Лекция по новейшей истории «Великобритания во второй половине ХХ века»
Оценка 4.7

Лекция по новейшей истории «Великобритания во второй половине ХХ века»

Оценка 4.7
Лекции
doc
история
11 кл +1
10.02.2017
Лекция по новейшей истории  «Великобритания во второй половине ХХ века»
Лекция по новейшей истории по теме «Великобритания во второй половине ХХ века» рассматривает вопросы национального правительства, законодательной власти, государственной службы, вооруженных сил, политическую деятельность Маргарет Тэтчер. Материал лекции имеет информационный характер и предназначен для учащихся, интересующихся историей и студентов для подготовки к экзаменам.Лекция по новейшей истории
Великобритания в 1990-е годы.doc
Великобритания во второй половине ХХ века Возрастная структура населения. Из­за низкой смертности в 1930­е годы, а затем с конца 1950­х годов доля населения активного возраста была сравнительно небольшой – в 1980­е годы она составляла лишь около 63%, и ожидалось еще большее снижение. На долю детей до 16 лет приходилась всего 22%. Пожилые люди, особенно в возрастной категории после 85 лет, заметно увеличили свою долю в общем населении. Их число выросло и в абсолютных значениях. Сегодня в Британии живет 9 млн. британцев, чей возраст равен или превышает 65 лет.  С 1958 возрос поток иммигрантов из стран Британского Содружества, особенно из Вест­Индии и Пакистана. С 1960 и по 1962 число иммигрантов превысило число эмигрантов на 338 тыс. человек. Три четверти этого количества составляли иммигранты из стран Содружества и почти половина – из Вест­Индии. В 1962 парламент уполномочил правительство принять меры по ограничению числа иммигрантов из стран Содружества и из Ирландии. В результате иммиграция из стран содружества составила 66 тыс. в 1963, а с начала 1967 отмечалась ее стабильное сокращение. Законы, принятые в 1968, 1971 и в последующий период, еще более ограничили приток иммигрантов.  Долгое время Британия владела обширными заморскими территориями, однако после 1945 постепенно отказалась от своих прав на большую часть этих территорий, а к началу 1990­х под ее управлением осталось лишь 14 небольших владений. Самое и большое и важное из этих владений – Сянган (Гонконг) было передано под юрисдикцию Китая в 1997. Тем не менее в конце 20 в. Великобритания все еще оставалась центром добровольной ассоциации 50 бывших колоний и доминионов, известной как Британское Содружество наций. Официальной   главой   Содружества   является   монарх,   который   председательствует   на   проходящих   за   в   полгода   совещаниях   глав правительств стран, входящих в Содружество.  Писаной конституции в Британии традиционно не существует в том смысле, что ее основные правила не объединены в особом документе, однако она основана на статутах, юридических решениях, парламентских законах, традициях и обычаях. После вступления страны в Европейское экономическое сообщество в 1973 некоторые аспекты Европейской конституции были частично совмещены с «незаписанной» британской моделью конституции.  Британский   парламент   принял   ряд   законодательных   актов,   включая   Единый   европейский   акт   1987   и   Акт   (поправка)   о европейских   сообществах   в   1993,   приводящий   в   соответствие   английское   и   европейское   право   и   обеспечивающий   более   тесный экономический, финансовый и политический союз европейских стран.  Верховенство законов Европейского Союза (на которые Великобритания, как и все страны ЕС, имеет право наложить вето) в отношении   парламентских   статутов   и   полномочий   было   подтверждено   в   1990   палатой   лордов,   верховным   судом   Соединенного Королевства. Каждые четыре года в 87 избирательных округах (ранее 81) Соединенного Королевства происходят выборы в Европейский парламент, не имеющий законодательной власти. Правительство   Великобритании   известно   своими   давними   традициями   секретности.   Политики   высшего   звена   и государственные   служащие   хранят   в   тайне   процессы   принятия   решений   под   тем   предлогом,   что   рассекречивание   официальных документов задевает общественные интересы. В Великобритании имеются законы о государственной тайне, и одновременно отсутствуют уравновешивающие это положение законы общегосударственного уровня о свободе информации. Официальные документы, доступные гражданам по их просьбе в других демократических странах, в Англии переводятся в открытые фонды лишь спустя 30 лет и могут скрываться от общественности еще 20 и более лет. При премьер­министре Джоне Мейджоре в начале 1990­х годов началось постепенное смягчение режима секретности.  Национальное правительство. Ключевым моментом британской конституции страны является верховная власть «короны в парламенте» – совместного правления монарха, палаты лордов и палаты общин, которые все вместе составляют парламент. Этот орган обладает почти неограниченной дозволенной законом властью над всеми вопросами, людьми и территориями, находящимися в пределах его юрисдикции. Его решения могут быть  пересмотрены  следующим  парламентом, который может принять законы, которые будут отменять законы, принятые прежними составами парламента. Существенно важные изменения конституционного характера принимаются в порядке обычного законодательного процесса и не могут быть оспорены в британских судах. Ограничить верховенство решений парламента могут только два европейских юридических органа. Европейский суд следит за соблюдением положений договоров и законов Европейского Союза. Европейский суд по правам человека в Страсбурге (Франция) стоит на страже политических и гражданских прав, определенных в Европейской конвенции по правам человека (которую Соединенное Королевство подписало в 1993).  Законодательная  власть.   В   Британии   двухпалатный   законодательный   орган;   одна   из   палат   –  палата   общин  избирается населением, а уникальная среди современных представительных демократий верхняя палата –  палата лордов – формируется главным образом   на   наследственной   основе.   Палата   общин   является   центром   политической   жизни   в   Великобритании,   а   ее   члены   (члены парламента) составляют класс ее политиков. Почти все министры избираются из их рядов, и по традиции премьер­министр и высшие члены кабинета тоже должны быть членами парламента. До 1911 обе палаты были формально равны, хотя по традиции палата общин считалась главной. В 1911 правительство либералов Парламентским актом закрепило верховенство палаты общин и значительно урезало власть палаты лордов.  Палата общин избирается всеобщим голосованием граждан старше 18 лет. Она избирается на 5 лет, но может быть распущена досрочно премьер­министром с согласия монарха. (Она может также продлить свое существование, как это случилось во время Второй мировой войны.) За роспуском палаты следуют всеобщие выборы. В начале 1990­х годов палата общин состояла из 651 членов, каждый из которых представлял свой округ с числом избирателей от 23 000 до 99 000. Около 2/3 парламентариев имеют дополнительные доходы, кроме денежного пособия, получаемого от государства. Они довольно скромно обеспечены помещениями, больше половины парламентариев делят свои офисы с коллегами. Около 4/5 парламентариев имеют какую­либо профессиональную подготовку или опыт управленческой работы. Женщины в палате общин представлены очень слабо, а в правительстве их еще меньше.  Палата общин избирается всеобщим голосованием граждан старше 18 лет. Она избирается на 5 лет, но может быть распущена досрочно премьер­министром с согласия монарха. (Она может также продлить свое существование, как это случилось во время Второй мировой войны.) За роспуском палаты следуют всеобщие выборы.  В палате  общин доминирует партийная система. Партия  большинства, она же  правящая  партия  располагается по одну сторону зала, имеющего вытянутую форму; министры занимают передние скамьи. Министры «теневого» кабинета, принадлежащие к крупнейшей   на   данный   момент   оппозиционной   партии,   «Ее  Величества лояльной  оппозиции»,   занимают   первые   ряды   скамей   на противоположной стороне; за ними располагаются члены оппозиционной партии и других партий меньшинства.  Первые   ряды   скамей   расположены   на   расстоянии   «вытянутой   шпаги»,   традиция,   которая   символизирует   бурный   (часто шумный) и даже враждебный характер заседаний в палате, для которой специально выбрано скромное по размерам помещение. Две крупнейшие   партии   –   Консервативная   и   Лейбористская   –   ведут   себя   очень   дисциплинированно,   поэтому   голосование   вразрез   с партийной линией случается редко. Все партии назначают или выбирают «кнутов», которые играют координирующую роль и следят за партийной дисциплиной в парламентской фракции. Парламентариям разрешается голосовать в соответствии с личными убеждениями или решениями по определенным проблемам морального характера, таким, как законность абортов или смертной казни.  В начале 1990­х годов наследственные пэры составляли почти 2/3 (783 человека) из 1185 членов верхней палаты. Принц Уэльский   и   четыре   королевских   герцога   –   члены   верхней   палаты   по   наследству.   Остальные   члены   палаты   –   главным   образом пожизненные пэры (354 человека), назначаемые правительством; два архиепископа и 22 епископа Англиканской церкви и 22 «судебных лорда», олицетворяющие высшую судебную власть и образующих верховную апелляционную инстанцию в Британии. Верхняя палата состояла в основном из мужчин, здесь было всего 65 женщин (5,5%), а до 1958 женщинам вообще было запрещено быть членами палаты. Доминирующую роль играют интересы землевладельцев (45%) и представителей бизнеса (36%). Палата лордов серьезно ограничена в правах актами о парламенте 1911 и 1949, она не имеет права вносить исправления в финансовые решения или откладывать их; она имеет право откладывать другие законопроекты только на один год.  Палата   лордов   получила   второе   дыхание   в   1958   в   связи   с   введением   пожизненного   пэрства,   т.е.   пэров,   назначаемых правительством из среды бывших парламентариев, представителей деловых кругов, юристов, профессуры и других сфер. Эти люди играют  большую роль в т.н.  «рабочей палате», куда входят  приблизительно 400 пэров, постоянно присутствующих  на заседаниях, выступающих и голосующих в палате лордов. (Примерно 43% наследственных пэров вообще не посещают заседаний палаты.) В 1993 около   47%   активных   членов   палаты   лордов   принадлежали   к   числу   консерваторов,   превосходя   лейбористов   (22%)   и   либеральных демократов (11%). Имеется также значительная прослойка пэров «поперечной скамьи», не принадлежащих ни к одной партии, 2/3 которых обычно голосуют, следуя линии консерваторов. Это неизменное преимущество часто позволяло консерваторам одерживать победу  в  голосовании  по  важным  политическим  вопросам,  когда  партия  мобилизовала  резервы  наследственных  пэров,  прозванных пренебрежительно «гостями из лесной глуши», чтобы добиться решающего большинства голосов. Пэрам не платят жалованья, но они получают денежное пособие за работу в палате.  По конвенции, провал правительственных предложений по какой­то важной проблеме влечет за собой отставку правительства. Но современное правительство не уйдет в отставку, если это голосование не получило статуса «вотума доверия». В период с 1900 до 1993   только   одно   правительство   было   отправлено   в   отставку   таким   способом,   а   именно   лейбористское   правительство   Джеймса Каллагэна, которому было выражено недоверие в марте 1979.  Главной   задачей   обеих   палат   является   тщательное   изучение   и   одобрение   законодательных   актов,   которые   почти исключительно вносит правительство; рассмотрение бюджета и финансовых предложений правительства, а также наблюдение и контроль за его повседневной деятельностью. Самой известной особенностью палаты общин является время запросов – один час, выделяемый ежедневно, кроме пятницы, когда премьер­министр и главные министры обязаные отвечать на вопросы членов парламента.  В середине 1980­х годов палата общин создала ряд специализированных комитетов, «дублировавших» основные министерства, чтобы обеспечить жесткий контроль за деятельностью правительства. Созданная давным­давно счетная палата опирается в своей работе на государственную аудиторскую службу и является наиболее эффективно работающим парламентским комитетом.  Большинство парламентских законопроектов вначале являются биллями в палате общин, хотя некоторые из них поступают из палаты лордов. Чтобы стать законом, билль проходит несколько слушаний в каждой палате, где тщательно обсуждаются их основные принципы и тщательно изучаются детали. В начале 1990­х годов британцы обсуждали вопрос об излишней сложности законодательного процесса   и   низком   качестве   принимаемых   законов.   Наблюдатели   также   выражали   недовольство   в   связи   с   краткостью   времени, отводившегося на обсуждения общеевропейских законов и распоряжений, которые обычно приобретали в Британии характер законов после издания соответствующим указов исполнительной ветвью  Государственная   служба.  В   современной   Британии   имеется   еще   один   центр   власти   –   административная   элита,   часто называемая «Уайтхоллом». Своим названием она обязана территории вокруг зданий парламента и резиденции премьер­министра на Даунинг­стрит,   где   расположены   важнейшие   правительственные   учреждения,   такие,   как   министерство   финансов   (казначейство)   и министерство   иностранных   дел.   В   Британии   высокопоставленные   чиновники   –   постоянные   заместители   министров,   которые непосредственно   руководят   деятельностью   аппаратов   министерств,   и   их   высокопоставленные   коллеги   –   не   меняются   со   сменой правительства, а сохраняют свои посты независимо от того, какая партия приходит к власти. Этих администраторов часто называют «постоянным правительством», отличая от преходящего парада политических деятелей. Преемственность сохраняется благодаря тому, что британская государственная служба формально отделена от борьбы политических партий (хотя в обязанности аппарата входит осуществление принятого политического курса).  Госслужащих набирают на открытой конкурсной основе, тем не менее многие из них оказываются выпускниками элитных частных школ Британии (неправильно называемых «общественными», public), а также Оксфордского и Кембриджского университетов. Большинство   составляют   мужчины.   В   обязанности   государственных   служащих   входит   множество   функций   –   они   консультируют министров по вопросам политики, занимаются составлением речей и проектов ответов на запросы членов парламента. По традиции они относятся   с   неизменным   почтением   к   министрам,   но   за   их   почтительностью   обычно   скрывается   сформировавшаяся   политическая позиция.   Казначейство   традиционно   –   самое   влиятельное   министерство,   но   все   министерства   сохраняют   высокую   степень самостоятельности, и часто в правительстве ведутся жесточайшие сражения за принятие тех или иных политических решений.  При   правительстве   консерваторов   в   1980­е   и   1990­е   годы   многие   функции   государственных   служащих   были   переданы независимым   общественным   агентствам   (управлениям).   Эти   агентства   подотчетны   министрам,   которые   ставят   перед   ними   задачи, которые   эти   агентства   должны   решать.   К   1991   было   создано   56   таких   агентств;   предполагалось   открыть   еще   34.   Наряду   с общественными агентствами существовало 369 невыборных организаций, находящихся на содержании правительства и руководимых его назначенцами. Эти организации называют «кванго» (по начальным буквам – квази­автономные, негосударственные организации), и в 1992 на их долю приходилось 1/5 всех затрат на содержание аппарата. Общественные агентства и исполнительные организации управляют британской системой социальной защиты, здравоохранением, системой университетского и технического образованием, большей частью муниципального жилого фонда, вопросами развития городов, экономического развития и др.  Либеральная партия.  Либеральная партия была одной из двух главных партий времен правления королевы Виктории и короля Эдуарда, но она раскололась в период Первой мировой войны. Лейбористы постепенно заменили либералов в качестве «второй» партии в 1920­х и 1930­х годах, но либералы начали возвращаться на политическую сцену в 1960­х. В союзе с социал­демократами в 1980­х они дважды получали около четверти голосов избирателей, однако не смогли завоевать сколько­нибудь значительного количества мест в палате общин (23 в 1983, и 22 в 1987). Две эти партии слились в 1988, образовав Либерал­демократическую партию.  Региональные партии.  Шотландская национальная партия и Уэльская национальная партия с 1970 играют главную роль в политической жизни Шотландии и Уэльса. В политической жизни Северной Ирландии доминируют две основные протестантские партии, Ольстерская юнионистская партия и Демократическая юнионистская партия. Голоса националистов­католиков делятся между социал­ демократами и лейбористами и Шин фейн, ирландской националистической партией.  Средства массовой информации. В среднем в день двое из трех британцев старше 15 лет читают национальную ежедневную газету; около трех из каждых четырех граждан читают воскресную газету. В начале 1990­х годов 11 британских газет имели тираж в 14,2 млн. экземпляров в обычные дни недели, а 9 из них имели 16,2 млн. читателей по воскресеньям. Пресса делится на два типа газет: широкополосные солидные газеты, включая известные издания, такие, как «Таймс» и воскресную «Обсервер», и популярная пресса, или таблоиды.  Телевидение   в   Британии   находится   под   строгим   контролем   государства,   существует   законодательная   защита   качества программ,   стандарты   «вкуса   и   приличия»   и   разнообразия.   Телевидение   в   1990­е   годы   было   поделено   между   квазиавтономной государственной Британской радиовещательной корпорацией (Би­би­си) и коммерческой Независимой телевизионной комиссией. Кроме того, в последнее время широкое распространение получили спутниковое и кабельное телевидение. Закон требует, чтобы Би­би­си и коммерческие станции освещали политические события беспристрастно. На телевидении и радио не позволяется размещать оплаченную политическую рекламу, но во время и между всеобщими выборами телеканалы обязаны показывать определенное количество передач, созданных и представляемых партиями.  Группы интересов. В послевоенный период правительство проводило регулярные консультации, направленные на разрешение вопросов,   возникающих   между   профсоюзами   и   работодателями.   С   1969   правительства   лейбористов   и   консерваторов   пытались реформировать законодательство о профсоюзах и вовлечь последние в проведение политики сдерживания роста зарплаты. После 1979 правительство Маргарет Тэтчер провело ряд законов, резко ограничивавших деятельность профсоюзов и регулирующих их внутренние структуры. В уменьшение их влияния внес свою лепту и высокий уровень безработицы, сократив количество членов профсоюзов. В середине 1990­х профсоюзы насчитывали около трети рабочей силы в стране. Четверо из пяти членов профсоюза принадлежали к 73 союзам, входящим в Британский конгресс тред­юнионов (имеется также Шотландский конгресс тред­юнионов). Основной организацией работодателей является Конфедерация британской промышленности, представляющая прямо или косвенно около 250 000 предприятий, на которых работают около половины занятого населения.  Все эти промышленные, профсоюзные и другие группы стремятся повлиять на решения правительства и хотят, чтобы с ними проводились консультации. Они часто нанимают парламентариев в качестве парламентских консультантов, имеют в парламенте своих профессиональных   лоббистов   или   создают   собственные   лоббистские   структуры.   Целый   ряд   организаций,   начиная   с   Британской федерации автомобильных перевозок, Ассоциации станкостроительных технологий, Национального союза фермеров и кончая Друзьями Земли,   Королевским   обществом   защиты   птиц   и   Группой   поддержки   нищих   детей,   пытаются   оказать   то   или   иное   влияние   на правительство. Насколько оно велико – неизвестно, учитывая секретный характер правительственной деятельности.  Вооруженные силы. Великобритания является членом НАТО и Западно­Европейского союза. Последний образован как орган обороны и главный консультационный форум для европейских членов НАТО. Великобритания, как и Франция, имеет ядерное оружие, которое изначально предназначалось для сдерживания советской агрессии. Воинская служба носит добровольный характер. В середине 1990­х годов британские вооруженные силы насчитывали примерно 300 тыс. человек. На Британию возложена ведущая роль в поддержке Европейского корпуса сил быстрого реагирования.  После Второй мировой войны возрождение экономики и в дальнейшем ее рост стали возможными благодаря финансовой помощи США и Канады. Более того, быстрый рост мировой торговли и производства обеспечили более благоприятные условия для развития   новых   отраслей.   До   1974,   когда   Британия   присоединилась   к   Европейскому   экономическому   сообществу,   выпуск промышленной продукции почти постоянно увеличивался. Основные виды экономической деятельности – угледобыча, кораблестроение, хлопчатобумажная промышленность и железнодорожный транспорт – сократились. Самое заметное расширение производства произошло в химической промышленности, нефтехимии, производстве электрооборудования и автомобилестроении.  Самым   серьезным   источником   трудностей   был   медленный   рост   производительности   труда   из­за   недостаточного   уровня капиталовложений. Попытки поддержать стабильный экономический рост приводили к конкурентным торгам за ограниченные людские и другие ресурсы и к быстрому повышению зарплат и цен. Попытки установить контроль за доходами и ценами в такие периоды были достаточно успешными в первые два года проведения этой политики, но затем потерпели крах.  Рост   экономики,   сопровождаемый   всплесками   инфляции,   в   свою   очередь,   вызывал   серьезный   дефицит   внешнеторгового баланса. Внутренний спрос необходимо было удовлетворять за счет импорта, в то же время наблюдалось отставание экспорта. Это заставляло инвесторов конвертировать свои средства в валюты других стрн, что вело к падению курса фунта на мировом валютном рынке. До 1972 при любой вспышке инфляции и серьезном дефиците внешнеторгового баланса правительство переключалось с политики поощрения экономического роста на режим экономии затрат. Эти переключения затрудняли инвестирование в проекты долгосрочного характера. После 1972 была принята политика плавающего курса фунта стерлинга.  После прихода к власти в 1979 консерваторов во главе с Маргарет Тэтчер денежная масса стала рассматриваться как самый важный фактор, оказывающий влияние на экономику и особенно на цены. Надеясь сократить денежную массу и побороть инфляцию, правительство ограничило вмешательство государства в экономику, были сокращены и затраты государственного сектора. В то же время высокие   учетные   ставки,   призванные   сократить   спрос   на   землю,   привлекли   иностранный   капитал   и   повысили   стоимость   фунта   и способствовали   увеличению   британского   экспорта.   Рост   инфляции   замедлился,   в   1987–1988   был   отмечен   рост   экономики,   но возрождение   затронуло   главным   образом   богатый   юго­восток   Британии.   В   конце   1980­х   годов   начала   раскручиваться   новая инфляционная  спираль,  которую   удалось  обуздать  введением  жестких  экономических  мер,  включая   строгий  валютный  контроль  и увеличение валютных ставок. Существенное сокращение производства и инвестиций ввергли британскую экономику в новую полосу кризиса – самого глубокого после Великой депрессии.  Великобритания –  страна   со  смешанной экономикой.  Большинство  производств  и  многие услуги  выполняются  частными предприятиями; сфера производства находится в основном в руках крупнейших фирм. После Второй мировой войны некоторые отрасли были   приобретены   правительством.   Угольные,   газовые   и   электрические   компании,   железные   дороги,   гражданская   авиация   и   часть компаний   по   предоставлению   автотранспортных   услуг   были   национализированы   в   период   с   1945   по   1951.   В   1949   была национализирована также большая часть сталелитейных заводов, но в 1953 консерваторами была произведена денационализация этих предприятий;   в   1967   они   были   вновь   национализированы.   В   течение   1970­х   годов   как   консерваторы,   так   и   лейбористы   выкупили компании,   которые   испытывали   финансовые   затруднения,   среди   них   –   кораблестроительные,   авиаконструкторские,   крупнейший   в Великобритании  производитель  автомобилей  –  «Бритиш  Лейленд»  –  и  несколько  инженерных  и  станкостроительных  предприятий. Лейбористское   правительство   (1974–1979)   создало   Британскую   национальную   нефтяную   корпорацию   для   оказания   поддержки   в эксплуатации   нефтяных   ресурсов   Северного   моря;   Национальное   управление   по   предпринимательству   для   оказания   финансовой поддержки частных компаний в трудные времена; агентства по развитию для Шотландии и Уэльса. В 1980­е годы консервативное правительство продало в частные руки 19 самых прибыльных государственных компаний – среди них «Бритиш Эйруэйз» (Британские авиалинии),   «Бритиш   гас»   (Британский   газ)   и   «Бритиш   коммьюнитис»   (Британские   телекоммуникации).   Космическая, кораблестроительная,   сталелитейная   отрасли   и   водоснабжение   были   также   приватизированы,   как   и   большинство   компаний, занимавшихся энергетикой, за исключением ядерной отрасли, шансы на выживание которой полностью зависят от государственных субсидий.  Но долгосрочную тенденцию спада в британской промышленности преодолеть не удалось, поэтому страна оставалась более уязвимой по отношению к внешним превратностям и внутренним просчетам.  Наиболее пагубными из числа первых были удорожание импортного сырья для промышленности, в частности, вызванное корейской и вьетнамской войнами, и резкое повышение цен на нефть в результате войн на Ближнем Востоке в 70­е годы.  Ослабление   контроля   и   либерализация   торговли   путем   упразднения   протекционистских   мер   в   возрождающихся   отраслях промышленности начиная с 50­х годов создавали серьезное неравновесие платежного баланса и отвлекали внимание, как и ресурсы, от более радикального обновления британской промышленной базы. Эта база всегда была сравнительно узкой — уголь и несколько ведущих отраслей, таких, как текстильная и машиностроительная, и они слабо реагировали на появление новых технологий, новых конкурентов и принципиально новых видов производства. Адаптация происходила, но недостаточная, чтобы уберечь  экономику от неизбежных ударов со стороны мирового хозяйства, которое уже не контролировалось из Великобритании. Кроме того, Британия теряла пальму первенства в оказании финансовых услуг и по другим невидимым статьям экспорта. На протяжении  XIX­XX  веков   Британия   лишь   иногда   добивалась   активного   сальдо   в   торговле  промышленными товарами, но дефицит постоянно и успешно покрывался за счет излишка по невидимым статьям вплоть до тэтчеровских 80­х годов.  Политика консерваторов в начале 70­х годов привела к буму, но это был спекулятивный бум, который вызвал переток прибылей и сбережений из промышленных инвестиций в сферу  краткосрочных финансовых афер и подтолкнул рост заработной платы. Попытки ввести контроль за заработной платой методами политики  доходов   оказались   бесплодными  и  завершились  забастовкой   шахтеров   и   падением правительства. Правительство лейбористов занялось трудовыми отношениями (зачастую еще один эвфемизм за которым стоит сдерживание роста заработной платы), но Гароль  Вильсон отошел от этой политики, когда стало ясно, что она расколет его партию. Такое политическое малодушие укрепило позиции левых на цеховом уровне в противостоянии профсоюзам. И в политическом, и в экономическом плане Великобритания не торопилась избавиться от наследия далекого прошлого, главным отличием которого  было стремление  к самоизоляции. Лишившись к  концу средневековья своих владений на континенте, англичане  стали превозносить свой статус островной державы и подкрепили его уходом в протестантизм и страстью к мореплаванию. После этого британцы воевали больше не с другими европейцами, а между собой, но за этим стояло скорее равнодушие, чем миролюбие, и чувство обособленности — не всегда отличимое от чувства превосходства  — в  XX  веке вовсе не исчезло. В 1945 году островитянам легче было  обратить свои взоры к Содружеству наций и к Соединенным Штатам, чем к Европе. Содружество, первоначально называвшееся Британским, но затем переименованное с учетом процесса послевоенной деколонизации, возникло на основе Британской империи и по  счастливой исторической   случайности   объединило   в   конечном   счете   50   независимых суверенных государств­членов. Ликвидация британского правления в Азии, Африке и Карибском бассейне началась с уходом Англии  из Индии и Бирмы в 1947­1948 годах: этот шаг планировался давно, но точные его сроки определились лишь после войны. Он имел неожиданно бурные последствия для всей колониальной империи, которая в последующие 20 лет распалась вполне благопристойно и без лишнего шума (за весьма важным исключением Родезии). Однако возникшее Содружество не стало мощным центром и тем более инструментом британской власти. Штаб­квартира   Содружества   находилась   в   Лондоне,   но   на   встречах   его   политических   руководителей  Британия   иногда   оказывалась   в меньшинстве   (при   Тэтчер   —   в   одиночестве), и, хотя Содружество обеспечивало Британии особые контакты   и   возможности,   оно   не усиливало ее могущества в мире. Не способствовали этому и особые отношения с Соединенными Штатами, которые, подобно связям с Содружеством, были реальным фактом, но не давали Англии того, на что она рассчитывала. (Поистине особые отношения у Вашингтона сложились только с Израилем). До войны англо­американские связи оставляли желать много лучшего. Во время войны они были превосходными, но причиной тому  была кризисная ситуация   и   конкретные   исторические   личности,   оказавшиеся   у   власти,   —   в   это   время   установились   исключительная   дружба   и сотрудничество между Черчиллем и Рузвельтом. После войны многие дружеские контакты и каналы связи сохранились, чему способствовали общий язык и совместный опыт и идеалы, прежние разногласия — коммерческого и имперского характера — возникли вновь, и попытки британских премьер­министров, посещая Белый дом или протягивая руку к телефону, играть роль Черчилля, выродились в соглашательство, свидетельствуя о подчиненном положении Британии. Особые отношения не только отвлекали внимание Британии от политических событий на континенте, но и давали континентальным странам — в частности, Франции — основания не допускать ее в Европейское сообщество. В 1979 году премьер­министром стала Маргарет Тэтчер — первая женщина, занявшая такой пост. Она правила исключительно властно и дольше, чем кто­либо в нашем столетии. Решительная, энергичная и работоспособная, вероятно, наиболее работоспособный премьер­ министр со времен Уильяма Питта, но не самый умный. Ее деятельности с самого начала мешал тот факт, что ее предшественники не справлялись с рядом серьезных долгосрочных экономических проблем, а к этому добавились неудачный подбор коллег по кабинету и  ее собственный автократический нрав с уничижительным отношением к местному самоуправлению, недооценкой палаты общин и демократического строя в целом. Тэтчер пришла к власти в период одного спада и ушла в отставку во время другого. Она воспользовалась, впрочем, нерационально, двумя   исключительными   экономическими   преимуществами:   ростом   добычи   нефти   в   Северном   море,   достигшей   пика   в   80­е   годы,   и поступлениями   от   ее   программы  денационализации,   которая,   что   бы   ни   думали   о   ее   достоинствах   и  ходе   осуществления,   принесла правительству крупные суммы, шедшие на текущий счет, а не на счет основного капитала, что позволяло правительству представлять иллюзорно сбалансированные   бюджеты.  Тэтчер   целенаправленно   сосредоточилась   на   вызывающих   тревогу   темпах   инфляции,   вооружившись   узкой концепцией монетаристского догматизма, которая, игнорируя все прочие факторы кроме Денежной массы, привела к снижению инфляции, но тяжелой ценой. Высокий курс фунта поддерживался высокими процентными ставками, которые душили промышленность, вели к закрытию не только банкротившихся, но и жизнеспособных предприятий, сократили на четверть объем промышленного производства и тем самым уменьшили налогооблагаемую базу, превратили Британию в страну, не способную  финансировать сферу образования и социального обслуживания  и подняли безработицу до уровня, которого правительство не предполагало. За годы правления Тэтчер нация накопителей превратилась в нацию азартных игроков. Частный внутренний долг утроился,   ипотечная   задолженность   возросла   вчетверо,   а   личные   сбережения в процентах к национальному доходу упали с 16 до 2,5%. Многие снова скатились в нищету, которая, хотя и была менее мучительной для людей,   чем   в   период   Великой   депрессии   между   войнами,  ощущалась   острее,   что   отразилось   в   ряде   красноречивых статистических показателей — таких, как число судебных процессов по делам о попрошайничестве и тунеядстве, достигшее 4 тыс. в неделю.   Ослабляя   контроль   за   кредитованием   и   снижая   налоги,   Тэтчер   подхлестывала   спекуляцию   собственностью, побуждала   нацию   жить   не   по   средствам   и   создавала   в   экономике   спрос,   который   мог   быть   удовлетворен   только   за   счет импорта,   что   наносило   ущерб   платежному  балансу. Огромные  суммы денег были ссужены спекулянтам и потеряны,   хотя   их можно было направить на переоснащение или преобразование хиреющих отраслей или на создание новых. Великобритания стала наглядным примером больного капитализма в отличие от более здорового капитализма Германии или Японии. Призванием Тэтчер была борьба. Ее наградили аплодисментами за то, как она прореагировала на захват Аргентиной Фолклендских  островов.   Она   развернула   типичное   для   нее   тотальное   наступление   на   права   профсоюзов   (права,   сильно преувеличенные правительствами и в не меньшей степени лидерами шахтеров), но потерпела неудачу, когда попыталась решать в том   же   духе   дела,   связанные   с   зарубежными   странами   и   Содружеством.   В   годы   ее   правления   отношения   Британии   с   ЕС характеризовались   глубокой   неприязнью   к  иностранцам,   недопониманием   международных   проблем   и   догматической враждебностью ко всему, что выходило за рамки минимального сотрудничества с Сообществом  и минимального ограничения формального   суверенитета.   Она   лишилась   власти   внезапно,   когда   половина   депутатов­консерваторов   в   палате   общин взбунтовалась   против   ее   стиля   правления,   ее   презрения   к   коллегам,   вольного   обращения   с   конституцией   (в   частности, манипуляций   с   системой   кабинета),   против   разногласий   в   ее   администрации   по   вопросу   о   ЕС,   нарастания   экономической напряженности и прежде всего против возможной утраты ими своих мест на предстоящих всеобщих выборах в случае, если она останется   их   лидером.   Преемником   Тэтчер  стал   Джон   Мейджор.   На   фоне   Тэтчер   его   скромность   и   отсутствие  явных недостатков выглядели достоинствами, и он неожиданно победил на выборах 1991 года. Мейджор был твердо убежден в том, что, поскольку ЕС сложилось, а зона свободной торговли не дает ему настоящей альтернативы, Британии необходимо играть ведущую в  центре   ЕС,  а не  пытаться  выхолостить  его,  оставаясь  вне  Сообщества. Но, сменив Тэтчер, Мейджор как премьер­министр не полсвободы  действий.  Уязвленная  отстранением  от власти   собственный Тэтчер превратилась в полный ненависти источник разлада в ней. В новой палате общин консерваторы разделились на фракцию, поддерживающую позицию Тэтчер, фракцию, готовую вместе с Мейджором добиваться конструктивной роли Британии в европейских делах, и третью фракцию, стремившуюся изыскать изъяны   в   ЕС,   а   также   попытаться   повлиять   на   его   будущее   и   разобраться   в   его   деятельности.   Мейджору   мешало   то обстоятельство, что он пришел к власти, когда поступления от нефти, маскировавшие бюджетные вольности Тэтчер, падали, и это вынуждало правительство  не снижать,  а  повышать   налоги,   чтобы   избежать   опасного  уровня  государственного   заимствования   и сохранить, по крайней мере достаточный, объем социальных услуг. За победой консерваторов в 1991 году последовало оживление экономики,   которое   обеспечило   почти   4­процентный   рост,   но   также   вскрыло   ловушку,   созданную   политикой   80­х   годов. Поскольку   объем   производства   все   еще   оставался  недостаточным,   экономический   рост   снова   стимулировал   импорт   для удовлетворения  роста  покупательной  способности, угрожая тем  самым платежному балансу и стоимости валюты и вынуждая правительство повышать процентные  ставки (к неудовольствию  производителей), чтобы сдержать рост, к которому оно, тем не менее,  искренне стремилось. На международной арене Британия безуспешно боролась со сложными проблемами — крупными в Северной Ирландии и Европейском Союзе и менее серьезными в Гонконге. Тэтчер сделала ксенофобию политическим фактором, каковым она не была с тех пор, как давнее поколение тори смаковало   ненависть   к   первым   монархам   Ганноверской   династии.   Противостояние  Англии   Европейскому   сообществу   было эмоциональным, неразумным, основывалось главным образом на недостатке информации и все же было популярно в общей обстановке недовольства и разочарования. Сколь бы ни был Мейджор убежден в неизбежности участия Британии в ЕС, он не мог вырваться сам и вытянуть свою партию из ямы, вырытой Тэтчер, которая своим фракционизмом поставила под вопрос право Лондона   быть   финансовой   столицей   Европы.   Тэтчер   пришла  к  власти   как  лидер  консервативной   партии,  но  по  духу   была лидером правого течения в ней. В начале XX века Англия отошла того, что лорд Солсбери в 1885 году назвал «пропастью изоляции», но в   мирное   время   ей   никогда   не   удавалось   заменить   изоляцию   чем­то  определенным.   Меньшинство   сторонников   Тэтчер   в консервативной партии жаждало абсолютной независимости, которая сошла на нет к  1900 году, когда такие консерваторы, как Бальфур и Лэнздаун, поняли, что она уже не является разумной или безопасной в политическом или экономическом плане.

Лекция по новейшей истории «Великобритания во второй половине ХХ века»

Лекция по новейшей истории  «Великобритания во второй половине ХХ века»

Лекция по новейшей истории «Великобритания во второй половине ХХ века»

Лекция по новейшей истории  «Великобритания во второй половине ХХ века»

Лекция по новейшей истории «Великобритания во второй половине ХХ века»

Лекция по новейшей истории  «Великобритания во второй половине ХХ века»

Лекция по новейшей истории «Великобритания во второй половине ХХ века»

Лекция по новейшей истории  «Великобритания во второй половине ХХ века»

Лекция по новейшей истории «Великобритания во второй половине ХХ века»

Лекция по новейшей истории  «Великобритания во второй половине ХХ века»
Скачать файл