Реферат на тему "Музыка в сердце Ф. Шопена"
Оценка 4.9 (более 1000 оценок)

Реферат на тему "Музыка в сердце Ф. Шопена"

Оценка 4.9 (более 1000 оценок)
Занимательные материалы
doc
музыка +1
Взрослым
14.01.2017
Презентация

150.000₽ призовой фонд • 11 почетных документов • Свидетельство публикации в СМИ

Опубликовать материал

Публикация состоит из частей:
Публикация является частью публикации:
Реферат Музыка в сердце Шопена.doc
План  реферата Введение…………………………………………………………………………2 1. Основная часть 1.1.Жизненный путь…………………………………………………………….3 1.2.Влияние композитора……………………………….……………………………………5   польской   народной   культуры   на   творчество 1.3. «Шопениана»­ романтический балет……………………………………..9 Заключение……………………………………………………………………...10 Список литературы……………………………………………………………..11 Приложение «Наиболее универсальный путь становления                                          духовной  культуры  личности —  воспитательное                                           воздействие искусством звуков,  целенаправленное                                           введение в мир музыки.» Введение             Одним из эффективных средств формирования духовной культуры является искусство, в частности музыка. Она представляет собой  передачу из поколения в поколение духовного мира, приобщает к традициям. Поэтому знакомство   с   жизнью   и   творчеством   великих   композиторов   прошлого воспитывает   и   духовно   обогащает   нас.    Ф.   Шопена   внёс   великий   вклад   в духовную   и   музыкальную   культуру   всего   человечества.  Шопен   – основоположник польской музыкальной классики. Это композитор­романтик. Всё его творчество связано с Польшей, её фольклором, историей. Жизнь его сложилась трагически. Она как бы разделена на 2 части. Первые 20 лет он прожил в Польше, а потом вынужден был уехать из Польши навсегда. Всю оставшуюся жизнь Шопен жил в Париже, тоскуя по Родине. Родина приобрела для него значение недостижимого романтического идеала, мечты, по которой он томился всю жизнь. Романтические порывы, томления в его музыке всегда сочетаются с отточенностью формы. Шопен всегда отвергал преувеличение. Лист сказал: “Шопен не выносит излишеств и необузданности”. Шопен любил Баха,   Моцарта,   но   не   любил   Бетховена.  Музыка   Шопена   отличается артистизмом, одухотворённостью, тонкостью.  2 1.Основная часть 1.1.Жизненный путь     «… Вселенная Шопена – водоём  божественного чистого  сознанья.      Он – только человек! Откуда в нём живёт нечеловеческое знанье?..»             Шопен родился под Варшавой в Желязовой Воле 1 марта 1810 года в очень культурной семье.    Дом Ф. Шопена   Отец   ,бывший   офицер   армии,   работал   в   варшавском   лицее   учителем. Маленький Шопен рос в окружении музыки:  отец играл на окришке и флейте, мать   играла   на   фортепиано   и   пела.   Ей   Фредерик   Шопен   обязан   первыми музыкальными   впечатлениями,   привитой   с   младенческих   лет   любовью   к 3 народным   мелодиям.   У   Шопена   очень   рано   проявилось   тяготение   к фортепиано. К пяти годам мальчик уже уверенно исполнял несложные пьесы . Первым   и   единственным   его   учителем   фортепианной   игры   был   Войцех Живный, чех по происхождению. Он привил любовь мальчика к классике. 1­й концерт   Шопен     дал   в   7  лет.   Уже   в   восьмилетнем   возрасте   его   называли "польским   Моцартом".   В   это   же   время   было   издано   одно   из   первых   его сочинений ­ полонез для фортепиано соль минор. В 13 лет он поступил в лицей отца. В лицейские годы Шопен писал стихи, пьесы, хорошо рисовал. Но здоровье было слабое: у него был врождённый туберкулёз. Музыкальная жизнь в Варшаве была довольно интенсивной, оживлённой. Ставились оперы польских композиторов, а так же Россини, Моцарта и др. Шопен   слышал   Паганини,  пианиста   Гуммеля   ,  который   оказал   влияние   на ранний фортепианный стиль. В Варшаве были разные музыкальные кружки. Шопен в них выступал. С   детства   у   Шопена   проявилась   любовь   к   народной   музыке.   Бывая летом на каникулах в имениях своих товарищей по лицею, Фредерик часами наблюдал   за   деревенскими   гуляньями   с   танцами   и   песнями,   напряженно вслушиваясь в своеобразное звучание деревенского оркестра ,и сам принимал участие в исполнении народных песен и плясок. Шопен сам признавался: “Я 4 долго   учился   чувствовать   польскую   народную   музыку”.   После   окончания   лицея   в  16  лет   Шопен   поступил   в  Высшую   школу музыки и окончил её через четыре года. К этому времени Шопен уже был признан   лучшим   пианистом   Польши.   Достиг   зрелости   и   его   талант композитора.  Шопен,   его   родные   и   друзья   поняли,   что   ему   следует отправиться в длительное концертное турне. Шопен долго не мог решиться на этот шаг. Его мучили плохие предчувствия.  В 1830 году Шопен отправляется в   далекое   путешествие   .  Друзья   подарили   ему   на   прощание   кубок, наполненный   польской   землей.  Предчувствия   не   обманули  композитора.   В Варшаве началось восстание против русского самодержавия, организованное польскими   патриотами.   Шопен   решил   прервать   концертное   путешествие   и вернуться в Польшу, но родные и  друзья настойчиво советуют ему в письмах не приезжать.  Восстание было жестоко подавлено, что вызвало у композитора тяжелый душевный кризис. Свое горе и гнев он излил в музыке. Так родилось одно из величайших его творений ­ этюд до ­ минор «Революционный».  Он расстался с Родиной навсегда. С 1831 года Шопен живет в Париже. Все свои зрелые   годы   вплоть   до   смерти   провел   на   чужбине.   Но   Франция   не   стала второй   родиной   композитора  ,он   остатался   глубоко   национальным 5 композитором.  В 1849 году в Париже Шопен умирает  от туберкулёза. Тело его похоронено на кладбище Пер­Лашез. В могилу Шопена высыпали горсть польской   земли   из   кубка,   преподнесенного   друзьями   при   прощании   его   с родиной, а сердце великого композитора ( по его завещанию) замуровано в одной   из   стен   костёла   св.   Креста   в   Варшаве.  Во   время   фашистского нашествия   польские   патриоты   спрятали   драгоценный   сосуд.   После освобождения   Польши   Советской   Армией   в   1945   году   в   день   годовщины смерти   Шопена   его   сердце   было   возвращено   родной   стране.                                      Могила Ф.Шопена                                        Здесь замуровано    в Пер­Лашез                                                     сердце Ф. Шопена 1.2.Влияние польской народной культуры на творчество композитора               Польский   музыкальный   романтизм   развивался   на   основе   польской национальной культуры. Народный фольклор и национально – бытовые танцы вошли в основу его развития. Шопен, соединяя романтические традиции и сохраняя   прочные   связи   с   народными   истоками   польской   музыкальной культуры,   стал   подлинным   романтиком   своей   страны   и   получил   мировое признание. Шопен представляется настоящим олицетворением народности в музыке.  6 В отличие от многих своих предшественников и современников Шопен сочинял почти исключительно для фортепиано. Шопен прекрасно знал свои возможности и поэтому совершенно сознательно ограничивался фортепианной музыкой, мастерски используя возможности инструмента. Он не оставил ни одной оперы, ни одной симфонии или увертюры. Подобно великому Глинке в русской   музыке,   Шопен   стал   основоположником   польской   классической музыки, создав на основе народных песен и танцев неповторимо своеобразные произведения. Основой выразительности музыки Шопена является мелодия. Шопен   широко   использовал   всё   своеобразие   и   самобытность   польской народной музыки, превращая ее  в концертные пьесы. Среди его произведений сонаты,   скерцо,   баллады,   экспромты,     ноктюрны,   прелюдии,   этюды,   произведения   для   фортепиано   с   оркестром   (в   том   числе    «Рондо   аля Краковяк» , «Рондо аля Мазур»,   «Фантазия на польские темы»), вальсы и особо  любимые мазурки и полонезы.  Вальсы        Вальс  ­ бальный танец. Основан на легком вращательном движении, когда танцующие   совершают   оборот   вокруг   себя   и   вместе   с   тем   продвигаются вперед.   Темп   вальса   может   быть     самым   разным.  Специфика   польской танцевальной музыки сказывается и в вальсах Шопена, насыщенных глубоким содержанием.  Вальсы    (всего  14)  Шопен  писал   на  протяжении  почти  всей жизни,   начиная   с   16   лет.   В   творчестве   Шопена   вальс   представляет   собой 7 сольную   фортепианную   пьесу,   вдохновенную   и   глубокую,   в   которой использован весь арсенал пианистической  техники.  К 1831 году относится сочинение вальса № 2 оп. 69 си­минор. Окутанный сумраком грусти, он был любимым   вальсом   Шопена.   Здесь,   как   бы,   происходит   объединение народности и утонченной романтики. Мазурки                Мазурка   ­     польский   народный   танец.   В   XIX   веке   получила   распространение как бальный танец в странах Европы.  Для Шопена  мазурка была подобна странице из личного дневника, в мазурке он высказывался как художник и человек, глубоко любящий свою Родину.  Из письма  Шопена:   «  Милая  моя,  далекая,  единственная!  Почему  наша жизнь  так  устроена,  что  я  должен  находиться  вдали  от  тебя!.. Милая  Родина,  каждую  ночь  ты  приходишь  ко  мне  неясной  мелодией не  то  песни,  не  то  любимого  танца ­  мазурки,  и  так  хочется, чтобы этот    сон   никогда     не    кончался…».Мазурок  у Шопена  около  60 – ти, больше всего!. Значение этого жанра в творчестве Шопена сопоставимо по значению с песней у Шуберта. Это­ маленькие фортепианные миниатюры, в которых Шопен наиболее близко соприкоснулся с польским фольклором, со 8 звучанием народного ансамбля. Он выразил в мазурках характерные черты её разновидностей: Мазур, Оберек, Куявяк. Сам Шопен разделял свои мазурки на 3 основных типа: деревенские (например, №3 ми­мажор, где изображается волынка, скрипка и контрабас), городские ,блестящие (№5 си­бемоль мажор­ эффектная,   с   большими   скачками)  и  лирические  мазурки(  №6  ля­минор). Шопен называл мазурки обрасками. Полонезы         Полонез ­ торжественный танец­шествие в умеренном темпе, имеющий  польское происхождение. Исполнялся как правило в начале балов,  подчёркивая торжественный характер праздника. По   сравнению   с   мазурками,   это   –   более   масштабный   жанр.   Около   20­ти полонезов написал Шопен. В них он воссоздаёт героический дух прошлого Польши. Гораздо больше виртуозности, крупная аккордовая техника, часто фортепиано звучит как оркестр. Полонезы насыщены яркими контрастами. В них есть и изобразительные моменты, напоминающие батальные сцены. Вот духовых   инструментов   в   оркестре), некоторые из полонезов: ля мажор (средняя часть похожа на звучание медных  до­   минор(мрачный   трагический характер),  фа­диез  минор  (   есть   батальный   эпизод   со   скачками   коней,   в середине звучит мазурка). Позднее полонезы становятся похожи на баллады и на симфонические поэмы. 9 Таким образом, романтические традиции в музыке Шопена развивались под влиянием польского музыкального народного творчества. 1.3.«Шопениана» ­романтический балет       Сам Шопен не увлекался балетом, но любители этого жанра всё­таки  нашли способ соединить  великого композитора  с балетом.       В конце 1906 года Михаил Фокин, окончивший Петербургское театральное училище   и   только   начинавший   свою   деятельность   хореографа,   задумал постановку балета, коренным образом ломающего академические традиции. И он   обратился   к   музыке   Шопена,   использовав   сюиту   из   его   сочинений, оркестрованных   в   1892   году   Глазуновым.   Замысел   балета   воплотился   в нескольких картинах. В первой разворачивался полонез на балу, во второй под звуки ноктюрна тени монахов окружали музицирующего Шопена. Третья картина,   поставленная   на   музыку   мазурки,   была   решена   как   жанровый характерно­пантомимный   этюд.   Знаменитый   Седьмой   вальс   Шопена   стал центром   дивертисмента.   Заключительная   тарантелла   живо   напоминала   о популярных в первой половине XIX века произведениях на итальянские темы. «Шопениану»   ещё   называют   «Романтическим   белым   балетом».  Это бессюжетный балет, но полный эмоций. В своём спектакле Фокин воскрешает   Благодаря   мастерству образы   романтического   балета   XIX   века. балетмейстера чарующая музыка Шопена становится зримой и наполненной романтическими видениями. Волнующие вальсы, бравурные мазурки, лёгкий сценический   флирт   балерин   и   танцовщика   будоражит   игру   воображения. «Шопениана» — это воплощённая фантазия о красоте, гармонии, счастье.         10 Премьера   состоялась 10   февраля 1907 года   в Мариинском   театре и   была посвящена памяти Фредерика Шопена.  Для увертюры Фокин выбрал полонез Ля   мажор,   на   последних   тактах   которого   плавно   скользящий   занавес открывал   перед   восхищёнными   взорами   публики   застывшую   балетную картину.  С   первыми   аккордами   ноктюрна   кордебалет   раскрывался,   словно бутон розы: балерины мягко опускались в плиее, и солист выходил на середину сцены. В балете использованы следующие произведения:  ноктюрн ля бемоль мажор ,вальс   соль   бемоль   мажор   ,мазурка   ре   мажор,   мазурка   до   мажор ,прелюд ля мажор ,вальс до диез минор и седьмой ­ вальс ми бемоль мажор. В целом спектакль был совершенно не похож на все, что привыкли видеть на балетной сцене. Танец  словно  перетекал  в танец, группа   в  группу, и хотя традиционные па использовались... цель состояла не в том, чтобы показать технику,   а   чтобы   создать   настроение.   Успех   «Шопенианы»   превзошёл   все романтические балеты прошлого, став чистой классикой.        Заключение Шопена   нет,   но   жива   его   музыка,   жива   память   о   нем   в   миллионах людских сердец. Но, самое главное, его музыка нам может рассказать столько, что   ни   одним   средствам   массовой   информации   это   сделать   не   под   силу. Шопен был одной из ярчайших творческих индивидуальностей в истории не только музыки, но и всей мировой культуры. Он сознательно посвятил себя только   фортепианному   творчеству,   не   писал   ни   опер,   ни   симфоний.   Но, 11 слушая   его,   забываешь   о   том,   что   слушаешь   всего   один   инструмент   ­ фортепиано.   Перед   тобой   открываются   безграничные   просторы,   и   очень хочется, чтобы этот новый мир не покидал тебя уже никогда.  По сей день музыка Шопена пользуется популярностью. В наши дни произведения Шопена являются неотъемлемой частью концертных, учебных, конкурсных программ. Начиная   с   1927   года   в   Варшаве   регулярно   устраиваются   конкурсы   имени Шопена. Наверное, если бы Шопену удалось у нас в России увидеть нашу красавицу ­ зиму, он не устоял бы и сочинил музыку, связанную с ней. Список литературы 1. Богданов­Березовский  Шопен. ­Л., 1935 2. Бэлза И. Фридерик  Франтишек Шопен.­ М., 1960, 1968 3. Галацкая В.С. Музыкальная литература зарубежных стран.­ Музыка, 1983г. 4. Ивашкевич Я. Шопен.­ М.: Молодая гвардия, 1963 5. Кремлев Ю. А. Очерк Жизни и творчества Ф. Шопена.­ М.: Музыка, 1971 6.  Мазель Л.А. Исследование о Шопене.­ М., Сов. Композитор, 1971 8. Пасхалов В. Шопен и польская народная музыка.­ Л. – М., 1949 9.Прохорова И. «Музыкальная литература зарубежных стран» 5 класс ДМШ.  М.1983. 10. Соловцов А. Фридерик Шопен,  Жизнь и творчество М.: Музгиз, 1960 11. Христианович Г. Фридерик Шопен.­М., 1952 12.Интернет­ресурсы: http://ru.wikipedia.org/wiki/ http://www.aveclassics.net/news/2012­03­29­2039 http://festival.1september.ru/articles/415093/ http://russianpoetry.ru/stihi/shopeniana.htm http://www.pws­conf.ru/nauchnaya/lss­2008/263­esteticheskoe­obrazovanie/6663­ fenomen­muzyiki­i­duhovna.htm 12 http://xreferat.ru/71/6615­1­formirovanie­duhovnoiy­kul­tury­shkol­nikov­ sredstvami­muzykal­nogo­iskusstva.html    http://www.belcanto.ru/ballet_chopiniana.htm 13.Музыкальные файлы, используемые в мультимедийной презентации: Этюд № 12 «Революционный» Вальс № 2 оп. 69 си­минор  Полонез ля­мажор Мазурка  № 5 си­бемоль мажор «Шопениана» ­ видеофрагмент Приложение Игорь Северянин  «Шопен» Кто в кружева вспененные Шопена, Благоуханные, не погружал  Своей души? Кто слаже не дрожал,  Когда кипит в отливе лунном пена? Кто не склонял колени — и колена! —  Пред той, кто выглядит, как идеал,  Чей непостижный облик трепетал  В сетях его приманчивого плена? То воздуха не самого ли вздох?  Из всех богов наибожайший бог —  Бог музыки — в его вселился opus, 13 Где все и вся почти из ничего,  Где все объемны промельки его,  Как на оси вращающийся глобус! пе Ашот Граши  «Горсть земли» Когда Шопен отчизну покидал,  Друзья ему любовно поднесли  В старинном кубке горсть родной земли,  Чтоб милый дар его сопровождал. В неизъяснимой грусти дни текли. Средь разных стран, холодных, чуждых зал Он свято кубок свой оберегал, В нем видя край, оставленный вдали. 14 Гармонии задумчивый поэт,  Он пел печали благородный свет,  Высокую любовь в людских сердцах. Когда он умер, на земле чужой,  Той милой горсткою земли родной  Под хмурым небом был увенчан прах. Виктор Боков                     «Сердце Шопена»                                Сердце Шопена в костеле святого Креста.            Тесно ему в замурованной каменной урне.             Встал бы владелец его, и немедля с листа            В мир полетели бы вальсы, этюды, ноктюрны. 15 Сердце Шопена в фашистские, черные дни Черным погромщикам и палачам не досталось. Около предков и около близкой родни Сердце Шопена с корнями деревьев срасталось. Как ты не лопнуло, сердце Шопена? Ответь! Как твой народ уцелел в этой схватке неравной? Вместе с Варшавой родной ты могло бы сгореть, Остановили б тебя огнестрельные раны! Ты уцелело! Ты бьешься в груди варшавян, В траурном марше и в трепетном пламени воска. Сердце Шопена ­ ты воин, герой, ветеран. Сердце Шопена ­ ты музыки польское войско. Сердце Шопена, тебе я усердно молюсь Возле свечей, отдающих пыланию тело. Если позволишь, я всей своей кровью вольюсь, Донором буду твоим,­ Только ты продолжай своё дело! Юрий Пашков «Дом Шопена»  Дом, как старинный клавесин,  В низины музыку роняет.  16 Ветла в податливую синь  Бьет, словно в клавиши рояля.  И сердце яростно в ответ  Взбухает нотой теплокровной —  И ты звучишь на целый свет  Самозабвенно, благородно,  Как революции этюд  Незавершенностью огромен... А звуки­ходоки идут,  Угаснуть не желая в доме.  Ирина Залетаева          «Слушая Шопена»     (фрагмент)      17 …Играл "Шопена" сын на стареньком рояле.  Мелодия любви рождалась и плыла.  И пальцы, как стрижи, по клавишам летали.  И чувственная грусть – как хрупких два крыла.  Звучал ноктюрн светло, негромко и печально,  Нежнейшей пеленой окутав все вокруг.  Царили в звуках тех торжественность и тайна,  Манило колдовство нездешних, тонких рук.  А где­то далеко, совсем в ином пространстве,  Остались суета, страдания и боль…  И по коврам пушистым в дивном, нежном танце  Мы закружились вдруг с кудесницей­судьбой. ..   Д. Бочаров  18 Откуда это в нём? Он – человек.  Но знает то, что людям неподвластно…  Есть нечто большее, чем пальцев бег,  Чередованье кульминаций страстных – Он мир творит, без суетности слов!  Из звуков… на глазах… вот в этой зале…  Быть может, точно так же Саваоф  Семь дней провёл, играя на рояле?  Вселенная Шопена – водоём  Божественного чистого сознанья.  Он – только человек! Откуда в нём  Живёт нечеловеческое знанье?..                                   «Шопениана» 19 На полупальцах протанцует                                            балерина, Этюд Шопена выразит                                                                движением. Нежна, легка, воздушна,  Как цветок нарцисса.  Лепестком летит,  Кружится нотам в унисон, Как сон, как сказка...  Шопениана...  Какая связка: музыка  ­  движение. Молчат поэты, не видя строк сквозь слезы… Зачем слова? Здесь царствует движенье                                                 и музыка,                                                              и вдохновение. 20 Борис Пастернак. «Шопен» 1      Легко  быть реалистом  в  живописи, искусстве,  зрительно  обращенном к внешнему  миру.  Но  что  значит  реализм   в  музыке?  Нигде  условность  и уклончивость не прощаются  так,  как в  ней, ни  одна область  творчества не овеяна так духом  романтизма, этого всегда  удающегося,  потому что ничем не проверяемого,  начала  произвольности.  И,  однако, и  тут  все зиждется  на исключениях.  Их     множество,   и     они   составляют   историю     музыки.  Есть, однако, еще исключения из исключений. Их два ­ Бах и Шопен.          Эти главные столпы и создатели   инструментальной музыки не кажутся нам   героями         вымысла,       фантастическими       фигурами.       Это       ­ олицетворенные   достоверности   в     своем   собственном   платье.   Их   музыка изобилует подробностями  и   производит    впечатление  летописи их жизни. Действительность больше, чем у кого­либо другого, проступает у них наружу сквозь звук.      Говоря  о реализме в музыке, мы вовсе  не имеем в виду  иллюстративного начала музыки, оперной или программной. Речь совсем об ином.      Везде,  в  любом  искусстве,  реализм  представляет,   по­видимому,  не отдельное   направление,   но   составляет   особый   градус   искусства,   высшую ступень авторской   точности.   Реализм есть,   вероятно,   та решающая мера творческой   детализации,   которой     от   художника   не   требуют     ни   общие правила эстетики, ни современные  ему  слушатели  и зрители. Именно здесь останавливается   всегда искусство   романтизма   и   этим   удовлетворяется. Как   мало   нужно   для   его процветания! В его распоряжении ходульный пафос,   ложная   глубина   и   наигранная   умильность,­   все   формы искусственности к его услугам.      Совсем в ином положении художник реалист. Его деятельность  ­  крест  и 21 предопределение.  Ни  тени  вольничания,  никакой  блажи.  Ему ли  играть  и развлекаться, когда его будущность сама играет им, когда он ее игрушка!      И прежде всего. Что делает художника реалистом, что его создает? Ранняя впечатлительность   в    детстве,­    думается    нам,­   и    своевременная добросовестность  в  зрелости.  Именно эти две  силы  сажают  его за работу, романтическому   художнику  неведомую   и   для  него   необязательную.  Его собственные   воспоминания   гонят  его  в  область   технических  открытий, необходимых   для   их   воспроизведения.   Художественный   реализм,   как   нам кажется,   есть     глубина     биографического     отпечатка,   ставшего   главной движущей     силой   художника   и   толкающего   его   на   новаторство   и оригинальность.Шопен   реалист в   том же самом смысле, как Лев Толстой. Его  творчество насквозь  оригинально не  из  несходства  с соперниками,  а из  сходства  с натурою,  с которой он  писал. Оно всегда  биографично не из эгоцентризма,   а   потому,     что,     подобно     остальным   великим   реалистам, Шопен смотрел на  свою жизнь как на  орудие  познания  всякой  жизни  на свете  и вел  именно этот расточительно­личный и нерасчетливо­одинокий род существования. 2.      Главным средством выражения, языком, которым у Шопена изложено все, что   он   хотел   сказать,     была   его   мелодия,     наиболее   неподдельная   и могущественная из  всех,  какие  мы  знаем.   Это  не  короткий,   куплетно возвращающийся мелодический   мотив,   не   повторение   оперной   арии, без   выделывающей   голосом   одно   и   то   конца     же,   это   поступательно развивающаяся   мысль,   подобная     ходу   приковывающей     повести     или содержанию     исторически   важного     сообщения.     Она   могущественна     не только в смысле своего действия на нас. Могущественна она и в том смысле, что   черты   ее   деспотизма   испытал     Шопен   на   себе   самом,   следуя   в   ее гармонизации   и   отделке     за   всеми     тонкостями   и   изворотами   этого 22 требовательного и покоряющего образования. Например,   тема   третьего, E­ dur­ного   этюда     доставила   бы     автору   славу   лучших   песенных   собраний Шумана  и при  более общих и умеренных разрешениях. Но  нет! Для Шопена эта мелодия была представительницей действительности, за ней стоял  какой­ то  реальный  образ или  случай  (однажды,  когда его любимый ученик играл эту   вещь,   Шопен     поднял   вверху     сжатые   руки   с   восклицанием:   "О,   моя родина!"),   и   вот, умножая   до   изнеможения   проходящие   и   модуляции, приходилось   до     последнего     полутона     перебирать   секунды   и     терции среднего голоса, чтобы остаться  верным всем журчаньям  и переливам этой подмывающей темы, этого прообраза, чтобы не уклониться от правды.          Или в восемнадцатом   этюде в терцию с зимней дорогой     настроение, подобное   элегизму     Шуберта,     могло   быть     достигнуто   с     меньшими затратами.   Но   нет! Выраженью подлежало не только нырянье по ухабам саней,   но стрелу   пути все время   перечеркивали   вкось   плывущие   белые хлопья,  а  под  другим  углом пересекал свинцовый черный  горизонт,  и этот кропотливый   узор     разлуки     мог   передать     только     такой,   хроматически мелькающий с  пропаданьями,  омертвело звенящий, замирающий минор.      Или   в  баркароле  впечатление,   сходное  с   "Песнью   венецианского гондольера"   Мендельсона,   можно     получить   более   скромными   было   средствами, и тогда  именно  это была бы та  поэтическая приблизительность, которую   обычно   связываешь   с   такими   заглавиями.   Но   нет!     Маслянисто круглились   и   разбегались   огни   набережной   в   черной   выгибающейся   воде, сталкивались волны, люди, речи и лодки, и  для того, чтобы это запечатлеть, сама   баркарола   вся,   как   есть,     со   всеми   твоими     арпеджио,   трелями     и форшлагами,   должна   была,   как цельный бассейн, ходить вверх и вниз,   и взлетать,  и шлепаться  на своем  органном пункте, глухо оглашаемая мажорно минорными содроганиями своей  гармонической стихии.      Всегда перед  глазами души  (а  это и  есть  слух)  какая­то модель,  к 23 которой   надо     приблизиться,     вслушиваясь,   совершенствуясь     и   отбирая. Оттого   такой   стук   капель     в   Des­dur­ной   прелюдии,   оттого   наскакивает кавалерийский   эскадрон     эстрады   на   слушателя     в   As­dur­ном   полонезе, оттого   низвергаются водопады   на   горную   дорогу   в   последней части h­ moll­ной   сонаты,   оттого нечаянно распахивается окно в усадьбе во время ночной бури в середине тихого и безмятежного F­dur­ного ноктюрна. 3.          Шопен ездил, концертировал, полжизни прожил в Париже. Его многие знали.   О     нем   есть   свидетельства   таких   выдающихся   людей,   как     Генрих Гейне, Шуман, Жорж Санд, Делакруа, Лист  и Берлиоз. В этих отзывах много ценного,     но     еще   больше   разговоров     об     ундинах,   эоловых     арфах     и влюбленных  пери,  которые должны  дать  нам представление  о  сочинениях Шопена, манере его игры,   его облике и   характере.   До чего   превратно и несообразно  выражает подчас свои восторги  человечество!  Всего  меньше русалок  и  саламандр  было  в  этом человеке, и, наоборот, сплошным роем романтических   мотыльков   и   эльфов   кишели   вокруг     него   великосветские гостиные,     когда,     поднимаясь     из­за   рояля,   он   проходил       через     их расступающийся     строй,       феноменально       определенный,   гениальный, сдержанно­насмешливый   и   до   смерти   утомленный   писанием   по   ночам   и дневными  занятиями  с учениками. Говорят,  что часто  после  таких вечеров, чтобы   вывести  общество  из  оцепенения,  в  которое  его  погружали   эти импровизации,   Шопен   незаметно   прокрадывался   в  переднюю к  какому­ нибудь зеркалу, приводил в беспорядок   галстук и волосы и, вернувшись в гостиную  с измененной внешностью, начинал изображать  смешные номера с текстом     своего   сочинения     ­     знатного   английского   путешественника, восторженную   парижанку,   бедного     старика     еврея.     Очевидно,     большой трагический   объективности не обходится  без мимической жилки.   немыслим   без   чувства   объективности,     дар     а   чувство 24 Замечательно, что  куда ни уводит нас Шопен и что нам ни показывает, мы всегда  отдаемся  его вымыслам  без  насилия  над  чувством  уместности, без умственной неловкости. Все его бури и драмы близко   касаются   нас, они могут случиться  в век железных  дорог  и  телеграфа. Даже когда в фантазии, части полонезов и в балладах выступает мир  легендарный, сюжетно отчасти связанный с     Мицкевичем     и   Словацким,     то   и   тут     нити   какого­то правдоподобия   протягиваются     от     него     к     современному   человеку.   Это рыцарские     преданья   в   обработке   Мишле   или   Пушкина,   а   не   косматая голоногая сказка в рогатом шлеме. Особенно велика печать этой серьезности на  самом шопеновском  в Шопене – на его этюдах.   Этюды Шопена, названные   техническими   руководствами, скорее  изучения, чем учебники. Это  музыкально изложенные  исследования по теории   детства   и отдельные главы фортепианного введения к смерти (поразительно,   что  половину из них писал  человек  двадцати  лет), и    они скорее обучают истории,   строению вселенной  и   еще   чему бы то ни было более далекому и   общему, чем игре   на рояле.   Значение   Шопена   шире музыки.  Его  деятельность  кажется  нам  ее вторичным открытием. 25 26
скачать по прямой ссылке