Реферат на тему Православный Восток и Русь в IX веке
Оценка 4.8 (более 1000 оценок)

Реферат на тему Православный Восток и Русь в IX веке

Оценка 4.8 (более 1000 оценок)
Исследовательские работы
doc
история +1
Взрослым
13.05.2018
Введение Период времени, который охватывает область исследования данной работы, относится к той эпохе, когда закладывалось основание новой великой цивилизации - Святая Русь. На протяжении тысячелетнего существования по таинственному Божьему Промыслу России выпало пережить взлеты и падения духовного, экономического, политического характера, которых, по мнению многих ученых, не впало пережить ни какому другому государству мира. Тема христианизации представляет сейчас большой интерес ввиду того, что сейчас, на наш взгляд, идет эпоха "Второго Крещения Руси". Для того чтобы понять сущность происходящего, надо заглянуть в далекое прошлое. Именно изучая его, мы сможем найти ответ на вопрос о том, что ныне происходит с Русской Церковью.

150.000₽ призовой фонд • 11 почетных документов • Свидетельство публикации в СМИ

Опубликовать материал

Православный Восток и Русь в IX веке.doc
Реферат на тему Православный Восток и Русь в IX веке Введение Период   времени,   который   охватывает   область   исследования   данной работы, относится к той эпохе, когда закладывалось основание новой великой цивилизации  ­  Святая   Русь.  На   протяжении   тысячелетнего   существования  по таинственному Божьему Промыслу России выпало пережить взлеты и падения духовного,   экономического,   политического   характера,   которых,   по   мнению многих ученых, не впало пережить ни какому другому государству мира. Тема христианизации  представляет  сейчас большой интерес ввиду того, что сейчас, на наш взгляд, идет эпоха "Второго Крещения Руси". Для того чтобы понять   сущность  происходящего,  надо   заглянуть   в  далекое  прошлое.   Именно изучая его, мы сможем найти ответ на вопрос о том, что ныне происходит с Русской Церковью. Эту тему можно рассматривать как зеркало последующих событий. Для нас живущих в XXI веке, эта проблема с каждым годом становится все более актуальной. Быть может, проведение параллели между Древней Русью, с ее язычеством и крещением, и Россией XXI века, с ее идолопоклонничеством и "вторым   крещением",   будет   выглядеть   неубедительно.   Но   именно   в   данный момент мы становимся свидетелями того, как история, пройдя определенный этап, переходит на очередной виток на своем пути по спирали. Цель   нашей   работы:   показать   на   примерах   взаимоотношения Православного   Востока   и   Руси   в  IX  веке   последствия,   которые   привели   к принятию христианской православной веры и зарождению новой цивилизации ­ Святая Русь. Задачи работы: . Краткая историческая справка состояние Древней Руси в IX веке; . Краткая характеристика состояния Византийской Империи в IX веке; .   Поход   на   Константинополь   князей   Аскольда   и   Дира   в   860   году   и последствия этого похода; .   Другие   взаимоотношения   Руси   и   Византии   в  IX  веке.   Результаты   и последствия. Объект   исследования   данной   работы   является   период   примерно   с середины до конца IX ­ начала X века. Предмет   исследования   данной   работы   является   военные   походы   и торговые взаимоотношения Руси и Православного Востока. Обзор   источников   включает   в   себя   исследования   русских,   советских   и современных историков по данной теме, изложенные в форме курса лекций, и в виде исследовательского труда. Основным источником, используемым в нашей работе, является "История Православной Церкви" митрополита Макария (Булгакова). В работе использован материал описывающий существование славянских племен в период с  IX  по  X века. Другим   основным   источником   является   работа   русского   историка Карташова А. В. "Очерки по истории Русской Церкви". Нами так же использован материал, повествующий о возникновении названия имени "Русь" в периоде IX­X века. Основным   источником   по   описанию   экономического,   политического, культурного   и   духовного   положения   и   развития   Византии   в  IX­X  веке   мы использовали   из   работы   русского   профессора   истории   Успенского   Ф.   И. "История Византийской империи VI­IX веков". Так   же   большую   помощь   в   написании   работы,   а   именно   по   вопросам светского и церковного взаимодействия в Византийской империи нам оказала работа современного историка Дворкина А. Л. "Очерки по истории Вселенской Православной   Церкви.   Курс   лекций"   и   "Учебное   пособие   по   Византологи" историка Апостолова М. Ю. Глава I. Состояние Древней Руси в IX веке славянский византия аскольд поход Каким   образом   закладывалось   основание   великой   русской   нации?   Этот вопрос,   частично   раскрывается   в   исследованиях   митрополита   Макария (Булгакова): «Первый камень ему (нашему отечеству прим. автора) положен был в России северной, преимущественно в Новгороде; другой ­ в то же время в России южной, в Киеве. Здесь первыми князьями являются три брата варяго­ русса: Рюрик, Синеус и Трувор, по приглашению; там также два мужа варяго­ русса: Аскольд и Дир, по праву завоевания. Высокий жребий выпал на долю первым ­ от них началась Русская держава, и старший из них, Рюрик, соделался родоначальником русских князей на несколько веков. Не менее высокий жребий достался и последним ­ от них началось в России христианство». Как видно из приведенного отрывка началом образования Руси было положено варягами, по­ видимому, более грамотными в деле управления и ведения государственных дел и в военном искусстве, чем сами русы. «Образование   Древнерусского   государства   ­   Киевской   Руси   ­   велось   в тяжелой   и   длительной   борьбе   с   враждебными   силами   Запада   и   Востока,   с внутренними   силами,   препятствующими   объединению   племен   в   единую Державу»,   ­   так   повествует   история   о   противоборстве   извне   консолидации славянских племен в единую нацию ­ русов. Но кто были эти Русы? Есть две версии происхождения названия народа. Во­первых, это так называемая «норманнская теория», по которой имя Русь ­ есть «славянская передача имени, данного прибалтийскими финнами соседним скандинавским пришельцам­шведам  RUOTSI. В славянском произношении звук uo  сливается   в у,  следовательно, "Руотси­Руосси, Ротсь,  Россь" по­славянски произносилось "Русси­Русь"». Другое   толкование   происхождения   Руссов   складывается   из «объединительной   идеи»,   по   которой   «обширные   части   будущей   русской равнины, населенными  разнородными   этническими  группами, в  конце  концов, подпали   под   стихийное   объединительное   влияние   возобладавшего   над   ними славянского по языку племени, будущего русского народа. Племя это втянуло в себя   местные   этнографические   и   географические   прозвища,   среди   которых употребляется корень "рус" и "рос"». Древняя, дохристианская религия славянских народов известна нам далеко недостаточно. Связано это с тем, что интерес к этой теме у историков проявился только   в   конце  XVIII  века,   когда   пробудилось   национальное   самосознание   у многих славянских народов. Но к этому времени они, уже давно обращенные в христианство,   успели   позабыть   свои   древние   верования,   сохранились   лишь некоторые народные обычаи и обряды, некогда связанные с ними. Анализируя мнения некоторых ученых о быте, нравах и религиозности славянских племен можно выделить следующую характерную черту, что многие славянские племена были   народом   воинствующим,   грубым   и   диким,   одним   словом   ­   «язычники­ варвары».   Они,   вступая   в   союзы   с   варяжскими   князьями,   создавали   так называемые славяно­варяжские дружины во главе с этими князьями. История повествует, что «значительная часть восточноевропейских племен, в том числе и восточных  славян   в  IX  веке  оказалась   в  подчинении   либо   у  варягов,  либо   у хазар». По этому же поводу историк Петрушко выделяет следующее момент: «Варяги вступали со славянами в своеобразный симбиоз, создавая совместные дружины,   совершавшие   грабительские   походы   вплоть   до   побережья Средиземного   моря».  Грубость   и   дикость   нравов   многих   славянских   племен, можно   естественно   связать   с   религиозными   представлениями   того   периода. Язычники   смотрели   на   жизнь   человека   с   чисто   материальной   стороны:   при господстве физической силы человек слабый был существом самым несчастным, и   отнять   жизнь   у   такого   человека   считалось   подвигом   сострадания.   Религия восточных   славян   поразительно   сходна   с   первоначальной   религией   арийских племен: она состояла в поклонении физическим божествам, явлениям природы и душам   усопших,   родовым   домашним   гениям.   Вследствие   существования   в религии   славян   значительного   количества   богов,   а   также   разобщенности религиозных   ценностей   и   верований   «особенно   убого   было   язычество   Руси, жалкие боги, грубы культ и нравы». Идолопоклонство в среде славян показано и на другом примере: «Была разгульная жизнь при священных колодезях, реках, болотах.   Там   приносили   жертвы,   предавались   пьянству,   играли   и   плясали, бросали своих жен и брали новых». Исторические документы немного говорят нам и о том, чем занимались славянские   племен.   Судя   по   тем   не   многочисленным   фактам,   которые приводятся, а именно ­ торговые отношения между соседними государствами, в том числе и с Византийской Империей, можно предположить, что наши предки вели охотничий промысел и ремесленное производство: выделывали пушнину, совершенствовались   в   изготовлении   оружие,   прогрессировали   пашенное земледелие.   Славяне   жили   в  деревянных   избах,  находящихся   далеко   друг   от друга, и часто переменяли место жительства. Такая форма существования была следствием   беспрерывной   опасности,   которая   грозила   славянам   от   своих родовых усобиц, и от нашествия чуждых народов. А вот как описывается существенная и общераспространенная черта быта древних   славян:   «Они   неохотно   исполняют   приказания   чужого   лица,   но послушны своим вождям; гораздо легче сносят они несправедливости и обиды собственных старшин, лишь бы не следовать ромэйским обычаям и законам» Объединительный процесс отдельных восточнославянских племен в более крупные,   под   предводительством   варяжских   князей   имел   свои   предпосылки. Новые   внешние   опасности   начала  IX  века   вызвали   новый   ряд   переворотов. Торговые  города вооружились, из главных  складочных  пунктов торговли  они превратились   в   политические   центры,   а   их   торговые   округа   стали   их государственными   территориями,   городовыми   областями.   История   отмечает, что «возглавили освободительную борьбу от чужеземной власти славяне Киева и Новгорода. Эти же города стали узлами сосредоточения государственной жизни рождавшейся   Руси.   От   них   во   все   земли   Великорусской   равнины   стали прорастать   живительные   нити­скрепы   единой   Русской   Державы».   Древние славянские   племена   «по   мере   классового   расслоения   стали   переходить   к государственным формам жизни, возникли и условия превращения племенных культов в государственные. Быть может культ Святовита у поморских славян распространился именно в связи с этим». Некоторые из появившихся областей сделались варяжскими княжествами, а   из   соединения   тех   и   других   образовалось   великое   княжество   Киевское, древнейшая   форма   русского   государства.   Физическое   и   географическое объединение   восточных   славян   вызвало   более   тесное   межплеменное взаимодействие, а так же перемешивание различных культурных материальных и религиозных ценностей. Таким образом, в IX веке на мировой арене появляется новое государство ­   Киевская   Русь,   как   факт   политической   консолидации   восточнославянских племен. Государственная власть основывалась на раннефеодальной эксплуатации в форме централизованной ренты (даней, полюдья). И такая ситуация не могла не вызывать   тревогу   у   византийских   политических   деятелей,   так   как   и воинствующий характер народа и рост могущества Древнерусского государства был   неоспоримым   фактором,   который   имел   место   в   складывающихся межгосударственных отношениях. Глава  II. Политическая картина и состояние Византийской Империи в  IX веке Византия   переживала   в  IX  веке   свои   лучшие   времена:   социальная стабильность, подъем и развитие во многих сферах производства и сельского хозяйства,   преобразования   в   области   образования   и   искусства,   военные реформы,   укрепление   финансовой   системы,   расширение   торговых   связей   с новыми партнерами, уверенные победы на военно­политической арене. Одним словом,   Константинополь   был   политическим,   культурным   и   религиозным центром,   к   которому   постоянно   притекали   свежие   силы.   Задача   обновления древней   империи   принятием   новых   народов   разрешилась   главным   образом   за счет   славянской   колонизации.   Византийская   империя   нашла   оригинальный способ воспринять в себя новые этнографические элементы, то есть поставить варваров в такое положение, в котором бы они с наибольшей пользой служили целям империи. «Выведенные византийским правительством славянские колонии на   Востоке   засвидетельствованы   неоднократно   летописью.   Так,   под   664г. говорится   о   партии   славян   в   5000   человек,   которая   пристала   к   арабам, опустошившим малоазийские области, и ушла с ними в Сирию, где и основалась на постоянное жительство близ Апамеи. Под 687 г. упоминается об обширной колонии славян, выведенных из Македонии и поселенных в Вифинии… Около половины  VIII  в. выведена была в Малую Азию еще многочисленная колония, определяемая в 208 тыс., которой были даны земли в Вифинии близ Р­Сангария. Не входя здесь в рассмотрение вопроса о том, какая была судьба славянских поселений в Вифинии, ограничимся замечанием, что поселенные в Малой Азии славяне наделены были земельными владениями и поставлены в такое состояние, чтобы иметь средства к отбыванию военной службы, которой требовало от них правительство». В то же самое время, империя была подвержена внутригосударственному противостоянию   представителей   иконоборцев   и   иконопочитателей.   Так   как   с момента  VII  Вселенского   собора   прошло   совсем   немного   времени,   то   этот вопрос был актуален. Религиозные настроения в империи менялась кардинально противоположно   с   приходом   очередного   правителя.   Естественны   были политические репрессии и гонения со стороны власти в отношении оппонентов, не   разделявших   религиозных   взглядов   правящей   верхушки.   Но,   несмотря   на политическую нестабильность и внутридворцовые интриги, могущество Византии и экономический потенциал в это время было достаточное, чтобы одновременно участвовать в военных компаниях с северными соседями ­ болгарами и арабами в Малой Азии. Надо   отметить   тот   факт,   что   гармоничность   государственной   власти   в Византии   была   достигнута   «"симфонией"   двух   властей,   или   согласованность светской   и   духовной   власти,   не   вмешивающихся   в   чужие   области   и поддерживающие   одна   другую».   Подтверждение   этого   тезиса   можно   найти   в работах А. Л. Дворкина по Византологи: «Цементом, связующим имперское и церковное   в   государстве,   являлось   православие,   хранителем   которого   был Патриарх,   а   защитником   ­   император.   Во   всей   последующей   истории византийской Церкви мы не найдем уже попыток вмешательства императоров в догматическую жизнь Церкви (за исключением унионитских попыток в самом конце   Византийской   империи)».   Ко   времени   рассматриваемого   нами   периода «этот   дуализм   власти   достигает   своей   кульминационной   точки   развития   при   и   знаменитом императоре   Василии  I  Македонянине   (867­886) Константинопольском патриархе Фотии (857­867; 877­886)». Огромное   влияние   Византия   распространяла   на   страны   и   народы,   с которыми   приходилось   контактировать   по   различным   вопросам.   Этому высказыванию   дает   свою   оценку   русский   историк   Успенский   Ф.   И.   В   своем исследовании   он   в   частности   пишет:   «Общеизвестны   черты   воздействия Византии   на   исторические   народы,   с   которыми   империя   приходила   в соприкосновение.   С   указанной   точки   зрения   византинизм   имеет   громадное значение, как в западноевропейской, так и в восточноевропейской, в частности в русской, истории». И еще: «Если римские правовые воззрения оказывают очень сильное   действие   во   всей   истории   Запада,   византинизм,   со   своей   стороны, становится   идеалом   славянского   царства,   к   какому   стремятся   передовые славянские народы. Византинизм доходит до Киева и Москвы, по византийским началам складывается историческая жизнь восточноевропейских народов». Любопытным   фактом   является   то,   что   существенным   двигателем эффективного   экономического   развития   является   смелое   и   неожиданное нововведение в сельском хозяйстве, так называемого Крестьянского закона ­ это образование   свободного   крестьянского   сословия   и   мелкого   землевладения. Новшество главным образом предполагало искоренение обычных проступков в земледельческом быту: воровства, потравах, увечья, порчи межевых знаков и так далее   и   образующихся   издержек   от   них.   Но   самым   интересным   и   важным является то, «что почти все статьи этого закона встречаются в древнем русском законодательном   памятнике   ­   в   уставе   Ярослава».   Это   подтверждает,   то положительное   влияние,   о   котором   говорилось   выше.   А   именно,   взаимные отношения Византии со славянскими народами. Подводя итог, можно выделить, что находясь на пике своего всестороннего развития,   Византия   являлась   олицетворением   высшей   степени   культуры   и образования, духовно­нравственной атмосферы и православия, производства и науки, военных и политических достижений, власти. Глава III. Поход на Константинополь князей Аскольда и Дира в 860 году и его последствия В  IX  веке   в   Византии   начался   подъем   крупных   городских   центров. Укреплялись и расширялись экономические связи с соседними народами. В то же   время  IX  столетие   было   переломным   периодом   у   восточных   славян, выразившихся   в   широких   преобразованиях   в   экономике   и   политике   этих народов.   Улучшалось   ремесленное   производство,   прогрессировало   пашенное   Происходила   политическая   консолидация земледелие,   росли   города. восточнославянских племен, создалось Русское государство. Рост   могущества   Руси   вызвал   тревогу   у   византийских   политических деятелей. Тяга господствующей верхушки "варварских государств" к богатствам империи   была   хорошо   известна   в   Византии.   Все   эти   факторы   послужили отправной   точкой   в   начале   военных   международных   отношений   между Константинополем и Древней Руси. Хотя надо думать, что и до этого наверняка была вероятность подобных событий. Первое   крупное   военное   столкновение   славян   Киевской   Руси   с Византийской   империей   история   фиксирует   под   860   годом.   «Первое соприкосновение Византии с языческой Русью относится к 60­м годам XI века. В 860 г. россы, когда император Михаил III с армией находился в походе против арабов, а флот сражался в Сицилии, произвели нападение на Константинополь». Другой историк более детально дополняет своего коллегу: «… Когда император отправился   с   войском   против   агарян,   у   стен   Константинополя   явились   на двухстах ладьях новые враги империи, скифский народ руссы. С необычайной жестокостью опустошили они всю окрестную страну, ограбили соседние острова и   обители,   убивали   всех   до   одного   пленников   и   привели   в   трепет   жителей столицы». Далее история повествует, что, не надеясь на собственные возможности, император Михаил  III  и патриарх Фотий сочли необходимостью прибегнуть с молитвой   к   Богу.   «Целую   ночь   молился   Михаил   с   патриархом   Фотием   и бесчисленным   множеством   народа   в   знаменитой   Влахернской   церкви,   где хранилась тогда чудотворная риза Богоматери. Наутро при пении священных гимнов изнесена была эта чудодейственная риза на берег моря, и едва только она коснулась поверхности воды, вдруг море, дотоле тихое и спокойное, покрылось величайшею бурею; суда безбожников руссов рассеяны ветром, опрокинуты или разбиты   о   берег».   Вот   так   неудачно   закончилась   эта   военная   компания   для руссов. Надо отдать должное руководителям этого похода ­ князьям Аскольду и Диру   в  том,   что   они   извлекли   хороший   урок   и   приняли   мудрое   решение.   А именно,   обратились   к   Византийскому   патриарху   с   благой   просьбой,   принять святое крещение. Патриарх Фотий в своих проповедях о русских говорил как о народе, который будучи до того мало известный и бедный, сделался знаменитый и   поднялся   на   вершину   славы   и   богатства.   К   примеру,   в   своем   знаменитом Окружном   Послании   866­867   г.,   говоря   о   крещении   болгар,   патриарх   Фотий пишет: «И не только этот народ (болгары) променяли прежнее нечестие на веру Христову,   но   даже   и   многие   многократно   прославленные   (преславутые)   и   в жестокости   и   скверноубийстве   всех   оставляющие   за   собой,   так   называемые руссы,  которые   поработив   находящихся   около   них   и   отсюда   возмнив   о   себе высоко, подняли руки и против Ромейской державы. А в настоящее время даже и они променяли эллинское (языческое) и нечестивое учение, которое содержали прежде, на чистую и не поддельную христианскую веру, с любовью поставив себя в   чин   подданных   и   друзей   наших…   И   до   такой   степени   разгорелось   у   них желание и ревность веры, что приняли епископа и пастыря и лобызают верования христиан с великим усердием и ревностью». Какие обстоятельства привели язычников к принятию крещения, понять, конечно,   не   представляется   возможным.   Но   очевидно   одно,   что   Бог   Своею благодатью,   воздействует   на   огрубевшие   сердца,   лежащие   во   тьме   и   сени смертней   (Мк.   5,   23),   тем   самым   зажигает   в   них   искру   веры   и   надежды христианского   познания.   Абсолютно   идентичные   последствия   случались   от подобных   взаимоотношений   Византии   с   другими   соседствующими   народами. Надо полагать, что интеллектуальная мощь христианской культуры: ее красота, ее   морально­нравственный   потенциал,   ее   эстетика,   наконец,   ее   духовная составляющая   подавляли   всякую   варварскую   безграмотность   и   невольно заставляли капитулировать перед очевидной истиной и святостью. Так случалось почти всегда, за исключением, пожалуй, исламского мировоззрения, так как по своим  взглядам  оно   все­таки  выше,  чем  язычество.  И   потом,  в  истории  есть свидетельства обращение в христианскую веру мусульман. Даже, как мы помним из евангелия, Иисус Христос выбирал учеников своих не из ученых людей, а из простого народа ­ рыбаков. Так как по толкованию Святых отцов христианское учение более приемлет ум, который не умудренный ни каким другим учением. Ведь для того чтобы признать что­то другое, нужно прежде всего отказаться от своих взглядов, если они, по сути, противоречат друг другу. Далее   история   свидетельствует   о   том,   «что   после   неудачной   осады греческой столицы пришло от руссов в царствующий град посольство, просившее сделать их участниками божественного крещения, что и было сделано», и еще: « и народ россов, воинственный и безбожнейший, император щедрыми подарками золота, серебра и шелковых одежд привлек к переговорам и, заключив с ними мирный договор, убедил их сделаться участниками божественного крещения и устроил   так,   что   они   приняли   епископа».   После   всего   говорится   о   том,  что старшины   народные   просили   показать   им   чудо.  Епископ,   помолившись   Богу, бросил Евангелие в костер, и когда, через несколько часов костер прогорел, то оказалось,   что   книга   осталась   не   поврежденной;   сохранились   даже   ленты, которыми она было застегнута. Более того Евангелие было холодное на ощупь. Это чудо так поразило варваров, что они без колебаний, во главе со своими князьями приняли святое крещение. Здесь уместно будет добавить только одно, что примерно с этого времени начались регулярные мирные взаимоотношения Руси и Византийской империи: торговые,   военные,   культурные,   ну   и   конечно   же   духовного   плана.   На   Руси начинают строить храмы, вводить богослужения на славянском понятном для руссов языке. То есть мы видим начало расцвета христианской веры Киевской Руси. Это время в истории так и именуется "крещение руссов при Аскольде и Дире". «До просвещения Руси в нравах и жизни князей и народа господствовало язычество. Но не углублялась Русь в идолослужение до такой степени, чтобы иметь идольские храмы и касту жрецов… Богоустановленный закон совести в наибольшей   чистоте   соблюдался   славянами,   жажда   правды   порождала положительные   духовно­нравственные   условия.   И,   может   быть,   как   раз   за правду,   за   простоту   нравов,   доброту,   незлобие,   за   сокровенную   искренность любви Промысл Божий именно Руси определил стать исторической преемницей Византии,   унаследовать   ее   духовные   богатства,   политическое   могущество   и величие». Маленьким   "зачаткам"   христианской   веры   не   сужено   было   долго просуществовать, так как последующий правитель Руси ­ Олег был сторонником язычества. Христианизация Руси была отложена на целое столетие, до правления князя Владимира. Итак, подводя итог вышесказанному, отметим, что военный поход руссов на Константинополь под предводительством князей Аскольда и Дира в 860 году, если считать с военно­политической точки зрения был не удачным. Но в тоже самое время, с духовной точки зрения этот поход получил огромную выгоду для русичей, выразившаяся в принятие руководителями похода мудрого решения. А именно принятия святого крещения. Глава IV. Взаимоотношения Руси и Византии в IX веке Инициатором в развитии связей с Византией стало Русское государство. Чрезвычайно   заинтересованное   в   установлении   регулярных   отношений   с Константинополем,   оно   силой   оружия   шаг   за   шагом   преодолевало   преграды, созданные условиями византийской дипломатии. Первым этапом в развитии византо­русских отношений было установление связей Руси с византийской колонией в Крыму ­ Херсоном, торговля которого с "варварами"   Причерноморья   была   главным   источником   его   существования   и процветания.   Позднее   появилась   тенденция   к   установлению   прямых   связей   с империей,   минуя   посредничество   херсонитов,   из­за   препятствий   чинившихся последними. Здесь и положение мощного военного форпоста, препятствовавшим продвижению русских к южным берегам Черного моря, будь то или войско, или купеческий   караван,   и   большие   торговые   пошлины   ­   порядка   десятины, возбуждавшие недовольство русского торгового люда. Все эти обстоятельства отразились на дальнейших отношениях Руси и Византии. Второй   этап   византо­русских   отношений   характеризуется   попытками русских   установить   непосредственные   связи   с   городами   прибрежных черноморских провинций Византии. В Империи о русских знали задолго до их появления под стенами Константинополя. Во всяком случае, жители Амастриды были   знакомы   с   русскими   до   середины  IX  века.   Греческий   историк   Никита Пафлагон в IX веке говорил об Амастриде, что Амастрида ­ око Пафлагонии, а лучше сказать всей вселенной. В нее стекаются, как на общий рынок, скифы, как населяющие северные берега Эвксина, так и живущие южнее. Они привозят и продают свои и покупают амстридские товары. По­видимому,   установление   непосредственных   связей   русских,   силой прорвавших блокаду херсонитов, с городами метрополии было, на наш взгляд, далеко   не   мирным   процессом.   При   этом   русские,   по   всей   вероятности, предпринимали  и грабительские набеги на прбрежные города Понта. Вот что отмечает   история   о   набегах   русских   на   византийские   провинции:   «В   житии святого   Стефана   Сурожского   (Сурож­Судак   на   южном   берегу   Крыма), говорится о набеге русского князя Браваллина, пришедшего в первой половине IX  века   из   Новгорода   и   опустошившего   крымское   побережье.   В   Суроже грабители   начали   грабить   гроб   святого   Стефана.   Бравллин   после   этого кощунства,   в   видении,   испытал   удар   от   святого   и   поражен   был   страшной болезнью. Бравллин приказал вернуть все награбленное и крестился, после чего получил   исцеление.   Подобный   же   рассказ   о   россах,   напавших   на   Амастриду (город в Малой Азии, на берегу Средиземного моря) и хотевших раскопать гроб святого Григория Амастридского (ум. 805­806г.) рассказывается в его житии». История   свидетельствует,   что   "таврические   скифы"   уже   в   середине  IX века служили в императорской гвардии: вполне вероятно, что это были русские наемники.   Согласно   легенде   о   захвате   Киева   Олегом,   путешествие   купцов   с товарами   по   Днепру   в   Византию   ­   обыденное   явление.   Во   всяком   случае нападение   русских   на   Константинополь   с   многочисленным   флотом   не   могло быть предпринято без достаточного знакомства с особенностями дальнего пути и без знания политической обстановки в империи и на ее границах. Торговля и политика были связаны теснейшими узами. Только правитель государства с его аппаратом   власти   был   в   состоянии   обеспечить   выгодные   условия   торговли   с соседней страной и безопасность торговых караванов на огромном протяжении сухопутного и морского пути. В IX веке внешнюю торговлю Руси осуществляла   Конвой непосредственно   правящая   верхушка   Русского   государства. сопровождал   купцов   на   всем   пути   до   Константинополя.   Купцы,   не   имевшие печатей или грамот, выданных князем, лишались права на льготы, обусловленные договорами   с   Византией.   Недружелюбные   отношения   с   "гостями",   нередко выполнявшим   и   дипломатическую   миссию,   рассматривалось   как   прямое оскорбление отправившего их монарха. Важнейшим   подтверждением   известий   летописи   об   удачном   походе   на Византию являются договоры русских с греками. Они свидетельствуют, что в Константинополе   проживали   русские   купцы   и   воины;   русские   служили наемникам в имперских войсках; в Византию бежали с Руси невольники; русские суда терпели бедствия близ византийских берегов, а византийские ­ неподалеку от владений русских. В церковно­миссионерских отношениях  IX  века, нужно подчеркнуть так называемую   "Восточную   миссию",   которая   охватывало   просвещение   хазар   и славян христианской верой святыми братьями Кириллом и Мефодием. Позиция иерархов   Восточной   церкви   документально   отмечена   историей   следующим образом:   «Византийская   церковь,   особенно   со   времени   своих   по   крови   и культуре династий ­ Исаврийской, Амморийской (т. е. с 710г.), отрываясь через иконоборчество от Рима и Запада, усиленно развивала христианско­имперскую миссию на своем ближнем Востоке (от Дуная через Черноморье и Кавказ до Волги)…   Великий   стлоп   греческой   и   восточно­церковного   патриотизма, патриарх Фотий, горячо интересовался этой миссией; радовался ее успехам и эту идею внушал иерархам его партии». О намерении направить святого Кирилла (Философа) с миссией для просвещения хазар и славян было совместное решение императора   и   патриарха.   «Пришли   послы   от   "хазар"   и   просили   у   василевса послать им ученого мужа для наставления в неложной кафолической вере; что их ­ хазар стараются обратить в свою веру то иудей, то сарацины. Но мы не знаем к   чему   склониться,   решили   спросить   совета   о   вашей   вере   и   спасении   у верховнейшего   и   кафолического   василевса,   полагаясь   не   вашу   верность   и старинную дружбу. Тогда василевс посовещавшись с патриархом, призвал к себе Философа (св. Кирилла) и с величайшей честью отправил его туда с хазарскими и своими послами, в полной надежде на его благоразумие и красноречие». Таким   образом,   между   Византией   и   Русью   в  IX  веке   были   налажены торговые, военно­полтические и церковно­миссионерские отношения. Заключение Политика   христианизации   в   руках   византийских   дипломатов   являлась испытанным средством политической экспансии. Византийское правительство, несомненно, рассчитывало на политическое верховенство. Но возможность этого не стала действительностью. Ни христианизация, ни родственные узы не привели к подчинению Руси интересам империи. Русь не следовала в фарватере внешней политики   Византии.  Однако  «Греческая   просветительная   миссия   не   могла   не развиться на территории строящегося русского государства при непрерывных сношениях Византии военных и торговых с новоявленной Русью». Солнце   правды   восходило   над   Русской   землей,   разгоняя   мрак богоотчужденности   и   неведения.   Византия,   совершая   духовную   миссию   в Древней  Руси,  проливала  «воистину   свет,  способный  обратить   человека   всем сердцем к Богу, как к любящему Отцу ­ Деятелю вечных благ, озарить душу сиянием и теплотой Духа Святого, обновить жизнь и направить ее ко Христу, в котором только и возможно приобщение этой неизреченной радости и нетленной красоты». Подводя   итог   нашей   работы,   отметим,   что   опираясь   на   комментарии исторических   исследований   известных   историков   по   данной   теме,   нами достигнуто: 1. Отображена   краткая   историческая   ситуация   состояния   славянских племен Древней Руси. Также показаны предпосылки, которые явились фактом политической   консолидации   восточнославянских   народностей.   Образовалось новое государство ­ Киевская Русь. 2. Проведен   краткий   анализ   состояния   Византийской   империи   в рассматриваемый   период   истории.   Рассмотрены   политические   и   религиозные настроения в обществе того времени. Состояние власти и церкви, производства и науки, образования и культуры, достижения в военной и политической отрасли, в IX веке, были на пике своего развития. . Проанализирована   военный   поход   860   года,   организованный русскими   князьями   Аскольдом   и   Диром   против   Константинополя.   Показаны причины   организации   этого   похода   и   его   последствия,   положительные результаты для Руси и Византии. . Приведены и рассмотрены основные направления взаимоотношений Византии и Руси, возникших и налаженных в IX веке, положительно повлиявшие на развитие новообразованного государства Руси. Это военно­дипломатические, торговые и церковно­миссионерские связи. Византия выступала, конечно же, в роли   "наставника",   щедро   делясь   своим   интеллектуальным   и   духовным потенциалом. Библиография 1. Аничков Е. В. Язычество и Древняя Русь. ­ М.: 1984. . Апостолов М. Ю. Учебное пособие по Византологие. [Электронный ресурс]. ­ [MP3].[HTML]. (496 Мб). ­ САИВПДС, Иваново, 2011. ­1 электрон. опт. Диск (CD­ROM). .  Букварь  школьника. Путеводитель. Начала  познания  вещей  божественных  и человеческих. ­ М.: Сибирская Благозвонница, 2007. .   Дворкин   А.Л.   Очерки   по   истории   Вселенской   Православной   Церкви.   Курс лекций. ­ Н.Новгород.: Изд. Братства во имя св. князя Александра Невского. 2003. . Карташов А. В. Очерки по истории Русской Церкви. В 2­х томах. Т. 1. Начатки христианства на территории будущей России. [Электронный ресурс]. ­ [MP3]. [HTML]. (496 Мб). ­ САИВПДС, Иваново, 2011. ­1 электрон. опт. Диск (CD­ ROM). . Макарий (Булгаков, митрополит) История Православной Церкви. В 5­и томах. Т. 1. Ч. 2. Гл. II. [Электронный ресурс]. ­ [MP3].[HTML]. (496 Мб). ­ САИВПДС, Иваново, 2011. ­1 электрон. опт. Диск (CD­ROM). . Невидимая брань и видимая. ­ М.: Благовестник, 2013. . Петрушко А. Н. Лекции по истории Русской Церкви. ­ С­Пб.: 1998. . Тальберг Н. И. История Русской Церкви. Репринт. ­ М.: изд. Светлячок. 1992. . Токарев С. А. Религия в истории народов мира. ­ 4­е изд., испр. и доп. ­ М.: 1986.
скачать по прямой ссылке