Лекция по новейшей истории "Франция при де Голле"
Оценка 5

Лекция по новейшей истории "Франция при де Голле"

Оценка 5
Лекции
docx
история
11 кл +1
10.02.2017
Лекция по новейшей истории "Франция при де Голле"
Лекция по новейшей истории
Публикация является частью публикации:
Франция при де Голле.docx
1 ФРАНЦИЯ ПРИ Ш. де ГОЛЛЕ (1958­1968 ГГ.) Биографическая справка. ДЕ ГОЛЛЬ, ШАРЛЬ (De Gaulle, Charles André Marie) (1890–1970), президент Франции. Родился 22 ноября 1890 в Лилле. В 1912 окончил военную академию Сен­Сир. В годы Первой мировой войны был трижды ранен и попал в плен под Верденом в 1916. В 1920–1921 в звании майора служил в Польше при штабе военной миссии генерала Вейгана. В период между двумя мировыми войнами де Голль преподавал военную историю в училище Сен­Сир, служил помощником маршала Петена, написал несколько книг  по  вопросам  военной  стратегии  и тактики.  В  одной из  них,  под названием  «За профессиональную армию»  (1934), настаивал на механизации сухопутных войск и использовании танков во взаимодействии с авиацией и пехотой.  Лидер французского Сопротивления в годы Второй мировой войны. В апреле 1940 де Голль получил звание бригадного генерала. 6 июня был назначен заместителем министра национальной обороны.  16 июня 1940, когда маршал Петен вел переговоры о капитуляции, де Голль улетел в Лондон, откуда  18 июня  по радио обратился с призывом к соотечественникам продолжать борьбу с захватчиками. Основал в Лондоне движение «Свободная Франция». После высадки англо­американских войск в Северной Африке  в июне 1943  в г. Алжире был создан Французский комитет национального освобождения (ФКНО). Де Голль был сначала назначен его сопредседателем (совместно с генералом Анри Жиро), а затем единоличным председателем. В июне 1944 ФКНО был переименован во Временное правительство Французской республики.  Политическая   деятельность   после   войны.  После   освобождения   Франции   в   августе   1944   де   Голль   в   качестве   главы временного правительства с триумфом вернулся в Париж. Однако голлистский принцип сильной исполнительной власти в конце 1945 был отвергнут избирателями, которые предпочли конституцию, во многом сходную с конституцией Третьей республики. В январе 1946 де Голль ушел в отставку.  В 1947 де Голль основал новую партию – Объединение французского народа (РПФ), главной целью которой стала борьба за отмену Конституции 1946, провозгласившей Четвертую республику. Однако РПФ не удалось достичь желаемого результата, и в 1955 партия была распущена.  В   целях   сохранения   престижа   Франции   и   укрепления   ее   национальной   безопасности   де   Голль   поддержал   Европейскую программу реконструкции и Организацию Североатлантического договора. В ходе координации вооруженных сил Западной Европы в конце 1948 благодаря влиянию де Голля французам было передано командование сухопутными войсками и флотом. Подобно многим французам, де Голль продолжал относиться с подозрением к «сильной Германии» и в 1949 выступил против Боннской конституции, положившей конец западной военной оккупации, но не соответствовавшей планам Шумана и Плевена (1951).  В 1953 де Голль отошел от политической деятельности, поселился в своем доме в Коломбэ­ле­дёз­Эглиз и занялся написанием своих Военных мемуаров.  13 мая 1958  в алжирской столице ультраколониалисты и представители французской армии подняли мятеж. Вскоре к ним присоединились сторонники генерала де Голля. Все они выступали за сохранение Алжира в составе Франции.  1 июня 1958 г. Национальное собрание большинством голосов выразило доверие правительству де Голля, в которое вошли представители всех главных буржуазных партий, а также два социалиста, включая Ги Молле. Против голосовали только коммунисты и отдельные  левые  депутаты,   в том   числе   П.  Мендес­Франс  и  Ф.  Миттеран.  На  следующий   день   правительство   де  Голля  получило чрезвычайные полномочия и разрешение на разработку новой конституции. Затем Национальное собрание разошлось «на каникулы» и более не собиралось. Период Четвертой республики закончился. Отказ от империи поставил Францию на грань гражданской войны из­за Алжира, от которой ее спасло возвращение к власти в  де Голля, сорвавшее планы правых из числа военных захватить контроль над столицей и государством. Де Голль усмирил 1958 году     генералов   и   полковников,   избавился   от   оставшихся   колоний   и,   использовав   стремительное   улучшение   экономической   ситуации, превратил Францию из жалкой и поруганной страны в независимое и уважаемое государство. Первые   годы   после   возвращения   к   власти   де   Голль   занимался   укреплением   Пятой   республики,   финансовой   реформой,  новой конституции. 28 сентября 1958 г. ее поисками решения алжирского вопроса. Сначала генерал де Голль приступил к подготовке  проект был вынесен на референдум.    *Сохраняя   республику   и   *признавая   демократические   свободы,   зафиксированные   в   конституции   1946   г.,   проект   новой конституции *ограничивал права парламента и *резко расширял полномочия президента.  Согласно проекту,  президент  республики, *избираемый на 7 лет сложной системой косвенного голосования, осуществлял *функции главы государства и *верховного главнокомандующего. *Он председательствовал в совете министров, *назначал премьер­ министра и министров, *осуществлял назначения на все высшие гражданские и военные должности. *Ни один закон не мог вступить в силу без подписи президента. *Президент имел право объявить чрезвычайное положение и взять в свои руки всю полноту власти в случае угрозы республике или независимости нации.  Полномочия  парламента, состоявшего из двух палат ­ Национального собрания и сената, ­ существенно ограничивались. *Сроки парламентских сессий и процедура обсуждения бюджета сокращались. *Парламент не мог ни контролировать, ни сместить президента. *Правда, правительство было обязано уходить в отставку, если Национальное собрание абсолютным большинством голосов примет особую «резолюцию порицания», но в этом случае президент мог распустить парламент и назначить новые выборы. Считая,   что   новая   конституция   приведет   к   опасному   усилению   исполнительной   власти   и   поставит   под   угрозу демократические свободы, Коммунистическая партия призвала голосовать против нее. Проект конституции критиковала также часть социалистов, левых радикалов и близких к ним групп, лидерами которых являлись Пьер Мендес­Франс и Франсуа Миттеран. Однако все остальные   политические   партии,   включая   официальное   руководство   Социалистической   партии,   одобрили   правительственный законопроект. 28 сентября 1958  на референдуме была принята новая конституция страны, кот. сменила парламентарную республику на президентскую. Во время референдума за проект конституции проголосовало 79% избирателей. Его поддержали не только правые, но и многие левые  избиратели, разочаровавшиеся  в политической системе  и практической деятельности Четвертой республики. На них повлияло запугивание угрозой гражданской войны, к которому широко прибегали все буржуазные партии и Социалистическая партия. От трети до половины избирателей, поддержавших проект конституции, считали, что в случае его отклонения и отставки де Голля во Франции вспыхнет  гражданская  война. Влияние   левых  сил было ослаблено  длительным  расколом. Даже  социалисты   и сторонники Миттерана и Мендес­Франса, которые голосовали против правительственного законопроекта, отказывались от совместных действий с коммунистами. Большое значение имел личный авторитет де Голля. Многие французы, помнившие его роль в движении Сопротивления и его борьбу против «европейской армии», полагали, что лишь де Голль может достойно защитить национальные интересы и добиться мира в Алжире. В то же время действия де Голля одобряли ультраколониалисты, считавшие, что новая конституция обеспечит создание сильного правительства, которое сумеет подавить национально­освободительное движение в Алжире. Таким   образом,  де   Голля   поддержала   широкая   коалиция   различных   классовых   сил,  участники   которой   нередко 2 руководствовались противоположными целями. необходимых для формирования высших органов власти.  Принятие   конституции   юридически  оформило   создание   Пятой   республики.  Затем   последовала   серия   новых   выборов, В ноябре 1958 г. состоялись первые выборы в Национальное собрание Пятой республики. Они проводились по мажоритарной системе в два тура. Это давало преимущество буржуазным партиям, которые во втором туре обычно блокировались друг с другом, преграждая путь коммунистам. Накануне выборов сторонники генерала де Голля, возглавлявшие ранее партию РПФ, создали новую политическую партию ­ «Союз в защиту новой республики» (ЮНР). Это была правая буржуазная партия. Но она пользовалась поддержкой широких слоев населения, которые, как показал референдум, питали доверие к генералу де Голлю. В результате выборов партия ЮНР, собрав в первом туре 20,4% голосов, вышла на первое место. Благодаря мажоритарной системе голосования она получила 188 депутатских мест ­ гораздо больше, чем имела бы при пропорциональной системе. Значительно возросло количество мандатов и у других правых партий, поддержавших де Голля, особенно у «независимых», увеличивших число своих избирателей почти на 1 млн. человек по сравнению с предыдущими выборами 1956 г. Блок ЮНР и «независимых» получил абсолютное большинство мест в Национальном собрании. Как и во время  референдума  по  вопросу о  конституции,  главными  факторами, предопределившими   победу  правых партий,  были  авторитет генерала де Голля и надежда, что он сумеет положить конец войне в Алжире. Социалисты и МРП в основном сохранили своих избирателей. Коммунистическая партия потеряла более 1,5 млн. голосов. За нее голосовали 19,2% избирателей, немногим меньше, чем за ЮНР, но из­за невыгодной для коммунистов избирательной системы они получили лишь 10 депутатских мандатов. Для избрания одного депутата­коммуниста потребовалось 388 тыс. голосов, а для избрания одного депутата ЮНР­19 тыс. Режим «личной власти» 21 декабря 1958 де Голль был избран президентом республики.  Премьер­министром  он назначил своего давнего сотрудника, одного из основателей ЮНР  Мишеля Дебре. Социалисты не вошли в новое правительство де Голля ­ Дебре. В нем были представлены все буржуазные партии, включая  радикалов, но решающие посты получили члены ЮНР, безоговорочно поддерживавшие де Голля.  Заняв  пост  президента,  де  Голль  сосредоточил   в  своих  руках  основные  рычаги  управления  и  установил   режим  «личной власти».  Он лично  руководил военной и внешней политикой, а также политикой в Алжире. Решения по всем важнейшим вопросам принимал президент, порой даже не обсуждая их в совете министров. Члены нового правительства были тесно связаны с ведущими французскими монополиями. Сам де Голль через своих детей породнился с династиями крупнейших магнатов тяжелой промышленности ­ Шнейдерами и де Ванделями. Премьер­министр Дебре также был связан с де Ванделями. Министр иностранных дел М. Кув де Мюрвиль поддерживал тесные связи с династией банкиров Мирабо.   Министром   финансов   являлся   промышленник   А.   Пине,   а   затем   управляющий   Французским   банком   В.   Баумгартнер. Начальником личного секретариата де Голля стал Ж. Помпиду, бывший генеральный директор банка Ротшильда. Самой острой проблемой, стоявшей перед правительством де Голля в первые годы его деятельности, была война в Алжире. Овладев   властью   при   поддержке   ультраколониалистов,   де   Голль   тем   не   менее   не   разделял   их   взглядов   и   считал   неизбежным предоставление независимости бывшим французским колониям. Одновременно с принятием конституции 1958 г. во всех французских колониальных владениях был проведен референдум по вопросу о том, хотят ли их жители остаться в составе «Французского сообщества» или желают выйти из него. Население Гвинеи (бывшей французской колонии в Западной Африке) заявило, что оно желает выйти из «сообщества».  С 1 октября 1958 г. Гвинея стала независимым государством. Вскоре добились независимости и другие французские владения в Африке. В 1960 г. провозгласили свою независимость 14 бывших французских колоний в Западной и Экваториальной Африке. (На их месте образовались самостоятельные государства Камерун, Того, Чад, Убанги­Шари (ныне Центральноафриканская Республика), Конго,   Габон,   Дагомея   (ныне   Бенин),   Нигер,   Берег   Слоновой   Кости   (ныне   Кот   д'Ивуар),   Верхняя   Вольта   (ныне   Буркина­Фасо), Малагасийская Республика (на острове Мадагаскар), Судан (ныне Мали), Сенегал, Мавритания). Только в Алжире все еще продолжалась война. В отличие от других французских владений там проживало многочисленное европейское население, образовавшееся в ходе более чем столетней колонизации. Из 9 млн. жителей Алжира свыше 1 млн. составляли европейцы,   причем   именно   в   их   руках   находилось   управление   Алжиром.   Французские   плантаторы,   промышленники,   торговцы, владевшие лучшими землями и контролировавшие всю экономику Алжира, категорически отрицали само существование алжирской нации, уверяя, что «Алжир ­ это Франция». Верхушка   европейского   населения,   интересы   которой   оказались   бы   под   ударом   в   случае   предоставления   Алжиру независимости, составила основу группировки ультраколониалистов, имевших прочные позиции не только в Алжире, но и во Франции. Напротив, ведущие французские монополии считали, что война в Алжире бесперспективна и лишь затрудняет использование рабочей силы и естественных богатств Алжира, в том числе открытых там больших запасов нефти. Эту точку зрения разделял и президент де Голль. 16 сентября 1959 г. он впервые публично провозгласил, что Алжир имеет право на самоопределение. Такое заявление вызвало негодование ультраколониалистов, обвинивших де Голля в «измене».  24  января   1960  г.  в   Алжире   вспыхнул   мятеж.   При   сочувствии   армейской   верхушки   ультраколониалисты   организовали массовые   антиправительственные   демонстрации,   построили   баррикады   и   в   течение   недели   удерживали   в   своих   руках   несколько кварталов алжирской столицы. Действия мятежников вызвали отпор демократических сил. По призыву демократических организаций во Франции начались демонстрации и забастовки протеста. Правительство осудило мятежников, потребовало от них сложить оружие, и они капитулировали. Под  его   руководством   возросло   влияние   Франции   на   международной   арене.   Однако  в   колониальной  политике   де   Голль столкнулся с проблемами. Приступив к урегулированию алжирской проблемы, де Голль твердо проводил курс на самоопределение Алжира. В ответ на это последовали мятежи французской армии и ультраколониалистов в 1960 и 1961, террористическая деятельность Вооруженной секретной организации (ОАС), покушение на де Голля. Тем не менее, после подписания Эвианских соглашений Алжир получил независимость.  В   январе   1961   г.   правительство   де   Голля,   желая   заручиться   массовой   поддержкой   населения,   провело   референдум. Представленный на референдум законопроект признавал необходимость самоопределения Алжира, но отодвигал его практическое осуществление на неопределенное время. 75% избирателей поддержали правительственный законопроект. Тогда ультраколониалисты устроили новый мятеж. 22 апреля 1961 г.  они при поддержке армейского командования захватили власть в Алжире и объявили о «низложении» президента и правительства Франции. 24 апреля во Франции состоялась массовая забастовка протеста, в которой участвовали все левые партии и профсоюзы. Со своей стороны правительство объявило чрезвычайное положение и приказало ликвидировать мятеж «всеми 3 средствами». В Алжир были посланы верные правительству воинские части. Мятежники, не оказав сопротивления, сложили оружие. Часть из них бежала за границу, другая часть создала нелегальную террористическую «Организацию тайной армии» (ОАС), которая убивала сторонников независимости Алжира и предприняла несколько безуспешных покушений на президента де Голля. Преодолевая   противодействие   ультраколониалистов,   правительство   де   Голля   вступило   в   переговоры   с   временным правительством   Алжирской   республики,   находившимся   в   эмиграции,   и   18   марта   1962   г.   подписало   в   г.   Эвиан   соглашения   о предоставлении независимости Алжиру. Эвианские соглашения положили конец войне в Алжире. Французская колониальная империя почти полностью распалась. После   подписания   Эвианских   соглашений   премьер­министр   Франции   Мишель  Дебре   подал   в   отставку.   Его   сменил начальник личного секретариата де Голля Жорж Помпиду. В сентябре 1962  де Голль предложил  поправку к конституции, согласно которой выборы президента республики должны проводиться   посредством   всеобщего   голосования.   Столкнувшись   с   сопротивлением   Национального   собрания,   решил   прибегнуть   к референдуму. На состоявшемся в октябре референдуме поправка была одобрена большинством голосов. Ноябрьские выборы принесли победу голлистской партии.  Во ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКЕ наследство де Голлю достались два решения, принятые предшественниками незадолго до его прихода к власти:  1. 2. решение сделать Францию ядерной державой и  решение присоединиться к экономическому сообществу, что влекло за собой крупные политические последствия.  Первое из этих решений было де Голлю по душе. Он верил в то, что Франция может быть крупной державой, и считал, что такая держава должна быть современной. Подобно тому, как он был приверженцем танковой войны, когда многие его коллеги все еще отдавали   предпочтение   кавалерии,   теперь,   через   четверть   века,   он   считал,   что   нужно   выбирать   между   ядерной   мощью   и беспомощностью, а также полагал, что на известном этапе исчезает какая­либо существенная разница между ядерными державами: ядерная держава, достигшая этого статуса, становится членом первой лиги, даже если у нее меньше ядерного оружия, чем у других членов лиги, и оно не столь совершенно.  Второе   решение,   возможно,   нравилось   ему   меньше   —   не   потому,   что   он   избегал   всяких   союзов   или   имел   устаревшие представления о способности такой страны, как Франция, сохранить полную самостоятельность, а скорее потому, что его мнение о природе полезных союзов отличалось от понятий авторов Римского договора. Понимая, что независимые государства Европы стали другими (хотя, став ядерными державами, одно или два из них могли постоять за себя в исключительных обстоятельствах, когда в дело вступает ядерный фактор), он не считал, что у европейцев сложилось наднациональное сознание. По его мнению,  у подавляющего большинства европейцев все еще находила отклик идея нации, и поэтому в своей европейской политике он основывался на понятии нации (но не обязательно национального суверенитета), однако с той оговоркой, что основа — это отправная точка, а не обязательное ограничение.     patne  ) не идентично государству (   По де Голлю, отечество (    etat) и могло вступать в партнерство или войти в ассоциацию, если при этом признавалась и сохранялась национальная идентичность. Кроме того, в силу своего прагматизма де Голль подчеркивал, что между более могущественными и менее могущественными государствами существуют различия, и утверждал, что любая их ассоциация должна управляться или направляться директоратом, состоящим из представителей более могущественных стран (в данном случае либо Франции,   Западной   Германии   и   Италии,   либо   Франции   и   Западной   Германии).   Ссылки   на   равенство   между   государствами   и, соответственно, принцип «одно государство — один голос» он считал порочными претензиями независимо от того, отстаивают эти принципы   в  ЕЭС   или   применяют   в   Генеральной   Ассамблее   ООН.   (Однако   директорат   в   составе   пяти   постоянных   членов   Совета Безопасности укладывался в его теорию при условии, что место Китая займет подлинный представитель этой страны.) Кроме того, в наследство де Голлю досталось членство страны в НАТО. Положение Франции здесь он считал нетерпимым, а НАТО   — анахронизмом. Согласно его представлениям о директоратах, Соединенные Штаты, Великобритания и Франция должны были   руководить НАТО, но в ней доминировали, как он считал, Соединенные Штаты и присутствовало особое британское влияние, чего Англия   добилась   низкопоклонством   перед   американской   политикой.   Вскоре   после   возвращения   к   власти   в   1958   году   де   Голль попытался создать совместно с Соединенными Штатами и Великобританией триумвират в рамках НАТО, но его идея была отвергнута на том основании, что образование союза в союзе привело бы к утрате других союзников.  Более того, на этом этапе Вашингтон и Лондон недооценивали Францию: они высмеивали ядерные притязания Франции, не представляли себе, как она избавится от алжирской напасти, и не видели, что статус Франции меняется, и будет меняться еще быстрее в скором будущем. Де Голль не только  желал возрождения Франции, он был прав, считая, что оно уже совершается. Он видел также, что меняется вся Европа. Холодная война прекратилась на время. Возможно, она и возобновится когда­нибудь, но теперь страх перед советской агрессией, послуживший толчком к созданию НАТО, быстро рассеивался.  Отсюда следовало, что американцы не останутся в Европе навсегда. Возможно, они уйдут к 1980 году. Заглядывая в будущее, де   Голль,   вероятно,   был   прав,   поскольку   развитие   техники   вооружений   превращало   американское   присутствие   в   Европе   из стратегической операции в политический жест, а от политических жестов отказаться было легче, чем от стратегической позиции, особенно с учетом того, что после 1960 года трудности с платежным балансом побудили американцев задаться вопросом: что же реально делают их войска в Европе? Европейцы начинали сомневаться в том, что американцы автоматически и немедленно отреагируют на нападение СССР, поскольку советские межконтинентальные ракеты напрямую угрожали, прежде всего, американским городам: либо русские вообще не нападут, либо сделают это так, чтобы избежать американского возмездия. Сразу после возвращения де Голля к власти  Даллес предложил Франции ядерное оружие в обмен на право разместить во Франции пусковые установки. Де Голль отказался, а  в 1959 году  отозвал французский контингент из состава Средиземноморского флота НАТО.  У него не вызвали смятения берлинский и кубинский кризисы, которые укрепили его во мнении, что непосредственной опасности со стороны СССР нет. В 1962 году, когда Кеннеди предложил Франции и Великобритании ядерное оружие, де Голль вновь отказался, а в 1966 году отозвал французские войска из всех командований НАТО.  Американские военные  базы, находившиеся на территории Франции, были ликвидированы. Штаб­квартире НАТО пришлось переместиться из Франции в Бельгию. Его политика задела некоторые чувствительные струны в других странах Европы. Ослабление советской угрозы и опасений по поводу экономического краха, достижение главных целей НАТО и «плана Маршалла» придали европейцам новую уверенность, которая вылилась в желание вести свои дела самостоятельно (хотя в основном они делали это и ранее). Поскольку американцы спасли Западную Европу от советского господства, новый настрой был антиамериканским, так как на присутствие именно американцев, а не русских, натолкнулась новая волна национализма, которая в 60­е годы еще более обострился в результате возмущения и тревоги в связи с   экономическим   проникновением   американцев   —   оборотной   стороной   американских   инвестиций,   позволивших   американцам контролировать европейские предприятия и, таким образом, распоряжаться наймом и увольнением рабочей силы. 4 Антиамериканизм  де Голля, возникший еще в войну, когда Рузвельт проявлял благосклонность к правительству Виши и правым французским генералам и адмиралам, гармонировал с настроениями в Европе, пока не создалось впечатление, что он желает вообще покончить с американским альянсом. К этому Западная Европа была не готова. Холодная война, возможно, угасала, но она не прекратилась и могла возобновиться, а пока оставались сомнения, было лучше, чтобы альянс сохранялся. Сам де Голль неоднократно заявлял   о   необходимости   альянса,   но   его   желание   удалить   американцев   из   Европы   создавало   впечатление,   что   голлисты   готовы пожертвовать самим союзом. В 60­е годы Франция готова была отказаться от союза или хотя бы ослабить связи с ним, установленные в 40­е годы в силу экономической   необходимости.   Изменение   экономического   положения   Франции   сыграло   как   минимум   такую   же   важную   роль   в изменении ее политики, как и смена лидера в 1958 году. Стремление де Голля уменьшить политическую и стратегическую зависимость от Соединенных Штатов, поскольку исчезла экономическая зависимость, было достаточно типично для французов и многих других европейцев. В конце войны де Голль и другие ведущие французские политики хотели, чтобы Франция заняла промежуточную позицию между   Соединенными   Штатами   и   СССР,   но   начало   холодной   войны   и   военная   и   экономическая   слабость   Франции   вынудили французское правительство в 1947 году сделать выбор и принять сторону Америки.  Политику Франции определила  нужда  в деньгах и в продовольствии. «План Маршалла» сулил спасение, и Франция его приняла. Однако французы, как и сами американцы, считали эту программу краткосрочной спасательной операцией, но, в отличие от американцев, полагали, что вытекающие из нее союзные отношения также будут пересмотрены в конце этого срока. Послевоенному переходу от «промежуточной» политики к политике присоединения способствовало исключение коммунистов из   правительства:   в   известной   мере   оно   даже   стало   его   причиной.   Национальные   герои   и   активные   участники   Сопротивления, коммунисты   стали   восприниматься   как   подозрительная   секта,   для   которой   интересы   Москвы   значили   больше,   чем   национальное единство и возрождение. Еще до того как был объявлен «план Маршалла» и СССР отверг его, дальнейшее участие коммунистов в работе правительства стало почти невозможным ввиду «доктрины Трумэна», предусматривавшей помощь Греции и Турции с целью разгрома коммунизма.  Президент де Голль  осудил американскую интервенцию во Вьетнаме  и других  странах Юго­Восточной Азии, высказался за разрядку международной напряженности и развитие международного сотрудничества. Решения прекратить переговоры с Вьетмином и начать с ним войну, жестокого подавления восстания на Мадагаскаре и забастовок на национализированных заводах «Рено», а также замораживания заработной платы. В том же 1947 году коммунисты уже были удалены из правительств Бельгии и Италии.  В конце того же года французские коммунисты попытались использовать в своих политических целях крупные забастовки, подлинные экономические причины которых коренились в финансовой политике правительства Поля Рамадье, но не добились успеха; их представители были выведены из правительства, а партия надолго перешла в оппозицию. В сфере политической власти произошел сдвиг вправо, и даже когда в середине 50­х годов она вновь качнулась влево, коммунистам в ней места не нашлось, и в течение десятилетия Франция оставалась послушным членом западного альянса. К 60­м годам Франция была готова пересмотреть свою роль, и произошло это так, что вследствие переворота 1958 года она постепенно отходила от союза с американцами не по настоянию коммунистов (которых по­ прежнему не допускали в правительство), а под руководством де Голля. Четвертым весомым элементом наследия, доставшегося де Голлю в 1958 году, — наряду с ядерной программой Франции, Римским договором и членством в НАТО — стало сближение с Германией. Главными архитекторами этого начинания были Робер Шуман и Жан Монне во Франции и Аденауэр в Германии.  В 1950  году Аденауэр  предложил создать франко­германский союз, к которому могли бы присоединиться также Италия, страны Бенилюкса и, возможно, Англия. Де Голль, находившийся в то время в отставке, приветствовал эту идею, и десять лет спустя она сослужила ему хорошую службу: он заключил франко­германский договор именно тогда, когда его отношения с ЕЭС и НАТО были натянутыми. Возвращение де Голля совпало с ослаблением германо­американских связей.  В январе 1963 года заключил с де Голлем договор, официально оформлявший франко­германский союз, стремясь сделать его   стержнем   европейской   политики,   а   также  рабочей   альтернативой  или   противовесом   НАТО,   ЕЭС,  англо­американскому партнерству,   сближению   между   США   и   СССР   и   американо­германскому   союзничеству   50­х   годов.   Этот   договор   стал   вершиной дипломатии де Голля, но де Голль не удержался на ней, поскольку соглашение было не ко времени. Самому Аденауэру оставалось недолгое время, а его непосредственные преемники не испытывали восторга по поводу договора и других его личных достижений. Почти сразу франко­германский договор превратился в мертвую букву или, в лучшем случае, в некое свидетельство неясных намерений. Де Голль не сумел добиться желаемых изменений в методах руководства НАТО. Ему приписывали мнение о том, что Великобритания является «троянским конем» Вашингтона в Европе, но он с большим основанием мог бы отвести такую роль Бонну, поскольку Британия из­за хронической нестабильности зависела от Соединенных Штатов экономически, а Западная Германия оставалась зависимой от них в области обороны. К концу 50­х годов проблемы, связанные с распределением власти и вооружений в альянсе, стали очевидными и привели к появлению ряда причудливых проектов.  Предложения де Голля о создании «директората» НАТО в составе трех держав, имевших интересы  за пределами континента, были выдвинуты  в 1958 году  в ответ на просьбу США представить соображения по данному вопросу.   Но   не   нашли   поддержки   в   Вашингтоне   или   Лондоне,   где   их   расценили   лишь   как   притязания   Франции   на   равенство   с Соединенными Штатами и Великобританией.  Год спустя, после размещения в Европе баллистических ракет средней дальности, находившихся под двойным контролем, или в   рамках   системы   «двух   ключей»,   Верховный   командующий   войсками   НАТО   генерал   Лорис   Норстэд   подчеркнул   необходимость создания многонационального ядерного органа, а в 1960 году Соединенные Штаты предложили установить в Европе 300 мобильных ракет   «Поларис»   на   автомобильных,   железнодорожных   платформах   и   речных   судах,   которые   находились   бы   под   американским контролем. Де Голль, которого просили принять 50 таких ракет, заявил, что сделает это только в том случае, если Франция изготовит собственные боеголовки, то есть при условии контроля Франции над ракетами, после чего американцы отказались от своего плана. Против него возражал и СССР на том основании, что он приведет к предоставлению ядерного оружия Германии. Эти дискуссии, хотя и безрезультатные, показали, что НАТО не сможет бесконечно опираться на американскую ядерную монополию. Либо сами европейцы создадут силы сдерживания, примерно эквивалентные американскому ядерному вкладу в альянс, тем самым, получив более равное партнерство, либо следует найти пути создания американо­европейских ядерных сил.  Первое решение — создание отдельных европейских сил — предполагало наличие европейского политического органа для контроля над ними, и хотя европейцы были бы рады иметь такие силы, они ничего не делали для создания необходимого политического органа.  Поэтому решение приходилось искать на путях американо­европейского сотрудничества, и возникли два направления мысли: доктрина   «многонациональности»   и  доктрина   «многосторонности».   Сторонники   «многонациональности»   соглашались  с  суверенным национальным контролем и выступали лишь за передачу национальных сил в ведение командующего НАТО (с возможностью их отзыва), а также за расширение участия всех союзников в стратегическом планировании и политических консультациях.  Сторонники   «многосторонности»   разработали   схему   создания   «смешанных»   сил,   в   рамках   которых   ядерным   оружием распоряжались бы подразделения с личным составом, набранным в различных государствах. В 1962 году американская администрация 5 приняла   концепцию   «многосторонности»;   вскоре   после   этого   британское   и   французское   правительства   продемонстрировали   свою неизменную приверженность идее «многонациональности»: Великобритания — в американском понимании, а Франция — без участия американцев. Однако, поскольку американцы надеялись, что «многосторонность» позволит ответить на вопрос относительно Германии, как   предоставить   немцам   достаточную   долю   в   ядерных   операциях,   не   встревожив   русских,   они   настаивали   на   ней,   несмотря   на возражения других своих главных союзников.  В марте 1963 года они предложили создать многосторонние силы (МСС) в составе 25 надводных кораблей со смешанными экипажами, каждый из которых имел бы на борту по восемь ракет «Поларис», причем три четверти расходов должны были оплатить Соединенные Штаты и Западная Германия. Западные   немцы   приветствовали   эту   схему   как   средство   восстановления   тесных   отношений   с   Соединенными   Штатами, характерах для 50­х годов: будучи встревожены сближением США и СССР, итогом которого стал Договор о запрещении испытаний ядерного оружия 1963 года, они видели в создании МСС способ добиться особого положения, такого же, как у Британии и Франции вследствие обладания ими самостоятельным ядерным средством сдерживания, в котором им было отказано. По тем же причинам СССР решительно возражал против создания МСС и настаивал на том, что это равносильно распространению ядерного оружия. Французы игнорировали данное предложение, а англичане презрительно отнеслись к его ценности с военной точки зрения, но по политическим причинам и под сильным нажимом США согласились участвовать в его реализации. Итальянцы, греки и турки также согласились присоединиться к МСС.  В 1963 де Голль наложил вето на вступление в Общий рынок Великобритании, блокировал попытку США поставить в НАТО ядерные ракеты, отказался подписать соглашение о частичном запрещении испытаний ядерного оружия. Его внешняя политика привела к новому союзу Франции и Западной Германии.  В 1963 де Голль посетил Ближний Восток и Балканы, а в 1964 – Латинскую Америку.  В   конце   1964   года  новое   британское   лейбористское   правительство   предложило   альтернативную   схему,   не   имевшую очевидных достоинств. После этого интерес к МСС пропал, поскольку американцы обнаружили, что им больше не нужно перетягивать Западную Германию на свою сторону от Франции, и поверили в то, что возражения СССР обоснованны и могут стать непреодолимым препятствием для достижения соглашения о контроле за дальнейшим распространением ядерного оружия. Что касается обеспечения согласия в альянсе, то США вернулись к предложениям расширить участие союзников в работе плановых комитетов, а  в 1966 году такие вопросы временно ушли в тень из­за решения Франции выйти из всех военных органов НАТО и удалить такие органы со своей территории. Франция оставалась членом альянса и продолжала настаивать на его необходимости, но не желала участвовать в операциях союза до его реформирования. Значительно улучшились отношения Франции с Советским Союзом и другими  социалистическими странами. В 1960 г. по приглашению президента де Голля Францию впервые посетил глава советского правительства Н. С. Хрущев. В результате его поездки СССР и Франция договорились о расширении торговых и культурных связей друг с другом. Были заключены соглашения о научном сотрудничестве, в том числе в области мирного использования атомной энергии. В 1966 г. состоялся ответный визит президента де Голля в СССР. Он завершился принятием совместной декларации, в которой провозглашалось стремление СССР и Франции установить «атмосферу разрядки» между Востоком и Западом. Франция и СССР договорились о проведении регулярных политических консультаций с целью развития франко­советских отношений «от согласия к сотрудничеству». 21 декабря 1965  де Голль был  переизбран на пост президента на следующий 7­летний срок. Длительное противостояние НАТО достигло кульминации в начале 1966, когда французский президент вывел свою страну из состава военной организации блока. Тем не менее, Франция осталась членом Атлантического союза.  Достаточно   восстановившись,   чтобы   наполовину   выйти   из   альянса,   Франция  в мае  1968 года  была   потрясена   бурными революционными событиями в Париже. Их причины были свойственны не только Франции.  1. 2. 3. 4. Во всей Западной Европе имелись глубокие источники для недовольства, которые сливались воедино:  убожество городов,  отвращение к ужасам войны во Вьетнаме,  переполненные университеты и школы,  борьба за повышение заработной платы в период инфляции.  Во   Франции   правительство   де   Голля   раздражало   молодежь   своим  патерналистским   тоном,   а   либералов   —  попытками руководить радио и телевидением и контролировать прессу. За десять лет, прошедших с тех пор, как де Голль вернулся, чтобы спасти Францию от фашизма и военного правления, прогрессивный элемент голлизма потускнел.  Положение во французских университетах и школах  было далеко не худшим в Европе (в некоторых районах Италии школьникам   приходилось   заниматься   по   сменам,   поскольку   всем   сразу   негде   было   разместиться),   но   оно   своей   неприглядностью будоражило молодежь, которая приобщилась к политической деятельности в результате алжирской войны и была организована лучше, чем где­либо в Европе. После  войны число поступающих в университеты  увеличилось вчетверо из­за роста рождаемости, а также потому, что ни одно правительство не осмелилось изменить порядок, согласи которому любой юноша или девушка, получившие степень бакалавpa, имели право поступить в университет. В Париже и других городах строились новые университеты, но они были заложены слишком поздно.  Возникший хаос усугублялся бюрократической централизацией, недовольством  по поводу устаревших программ и правил поведения (которые иногда насаждали с помощью полиции). Новый университет в Нантере, на окраине Парижа, стал печально известен столкновениями между студентами и преподавателями, но это было скорее правилом, чем исключением: волнения вспыхнули и в Сорбонне, в центре Парижа, когда стычки переросли в подобие революции. После того как студенты заняли здания университета, администрация вызвала полицию, а та действовала с такой жестокостью, что столичная общественность, обычно не питавшая симпатий к студентам, в основной своей массе встала на их сторону. Пиком волнений стала ночная битва, в ходе которой полиция (теперь она действовала по указанию правительства) и студенты сражались друг с другом за контроль над левым берегом; радиожурналисты на всю Францию и другие страны вели с улиц репортажи о сценах насилия. Полиция выиграла битву, но студенты еще некоторое время занимали отдельные помещения университета.  Одновременно забастовали рабочие в Париже и других городах; они заняли фабрики и создали комитеты действия, похожие на зародыш нового правительства. Власть законного правительства была сильно подорвана. Премьер­министр Жорж Помпиду был так встревожен, что даже посоветовал де Голлю подать в отставку. Поговаривали о новой французской революции. Тем не менее месяц спустя де Голль баллотировался на выборах и одержал убедительную победу. Причин   тому   было   несколько.   Хотя   ядро   студенчества   преследовало   революционные   политические   цели,   многие добивались лишь  университетской реформы, а бастующие вовсе не были настроены революционно. Они не стремились к свержению правительства, а хотели от него лишь повышения заработной платы и сокращения безработицы. Лидеры коммунистической партии были частью системы и не желали рисковать ее стабильностью, боялись слишком левых групп и не сочувствовали студентам. Самое главное — де Голль сохранил присутствие духа. Хотя ему пришлось спешно прервать государственный визит в Румынию, по возвращении он не позволил оказывать на себя давление. 6 Тайно встретившись с руководством вооруженных сил и убедившись, что ему ничто не угрожает со стороны военных, он правильно   оценил   ситуацию,   подождал,   пока   университетские   власти   и   профсоюзы   начнут   восстанавливать   контроль   над соответствующими сферами своего ведения, а затем, игнорируя заявление Франсуа  Миттерана  о намерении сменить его на Посту президента, одержал в конце июня весомую победу за счет голосов напуганных французов и уволил Помпиду.  После   этого   он   поддержал   министра   образования   Эдгара   Фора,   который   стал   радикально   решать  проблему   высшего 4. 1. 2. 3. образования наперекор некоторым своим коллегам и общественному консерватизму.  Фор ввел совместное руководство со стороны преподавателей и студентов;  отменил централизованную систему, при которой во Франции фактически был один университет,  и создал взамен 65 университетов, в том числе 13 — в Париже (причем ни один из них не должен был насчитывать более 20 тыс. студентов);  провел дальнейшую децентрализацию, создав в каждом университете совместные советы для каждого потока численностью в 2500 студентов. Однако дни де Голля были сочтены.  Антипатию у него вызывал французский сенат. В то время он занимался реформой механизма управления, предусматривавшей создание региональных собраний Он предложил увязать эту реформу с упразднением сената и вынес оба этих вопроса на референдум избирателей. Но сенат был достаточно популярен, и использование де Голлем референдума — причем подразумевалось, что он уйдет в отставку в случае отклонения его предложений, — многие сочли нечестной тактикой. Большинство проголосовало «против». Де Голль немедленно подал в отставку. Умер де Голль в Коломбе­ле­дёз­Эглиз 9 ноября 1970.  В соответствии с конституцией президентом стал председатель сената Ален Поэр, были проведены президентские выборы, и во втором туре легко победил кандидат­голлист Жорж Помпиду. (Смена высшей власти в Париже совпала с аналогичным процессом в Бонне). По   стечению   обстоятельств   вскоре   после   ухода   Брандта   вновь   последовали   перемены   во   Франции.  В   1974   году  умер Помпиду.  В первом туре последующих выборов социалист Франсуа Миттеран, поддержанный коммунистами, пришел первым, но не набрал необходимого для избрания числа голосов. Во втором туре с участием его и пришедшего вторым Валери Жискар д'Эстена с небольшим перевесом — 50,8 против 49,2% — выиграл последний. Кандидат­голлист в первом туре пришел третьим и был снят с голосования вместе с девятью другими кандидатами, получившими лишь ничтожную поддержку.

Лекция по новейшей истории "Франция при де Голле"

Лекция по новейшей истории "Франция при де Голле"

Лекция по новейшей истории "Франция при де Голле"

Лекция по новейшей истории "Франция при де Голле"

Лекция по новейшей истории "Франция при де Голле"

Лекция по новейшей истории "Франция при де Голле"

Лекция по новейшей истории "Франция при де Голле"

Лекция по новейшей истории "Франция при де Голле"

Лекция по новейшей истории "Франция при де Голле"

Лекция по новейшей истории "Франция при де Голле"

Лекция по новейшей истории "Франция при де Голле"

Лекция по новейшей истории "Франция при де Голле"
Материалы на данной страницы взяты из открытых истончиков либо размещены пользователем в соответствии с договором-офертой сайта. Вы можете сообщить о нарушении.