Презентация по МХК "Деревянное зодчество Руси"
Оценка 4.7 (более 1000 оценок)

Презентация по МХК "Деревянное зодчество Руси"

Оценка 4.7 (более 1000 оценок)
Презентации учебные
docx
МХК
11 кл
05.01.2017

150.000₽ призовой фонд • 11 почетных документов • Свидетельство публикации в СМИ

Опубликовать материал

Публикация является частью публикации:
Деревянное зодчество Древней Руси..docx

Содержание

стр.

Введение…………………………………………………………………………...3

Глава 1. Эволюция деревянных построек……………………………………….5

Глава 2. Роль деревянного зодчества в развитии русской архитектуры………8

2.1.Строительные материалы……………………………………………...8

2.2.Декоративные украшения дома……………………………………...12

Глава 3.Деревянное зодчество Руси……………………………………………14

3.1.Жилые дома. Избы……………………………………………………14

3.2. Церкви. Колокольни. Часовни………………………………………19

3. Крепости………………………………………………………………...24

Заключение……………………………………………………………………….26

Список литературы………………………………………………………………28

Приложение………………………………………………………………………30

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Введение

Актуальность работы: Зодчество Древней Руси - яркая страница в истории мировой архитектуры. Развиваясь, оно прошло большой и сложный путь, отражая своеобразные социальные условия жизни народа.

Памятники архитектуры наполняют живым содержанием наши представления о развитии культуры, помогают понять многие стороны истории, не нашедшие отражения в письменных источниках. В полной мере это относится и к монументальному зодчеству древнейшего, домонголь­ского периода.

Как и в западно-европейском средневе­ковье, русская архитектура X-XIII вв. была главным видом искусства, подчинявшим и включавшим в себя многие другие его виды, в первую очередь живопись и скульптуру. От этой поры до наших дней сохранились блестящие памятники, зачастую не уступающие по своему художественному совершенству лучшим шедеврам миро­вой архитектуры.

Грозы, пронесшиеся над Русью, к сожалению, стерли с лица земли многие памятники зодчества. Более трех четвертей древнерусских монументальных построек домонгольского периода не сохранилось и известно нам лишь по раскопкам, а иногда даже по одним только упоминаниям их в письменных источниках. Это очень затрудняло изучение истории древнерусского зод­чества. За три последних десятилетия в дан­ной области достигнуты очень большие успехи. Они об­условлены несколькими причинами.

Следует отметить методологический подход, предусматривающий анализ развития зодчества в неразрывной связи с соци­ально-экономической и политической историей Руси, с развитием русской культуры. Не менее важно и то, что благодаря широкому размаху архитектурно-архео­логических исследований значительно увеличилось коли­чество памятников, привлекаемых к изучению [5].

Реставра­ционные работы, проведенные на многих из них, позво­лили приблизиться к пониманию первоначального облика  сооружений, который за долгие годы существования и эксплуатации, как правило, оказывался искаженным. Очень важно также, что памятники зодчества рассматри­вают теперь комплексно, учитывая в равной степени и исторический, и художественный, и строительно-техни­ческий аспекты.

В результате достигнутых успехов появилась возмож­ность понять пути развития древнерусского зодчества с гораздо большей, чем ранее, полнотой. Не все в этом процессе еще вполне ясно, многие памятники до сих пор еще не изучены, но общая картина выри­совывается достаточно определенно.

Цель работы: Изучить и проанализировать  деревянное зодчество Древней Руси.

В результате работы над  темой исследования решались следующие задачи:

1.Анализ литературы по проблеме исследования.

2. Выявить роль деревянного зодчества в развитии русской архитектуры.

3. Проанализировать эволюцию деревянных построек.

4.Изучить особенности деревянного зодчества  на Руси.

Объектом исследования являются деревянные постройки Руси.

Предмет исследования - происхождение и развитие характерных особенностей деревянного зодчества на Руси.

Методика исследования заключается в сравнительном анализе архитектурных приёмов и форм объектов с учётом времени, места строительства, исторических и иных условий, и далее - в обобщении полученных результатов с целью определения закономерностей зарождения, формирования и развития архитектурных традиций.

Научное и практическое значение работы состоит, прежде всего, в том, что она расширяет научное знание о традиционном деревянном зодчестве.



Глава 1.Эволюция деревянных построек

В лесной зоне Европейской территории России осталось множество заброшенных храмов, часовен, колоколен, да и за Уралом, в Сибири, сохранились уникальные объекты деревянного зодчества. Долгое время трудности пути закрывали к ним доступ, позволяя им медленно стареть и дряхлеть.

Но не только время разрушало памятники деревянного зодчества, но и удары молний поджигали возвышающиеся над окружающим ландшафтом колокольни, огромные избы со взвозами. Беззащитны были они и от бродяг, находивших временный приют под их крышами, а позже, и от туристов, забывших погасить костер или недокуренную сигарету. 

Памятники деревянного зодчества – весьма хрупкая часть историко-культурного наследия. Только полный список утрат – своеобразный мартиролог, включает сотни памятников. Все эти культовые постройки создавались в XVII-XVIII вв. и их можно, вероятно, отнести к своеобразному «русскому барокко», так представляется автору. Менее полутора веков понадобилось для расцвета этого вида построек. Затем каменное зодчество вытеснило дерево как строительный материал при сооружении храмов [4].

Другая часть памятников перевезена под музейную охрану, в музеи под открытым небом, наиболее известные из которых – Кижи и Малые Корелы. Десятки музеев деревянного зодчества возникли на территории Российской Федерации. Объекты деревянного зодчества были тщательно изучены на местах, разобраны по бревнышку с пометами их исконного местоположения, заменены в случаях надобности схожим материалом и вновь собраны на территориях музеев, занимающих площади в десятки и даже сотни гектаров.

Безусловно, они при этом потеряли связь с окружающим их некогда ландшафтом, рукотворным украшением которого они были. Но зато их сохранили от воздействия стихии и не менее опасных деяний людей, не ведающих, что творят. Остановимся на изначальном расположении объектов деревянного зодчества, памятуя, что из всех видов художественного творчества, архитектура – есть наиболее материальный, наиболее тесно связанный с данной житейской обстановкой элемент культурного ландшафта.

Зодчество находится в самой сильной зависимости от местных условий, например, климата, рельефа, растительности, наличных строительных материалов, привычек и потребностей населения. Крестьянин, приспосабливая к местным условиям устройство своей деревенской избы, конечно вовсе не думал о том, что создает особый национальный тип постройки. А между тем, и не без основания, многие исследователи считают такие избы за прототип русского национального зодчества [6].

Освоение территорий северо-запада, севера и Сибири славянами заняло более тысячи лет. Было множество препятствий: дебри лесной таежной зоны, заболоченность грандиозных пространств. Обустраиваться возможно было по берегам рек, около многочисленных озер.

Возникновение древнего Новгорода и колонизационная политика его правителей привела к освоению и практически бескровному присоединению севера и северо-востока Русской равнины вплоть до Урала. Угро-финские племена легко вошли в более молодой славянский этнос. Продвижение славян за Урал было остановлено более чем на три века монгольским нашествием. Но и позже, в XVI-XVII вв., освоение сибирских просторов шло по рекам. Но не деревни и городки вставали на путях землепроходцев, а крепости-остроги, в которых теснились дома служивых людей, воевод и торговцев [15].

Эволюция деревянных построек великолепно прослеживается в крупных музеях деревянного зодчества под открытым небом, в Кижах и Малых Корелах, где представлены десятки разнообразных сооружений. Древняя Русь, хотя и имела немало городов, но основа ее была деревня. Именно в ней сформировались строительно-архитектурные особенности деревянного зодчества, начиная от архитектурно-планировочных решений и до выбора стандартов – модулей при сооружении разных видов построек.

Деревни тяготели к речным долинам и на севере европейской России были пространственно, в архитектурном отношении, связаны друг с другом и с окружающим ландшафтом. В организации жилища и хозяйственных служб была создана система для защиты человека и домашних животных от неблагоприятных природных условий – влаги и холода.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Глава 2. Роль деревянного зодчества в развитии русской архитектуры

Древнерусское зодчество при наличии большой монументальности характеризуется пластичностью форм, особым ощущением их спокойствия и незыблемости, соизмеримостью с размерами человека, его масштабами и потребностями. Все это относится так же в полной мере к интерьерам светских и культовых сооружений.

Древнерусское зодчество, развивавшееся на протяжении восьми веков, до конца ХVII столетия, дает целостную картину развития достаточно устойчивых и постепенно эволюционизирующих стилистических черт и признаков. Параллельно развивались формы деревянной и каменной архитектуры, причем деревянное строительство преобладало и оказывало значительное влияние на каменное [7].

 

2.1.Строительные материалы

Основной строительный материал на Руси - дерево - использовался для строительства всех видов сооружений - жилых домов, городских укреплений, дворцовых зданий, церквей. Город Древней Руси вплоть до ХVII пека оставался в основном деревянным. В деревянных постройках объемно-планировочная структура определялась бревенчатой конструкцией и ее естественными параметрами; однако при всей жесткости деревянной строительной системы народные мастера-зодчие умели композиционно ее разнообразить и пластически оживить. В результате возникает очень широкая композиционная амплитуда от простейшей крестьянской избы-сруба до сложнейших объемных решений, типа шатровых и ярусных храмов.

Естественными строительными материалами на Руси издавна служили дерево и глина. И того, и другого было в изобилии. И то, и другое начали использовать в хозяйстве довольно рано. Но если кирпичи из глины появляются лишь к середине X века, то дерево в качестве основного строительного материала использовалось с древнейших времен. Именно в деревянной архитектуре русские зодчие выработали то разумное сочетание красоты и пользы, которое перешло затем в сооружения из камня и кирпича. Многие художественные и строительные приемы, отвечающие условиям быта и вкусам народа, вырабатывались в течение тысячелетий в деревянном зодчестве [15].

Мы привыкли к тому, что густые еловые северные леса называются тайгой. Однако так называли дремучий лес лишь в Восточной Сибири. В центральной же Руси его называли тайболой, а в Западной Сибири - урманом. Опушка леса - это раменье. И сосна в разном лесу разная. Сосновый лес в болотистой низменности - мяндач. А на сухой возвышенности - бор. И сама сосна в бору - конда. Это самое лучшее дерева для всякого строительства - и легкое, и стройное, и на корню просмоленное. Вот только вызревают кондовые сосны долго - 350 лет и более. С реками и болотами тоже не все просто. Пойменные леса на берегах рек - уремы. Там, где болото выходит на твердую почву расположились березовни. А хвойные сухие чащобы среди болот, полные всякого зверья - колки. Привычная нам роща - это сухой лиственный лес близ жилья. Лес на невысокой длинной возвышенности - грива. Глухие, всегда темные, неприступные лиственные леса - дебри. А самое их ядро, где даже зверь не водится - калтусы. И это все разнообразие и богатство мы, многое забывшие сегодня, называем одним словом лес [18].

Самые значительные постройки на Руси возводились из многовековых стволов (по три века и более) длинною до 18 метров и диаметром более полуметра. И таких деревьев ведь было множество на Руси, особенно на европейском Севере, который в старину называли "Северным краем". Да и леса здесь, где искони жили "поганые народы", были густые. Слово "поганые" вовсе не ругательство. Просто по латыни paganus - идолопоклонничество. И значит, "погаными народами" называли язычников.

На берегах Северной Двины, Печоры, Онеги, издавна укрывались несогласные с мнением властей - сначала княжеской, потом царской. Здесь крепко хранилось свое, древнее, неофициальное. Потому и сохранились здесь до сих пор уникальные образцы искусства древнерусских зодчих.

Свойства дерева, как строительного материала во многом обусловили и особую форму деревянных сооружений. Бревно - его толщина - стала естественной единицей измерения всех размеров постройки, своеобразным модулем.

На стены изб и храмов шли просмоленные на корню сосна и лиственница, из легкой ели устраивали кровлю. И только там, где эти породы были редки использовали для стен крепкий тяжелый дуб, либо березу.

Дерево рубили не всякое, с разбором, с подготовкой. Загодя высматривали подходящую сосну и делали топором затесы (ласы) - снимали кору на стволе узкими полосами сверху вниз, оставляя между ними полосы нетронутой коры для сокодвижения. Затем, еще лет на пять оставляли сосну стоять. Она за это время густо выделяет смолу, пропитывает ею ствол. И вот по стылой осени, пока день еще не начал удлиняться, а земля и деревья еще спят, рубили эту просмоленную сосну. Позже рубить нельзя - гнить начнет.

Осину же, и вообще лиственный лес, наоборот, заготовляли весной, во время сокодвижения. Тогда кора легко сходит с бревна и оно, высушенное на солнце, становится крепким как кость.

Главным, и часто единственным орудием древнерусского зодчего был топор. Пилы, хотя и известны с X века, но применялись исключительно в столярном деле для внутренних работ. Пила при работе рвет древесные волокна, оставляя их открытыми для воды. Топор же, сминая волокна, как бы запечатывает торцы бревен. До сих пор говорят: "срубить избу". И, хорошо нам сейчас знакомые, гвозди старались не использовать. Ведь вокруг гвоздя дерево гнить быстрее начинает. В крайнем случае применяли деревянные костыли [21].

На большей территории Древней Руси именно из дерева, как из наиболее доступного строительного материала, были выработаны многие архитектурные формы еще до появления каменных построек. Леса покрывали большую часть земель Киевской Руси и все земли Великого Новгорода, Владимиро-Суздальского, Тверского и Московского княжеств. Это и предопределило главенствующую роль дерева как строительного материала, легко обрабатываемого и доступного самым широким слоям населения Руси.

Именно в деревянной архитектуре были выработаны многие строительные и композиционные приемы, отвечавшие природно-климатическим условиям и художественным вкусам народа, оказавшие позднее немалое влияние на формирование каменного зодчества. Все типы построек, соответствовавших русскому бытовому укладу, первоначально сложились в дереве, а многие из них, в частности постройки сельских поселений (жилые дома, амбары, бани, мельницы, мосты и др.), возводились только из дерева вплоть до XIX в.

Дереву как материалу сухому и теплоемкому справедливо отдавалось предпочтение и при возведении городских жилых построек до XVIII в. Сельские поселения и города, существовавшие на Руси согласно летописям начиная с IX в., крестьянские, посадские и княжеские дворы - все строилось из дерева. Лишь два отрицательных качества дерева как строительного материала - его недолговечность и горючесть - не позволяют заглянуть в древнейшие периоды развития русского деревянного зодчества. Поэтому редкие жилые дома имеют возраст свыше 100 лет, а неотапливаемые храмы - более 300 лет. Облик древних деревянных сооружений - жилых, хозяйственных и культовых - мы можем предположительно восстановить по различным историческим источникам: летописям, писцовым книгам, миниатюрам, иконам, описанием и зарисовкам иноземных путешественников [16].

Наибольшая устойчивость народных традиций в деревянной архитектуре присуща районам Русского Севера, прежде всего благодаря способствовавшим этому историческим условиям: незатронутости монголо-татарским нашествием в XIII - XV вв., отсутствию крепостничества в XVIII - XIX вв., удаленности от промышленно развитых районов. Все это, несомненно, благоприятствовало развитию народного творчества. Поэтому здесь, на Севере, уцелели не только отдельные памятники народной архитектуры, но даже целые селения в относительно хорошо сохранившейся природной среде. Немалое значение имело и то, что поселения на Русском Севере не подвергались позднейшим пореформенным перестройкам, в наибольшей мере сохранив первоначальную природную основу и сложившиеся традиции. По этим причинам здесь можно полнее проследить становление и развитие основных типов жилых, хозяйственных и культовых построек деревянного зодчества, а также композиционных и планировочных приемов, которые совершенствовались в ходе естественного отбора самим народом.

 

2.2.Декоративные украшения дома

Каждое сооружение, от простой бедной избы, до хором и храмов, украшено, декорировано резьбой. Глухая и более поздняя пропиловочная резьба опоясывает дом. Фасад дома – чело, декорировано резными деревянными «полотенцами», окна обрамлены узорчатыми наличниками. В домах богатых крестьян – затейливое, у бедняка – попроще, но везде взор притягивает резное кружево.

Истоки русской народной резьбы, по мнению специалистов, уходят корнями в скандинавскую мифологию и язычество. Солнечный круг – солярный знак – явный языческий символ. Завершение крыши дома – охлупень в виде резного коня – очевидно, происходит из дохристианских обычаев. Конек защищал дом и хозяев от злых духов, болезней, неурожаев.

Широкое распространение получила неглубокая глухая резьба. Очевидно, что во влажном и холодном климате быстрее уничтожается барельефная, а тем более горельефная резьба. На деревянных столбиках, подпорках и балясинах резались то неглубокие «перехваты» и «пояски», то кругляки, из которых появлялись «дыньки», «грибки», «маковицы» и тому подобная прелесть. Русская резьба делалась «на глаз», «по чувству», отсюда ее свобода. Глазомер мастера, выверенный природой, смягчает геометрический орнамент и оживляет ритмику рисунка [13].

Одна из особенностей русского народного жилища - устойчивость его основных типов, композиций фасадов и конструктивных приемов. Однако декоративные элементы - помочи, причелины, наличники окон, балконы, крыльца и другие детали в значительной степени были подвержены изменению художественных форм. Это приводило к большому разнообразию декоративных приемов и придавало крестьянским домам индивидуальные черты.

Декоративные формы не только в каждой области, но и в каждом районе давали большое число вариантов орнаментации, что придавало разнообразие архитектуре. Из поколения в поколение передавались традиции мастеров деревянного дела, совершенствовались и уточнялись приемы художественной обработки дерева.

Неповторимые образцы резьбы по дереву дали русский Север и Среднее Поволжье. Северная резьба с ее несложным орнаментом из косых и прямых линий, ромбов, розеток, выемок продолжала традиции древнего Новгорода. Крупнейшим центром художественной обработки дерева было Поволжье. Здесь развивалась известная "корабельная" резьба, которая поначалу исполнялась на волжских судах, а затем вошла в архитектуру жилища, украсив фасады жилых домов, ворот, столбов, предметы быта, распространялись по фасаду затейливые узоры с изображением вьющихся растений, фантастических птиц, русалок, львов, человеческих фигур [1].

Декоративные украшения располагались в строго отведенных им местах на фасаде дома и подразделялись на определенные виды: а) конструктивно-декоративные - кронштейны (помочи), потоки, шеломы, курицы, бруски-связи; б) декоративные - причелины, полотенца, наличники окон, балконы; в) функционально-декоративные - крыльца, ворота, галереи-гульбища.

Глава 3.Деревянное зодчество Руси

3.1.Жилые дома. Избы

Бытует несколько типов изб. Самый распространённый - это брус. Называется он так потому, что в ней все помещения, жилые и хозяйственные, спланированы в один длинный, вытянутый прямоугольный сруб, перекрытый общей двускатной кровлей. Обширные сени разделяют такую избу на две неравные части. Меньшая часть - жилая, выходит на главный фасад, а большую часть занимает крытый хозяйственный двор, уходящий на задворки. Другой тип северной избы носит название «глаголь» и имеет форму буквы «Г». Здесь хозяйственные помещения расположены под прямым углом к жилым.

Третий вид избы - «кошель», распространенный в Южной Карелии и примыкающих к ней районах. Все жилые и хозяйственно-бытовые помещения в таком доме сгруппированы и объединены в единый квадратный в плане сруб. Его огромный массив перекрыт общей двускатной крышей.

Избяной сруб ставили, как правило, на землю, иногда на низкий фундамент, сложенный из плоских камней. А сам сруб - это высокое творение народного строительного искусства [18].

Основу деревянной постройки на Руси составлял "сруб". Это скрепленные ("связанные") между собой в четырехугольник бревна. Каждый ряд бревен почтительно называли "венцом". Первый, нижний венец часто ставили на каменное основание - "ряж", который складывали из мощных валунов. Так и теплее, и гниет меньше.

По типу скрепления бревен между собой различались и виды срубов. Для хозяйственных построек применялся сруб "в режь" (редко положенные). Бревна здесь укладывались не плотно, а по парам друг на друга, и часто не скреплялись вовсе. При скреплении бревен "в лапу" концы их, прихотливо вытесанные и действительно напоминающие лапы, не выходили за пределы стены снаружи. Венцы здесь уже плотно прилегали друг к другу, но в углах могло все же задувать зимой.

Самым надежным, теплым, считалось скрепление бревен "в обло", при котором концы бревен немного выходили за пределы стены. Такое странное сегодня название происходит от слова "оболонь" ("облонь"), означающего наружные слои дерева (ср. "облекать, обволакивать, оболочка"). Еще в начале XX в. говорили: "рубить избу в оболонь", если хотели подчеркнуть, что внутри избы бревна стен не стесываются. Однако, чаще снаружи бревна оставались круглыми, тогда как внутри избы обтесывались до плоскости - "выскабливались в лас" (ласом называли гладкую полосу). Теперь же термин "обло" относят более к выступающим из стены наружу концам бревен, которые остаются круглыми, с облом.

Сами ряды бревен /венцы/ связывались между собой при помощи внутренних шипов. Между венцами в срубе прокладывали мох и после окончательной сборки сруба конопатили льняной паклей щели. Тем же мхом часто закладывали и чердаки для сохранения тепла зимой [3].

В плане срубы делали в виде четырехугольника /"четверик"/, либо в виде восьмиугольника /"восьмерик"/. Из нескольких рядом стоящих четвериков составлялись, в основном, избы, а восьмерики использовались для строительства деревянных церквей (ведь восьмерик позволяет увеличить площадь помещения почти в шесть раз, не изменяя длину бревен). Часто, ставя друг на друга четверики и восьмерики, складывал древнерусский зодчий пирамидальное строение церкви или богатые хоромы [16].

Простой крытый прямоугольный деревянный сруб без всяких пристроек назывался "клетью". "Клеть клетью, поветь поветью", - говорили в старину, стремясь подчеркнуть надежность сруба по сравнению с открытым навесом - поветью. Обычно сруб ставился на "подклете"- нижнем вспомогательном этаже, который использовали для хранения запасов и хозяйственного инвентаря. А верхние венцы сруба расширялись кверху, образуя карниз - "повал". Это интересное слово, происходящее от глагола "повалиться", часто использовалось на Руси. Так, например, "повалушей" называли верхние холодные общие спальни в доме или хоромах, куда вся семья уходила летом спать (повалиться) из натопленной избы.

Двери в клети делали как можно ниже, а окна располагали повыше. Так тепло меньше уходило из избы.

И дом, и храм строили одинаково - и то, и другое - дом (человека и бога). Поэтому самой простой и древней формой деревянного храма, как и дома, была "клетская". Так строились церкви и часовни. Это два или три сруба, соединенные друг с другом с запада на восток. В церкви полагалось три сруба (трапезная, храм и алтарный прируб), в часовне - два (трапезная и храм). Над простой двухскатной кровлей ставили скромную главку [20].

Кровлю над срубом устраивали в древности безгвоздевую - "самцовую". Для этого завершения двух торцовых стен делали из уменьшающихся обрубков бревен, которые и называли "самцами". На них ступеньками клали длинные продольные жерди - "дольники", "слеги" (ср. "слечь, лечь"). Иногда, правда, самцами называли и концы слег, врубленные в стены. Так или иначе, но вся кровля получила от них свое название.

Сверху вниз поперек в слеги врезали тонкие стволы дерева, срубленные с одним из ответвлений корня. Такие стволы с корнями называли "курицами" (видимо за сходство оставленного корня с куриной лапой). Эти ответвления корней, направленные вверх, поддерживали выдолбленное бревно - "поток". В него собиралась, стекавшая с крыши, вода. И уже сверху на курицы и слеги укладывали широкие доски крыши, упирающиеся нижними краями в выдолбленный паз потока. Особенно тщательно перекрывали от дождя верхний стык досок - "конек" ("князек"). Под ним укладывали толстую "коньковую слегу", а сверху стык досок, словно шапкой, прикрывали выдолбленным снизу бревном - "шеломом" или "черепом". Впрочем, чаще бревно это называли "охлупнем" - то, что охватывает.

Остановимся на принципах построения жилых и хозяйственных построек. Первый – компактность сооружений, для того, чтобы терять как можно меньше тепла в суровых климатических условиях. Здесь использован принцип живой природы – минимальное отношение поверхности тела к объему, так как тепло теряется через поверхность. Поколения мастеров-плотников искали и нашли способы их соотношения, приближающие рукотворные сооружения к природному оптимуму [2].

Второй – дом ставился на высоком подклете, который отделял жилую часть от поверхности земли воздушной подушкой, своеобразным теплоизолятором, и одновременно воздух изолировал жилье от влаги, идущей от земли. Бревна разделялись берестяными и моховыми прокладками. Влага почти не поступала в сруб, чему способствовали различные приемы обработки бревен. Плотничали только топором (в перерубленное бревно вода не пойдет), ударами топора забиты древесные сосуды и поры. Пила не давала нужного эффекта, распиленное бревно втягивало воду, подобно сухому грибу. Часто сруб ставился на валуны. На севере их хватало с лихвой – память о ледниках, покрывавших в прошлом северо-запад и север России [13].

В-третьих, козырек крыши выносился до полутора метров над стенами, он служил защитой от атмосферных осадков.

В-четвертых, все хозяйственные постройки собирались под одну крышу. С помощью разнообразных переходов можно было легко пройти из избы в хлев, в амбар, в подсобные помещения. Возник особый весьма ценный тип жилого комплекса – «дом-двор», представленный на русском севере многочисленными разновидностями.

Но, какая деревня и какое хозяйство обходились без гумна, амбаров, овинов, сараев, бань, ледников и многих других построек? Были и общественные инженерные постройки – мосты, ветряные и водяные мельницы. Пожалуй, наиболее разнообразны были ветряные мельницы, их типы и размеры значительно различаются. Они всегда ставились на наиболее возвышенном, продуваемом месте – вершине холма, на речном высоком мысе – крутояре, где ветру было где разгуляться. И.Э. Грабарь отмечает различия ветряков по реке Онеге и Подвинью: первые – короче и приземистее, вторые – выше и стройнее, что связано с особенностями ветрового режима. Но и те, и другие ставились на господствующих высотах около сел и деревень и, махая своими крыльями-лопастями, издали привлекали путников [12].

Дом или, шире говоря, жилище, работал как фильтр по отношению к окружающей среде: обогревал зимой, сохранял прохладу в знойные дни лета, не допускал ни сырости, ни духоты. Конструкция дома создавала главный переход от внутреннего пространства к наружному через ряд переходов-шлюзов, например, сеней. Дом был как бы частью окружающей природы. Размеры деревьев определяли размер дома, его длину и высоту. Основой была клеть, в плане имеющая форму прямоугольника, иногда – квадрата. В зависимости от состояния владельца, его доходов, дома могли быть пяти- и шестистенные, обширные, с мезонинами, балконами, затейливыми крыльцами, что свидетельствовало о богатстве хозяина.

С чрезвычайно отдаленных времен вырабатывались как сами плотничьи приемы, так и та терминология, которая сохранилась на севере до наших дней. Слова «стопа», «сруб», «клеть» говорят о форме и способе постройки деревянных сооружений. Древний термин «хоромы» означал соединенную в одно целое группу жилых богатых помещений. Отсюда же произошло слово «храм», в котором (будь он каменный или деревянный) «скрывается определение богатого жилища» [1].

Селения были не просто скопищем домов, они выстраивались по берегам рек и озер, как бы любуясь своей красотой в зеркале вод. На севере значительная ширина улиц определялась высотой солнца, так как затененность несла дополнительный импульс холода. На выбор месторасположения поселения оказывали влияние следующие факторы: удобство сообщения (реки, озера), особенности речной долины (сужения, расширения, крутые изгибы), другие характеристики рельефа. Кроме того, учитывали экспозицию склона, направление господствующих ветров, уровень подъема речных вод весной, в половодье. От тяжелых ледоходов защищались ряжевыми стенками.

Соразмерность зданий, их декор также создавались с учетом окружающих ландшафтов. Мерой была красота и сам человек, его пропорции. Сажень, маховая сажень, локоть и другие плотницкие меры, как «золотое сечение» в Средиземноморье, притягивали взор человека. На бессознательном уровне пропорции живого создавали соразмерность природного и рукотворного. Неповторимость природных особенностей, непозволительность нарушения природной гармонии, поддерживаемая вековой народной мудростью, были той основой, которая рождала индивидуальность каждого поселения [11].

Можно долго восхищаться творениями зодчих и плотников, создавших великолепные образцы деревянного зодчества сел и деревень, но следует вспомнить и об оборонном зодчестве, также характерном для средневековой Руси. Остроги-крепости Европейской России практически не сохранились. Редко их руины можно увидеть на старых фотографиях XIX в. или на планах древних городов. Таков, например, план г. Олонец в Карелии. Большинство остатков оборонной архитектуры находится в Сибири. В настоящее время имеется пять сохранившихся башен: две Братского и по одной Илимского, Бельского и Якутского острогов. Однако, еще в начале XX в. от шестнадцатибашенной якутской крепости сохранились пять башен и два прясла деревянной стены. Башня Якутского острога в 90-е гг. ушедшего века сгорела, но ныне она восстановлена. Ряд башен создан по обмерам и чертежам, одна из них находится в селе Торговище Пермской области. Подобные башни существуют в музеях деревянного зодчества, например, в Талицах, под Иркутском [19].

 

3.2. Церкви. Колокольни. Часовни

Древнерусские церкви - это для нас памятники искусства, памятники национальной культуры. «Божий храм» сплошь да рядом был архитектурным и смысловым центром города или деревни, служил сторожевой башней, становился своеобразным символом и выражением духовных и творческих устремлений народа. Лучшие черты деревянного народного зодчества ярче всего проступают именно в древних северных церквах - высокой классике русской архитектуры [15].

Но даже в отдалённых лесных районах Севера их осталось не так уж много. Десятки старинных церквей обветшали от времени, дождей и снегов, сгорели от молний и огня, были снесены, разобраны или перестроены. И все же там их сохранилось больше, чем где-либо. На пустынных, низких берегах и островах озёр, по Северной Двине, Онеге и Печоре, таёжной глухомани и посреди больших деревень стоят ещё высокие, стройные колокольни, часовенки, укрытые в тени вековых елей, церкви, соборы, монастыри.

Большие церкви были только на погостах или в центрах прихода, а часовни - почти в каждой деревне [10].

Много таких построек, разбросанных по деревням, починкам и выселкам русского севера. Нередко к Клецким часовням обычного типа в XVIII - XIX веках пристраивали сени и шатровые звонницы. Эти пристройки хотя и изменяли первоначальный облик памятников, но и в то же время придавали им несколько иные, высшей степени примечательные качества и достоинства.

Кроме того, на территории России сохранилось несколько деревянных конструкций монастырей, часть из них перенесена в музеи деревянного зодчества, а часть сохраняется в исконных ландшафтах. Всего в нашей стране существует несколько десятков музеев деревянного зодчества. Один из первых музеев под открытым небом возник на острове Кижи Онежского озера, вокруг Кижского погоста, включающего два сказочных по красоте своей храма и колокольню, связывающую их в архитектурный, неповторимый ансамбль. Гряда, пересекающая остров, настолько гармонирует с рукотворным чудом, что человек испытывает радость и счастье, любуясь величием открывшегося перед взором ландшафтом. Это центр всего музея, который формировался в основном в 1950-60-е гг. по проекту известного архитектора-реставратора А.В. Ополовникова. Недаром у пристани, к которой прибывают в теплое время года суда встречает туристов небольшой бюст А.В. Ополовникова, – идеолога, собирателя и планировщика музея, собравшего лично или с помощью коллег и исследователей около 100 объектов деревянного зодчества Карелии и Заонежья [8].

Перемещение памятников с их первоначальных мест в музей сопряжено со значительными трудностями. Эти трудности связаны не только с разборкой, транспортировкой и возведением сооружений на новых местах или с их попутной реставрацией. Здание оказывается «вырванным» из природного ландшафта, в который бережно встраивали народные строители-плотники.

А.В. Ополовников писал: «Как бы ни велика и тяжела была потеря подлинной среды памятника, она никогда не может быть больше потери самого памятника». Экспозиция столь огромного музея под открытым небом строится на основе ряда этнографическо-архитектурных зон, в которых размещены крестьянские постройки всех видов и типов из различных районов Карелии [9].

Центром села всегда оставалась церковь. А в деревне, соответственно, часовня. Даже если центром большого села становилась торговая площадь, то церковь всегда строилась на краю торга. Однако церковь в одиночестве редко ставилась. В селах победнее рядом стоят церковь и колокольня. А в богатых селах - летняя церковь, зимняя (отапливаемая) церковь и колокольня (так называемый "северный тройник").

Колокольни начинают повляться на Руси предположительно в XV веке. Однако и тогда колокола были необычайно дороги и ими могли обзавестись лишь самые богатые монастыри и центральные храмы. Везде же прихожан призывали в храм ударами в "било". Их делали из куска железа, согнутого дугой, а то и из пустотелого бревна. Сами же колокола, хоть и упоминаются в летописях еще с XI века, но распространение начинают получать лишь с конца XIV века. Даже в XV веке вместо дорогих колоколов чаще пользовались "клепалом" - полым шаром с языком внутри.

Самый древний тип колокольни - звонница - возник в Северо-Западной Руси, на землях Новгорода и Пскова. Сначала это невысокая стенка над крыльцом храма с одним-двумя просветами для набольших колоколов. И только позже стали строить звонницу отдельно от церкви с тремя-пятью пролетами для колоколов. Еще Олеарий в 30-х годах XVII века видел колокола, висящие на перекладине, укрепленной между стойкой и подоконником церкви [21].

Во второй половине XVII - начале XVIII века появились многоярусные храмы, доводившие до предела структуру "восьмерик на четверике". Одним из самых значительных памятников деревянного зодчества стал комплекс на острове Кижи.

Ансамбль этот создавался 160 лет. Поиски единства и красоты были мучительны. В 1714 году поставили Преображенскую церковь. Лет через пятьдесят срубили клетскую Покровскую. Однако рядом с чудом деревянной архитектуры - Преображенской церковью - небольшая клеть Покровской выглядела убого и ее вскоре заменили шатровой. Но и шатер не удовлетворил зодчих. В 1764 году они создают на Покровской церкви девятиглавие. И лишь через 110 лет ансамбль завершила новая колокольня, поставленная на месте прежней, обветшавшей [3].

И хотя в то время уже существовал освященный традицией принцип постановки храмов и колокольни в ансамбле на расстоянии двух высот друг от друга, но в кижских постройках этот принцип резко нарушен. Расстояние между храмами здесь менее одной высоты. Это создает нераздельное Более того, зодчие тонко учли здесь особенности северной погоды. При частых туманах кижские соборы призрачны и загадочны. Во время дождей они становятся суровыми и как бы затаиваются [10].

Собиранием и сохранением всего разнообразия деревянного зодчества архитекторы-реставраторы озаботились в 60-70-е гг. XX столетия. Отдельные памятники гражданской и культовой архитектуры как отражение народного бытия свозили, разобранные по бревнышку, в особо примечательные ландшафты – приречные, приозерные, где бережно собирали и попутно реставрировали. После чего, они становились частью музеев деревянного зодчества, занимающих площадь от нескольких до десятков гектаров. Часть памятников пряталась за стенами монастырей, таких как Спасо-Прилуцкий или Кириллово-Белозерский на Вологодчине, часть – привозилась в Москву, где в Коломенском гуляющим и отдыхающим гражданам можно было восхищаться умениями градодельцев и плотников России. На европейском Севере сохранялись сельские поселения, где весь набор жилых, хозяйственных и культовых построек поражал на первых порах «диких», а позже организованных туристов умением с помощью топора создать удивительные по красоте и комфортные по сути своей сооружения. Каргополье и Пинежье, Подвинье и некоторые другие регионы радовали глаз выразительными силуэтами храмов, колоколен и богато изукрашенных резьбой крестьянских дворов [3].

Утраты многих сторон северного быта, памятников зодчества, требовала создания научного этнографического музея под открытым небом, где сохранились бы шедевры русского деревянного зодчества. Выбор места произведен был весьма удачно – недалеко от г. Архангельска, в живописном ландшафте у селения Малые Корелы. На возвышенном правом берегу реки Северной Двины, рассеченном небольшой речкой Корелкой, с холмистым рельефом, небольшим фрагментом коренных хвойных и лиственных лесов, с опушками и покосами, оврагами с родниками, зарослями кустарников и проплешинами полей, а также обрывами и небольшим болотцем была организована обитель для памятников, привозимых из разных частей огромной, до революции 1917 г., Архангельской губернии. Москва и Ленинград стали первыми разработчиками плана размещения объектов деревянного зодчества, выбора их среди других для показа на территории музея. Необходимо было найти эти памятники деревянного зодчества, обследовать и перевезти на территорию музея, где каждому региону было определено свое место, характерное для различных районов бывшей Архангельской губернии. Регионы различались специализацией хозяйственной деятельности и, очевидно, по характеру архитектуры и быту.

Архивные материалы, записки путешественников XVIII-XX вв., замечательная книга Максимова «Один год» пригодились для правильного расположения объектов. Главным среди профессиональных архитекторов был Александр Владимирович Ополовников. Музейная композиция в Малых Корелах строится на построении музейной экспозиции на базе ландшафтно-средового метода, что позволяет учитывать историко-культурные особенности поселений, заложенных в различных ландшафтах [8].

 

3. Крепости

Город в Древней Руси - это, прежде всего крепость. На протяжении многих столетий страна не знала покоя. Русские крестьяне и посадские люди брались за топор, рубили лес и городили крепости: города, городцы, детинцы, кремли, остроги. Само слово «город» означало тогда укреплённое место.

Летописи рассказывают, что уже в IX веке на заре русской государственности были построены деревянные города-крепости: Новгород, Полоцк, Белозёр, Ростов Великий и др. Иногда на стратегических рубежах возводились «стоялые остроги»; в них постоянно никто не жил, но в военное время сюда посылали гарнизоны [14].

Вплоть до конца XIV - начала XV века это были преимущественно деревянные сооружения. Но и позднее, когда уже появилось огнестрельное оружие и артиллерия, строительство деревянных крепостей не прекращалось; башни и мощные прясла бревенчатых стен, возводимые искусными русскими городельцами, ещё долго противостояли ударам вражеских войск.

Для своего времени деревянные крепости были грозными сооружениями. Ещё в давнюю, дохристианскую эпоху славяне окружали свои поселения тынами или остроколами - оградами из вертикально поставленных брёвен с заострёнными верхними концами. Более поздние крепостные стены - «городни», известны, в прочем, уже в XI веке, - представляли собой бревенчатые срубы: клети, заполненные землёй и камнями. Непременным элементом пейзажа тех неспокойных лет были сторожевые башни: вежи (от слова «ведать» - знать), стрельницы, костры, или столпы, как их называли тогда.

Основным элементом крепости были башни. День и ночь наверху стояли дозорные, здесь же устраивались пушки, хранились боеприпасы и вся боевая снасть. Такие башни ставились и по углам крепости, и в прясных стенах, а в центральной - надвратной, или проезжей, - устраивались мощные и хорошо защищенные въездные ворота.

Сторожевые и крепостные башни строились на Руси с древних времён и вплоть до конца XVII века. Они были разные - квадратные в плане, шести- и восьмиугольные, как правило, двухъярусные, с нижним и верхним боем, иногда с тесовым обламом над воротами, сделанным в виде крытого балкона.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Заключение

Памятники деревянного зодчества – весьма хрупкая часть историко-культурного наследия. Расцвет их приходится на XVII-XVIII вв. и их можно, вероятно, отнести к своеобразному «русскому барокко». Десятки музеев деревянного зодчества возникли на территории Российской Федерации.

Эволюция деревянных построек великолепно прослеживается в крупных музеях деревянного зодчества под открытым небом, прежде всего в Кижах и Малых Корелах, где представлены десятки разнообразных сооружений.

Сохранение культурного наследия – одна из важных задач человечества. На территории России, подвергающейся в XX в. грандиозным потрясениям, эта задача стояла и стоит особенно остро – не только вороги, но и невежество, и недомыслие стоящих у власти поставили бытие самих памятников под угрозу утраты. 

Деревянное зодчество неотделимо от истории архитектуры, как последнее неотделимо от общерусской культуры. Понимание того, что история зодчества - часть общечеловеческой культуры, часть истории народа, его героических и трудовых подвигов, заставляет исследователей искать и искать, чтобы как можно больше восполнять пробелы в этой истории, ее недостающие звенья [14].

Трудная судьба у памятников русской народной деревянной архитектуры. Разрушающее течение времени, пожары, вражеские нашествия уничтожили сотни замечательных сооружений.

И все же народное деревянное зодчество сохранилось, ибо нельзя уничтожить народ, его песни и историю. В нем едины мудрая простота и ясность архитектурных композиций, практическая функциональность всех деталей, органическое единство художественного, эстетического и строительно-конструктивных начал; наконец, человечность и гуманизм, которые волнуют нас при встрече с каждым произведением истинно народного зодчества, - вот чему учит нас история русской деревянной архитектуры. Это переходящие, но вечные и неизменные принципы архитектурного искусства, и потому народное зодчество не мертвая археология, а живое наследие. Современные архитекторы могут многому научиться и действительно учатся у своих предшественников. Великих зодчих прошлого.

Памятники русской народной деревянной архитектуры учат понимать прекрасное в жизни и искусстве, помогают глубже познать и полюбить душу нашего народа, его таланты и характер.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Список литературы

1.Лисенко Л.М. Русское деревянное зодчество. М., 1987.-324с.

2.Лисенко Л.М. Деревянное зодчество русского народа (Заонежье). 1975.-287с.

3.Лисенко Л.М. Оригинальные деревянные покрытия культовых сооружений Заонежья // Архитектурное наследство, Выпуск 22, 1974.-187с.

4.Лисенко Л.М., Дерево в архитектуре, М., 1984.-254с.

5.Маковецкий И.В., Архитектура русского народного жилища, М., 1962.-198с.

6.Максимов П.Н. Деревянное зодчество XVII в. // История русского искусства. T. IV. M., 1955. С. 91-120.

7.Мехова Г. И. Русское деревянное зодчество. [Альбом]. М., 1966.-73с.

8.Ополовников А.В., Русское деревянное зодчество, М., 1983.-251с.

9.Ополовников А. В. Сокровища русского Севера. М., 1989.-203с.

10.Пилявский В.И., Тиц А.А., Ушаков Ю.С. История русской архитектуры: Учебник для вузов. - М.: Архитектура-С, 2007. Стр. 7-27.

11.Популярная художественная энциклопедия. Под ред. Полевого В.М.; М.: Издательство "Советская энциклопедия", 1986.

12.Раппопорт П.А. Зодчество Древней Руси. Издательство "Наука", Ленинградское отделение, Л., 1986.-282с.

13.Суслов В.В. Памятников древнего русского зодчества", 1895г. Режим доступа/ http://nnm.me/blogs/

14.Уткин H.H. К вопросу о формировании структуры деревянных приходских храмов и храмовых комплексов на Русском Севере // Народное зодчество. Межвуз. сб. Петрозаводск, 1999. С. 87-97.

15.Ушаков Ю. С. Деревянная архитектура русского Севера, Л., 1980.-223с.

16.Ушаков Ю.С. Народное деревянное зодчество // История русской архитектуры. JL, 1984. С. 7-79.

17.Шередега В.И. К вопросу о взаимодействии каменной и деревянной архитектуры в русском зодчестве XVI в. // Древнерусское искусство: Художественная культура Москвы и прилежащих к ней княжеств. М., 1970. С. 455-460.

18.http://www.muzey1355.narod.ru/zodchestvo.HTML

19.http://www.bibliotekar.ru/rusZod/

20.http://www.ebftour.ru/articles.htm?id=8107

21.www.rusarch.ru

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ПРИЛОЖЕНИЕ

Преображенская церковь. Кижи.

Преображенская церковь. Кижи.

 

http://cvetamira.ru/sites/default/files/rus/3473118_0.jpg

Деревянная церковь

 

 

http://cvetamira.ru/sites/default/files/rus/ukrashenie_rezboy.jpg

Украшение резьбой

 

 

 

Архитектура Древней РусиДеревенская изба


 

Скачано с www.znanio.ru

скачать по прямой ссылке
Похожие публикации: