб все вороны стали овцами, второй захотел водяную мельницу .Старик выполнил все их желания, а младший захотел  жениться, старик и его желание выполнил. Когда прошло немного времени старик спросил у второго сына хлеба, тот отказался дать, спросил у старшего брынзу ,тот тоже отказался. Когда дошел до младшего ,сказал, что болен. Иванчу с его женой с удовольствием его приняли и дал ему целебный корешок .В благодарность дедушка его с женой обогатил, махнул рукавом и посыпалось золото.

 

 Молдавская народная сказка «Василе-дурачок».

Жил был бедный человек у него было три сына . Два сына были сильными , работали, а младший сидел на печи весь день. Было у мужика поле ,сколько он его не сеял  все пропадало. И решил он отправить сыновей по очереди караулить. Первый уснул, второй  тоже. Отправился  Василие  ,чтоб не уснуть разложил крапиву и терновик , как только засыпал , падал на них и просыпался. Вдруг появился гнедой  конь. Василий его поймал, но конь сказал, чтоб он выдернул у него волосок из гривы . Он ему пригодится ,тогда Василие  его отпустил. Так еще два коня приходили,  и у всех отрывал волоски. Разнеслась весть –надо участвовать в состязании:  достать царевну и снять с её пальца перстень . вытащил Василие волосок и появился конь, долетел до царевны парень  и снял перстень. Приехали они на пир
и, выполнив задания царя с помощью коней, он заполучил царевну.


 

Скачано с www.znanio.ru

Главное управление образования

Главное управление образования

Содержание: • 1.Вступление……………………………………………………………

Содержание: • 1.Вступление……………………………………………………………

Вступление. Каждый из нас в детстве читал или слушал народные сказки, песни, легенды, мифы и т

Вступление. Каждый из нас в детстве читал или слушал народные сказки, песни, легенды, мифы и т

В школе, на уроках, мы часто слышим жалобы, что кому-то «не даётся» один язык, зато другой «не вызывает проблем» при его изучении… •

В школе, на уроках, мы часто слышим жалобы, что кому-то «не даётся» один язык, зато другой «не вызывает проблем» при его изучении… •

Заключение. • 5. Список используемой литературы

Заключение. • 5. Список используемой литературы

Кратко о мифологической школе

Кратко о мифологической школе

Наиболее последовательным сторонником мифологической школы в

Наиболее последовательным сторонником мифологической школы в

А.Н.Афанасьев – один из ярких представителей мифологической школы

А.Н.Афанасьев – один из ярких представителей мифологической школы

Она называлась «Государственное хозяйство при

Она называлась «Государственное хозяйство при

Даже в это трудное время Афанасьев ни на один день не прерывал научной работы

Даже в это трудное время Афанасьев ни на один день не прерывал научной работы

Общность народных литератур.

Общность народных литератур.

Земля сотворилась из яйца. 2

Земля сотворилась из яйца. 2

Дуб железный, еже есть первопосажен от всегоже, корение на силе божьей стоит»

Дуб железный, еже есть первопосажен от всегоже, корение на силе божьей стоит»

В классических формах эпоса богатыри-вожди и воины представляют историческую народность, а их противники часто тождественны историческими «захватчикам», иноземным и иноверным угнетателям (Жирмунский

В классических формах эпоса богатыри-вожди и воины представляют историческую народность, а их противники часто тождественны историческими «захватчикам», иноземным и иноверным угнетателям (Жирмунский

Сравнительный анализ.

Сравнительный анализ.

Специфические тропы (устойчивые эпитеты), лексические повторы, гипербола, антитеза, градация

Специфические тропы (устойчивые эпитеты), лексические повторы, гипербола, антитеза, градация

Сходства Главные герои: 1)Главные герои - воплощают общий народный идеал героя-воина

Сходства Главные герои: 1)Главные герои - воплощают общий народный идеал героя-воина

Несколько дней герои пытаются убить зверя 2)

Несколько дней герои пытаются убить зверя 2)

Сравнительный анализ сказок.

Сравнительный анализ сказок.

Жила-была. 2). Уходила коза в лес есть траву шелковую, пить воду студеную

Жила-была. 2). Уходила коза в лес есть траву шелковую, пить воду студеную

Сходства: — 1)В каждой из сказок есть волк

Сходства: — 1)В каждой из сказок есть волк

Общее: • 1)Во всех сказках отцы девушек- бедные старики • 2)В одной - крестьянин, а в остальных двух - пастух • 3)

Общее: • 1)Во всех сказках отцы девушек- бедные старики • 2)В одной - крестьянин, а в остальных двух - пастух • 3)

Старик их отец, бедный. 3)Сивка-бурка конь, который помог

Старик их отец, бедный. 3)Сивка-бурка конь, который помог

Волшебные существа и предметы

Волшебные существа и предметы

Написано простым, понятным, народным языком

Написано простым, понятным, народным языком

Начавшись неторопливо, от фигуры к фигуре, от действия к действию, темп хоровода постепенно наращивается, убыстряется ритм

Начавшись неторопливо, от фигуры к фигуре, от действия к действию, темп хоровода постепенно наращивается, убыстряется ритм

Эта фигура показывает психическую активность вселенной, выраженную в виде взаимодействия двух первоначал – мужского (небо) и женского (земля)

Эта фигура показывает психическую активность вселенной, выраженную в виде взаимодействия двух первоначал – мужского (небо) и женского (земля)

Хороводы не возможно водить одному или «самому по себе», поэтому личность каждого научается самобытно проявляться, не нарушая границы других людей, не вразрез с природным жизненным…

Хороводы не возможно водить одному или «самому по себе», поэтому личность каждого научается самобытно проявляться, не нарушая границы других людей, не вразрез с природным жизненным…

Заключение: Рассмотренные нами образцы мифологии древних славян, тюрков, римлян, произведений фольклора русского, гагаузского и молдавского народов, приведённые традиции, позволяют сделать вывод о том, что

Заключение: Рассмотренные нами образцы мифологии древних славян, тюрков, римлян, произведений фольклора русского, гагаузского и молдавского народов, приведённые традиции, позволяют сделать вывод о том, что

Список литературы: 1.

Список литературы: 1.

Приложение. Миф древних тюрков о сотворении земли

Приложение. Миф древних тюрков о сотворении земли

Добрыня и змей Матушка Добрынюшке говаривала,

Добрыня и змей Матушка Добрынюшке говаривала,

Свирипая река да е сердитая:

Свирипая река да е сердитая:

Видно, нонечу Добрынюшке кончинушка!»

Видно, нонечу Добрынюшке кончинушка!»

Как нету у Добрыни коня доброго,

Как нету у Добрыни коня доброго,

Я слыхал было на сем свети,

Я слыхал было на сем свети,

Говорил же тут Добрыня сын Никитинич,

Говорил же тут Добрыня сын Никитинич,

Приходит тут Добрыня сын Никитинич

Приходит тут Добрыня сын Никитинич

Да не станет твой же бурушко поскакиватъ,

Да не станет твой же бурушко поскакиватъ,

Стал же его бурушко поскакивать,

Стал же его бурушко поскакивать,

А побил змею да он проклятую,

А побил змею да он проклятую,

А не може он найти Забавы дочь

А не може он найти Забавы дочь

И назвать тебя, Добрыня, нунчу не можно!

И назвать тебя, Добрыня, нунчу не можно!

Приглушенный Зов на помощь

Приглушенный Зов на помощь

Кто на помощь призывает, В смертных муках пропадает?"

Кто на помощь призывает, В смертных муках пропадает?"

Палаш боевой, Стрелы, лук тугой

Палаш боевой, Стрелы, лук тугой

По кодру, по воле. Балаур ярился,

По кодру, по воле. Балаур ярился,

Подойди скорее, За ноги смелее

Подойди скорее, За ноги смелее

Соколят со стаей псовой, И оружье, и гнедого

Соколят со стаей псовой, И оружье, и гнедого

Да не так глотал, В глотке мой палаш

Да не так глотал, В глотке мой палаш
Скачать файл