Лекции по новейшей истории «ФРГ в 1982-1990 гг.»
Оценка 4.9

Лекции по новейшей истории «ФРГ в 1982-1990 гг.»

Оценка 4.9
Лекции
doc
история
11 кл +1
09.02.2017
Лекции по новейшей истории «ФРГ в 1982-1990 гг.»
Лекция по новейшей истории по теме «ФРГ в 182-1990 гг.» рассматривает вопросы внутренней и внешней политики государства в данный период, отношения с СССР. Материал лекции имеет информационный характер и предназначен для учащихся, интересующихся историей и студентов для подготовки к экзаменам.Лекции по новейшей истории
ФРГ в конце 1960-1970 гг..doc
1 ФРГ в конце 1960­х – начале 1980­е годы После ухода Аденауэра наступил краткий период правления канцлера Людвига Эрхарда; в 1966 году он был отстранен от должности собственной партией.  С 1966 по 1969 год  руководство страной осуществляла  коалиция христианских демократов и социал­демократов: канцлером был демократ Курт Кизингер, а вице­канцлером и министром иностранных дел (1966­1969) — социалист Вилли Брандт.  Эти   три   года  с   1966­1969   гг.  стали   как   бы  мостом   между   эрой Аденауэра и почти столь же долгой эрой социалистов. Большая коалиция отказалась от позиции Аденауэра, считавшего половину Европы практически несуществующей.   Эта   эволюция   произошла   вследствие   целого   ряда взаимосвязанных причин: — разрядки   в   Европе   и   усилившегося   стремления   Вашингтона улучшить   отношения   с   Москвой,   меньше,   чем   в   прошлом   считаясь   с чувствами   немцев:   отказа   от   постулата,   что   европейская   безопасность   и германская проблема неразделимы и без воссоединения Германии бесполезно думать о создании какой­либо европейской системы; — экономического роста восточноевропейских стран, порождавшего не   только   несогласие   с   положением   сателлитов,   но   и   желание.   Получить продукты   новой   технологии   (например,   компьютеры),   которые   могла предоставить Западная Германия; — наконец,   в   результате   широкого   осознания   западными   немцами бесплодности   обещаний   воссоединения   в   рамках   западного   союза   и понимания того, что путь к воссоединению лежит не через Вашингтон. В силу названных   причин   Бонн   вступил   в   диалог   с   восточноевропейскими государствами и уже в 1967 году установил дипломатические отношения с Румынией, а после 1969 года восточная политика получила новый импульс, когда Брандт стал канцлером.  Прогресс   шел   медленно,   затрудняемый   взаимодополняющими осложнениями.   Помимо   возобновления   нормальных   отношений   с   бывшими противниками (СССР, Польшей, Венгрией и Болгарией) Бонну приходилось обсуждать соглашения с Чехословакией, которая требовала  аннулирования мюнхенского соглашения 1938 года, и с Восточной Германией, требовавшей признать   ее   как   независимое   суверенное   государство.   Последний   вопрос осложнялся проблемами Берлина — города, разделенного и политически, и физически, где четыре главных победителя Германии все еще пользовались особыми правами.  В   октябре   1969,   возглавив   коалицию   СДПГ   со   Свободной демократической партией, пост канцлера занял Вилли Брандт. 2 БРАНДТ, ВИЛЛИ (Brandt, Willy) (1913–1992), федеральный канцлер ФРГ (1969­1974). Министр иностранных дел. Президент Социалистического интернационала (1976). Лауреат Нобелевской премии мира (1971). Биографическая справка. Вилли Брандт родился 19 декабря 1913 года в городе Любеке. В метрической книге он был записан как Герберт Эрнст Карл   Фрам.   Его   мать   работала   продавщицей   в   кооперативном   |магазине. Брандт долгие годы не знал, кто его отец. Лишь когда ему было за тридцать и понадобились   точные   данные   о   родителях,   мать   прислала   ему   записку,   на которой стояло имя его отца ­ Йон Меллер из Гамбурга. С   юных   лет   Брандт   участвовал   в   социалистическом   движении молодежи. В 1930 году он вступил в СДПГ, на следующий год перешел в СРП (Социалистическая рабочая партия). С 19 лет он известен как Вилли Брандт. В 1933, после прихода к власти нацистов, бежал в Норвегию, активно поддерживал план Генриха Манна по созданию немецкого народного фронта против Гитлера, нелегально приезжал на родину, участвовал в Гражданской войне   в   Испании   на   стороне   республиканцев,   имел   связи   с   участниками покушения на Гитлера 20 июля 1941 года. В 1938 Брандт был лишен германского гражданства. После немецкой оккупации Норвегии в 1940 бежал в Швецию. В 1945 вернулся в Германию в качестве пресс­атташе норвежской миссии в Берлине. Лишь 1 июля 1948 года Вилли Брандт, получив документы, по всей форме вновь стал германским гражданином, возобновил членство в СДПГ.  В   1949  стал   членом   федерального   парламента,   на   чрезвычайных выборах  1957  был   избран  правящим   бургомистром   Западного   Берлина  и переизбран на очередных выборах 1958 и 1963.  Когда  в   августе   1961   года  Берлинская   стена   разделила   город   на западную   и   восточную   части,   он   сказал:   "Мы   должны   научиться   жить   со стеной... Нам надо спокойно и основательно подумать о том, чтобы сделать ее прозрачней. Ее нельзя устранить ­ она должна стать ненужной в рамках более крупного процесса". Западный   Берлин   в  то  время   занимал   особое  место   в  Европе.  Здесь пересекались интересы двух германских государств, четырех великих держав, всей   Европы.   Брандт   как   бургомистр   Западного   Берлина   пользовался заслуженным   авторитетом   ­   прекрасный   оратор,   полемист,   руководитель­ демократ, умеющий сплотить вокруг себя наиболее способных людей. С 1964 года он почти четверть века возглавлял СДПГ. В   1964–1987  был   председателем   СДПГ,   затем  ее   почетным председателем.  В   ноябре   1966  Брандт   в   качестве   вице­канцлера   и   министра иностранных дел вошел в правительство т.н. большой коалиции христианских 3 демократов   и   социал­демократов,   сформированной   лидером   христианских демократов К.Г. Кизингером.  В   1976  г.  Брандт   был   избран  председателем   международного объединения   социал­демократических   партий   ­   Социалистического интернационала. Начался новый этап в деятельности Брандта. Созданный в 1951 году во Франкфурте­на­Майне, Социнтерн с приходом Брандта обрел второе дыхание. Новый председатель заметно активизировал сотрудничество партий   в   решении   вопросов   войны   и   мира,   повернулся   лицом   к   странам "третьего   мира",   стал   налаживать   контакты   с  рядом   компартий,   в   первую очередь с находившимися у власти. Много внимания Брандт уделял  проблеме Север ­ Юг. Он предложил такой   вариант:   "богатый   Север"   должен   помогать   "бедному   Югу"   за   счет отчисления   части   национального   дохода,   прежде   всего   в   результате сокращения военных расходов. Брандт сумел включить эту проблему в спектр партийной политики. По его инициативе была создана Рабочая группа СДПГ ­ КПСС по проблеме Север ­ Юг. Еще   в   начале   1970­х   годов   в   международной   социал­демократии сложился великий триумвират ­ немец В. Брандт, австриец Б. Крайский и швед   У.   Пальме.  Председатели   трех   европейских   соцпартий   в   течение четырех   лет   (1972­1975)  обменивались   письмами,   проводили   публичные дискуссии. В обмене мнениями   задавал   тон  Брандт. Он умел внимательно слушать   собеседника,   и   сразу   создавалась   атмосфера   доброжелательности, взаимной   симпатии.   Еще   одна   из   загадок   личности   Брандта   ­   искусство строить   отношения   со   своими   коллегами   независимо   от   их   возраста.   Он терпимо относился к противоположному мнению. Но проявлял настойчивость и упорство, доказывая свою правоту, если убежден в ней. В Социнтерне Брандт осуществил целый ряд своих идей. Его увлечение проблемой   Север   ­   Юг   привело   к   тому,   что   Социнтерн   из   в   основном европейской организации превратился во всемирную ­ благодаря вступлению в   его   ряды   партий   стран   Латинской   Америки,   Африки,   Азии.   Как председатель СДПГ Брандт участвовал в формировании внешней политики страны. В этот период в международных отношениях было много сложнейших проблем: "ракетный вопрос", Афганистан ­ вот только некоторые из них. В   начале   1980­х   годов   западная   пресса   писала,   что   после   скандала, связанного   с   отставкой   с   поста   федерального   канцлера,   и   перенесенного инфаркта   Брандт   переживает   "вторую   весну":   он   много   ездил   по   свету, выступал в печати, на митингах. Брандт несколько раз приезжал в Советский Союз ­ побывал в Москве, Ленинграде, Крыму, Узбекистане и Сибири. После того как в июне 1987 года Брандт   решил   оставить   пост   председателя   СДПГ   и   стал   ее   почетным председателем, он дважды приезжал в Москву как председатель Социнтерна ­ 4 в   апреле   1988­го   и   октябре   1989   года;   встречался   с   М.С.   Горбачевым, другими представителями советского руководства. Как только "пала" Берлинская стена (1990), Брандт активно включился в политическую жизнь ГДР. Речь шла об объединении Германии, о решении "германского   вопроса".   Брандт   встречался   с   представителями   социал­ демократической партии ГДР, выступал на митингах и собраниях. Кое­кто заговорил о "третьей весне" Брандта. Западноберлинский съезд СДПГ принял документ­заявление "Немцы в Европе".   В   нем,   в   частности,   говорилось:   "Мы   благодарим...   также мужественных и дальновидных политиков, таких как Вилли Брандт и Михаил Горбачев,   и   наших   друзей   на  Западе,  которые   вместе   с  нами   трудились   в интересах   разрядки".   Берлинская   стена   была   разрушена;   объединение Германии стало реальностью. ПОЛИТИЧЕСКИЙ КУРС В. БРАНДТА К 1966 г.  напряженность   холодной   войны   начала   спадать.  Появился  ".  Именно   Брандт   внес   решающий   вклад   в  восточная   политика     термин   " разработку   нового   подхода   к   социалистическим   странам,   особенно   после того,   как   в   1969   году   он   возглавил   правительство   ФРГ.   Он   понимал,   что необходимо налаживать добрососедские отношения с восточноевропейскими странами. После сооружения Берлинской стены в 1961 году вопрос объединения Германии   стал   исчезать   в   переговорах   между   Востоком   и   Западом.   Тогда Брандт выдвинул парадоксальный для того времени тезис: поскольку надежда на   Запад   завела   страну   в   тупик,   объединение   Германии   может   быть достигнуто путем германского примирения с коммунистическим миром. Он настаивал   на   том,   чтобы   его   страна   признала   восточногерманское государство­сателлит,   согласилась   с   польской   границей   (по   линии   Одер   ­ Нейссе)   и   улучшила   отношения   с   Советским   Союзом.   А   когда   ослабнет напряженность в отношениях между Востоком и Западом, Советский Союз, не исключено,   окажется   гораздо   менее   жестким   в   вопросах   объединения.   По крайней   мере,   могут   быть   значительно   улучшены   условия   жизни восточногерманского населения. Таким образом, во главу угла внешней политики ФРГ Брандт поставил «восточную политику» (Ostpolitik), направленную на улучшение отношений с СССР   и  странами   Восточной  Европы.  Брандт  и   министр   иностранных   дел Вальтер Шеель начали переговоры с Восточной Германией, Польшей и СССР. Посетил   с   визитом   Москву,   где  12   августа   1970  подписал   с  СССР   и договор о закреплении послевоенных границ в Европе    экономическом, техническом и культурном сотрудничестве. "Канцлер Брандт сделал стратегический ход в политике, когда дал согласие на то, чтобы под советско­западногерманские   отношения   подвести   договорную   основу",   ­  по линии Одер­Нейсе 5 отмечал министр иностранных дел СССР А.А. Громыко. Это был наиболее крупный политический акт за время его пребывания на посту канцлера. В декабре 1970 подписал аналогичное соглашение с Польшей.  В  1972   году  после   заключения   ряда   других   соглашений ратифицированы. Среди них были:    среди   прочего,  новое   четырехстороннее  соглашение   по   Берлину  (1971),   которое предусматривало,   облегчение   проезда   по железнодорожным,   автомобильным   и   водным   путям   между   Западной Германией   и   Западным   Берлином   и   более   свободный   въезд   жителей Западного   Берлина   в   Восточную   Германию   в   самых   разных   целях; договор   об   основах   отношений   между   двумя   германскими государствами.  С   того   момента   Берлин   исчез   из   перечня международных кризисных точек. Поскольку   "восточная   политика"   основывалась   на   конкретных германских уступках: признании линии Одер ­ Нейссе и восточногерманского режима   в   обмен   на   столь   неосязаемые   вещи,   как   улучшение   отношений, Брандт никогда бы не получил парламентского одобрения, если бы это не было увязано с конкретными новыми гарантиями доступа в Западный Берлин и свободы города­анклава. Бонн не обладал достаточными средствами для самостоятельного   решения   берлинского   вопроса.   В   этом   Брандту   могли помочь только США. Переговоры   по   Берлину   сводились   к   дискуссиям   между   США, Францией,   Великобританией   и   СССР.   По   ходу   дела,   как   советское руководство, так и Брандт (через своего исключительно умелого помощника Эгона   Бара)   обратились   к   Вашингтону   с   просьбой   о   помощи   в   выходе   из тупика. "Добиться   соглашения   по   Берлину,   ­   писал   В.   Брандт,   ­   помогла неофициальная,   но   в   высшей   степени   эффективная   "тройка"   в   Бонне: американский  посол  Кеннет  Раш,  бывший  также  официальным   участником переговоров   по   Берлину   (он   пользовался   личным   доверием   Никсона); советский посол Валентин Фалин; статс­секретарь в ведомстве канцлера Эгон Бар".  пакет   документов,   согласно   которым   обе   стороны   признавали суверенитет и границы друг друга и обещали развивать добрососедские отношения и решать спорные вопросы мирными средствами;   соглашение   об   установлении   дипломатических   отношений   между Бонном   и   Прагой,   а   также   декларация   о   недействительности мюнхенского соглашения.   Кроме того, Бонн установил дипломатические отношения с Венгрией и Болгарией.  В 1971 Брандт был удостоен Нобелевской премии мира. 6 "В декабре 1971 года в Осло мне вручили Нобелевскую премию мира, ­ вспоминает В. Брандт. ­ Меня тронуло такое признание моих заслуг. Я   сказал,   что   политика   мира   ­   это   единственная   реальная   политика нашей эпохи". "Если при подведении итогов моей деятельности будет сказано, что я  помог открыть  путь новому  чувству  реальности в Германии, то  это явится осуществлением большой надежды моей жизни". "Хороший немец, ­ добавил   я,   ­   знает,   что   он   не   может   отказаться   от   европейского предназначения.  Благодаря   Европе   Германия   вновь   обретает   самое   себя   и созидательные   силы   своей   истории.   Наша   Европа,   рождение   которой сопровождалось   страданиями   и   крещениями,   ­   это   обязательное   веление разума". Обе Германии стали членами ООН (1973 г.).  После достижения всех договоренностей   Восточная   Германия   сделала   некий   замысловатый   ход, потребовав   в   1975   году   возвращения   Берлину   произведений   искусства, вывезенных во время Второй мировой войны в более безопасные западные районы,   —   около   600   картин   крупных   художников,   включая   21   картину Рембрандта, более 200 рисунков Дюрера и Рембрандта, изображение царицы Нефертити   и   еще   3   тыс.   произведении   египетского   искусства.   Однако   в данном случае было бы вряд ли правомерно применять Гаагскую конвенцию 1954 года. Умер Брандт в Ункеле близ Бонна 8 октября 1992.  Ушел   в   отставку   с   поста   канцлера  в мае 1974  после   того,   как   его референт Г.Гильом, занимавшийся шпионской деятельностью в пользу ГДР, был разоблачен. Его преемнику Гельмуту Шмидту (1974­1982) досталась в наследство сложившаяся   в   Восточной   Европе   ситуация,   которая   претерпела существенные изменения за пять лет правления Брандта.  Биографическая справка. ШМИДТ,  ХЕЛЬМУТ  (Schmidt,  Helmut) (р. 1918), канцлер Федеративной Республики Германии.  Биография   Гельмута   Шмидта   —   это   новейшая   история   страны   от Веймарской   конституции   (принятой   через   полтора   месяца   после   его рождения)   до   нынешней   иракской   коллизии   и   небывалого   охлаждения отношений между Германией и США (в бытность канцлером Шмидт всегда уделял этим отношениям особое внимание). К мнению экс­канцлера, одного из   наиболее   уважаемых   политических   мыслителей   современной   Европы,   и сегодня   прислушиваются   на   всех   континентах,   он   возглавляет   Совет взаимодействия, который объединяет бывших глав государств и правительств всего мира. Декабрь 1918 года был переломным месяцем немецкой истории. После военного поражения кайзеровской армии и бегства императора Вильгельма страна   стояла   на  грани  коллапса.   В   Берлине   —   ожесточенная   борьба   за 7  радикальные   социалисты   рвутся  повторить   успех   российских власть, большевиков и провозгласить  советскую республику. После  Всегерманского съезда советов, на котором верх берут умеренные социал­демократы во главе с   Фридрихом   Эбертом,   радикалы   идут   ва­банк:   23   декабря  в   Берлине вспыхивает  восстание матросов. В этот день в Гамбурге в  интеллигентной семье учителя Шмидтов родился сын Гельмут, будущий канцлер Германии и один   из   наиболее  ярких   лидеров   европейских  социал­демократов  XX столетия.  Германии,     называют   его   политиком, Даже   оппоненты   Гельмута   Шмидта,   пятого   по   счету  федерального   который   своей канцлера предшествующей карьерой был лучше всех подготовлен к тому, чтобы занять кресло главы кабинета. На  пути к немецкому  властному Олимпу он прошел через  должности  эксперта СДПГ    по транспорту в      бундестаге, сенатора по внутренним   делам   в   Гамбурге,   министра    финансов.   Сегодня   его   назвали   бы  мастером   кризисного  менеджмента  —   ни   до Шмидта,  ни   после   федеральное   правительство   не   возглавлял  человек, который мог бы тягаться с  ним в умении принимать и доводить до конца единственное  правильное   решение,   которое  необходимо   в   кризисной ситуации.   А   их  в  жизни   канцлера  хватало   —   от  катастрофического наводнения 1962 года в родном Гамбурге (Шмидт тогда практически взял на себя обязанности бургомистра) до политического терроризма 70­х, с которым Германия столкнулась намного раньше Америки. Любимое слово Шмидта — это «ответственность». Сам он никогда не боялся брать ее на себя и требовал того же от других.  обороны,   экономики,     Помимо крепкой административной хватки Шмидта отличает еще одно качество,  присущее   весьма   небольшому   числу   политиков,  —  способность предугадывать   ход  всеобщего   развития,   улавливать   тенденции,   которые определят  историю на десятилетия. Так,  Гельмут Шмидт стоял у истоков «большой   восьмерки»  (вначале   она   была  «пятеркой»),   Хельсинкского процесса и Европейского Союза.  В   гимназии   являлся   членом   «Гитлерюгенда»,  позднее   участвовал   в программе национальной поддержки рабочих. В годы Второй мировой войны – оберлейтенант, награжден орденом «Железный крест».  Призыв в вермахт, Восточный и Западный фронт. В английскому плену познакомился с социал­ демократическими идеями.  В августе 1945 Шмидт оказался на свободе и почти сразу поступил на факультет   экономики,   где   и   четыре   года   спустя  защитил  диплом   о послевоенных валютных реформах в бывших странах­союзницах     — Германии и Японии.  Тогда же Шмидт увлекся политикой, что привело его к  социал­ демократам   (а   как   могло  быть   иначе   в   «красном   Гамбурге»,   колыбели немецкого рабочего движения). Окончил Гамбургский университет в 1949. 8 В 1947—1948 годах Шмидт возглавляет Германский социалистический союз студентов. В 1953 был избран в бундестаг.  К концу 50­х Гельмут Шмидт известен как видный военный эксперт. Прослужив в армии семь лет, Шмидт очень внимательно относился к нуждам военных,   чем   заметно   отличался  от   своих   соратников   социал­демократов, многие   из   которых  были   ярыми   пацифистами.  Но   вот   против   чего ожесточенно   боролся   Шмидт,   так   это   против  ядерного   вооружения бундесвера   —   с   подачи   правящих   консерваторов   такая   идея  активно обсуждалась в Западной Германии в конце 50­х.  Речь 1958 года, обращенная  к лидеру баварского ХСС и  тогдашнему министру   обороны   Францу   Иозефу   Штраусу,   активному  приверженцу ядерного оружия, вошла в историю — Шмидт с жаром говорил, как в случае обзаведения собственной «бомбой» ФРГ превратится в мишень для советских ракет.   Тогда   на  будущего   канцлера   обратили   внимание   и   в   Москве  — антивоенный пафос немецкого депутата понравился советским товарищам.  В 1961 году Шмидт выпустил книгу «Оборона или удар возмездия?»,  реваншистские  милитаристские   и     в   которой   подверг  резкой   критике   устремления в тогдашней Западной Германии.    В   1962–1965  исполнял   обязанности  министра   иностранных   дел свободного города Гамбург.  В  1968  –  заместитель   председателя   партии;  в  1969,   после   того   как В. Брандт возглавил коалиционное правительство, стал министром обороны. К концу   60­х   Шмидт   становится   главой   парламентской   фракции  социал­ демократов.  А в 1969 году, после победы СДПГ на выборах и формирования первого в послевоенной истории Германии кабинета с участием социал­демократов во главе с Вилли Брандтом,  была сформирована  правительственная команда, имена «игроков» которой стали легендами:   министром   иностранных   дел   и   вице­канцлером  был   назначен Вальтер Шеель,   министром внутренних дел Ханс Дитрих Геншер,   министром обороны Гельмут Шмидт.   Свои     Именно в этом качестве он проявил себя зрелым европейским политиком, чей вклад   в  разрядку   между   Востоком   и   Западом   был,   несомненно,   одним  из решающих.  внешнеполитические   и   военные   концепции   новый западногерманский   министр   обороны  изложил   в   работе  «Стратегия равновесия». Политика разрядки может быть успешно реализована лишь при  военного   паритета соблюдении        Европой. Именно исходя из этого он предпринял реформу бундесвера для повышения эффективности и боеготовности немецкой армии.      между   Западной   и   Восточной 9 В 1972  – министр экономики и финансов,  в 1973  министр финансов («суперминистра»).  Шмидт  был   правой   рукой   «отца   новой   восточной политики». Преемник Брандта на посту канцлера после отставки последнего в 1974.  Хозяйство, которое принял Шмидт, нередко сравнивают с тем, которое пытался  реформировать социал­демократ Герхард Шредер. В своем  первом правительственном  заявлении канцлер Шмидт в качестве первостепенных и безотлагательных обозначил такие темы, как   стабильность   и   полная   занятость   на   фоне  всемирного   спада производства и кризиса, — развитый мир тогда пытался оправиться от последствий   жесточайшего  нефтяного   кризиса   1973   года,   когда арабские   производители  объявили   бойкот   Западу   за  поддержку Израиля.  Профессиональный   экономист   и   жесткий  администратор,   Шмидт принял   решительные  меры   по   оздоровлению   экономики,   во  многом предвосхитив программы Тэтчер и Рейгана. В 1973 году, когда Брежнев посетил Бонн, разрядка в этом регионе была закреплена. 1975   год  занимает   особое   место   в   долгой   политической   карьере Гельмута   Шмидта.   Летом  в   Хельсинки   он   поставил   свою   подпись   под Заключительным актом Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе, а осенью в Рамбуйе принял участие в первой неформальной встрече глав   промышленно   развитых   стран,  прообраза   нынешней  «восьмерки».  Оба этих события до сих пор оказывают влияние на политику, и совершенно права была газета The Financial Times, объявившая Гельмута Шмидта «Человеком года — 1975». Хельсинкский   акт,   среди   инициаторов   которого   были  Шмидт   и   его близкий   друг  французский   президент   Валери   Жискар   д'Эстен,   знаменовал собой   не   только   подведение  черты   под   проблемами,   вызванными   Второй мировой  (была зафиксирована незыблемость  границ в Европе), но и  ввел в  понятие        «права   человека».   Советское  руководство политический   обиход   явно   недооценило   знаменитую   «третью   корзину»  о   правах   и   свободах граждан. Она способствовала не только развалу коммунистического блока (с 1975 года началось массированное давление Запада с требованием выполнять принятые  гуманитарные обязательства), но и заложила основу сегодняшней идеологии  «гуманитарной интервенции» и «войны во имя демократии». Конечно, едва ли Шмидт и прочие подписанты могли тогда представить себе нечто подобное косовской или иракской войне, однако объективно именно с 1975 года можно начать отсчет современной политики. 10 Встреча  в Рамбуйе  также  предопределила  многое. Шмидт  и Жискар д'Эстен   были  убеждены,   что   сотрудничество   ведущих   стран   Запада   по координации   действий   в  экономике   жизненно   необходимо.   Задолго   до появления модного теперь понятия «глобализация» Гельмут Шмидт говорил о росте   взаимозависимости  всего   мира   и  необходимости   формирования органов всеобщего управления. У Шмидта был и свой резон стимулировать появление   «пятерки»   (первоначально  —   США,   Великобритания,  Франция, Германия   и   Япония).   Германия   не   входила  в  Совет  Безопасности   ООН   и нуждалась в инструментах для реализации своего растущего экономического и  политического влияния. Конструктивный дух и эффективность  «большой пятерки/семерки»   первого   призыва   часто   ставят   в   пример  сегодняшним лидерам этих стран. Шмидт продолжал возглавлять коалицию на выборах 1976 и 1980.  В   выступлениях   последних   лет   Гельмут   Шмидт   уделяет  много внимания   проблеме  терроризма.   Не   только   потому,   что   она   является ключевой  для всего мирового развития. Что такое политический терроризм, канцлер знает не понаслышке.  Всплеск левого  террора был зафиксирован в Германии с начала 70­х годов,  все чаще давала о себе знать  банда, ставшая позже   известной   под   названием  RAF  —   «Фракция  красной   армии».   Ее противостояние   с   властями   и   спецслужбами   приобретало  вооруженный характер, лозунг экстремистов гласил «Не спорь, а уничтожай». Всего за 70­е годы от рук террористов в Германии погиб 41 человек.  правительства   Шмидта,   когда   Полномасштабный  кризис разыгрался 5 сентября 1977   года, на второй  немецкие год   второго   срока «красноармейцы»  похитили   президента  Объединения   германских работодателей  Ханса Мартина  Шлайера. Они требовали  освободить своего идейного вождя Андреаса Баадера и 11 единомышленников. Каждый должен был   получить   по   100   тысяч   марок   наличными   и  возможность   свободного вылета  из ФРГ. Канцлер Шмидт отказался идти на поводу у рафовцев  «из государственных интересов». Вслед за этим — новое испытание: 13 октября арабские   террористы,   с  которыми   у   немецких   леваков   сложились   давние связи, угоняют в Сомали самолет «Люфтганзы» с 82 пассажирами на борту, требуя освобождения  членов  RAF.  Перед немецкими спецслужбами маячил призрак   того   кошмара,  в   который   вылилась  пятью   годами   ранее   попытка освобождения израильских  спортсменов, захваченных во  время мюнхенской Олимпиады   палестинскими   террористами.  Из­за,   как   считали  израильские спецслужбы,   непрофессиональных   действий   немцев  были   убиты   11 израильтян, четверо террористов и немецкий полицейский. Тем не менее, 18 октября канцлер отдал приказ о штурме. В ходе блестяще спланированной и осуществленной акции спецподразделение федеральной погранохраны GSG­9 освобождает   заложников   в   аэропорту   Могадишо.   Узнав  об   этом,  Андреас Баадер и трое других заключенных покончили с собой. А на следующий день 11 Ханса   Мартина  Шлайера   нашли   убитым   в   багажнике   собственного автомобиля. Гельмут Шмидт взял на себя все полноту ответственности  за смерть Шлайера, однако,  несмотря на критику его жесткого подхода, считал свои действия единственно верными. Тогда же он сказал о том, что противостояние терроризму — долгий процесс, и Шлайер может стать не последней жертвой. Спустя четверть века звучит это очень современно. В   1979   году  Шмидт,   один   из   активных   приверженцев   разрядки, неожиданно   для   многих  однопартийцев   поддерживает   предложенное   США довооружение  НАТО.   «Двойное  решение»   предусматривало   установку   в Западной Европе ракет среднего радиуса действия, если переговоры с СССР о разоружении потерпят провал. Как и всегда, канцлер видел дальше многих — дряхлеющий Советский Союз готовился к последнему рывку, в Европе явно дули холодные ветры. Ход событий подтвердил  точность такого анализа — оккупация   Афганистана,   военное   положение   в   Польше...   Тем  не   менее «ястребом», для  которого борьба с коммунизмом была самоцелью, Шмидт никогда не был, он всегда был прагматиком. Канцлер не одобрял шараханий президента   США  Джимми   Картера,  который   то   шел   на   крупные   уступки СССР, то пытался резко, без консультаций с союзниками, завернуть гайки, как это   было   после   ввода   войск  в   Афганистан.   В   своих  дневниках   Картер, например, сетует, что Шмидт проявлял  недостаточное рвение в организации бойкота московской Олимпиады 1980 года. С   Рейганом   личные   отношения   были   лучше,   но   с   ним   у   Шмидта возникли разногласия по крупной германо­советской сделке о закупках газа. В 1981  году, когда «холодная война»  приближалась к своей кульминации, Белый Дом потребовал свернуть энергетическое сотрудничество с Москвой, начатое еще при Брандте. По  поручению Шмидта министр  экономики ФРГ Ламбсдорф отправился в США, чтобы  убедить американцев: его страна  не может оказаться в политической зависимости от Москвы из­за поставок. Под давлением   Вашингтона   был   установлен   лимит   потребления  Германией советского газа —  16%, но сотрудничество продолжилось. 20 ноября 1981 года  был подписан договор на  срок до 2008 года. Иными словами, в основе нынешнего  энергетическою   диалога  России  с  Европой   —   стойкость, проявленная канцлером Шмидтом  22 года назад. Как вспоминал  тогдашний посол ФРГ в СССР Андреас Майер­Ландрут, эта сделка была очень важна для развития отношений Восток — Запад: «Германия впервые  выступила не как «хвост»  американцев,   а   как   самостоятельный   политический   игрок».  Надо отметить,   что,   занимая  самостоятельную   позицию,   Шмидт   никогда   не забывал,   что  такое   Америка   для   Европы,   и  трансатлантическое сотрудничество   было   неоспоримым  приоритетом.   14   сегодня,   осуждая Америку   за   односторонние   действия,   Шмидт   никогда   не   переходит  грань конструктивной  критики.   Нынешнему   канцлеру   Германии   есть   чему 12 поучиться  у   своею   предшественника  и   однопартийца.   Жесткость   главы правительства вызывала недовольство и у партнеров по коалиции, и в рядах собственной   партии,   а   экономический   кризис   создавал  неблагоприятные условия. В   1981   году,   одном   из   самых   тяжелых   в   политической   карьере канцлера, он нашел время для двух удививших всех мероприятий:     посвященном  выступил   с  докладом    на   философском   конгрессе,     Иммануилу Канту,   и   съездил   в   Лондон,   чтобы   вместе  с   двумя  профессиональными пианистами и филармоническим оркестром  сыграть  Концерт    Моцарта для   трех   фортепиано.  Человек,   который   умеет   смотреть  в  будущее, знает точно: политика, даже самая ответственная, не вечна, а музыка и философия остаются навсегда. Ушел в отставку 1 октября 1982, когда  либералы покинули  кабинет  и   бундестаг проголосовал за недоверие Шмидту. Оставался членом бундестага до 1987. Автор ряда книг по политике и международным отношениям.  Но   эпоха   Шмидта­политика   продолжалась.   Годом   позже   он   стал соучредителем   Совета  взаимодействия,   организации   дуайенов   мировой властной элиты.  В 1986 году вместе с Жискар д'Эстеном основал комитет по созданию европейского   европейского центрального банка — Шмидт,  валютного союза и      как   всегда,  действовал   на   опережение,   точно  предугадывая   направление развития. Главная забота Шмидта  в начале  XXI  века — это  тема всей его жизни: ответственность. В эпоху глобализации ответственность каждого тоже становится   глобальной,   говорит   экс­канцлер,   последствия  неверных   шагов приобретают куда больший масштаб, чем раньше. В Западной Германии Шмидт оставался канцлером до 1982 года, когда его правительство потерпело поражение в бундестаге и его партнеры из СвДП перешли в другой лагерь, сделав канцлером консерватора Гельмута Коля; на выборах 1983 года маятник качнулся в сторону Коля, и он сохранил пост вплоть до 90­х годов и даже в 1994 году вопреки всяким ожиданиям.

Лекции по новейшей истории «ФРГ в 1982-1990 гг.»

Лекции по новейшей истории «ФРГ в 1982-1990 гг.»

Лекции по новейшей истории «ФРГ в 1982-1990 гг.»

Лекции по новейшей истории «ФРГ в 1982-1990 гг.»

Лекции по новейшей истории «ФРГ в 1982-1990 гг.»

Лекции по новейшей истории «ФРГ в 1982-1990 гг.»

Лекции по новейшей истории «ФРГ в 1982-1990 гг.»

Лекции по новейшей истории «ФРГ в 1982-1990 гг.»

Лекции по новейшей истории «ФРГ в 1982-1990 гг.»

Лекции по новейшей истории «ФРГ в 1982-1990 гг.»

Лекции по новейшей истории «ФРГ в 1982-1990 гг.»

Лекции по новейшей истории «ФРГ в 1982-1990 гг.»

Лекции по новейшей истории «ФРГ в 1982-1990 гг.»

Лекции по новейшей истории «ФРГ в 1982-1990 гг.»

Лекции по новейшей истории «ФРГ в 1982-1990 гг.»

Лекции по новейшей истории «ФРГ в 1982-1990 гг.»

Лекции по новейшей истории «ФРГ в 1982-1990 гг.»

Лекции по новейшей истории «ФРГ в 1982-1990 гг.»

Лекции по новейшей истории «ФРГ в 1982-1990 гг.»

Лекции по новейшей истории «ФРГ в 1982-1990 гг.»

Лекции по новейшей истории «ФРГ в 1982-1990 гг.»

Лекции по новейшей истории «ФРГ в 1982-1990 гг.»

Лекции по новейшей истории «ФРГ в 1982-1990 гг.»

Лекции по новейшей истории «ФРГ в 1982-1990 гг.»
Скачать файл