Психологу в помощь.
Оценка 5

Психологу в помощь.

Оценка 5
pdf
психологическая работа
30.04.2020
Психологу в помощь.
Psikhologicheskie_risunochnye_testy_Metodika_dom-derevo-chelovek_Z_F_Semenova_S_V_Semenova.pdf







ВВЕДЕНИЕ

В настоящее время в практической психологии наблюдается устойчивый интерес к использованию рисуночных методов исследования психологических особенностей человека. Наиболее широкое применение они находят при работе с детьми. Это вполне закономерно и определяется теоретически обоснованным в отечественной и зарубежной психологии положением о том, что рисование — особый вид деятельности, интегрирующий проявление различных функций, свойств и психологических качеств человека. Поэтому рисунок как продукт изобразительной деятельности является ценным источником информации об индивидуальных особенностях обследуемого и позволяет получить целостный психологический портрет человека.

Легкость проведения, минимум необходимого (бумага и карандаш), возможность в краткие сроки получить широкий спектр информации о личности обследуемого и кажущаяся простота интерпретации также способствуют предпочтению рисуночных методов. Сидни Леви, говоря о проективном использовании рисунка, с долей юмора отмечает, что он «становится особенно привлекательным для импульсивных или безалаберных индивидов», поскольку нет надежной и однозначной системы оценки рисунка, которой можно обучиться и обучить другого исследователя.

Каталоги с описанием множества возможных и альтернативных вариантов интерпретации элементов, пропорций и деталей рисунка только усложняют задачу исследователя, ставя его в ситуацию выбора без надежного основания. Психологи, только начинающие свою профессиональную деятельность, часто задаются вопросом: как рассматривать интерпретацию рисунков и проективных методов в целом — как искусство или как науку? Представляется, что в данном случае противопоставление неуместно: это — искусство, основанное на научных данных и практическом опыте. Роль научных знаний и теоретических позиций исследователя очень ярко показал С. Кратохвил. В работе

3

Введение

«Групповая психотерапия неврозов» он описывает конкретную ситуацию, допускающую различные интерпретации в зависимости от теоретического подхода психотерапевта.

Во время занятий по арт-терапии один из пациентов с алкогольной зависимостью с удовольствием рисовал различные пейзажи, на заднем плане которых виднелись вершины гор. При анализе рисунков этот повторяющийся элемент, естественно, привлек внимание.

Один из психотерапевтов увидел в изображении гор символ материнской груди, что могло быть интерпретировано как проявление фиксации пациента на матери, воспоминании о кормлении его грудью; с этим, возможно, связана и склонность к выпивке. Такая точка зрения подтверждалась данными семейного анамнеза и основывалась на психоаналитической теории. Однако вполне возможно было интерпретировать данный рисунок и как проявление комплекса не­

достаточности пациента, для которого алкоголь является способом компенсации, создает иллюзию собственной значимости. В такой интерпретации можно видеть влияние индивидуальной психологии А. Адлера. Не исключено, что горы символизируют жизненные цели, перспективы личностного роста, устремленность человека в будущее; в этом случае очевидно влияние гуманистической психологии. Конечно, возможен и более прозаический вариант — пациент просто жил или работал в гористой местности.

Могут возникнуть и другие версии, правомерность каждой из которых не всегда легко доказать. Не случайно Й. Шванцара рассматривал рисунок как основание для выдвижения гипотез, без проверки которых психологический диагноз вряд ли возможен.

Для специалистов, использующих проективные методы, роль практического опыта достаточно очевидна. Если психолог впервые пытается анализировать рисунок, опираясь только на интерпретационные каталоги, то сталкивается с большими трудностями при выборе наиболее вероятного значения выделенных признаков рисунка из множества возможных. Например, важно знать возрастные закономерности (этапы развития) изобразительной деятельности и учитывать возраст автора, потому что в рисунках детей возрастные особенности могут преобладать и «перекрывать» индивидуальные. При наличии у ребенка значимых эмоционально-личностных проблем или социальной дезадаптации не исключена и обратная ситуация. В этом случае индивидуальное своеобразие рисунка проявляется очень ярко, а возрастные особенности слабо выражены и отсутствие типичных для возрастной группы признаков рисунка значимо для его интерпретации.

4

Введение

Из анализа работ отечественных и зарубежных исследователей, рассматривающих стадии развития детского рисунка, видно, что к подростковому возрасту происходит своеобразная стабилизация изобразительной деятельности; соответственно можно ожидать, что психологические особенности личности более отчетливо проявятся и в рисунке. Наш опыт применения методики «Нарисуй человека» показал, что по мере взросления ребенка снижается надежность психометрического использования методики и повышается возможность проективной интерпретации. Это определило выбор иллюстративного материала, представленного в данной работе: большая часть рисунков выполнена детьми подросткового возраста.

Те читатели, которые ждут открытий, описания новых и надежных приемов интерпретации, теоретических обобщений, будут разочарованы. Эта работа представляет, скорее, практический интерес. Мы полагаем, что читатель сможет расширить свое понимание возможностей рисуночных методов, областей их применения, достоинств и ограничений графических проб. Возможно, что для психо-

лога-профессионала, имеющего опыт работы с проективными методами, многое в данной работе покажется банальным и само собой разумеющимся. Основным источником побуждений для представления результатов нашего опыта использования методики «Дом- Дерево-Человек» в форме методических рекомендаций является желание показать будущим и начинающим психологам все трудности, с которыми они могут столкнуться, и помочь избежать догматизма при интерпретации рисунков.

Надеемся, что знакомство психологов с представленными нами протоколами методики ДДЧ, позволяющими показать многоаспект- ность ее диагностических возможностей, расширит их индивидуальный опыт. По нашему мнению, заслуживает внимания включение методики ДДЧ в программу комплексного психодиагностического обследования подростков. Это позволило авторам максимально использовать при интерпретации рисунков помимо анамнестических данных результаты психометрических методик и снизить субъективность проективной интерпретации.


РЕКОМЕНДАЦИИ ПО ПРОЦЕДУРЕ ПРОВЕДЕНИЯ МЕТОДИКИ «ДОМ-ДЕРЕВО-ЧЕЛОВЕК» (ДДЧ)


Общая характеристика методики

Проективная методика «Дом-

Дерево-Человек» (ДДЧ) уже более 50 лет широко используется зарубежными исследователями и практиками. В оте-чественной психологии история ее применения более короткая: еще в 1989 г. в Словаре-справочнике Л. Ф. Бурлачука и С. М. Морозова было отмечено отсутствие сведений об ее использовании в СССР. В последнее десятилетие возник большой интерес к рисуночным методам, который сохраняется и в настоящее время. Возрастающая популярность методики ДДЧ далеко не случайна: это определяется потребностями практики и теоретическими предпосылками.

В настоящее время в психологии активно разрабатывается интегративный подход к пониманию человека. Такой подход соответствует практической направленности современной психологии и требует своеобразной ревизии методов психологической диагностики, более точной и дифференцированной оценки их возможностей и границ применения. В психодиагно­

6

стике, консультировании и психологической коррекции часто отдается предпочтение методикам, позволяющим получать широкий спектр психологической информации об обследуемом человеке. Методику «Дом-Дерево- Человек» вполне правомерно отнести к такого рода методам.

Идея использовать рисунки дома, дерева и человека для выявления психологических проблем личности возникла на основе наблюдений Дж. Бука за поведением обследуемых в процессе рисования. Увлеченность рисованием снижала уровень напряженности и стимулировала вербальную активность изначально замкнутых пациентов.

Объясняя выбор объектов рисования, Дж. Бук приводил ряд аргументов. Прежде всего, объекты хорошо всем знакомы. Независимо от возраста предложение нарисовать их, как правило, не вызывает протеста у человека. Изображение этих объектов содержит в себе ценную информацию, позволяет получить данные об интеллектуальном уровне и личностных характеристиках. В таблице 1 кратко представлена предыстория создания методики «Дом — Дерево — Человек».


Рекомендации по интерпретации результатов методики ДДЧ

Таблица 1 История использования рисунков человека, дерева и дома в психодиагностике

     Автор, год              Название           Возрастные группы    Цели применения

обследуемых

Ф. Гудинаф,     «Нарисуй человека»     Дети от 3 до 13 лет    Оценка уровня интел­

1926                                                                                   лектуального развития

К. Маховер, «Нарисуй человека» Дети и взрослые Исследование личности 1948

К. Кох, 1949     «Рисунок дерева»         Дети и взрослые    Исследование личности;

диагностика психического развития детей

Дж. Бук, 1948 «Дом- Дерево-Человек» Дети и взрослые Исследование личности; измерение интеллекта

Дж. Бук, 1966 «Дом- Дерево-Человек» Дети и взрослые    Исследование личности

(усовершенст­  (сензитивности, зрелосвованный ва­    ти, адаптивности, степени риант руковод­        личностной интеграции,

ства)                                                                                взаимодействие личнос­

ти со средой)

Р. Бернс, 1987  «Дом- Дерево-Чело­ Дети и взрослые   Исследование личности век» (кинетический ва­           (стадии развития личриант)      ности, эмоциональные

расстройства, патология личности)

Краткий экскурс в историю разра­ ности. Практическое использование ботки и использования рисунков дома, методики ДДЧ сопровождалось недерева и человека позволяет видеть, прерывным расширением представлечто первоначально рисуночные мето­ ний о ее диагностических возможносдики рассматривались как психомет­ тях и получаемой информации.

рический инструментарий для оценки Появлению методики Дж. Бука уровня интеллектуального развития. предшествовало накопление эмпириПозднее психометрический подход ческих данных о возможности исбыл дополнен проективным, раскрыв­ пользования таких рисунков. Автор шим новые горизонты в изучении лич­ методики ДДЧ считает, что каждый

7

Рекомендации по интерпретации результатов методики ДДЧ


объект, изображенный обследуемым, следует рассматривать как автопортрет. Поскольку предлагаемые для рисования объекты практически не имеют собственной эмоциональной окраски, рисунки отражают субъективное восприятие человеком окружающего мира и себя, актуализируют глубинные эмоциональные переживания, порождают индивидуальные ассоциации.

Действительно, каждый рисунок — это своеобразный способ самовыражения автора, отражение целостности личности, поэтому не случайно в практике широко используются методки, в которых предлагается рисование одного объекта, чаще всего — человека или дерева.

Многочисленными исследованиями установлено, что между признаками рисунков дома, дерева и человека по отдельности нет корреляции. Это означает, что в каждом рисунке освещены разные стороны личности субъекта. Логично предположить, что информативность методики ДДЧ будет определяться вкладом каждого из трех рисунков, а также и их сочетанием. Очевидно, что интерпретации трех рисунков существенно расширят информационные возможности методики, позволив, с одной стороны, выявить более широкий спектр информации, а с другой — соотнести и перепроверить информацию, полученную при анализе каждого из них.

Р. Бернс предложил модифицированный вариант методики Дж. Бука. Этот вариант отличается инструкцией, согласно которой обследуемому человеку предлагается нарисовать на одном листе бумаги дом, дерево и человека в полный рост, изобразив на рисунке какое-то действие. В остальном процедура проведения остается стандартной: наблюдение за процессом рисования и пострисуночный опрос. Логично предположить, что изменения в инструкции не позволяют в полной мере опираться на принципы анализа и интерпретации традиционного

варианта методики ДДЧ.

В русскоязычной литературе практически не раскрываются возможности модифицированного варианта. Чаще всего ссылаются на утверждение

Рекомендации по интерпретации результатов методики ДДЧ

Бернса, о том, что взаимодействие между изображенными объектами представляет собой зрительную метафору. Раскрыв характер взаимодействия между образами рисунка, можно судить о том, что происходит в жизни обследуемого. При интерпретации учитывается последовательность рисования дома, дерева и человека, позволяющая судить о субъективной значимости ценностей, потребностей и проблем, которые символизируют эти образы. Большое внимание уделяется анализу пространственных признаков. Предполагается, что последовательность изображения и соотношение пространственных характеристик рисунков дома, дерева и человека, их взаимное расположение, расстояние, величина и т. д. отражают реалии жизненной ситуации автора рисунка. Однако при совместном изображении трех образов не исключена возможность влияния на особенности изображения эстетических потребностей и художественного вкуса испытуемого, которые проявятся в стремлении создать законченную и гармоничную композицию. Способность к планированию и организации пространства также может быть источником ошибок при интерпретации пространственных признаков рисунка. В связи с этим мы отдаем предпочтение варианту методики ДДЧ, разработанному Буком.

Можно предположить, что проблему теоретического обоснования методики ДДЧ автор не считал приоритетной, главным было эмпирическое подтверждение ее возможностей. А. Анастази, авторитетный специалист в области психологической диагностики, рассматривая проективные методы, допускает возможность их оценки с точки зрения практической пользы, а не теоретического обоснования. Она отмечает, что проективные методы диагностики представляют пример «любопытного расхождения теоретического исследования и практики», но это не влияет на их популярность.

Как известно, в основе проективных методов исследования лежит проективная гипотеза, определившая название этих методов. Однако понятие «проекция» имеет множество значений — от обозначения механизма психологической защиты до обозначения проявления активности, избирательности восприятия, опосредованного внутренними условиями, особенностями и опытом личности. Отсюда и неоднозначность теоретического обоснования проективных методов в различных психологических направлениях и теориях. Эти различия в большей степени проявляются в характере интерпретации, побуждая исследователя сделать свой выбор.

Процесс интерпретации рисунка представляет собой попытку исследователя расшифровать его символическое содержание.

В психоаналитической теории символ рассматривается в связи с бессознательным; предполагается, что в символическом представлении нуждается только то, что вытеснено. Истинный, или психоаналитический, символизм возникает как результат интрапсихи- ческого конфликта.

       При     толковании        сновидений

3. Фрейд отмечал универсальность символических значений, позволяющих «проводить толкование», не задавая человеку вопросов. Вместе с тем он подчеркивал индивидуальное значение символики, которое может быть выявлено только с помощью большого количества ассоциаций.

В подходах к интерпретации символов у 3. Фрейда и К. Юнга есть различия. Первый отдавал предпочтение интерпретации на объектном уровне и считал, что в символах отражаются особенности отношения к пациенту окружающих его людей, а второй — на субъектном, рассматривая символ как проявление сущности самого пациента. В глубинной психологии К. Юнга символическое значение образов рассматривается с точки зрения проявления коллективного бессознательного.

К. Ясперс писал о том, что жизнь человека можно определить как жизнь в символах. Раскрытие содержания

9

Рекомендации по интерпретации результатов методики ДДЧ

символов позволяет открыть то пространство, в котором человек может в полной мере реализовать свое Я.

Термин «символ» происходит от греческого «знак», «примета», «образ». В общем смысле символ — это образ, являющийся представителем других (как правило, многообразных) образов, явлений, отношений или понятий. Символ — это не просто знак, обозначающий те или иные предметы и явления, он представляет собой структуру, в которой содержатся указания на отличающиеся от нее предметы (явления), для которых она является обобщенным и неразвернутым знаком. Символ также включает в себя обобщенный принцип дальнейшего развертывания заключенного в нем смыслового содержания.

Термин «символ» этимологически связан с такими глаголами, как «соединяю», «сталкиваю», «сравниваю». Это указывает на то, что символ представляет собой «встречу» известных конструктов сознания с тем или иным возможным предметом сознания. Он может быть результатом как деятельности бессознательного, так и процессов сознания. Характер связи между символами и тем, что в них воплощено, может быть различным. Это подтверждают результаты исследований, когда выявляется прямая и «непрямая», или символическая, проекции личности автора в рисунке или рассказе. Символы могут иметь разное происхождение, например, филогенетическое с позиции психоаналитической теории. В общем виде можно выделить четыре вида символов по их происхождению.

10

Первым двум видам в литературе уделяется наибольшее внимание: это символы, воплощающие индивидуальное и коллективное бессознательное. Такой подход к интерпретации рисунков в большей степени представлен в интерпретационных каталогах по рисуночным методам.

Еще один вид символов, также присутствующих в каталогах, — это символы, являющиеся результатом социализации. Их смысловое содержание определяется в основном социокультурными факторами. И наконец, индивидуальные символы, являющиеся результатом осмысления и обобщения субъектом собственного опыта. Такое деление символов на группы условно, поскольку один и тот же символ может содержать широкий спектр значений и смысла. В смысловом содержании отдельного символа могут быть представлены одновременно индивидуальное и коллективное бессознательное, социальные стереотипы и субъективные представления.

Рекомендации по интерпретации результатов методики ДДЧ

Символические значения могут определяться не только по архетипам, но и по общности социокультурных условий. К. Маховер, рассматривая основания для психологической интерпретации рисунков человека, раскрывает разные пути формирования символического значения органов и элементов тела человека. Так, по мнению К. Маховер (и не только), ядро социальных стереотипов составляют общепринятые значения, приписываемые физическим органам и телесным свойствам человека на основе выполняемых ими функций или роли в жизнедеятельности. Она также отмечает роль индивидуального опыта, в процессе накопления которого у человека устанавливаются ассоциативные связи между органами тела, субъективными ощущениями и эмоциональными переживаниями. Учесть в интерпретационных схемах все возможные варианты индивидуальных значений символов, в принципе, невозможно, что и является непреодолимой преградой для стандартизации процедуры анализа рисунков дома, дерева и человека.

Процедура проведения методики ДДЧ

Проведению методики предшествуют беседа с клиентом, установление эмоционального контакта, формирование мотивации на выполнение заданий. Установление контакта с клиентом является неформализованной частью психодиагностического обследования и проводится в соответствии с общими принципами общения с клиентом, которые формируются в процессе профессионального обучения психологов и подробно описаны в психологической литературе.

Процедура проведения методики ДДЧ по Дж. Буку

Стандартная процедура, разработанная Дж. Буком, включает в себя два этапа. На первом (основном) этапе ярко проявляется невербальная, творческая и свободная активность обследуемого. Средство самовыражения — рисование. Второй этап — вербальный и более структурированный: обследуемому человеку предоставляется возможность уточнить или объяснить содержание рисунка, высказать возникшие в связи с ним ассоциации.

Первый этап: выполнение рисунков дома, дерева и человека

Обследуемому предлагается белый лист бумаги размером А-4, сложенный пополам и образующий 4 страницы размером 15x21 см. Одна страница предназначена для записи формальных данных об испытуемом: пол, возраст, род занятий, фамилия (при индивидуальной работе с клиентом), ко- дировочный номер (при проведении группового обследования). Остальные три страницы предназначены для рисунков дома, дерева и человека и соответственно озаглавлены. Для рисования дома страница располагается в горизонтальном положении, а для рисования дерева и человека — в вертикальном.

Для рисования предлагаются несколько простых карандашей средней мягкости и ластик.

Инструкция: «Возьмите один из этих карандашей и нарисуйте дом. Вы можете рисовать дом любого типа, какой вам захочется. Вы можете стирать нарисованное, можете обдумывать рисунок столько времени, сколько вам понадобится. Только постарайтесь нарисовать дом как можно лучше».

Чтобы испытуемый не отказался выполнить задание из-за неумения ри­

11

Рекомендации по интерпретации результатов методики ДДЧ

совать, следует объяснить ему, что эта методика не направлена на оценку его художественных способностей. После того как испытуемый завершит первый рисунок, его просят нарисовать дерево, а затем человека. При групповой форме обследования все задание дается сразу, а не по мере выполнения рисунков.

Во время выполнения испытуемым задания психолог наблюдает за ним и делает соответствующие записи в протоколе.

Данные, регистрируемые в протоколе наблюдения: □ особенности обстановки;

□ характер контакта;

□ отношение к обследованию;

□ последовательность рисования элементов и деталей;

□ спонтанные вербальные и невербальные реакции;

□ особенности выполнения рисунков (остановки, паузы, стирание деталей, исправления, переворачивание листа бумаги и др.);

□ проявление повышенного внимания к определенным элементам

изображения;

□ время рисования каждого образа.

Второй этап: проведение пострисуночного опроса

После того как будет завершена невербальная часть методики, испытуемому необходимо предоставить возможность охарактеризовать нарисованные им объекты и высказать связанные с ними ассоциации. Цель проведения пострисуночного опроса — в первую очередь уточнить содержащуюся в ри­

12

сунке информацию. Например, не всегда с первого взгляда можно определить пол нарисованного человека или, анализируя дерево без листьев, понять, нарисовано живое дерево зимой или это засохшее дерево.

Исследователь может сказать: «Теперь мы закончили с формальной частью методики. Сядьте удобнее и расслабьтесь, а я задам вам ряд вопросов о том, что вы нарисовали». Во время беседы рисунок должен находиться перед испытуемым.

Разработанный Дж. Буком список, состоящий из 64 вопросов, представлен в Приложении 1. При составлении списка автор попытался избежать формирования у пациента «установки на вопрос». Пострисуночный опрос не является жестко ограниченной процедурой, и исследователь сам определяет его содержание.

Большинство авторов считают пострисуночный опрос необходимым и предлагают различные формы его проведения, которые будут рассмотрены в следующем разделе.

Возможные варианты проведения методики ДДЧ

Дж. Бук придавал большое значение отработке процедуры проведения методики ДДЧ, уточняя все моменты, но предупреждал, что нельзя слепо следовать всем требованиям, не учитывая задач обследования, особенностей ситуации и клиента. Творческое отношение пользователей к методике привело к появлению модифицированных вариантов процедуры проведения методики ДДЧ и множества


Рекомендации по интерпретации результатов методики ДДЧ

подчас взаимоисключающих друг наблюдении за поведением обследудруга рекомендаций. Поэтому у пси­ емого во время рисования? Как прохолога, не имеющего практического водить пострисуночный опрос? Приопыта, часто возникают вполне зако­ веденная далее информация поможет номерные вопросы. Какую форму пользователю сделать осознанный проведения методики предпочесть — выбор.

индивидуальную или групповую? Выбор индивидуальной или групЗависят ли особенности проведения повой формы применения методики методики от возраста обследуемого зависит от целей исследования, осочеловека? Какие принадлежности бенностей каждой из них и тех возпредлагать для рисования? На чем можностей, которые они открывают следует акцентировать внимание при (табл. 2).

Таблица 2

Особенности групповой и индивидуальной форм проведения методики ДДЧ

Критерии сравнения

Групповая форма Индивидуальная форма групповой применения методики применения методики и индивидуальной форм

Длительность проведения Является более экономич­ Требует больших временных ной, позволяет сократить затрат время обследования

Возрастные ограничения Может использоваться, начи­ Возможно использование с ная со школьного возраста 3-4-летнего возраста

Наблюдение за процессом Имеется возможность от­ Дает возможность для фикрисования слеживать лишь очень яр­ сации последовательности кие, вербальные, индивиду­ рисования элементов, веральные реакции бальных и невербальных особенностей поведения

Особенности инструкции      Стандартная, дается сразу При необходимости может

всей группе, меньше воз­ быть уточнена, а в отдельных

можности обратной связи в случаях и изменена случае недопонимания

Характер контакта Более формальный контакт, Непосредственный эмоциопубличная дистанция нальный контакт

13



Рекомендации по интерпретации результатов методики ДДЧ


Какие изобразительные средства использовать для рисования

Широкий спектр изобразительных средств, которые сейчас имеются в арсенале арт-терапевтов, в психодиагностике находит ограниченное применение. При проведении методики ДДЧ не рекомендуется использовать ручки, фломастеры, восковые мелки, пастель, краски. Это связано с тем, что, во-первых, чем разнообразнее изобразительные средства, тем сложнее выявить «нормативные» или типичные признаки изображения для возрастных или нозологических групп и тем ниже диагностическая ценность методики. Во- вторых, использование красок и фломастеров лишает исследователя возможности проанализировать качество и специфические графические признаки, которые важны для оценки физиологических, психомоторных и экспрессивных характеристик испытуемого. В-третьих, использование цвета практически исключает возможность исправить рисунок, что может вызвать у человека негативную реакцию на обследование или недовольство собой, если ему присущи перфекционизм, высокий уровень притязаний и критичность.

Однако возможна и иная точка зрения. Еще в 1946 г. Дж. Пэйн предположил, что дополнение процедуры проведения ДДЧ цветом повысит чувствительность методики к эмоциональным переживаниям личности. Он провел серию исследований по изучению использования цвета в рисунках дома, дерева и человека, не отказываясь при этом от черно-белого варианта. Обследование начинали с проведения стандартной процедуры методики и получали черно-белые рисунки (ахроматические), а во время следующей встречи с клиентом ему предлагали набор цветных восковых мелков и вновь проводили методику. Дж. Пэйн собрал большой эмпирический материал, проведя обследование около 1000 человек и сравнив выполненные ими ахроматические и цветные рисунки. Он установил, что высокий уровень личностной интеграции и эмоциональная адекватность способствуют легкости выполнения задания и переход к использованию цвета не вызывал никаких проблем. Автор проводит аналогию с тестом Роршаха, при выполнении которого был выявлен «цветовой шок» на предъявление цветных карт. Г. Роршах рассматривал такую реакцию обследуемого как значимый диагностический признак; вслед за ним Дж. Пэйн считал, что по реакции

на использование в рисунках цвета возможно дифференцировать обследуемых по степени приспособляемости.

Представляют практический интерес разработанные Дж. Пэйном направления анализа использования цвета. Приведем некоторые из них.

Первое — характер цветового решения. По этому критерию оценивается степень отклонения обследуемого от популярного цветового решения, выявленного экспериментально и представляющего собой тенденцию к выбору определенных цветов «для выражения тех или иных элементов структуры личности».

15

Рекомендации по интерпретации результатов методики ДДЧ

Следующее возможное направление анализа — характер использования цвета, который определяется целью, степенью и интенсивностью. Цвет может быть применен для изображения линий (цвет линий), для закрашивания определенного пространства (цветовой фон) и для акцентирования какой-либо детали (цвет раскраски). Возможно также и сочетание всех трех целей (смешанный цвет). Хорошо приспособленные и высокоинтеллектуальные люди чаще используют комбинацию всех вариантов применения цвета. Степень использования цвета определяется по его ограниченности или распространенности.

Анализ интенсивности использования цвета позволил Дж. Пэйну выделить четыре типа:

1)        ярко выраженная интенсивность (акцентирование на определенном элементе);

2)        напряженная интенсивность (повторное подкрепление цвета);

3)        конфликтная интенсивность (выраженность негармонирующих и нетипичных сочетаний);

4)        интенсивность нажима (силь­ный и непроизвольный нажим).

Последние два варианта указывают на возможность психических нарушений и/или умственной отсталости.

На основе результатов своих исследований Дж. Пэйн высказал предположение, что включение цвета в ДДЧ может снимать большое количество защит (особенно при нарушении адаптации), выявляя скрытые реакции и особенности эмоциональной организации личности.

Таким образом, выбор простого или цветных карандашей для рисования дома, дерева и человека может зависеть от того, какую информацию хочет получить психолог (табл. 3).

Таблица 3


Информативность ахроматических и цветных рисунков

При рисовании

               Содержание                              При рисовании

цветными карандашами,

получаемой информации простым карандашом фломастерами или красками

Уровень психомоторного Получаем достоверную ин­ Информация об уровне псиразвития формацию об общем уровне хомоторного развития ограактивности, скорости и ко­ ничена, ширина линий моординации движений, раз­ жет быть связана с толщиной вития тонкой моторики на кисточки или стержня флооснове анализа графических мастера, закрашивание попризнаков (качество линий, верхности часто не позволянажим, штриховка и др.). ет выявить особенности линий

16


Рекомендации по интерпретации результатов методики ДДЧ

Продолжение табл. 3

              Содержание                      При рисовании                           При рисовании

получаемой информации простым карандашом цветными карандашами, фломастерами или красками

Уровень интеллектуального Позволяет получить коли­ Позволяет получить ориенразвития чественную оценку уровня тировочное представление интеллектуального разви­ об уровне интеллектуально­

тия на основе анализа пол­ го развития на основании ноты и качества изображе­ воспроизведения пропорций ния объектов изображаемых объектов и

анализа адекватности использования цвета

Эмоциональная сфера Возможно выдвижение ги­ Позволяет определить обпотез о психофизиологичес­ щий фон настроения, выяком статусе и эмоциональ­ вить признаки эмоциональном состоянии на основе ной неустойчивости, депресанализа формальных графи­ сии на основе анализа ческих признаков рисунков цветовой гаммы (функциональное использование цвета не учитывается)

Особенности личности Могут быть сделаны пред­ Могут быть сделаны предпоположения о проблемных ложения о проблемных зонах зонах личности, степени личности на основе анализа адаптированности, об отно­ символики цвета, но следует шении к себе и к окружаю­ учитывать то, что цветовое щим; отсутствие цвета спо­ решение может быть связано собствует большей детали­ с эстетическими предпочтезации образов объектов, ниями автора или индивидувыделению с помощью гра­ альной символикой; кроме

фических средств наиболее того, в нестандартном цветозначимых из них. Анализ вом решении может проэтих особенностей и симво­ явиться креативность личнолического значения призна­ сти; использование цвета ков дает возможность полу­ снижает возможность дифчить разностороннюю и ференцированного анализа ценную информацию рисунков

17


Рекомендации по интерпретации результатов методики ДДЧ


Большинство авторов предлагают рисовать простым карандашом средней мягкости.

Вполне возможно применять компромиссный вариант: предлагать простой карандаш, но если клиент просит цветные карандаши, то не отказывать в этом. Замечено, что использование цветных карандашей при рисовании в большей степени свойственно:

       дошкольникам и детям младшего школьного возраста (7-8 лет);

       художественно одаренным лицам, которым использование цвета позволяет усилить изобразительную выразительность рисунка;

       демонстративным личностям, же­лание которых .любым способом привлечь к себе внимание окружающих может проявляться в использовании ярких, интенсивных цветов;

       психопатическим личностям, кото­рым не хватает простого карандаша для самовыражения; применение цвета в этом случае может быть нестандартным и не соответствующим реальности; возможно, что в нежелании следовать инструкции проявляется типичное стремление таких личностей выйти за общепринятые рамки.

Что важно учитывать психологу при проведении методики ДДЧ в разных возрастных группах

На характер взаимодействия с психологом и процедуру проведения методики ДДЧ существенное влияние может оказывать возраст обследуемого.

При работе с детьми дошкольного и младшего школьного возраста необходимо учитывать следующее. □ Дети являются наиболее сложной категорией обследуемых. Работа с ними требует особого такта, доброжелательности, умения разговаривать на понятном для них языке, устанавливать эмоциональный контакт, создавать комфортную обстановку. □ Желательно проводить методику ДДЧ в отдельной комнате, светлой, без ярких и необычных предметов, способных отвлекать ребенка. В пределах видимости ребенка не должно быть картин, книг с изображением дома, дерева и человека, рисунков других детей. Особенно важно соблюдать это условие при проведении обследования в игровых комнатах. Например, при наличии в игровой комнате на стене изображения Буратино психолог рискует регулярно наблюдать появление этого образа на рисунках детей. □ Рисование для детей — как правило, любимый вид деятельности, он вызывает положительные эмоции. Отрицательное отношение является, скорее, исключением, оно возможно при задержке развития или выраженных поведенческих и личностных проблемах.

□ ДДЧ может быть первой методикой, предлагаемой ребенку; такое начало работы стимулирует интерес ребенка к дальнейшему сотрудничеству с психологом.

□ При работе с дошкольниками желательно индивидуальное проведение методики; с младшими школьниками допустимо проводить групповое об-


Рекомендации по интерпретации результатов методики ДДЧ


следование. Детей надо рассадить так, чтобы они не могли срисовывать друг у друга и разговаривать.

При работе с подростками в силу своеобразия их возраста необходимо учитывать следующее. □ У подростков достаточно часто наблюдается низкая самооценка, боязнь оказаться несостоятельным. Это может вызвать отрицательное отношение к рисованию. Важно проявить искренний интерес к подростку и результатам его деятельности. Если подросток поверит вашим словам об уникальности и неповторимости каждого его рисунка, то он согласится сотрудничать. □ Начинать проведение методики надо только после того, как вы убедитесь в том, что нужный контакт с подростком установлен и создана обстановка доверия.

□ При проявлении негативизма, реакций эмансипации, типичных для подростков, важно получить осведомленное согласие. Для этого надо объяснить цель проведения обследования, например, так: «чтобы понять твои сильные стороны, которые помогут тебе в сложившейся ситуации», «понять твой вклад в конфликт», «в чем проявляется твоя индивидуальность»).

□ Когда тест ДДЧ используется в диагностическом комплексе, то не следует начинать обследование с него, если только рисование не является любимой деятельностью подростка.

При работе со взрослыми также могут возникать специфические сложности.

□ Важно помнить, что «золотой век» рисования у взрослых давно прошел, а у большинства из них, если они не занимались рисованием, рисунки остались на уровне 10-12-летних детей. В связи с этим достаточно типичны такие высказывания: «Я давно не рисовал»; «Я не умею».

□ Проводить методику ДДЧ надо только после того, как вы убедитесь в готовности пациента к принятию задания; при наличии сопротивления высока вероятность формального выполнения задания, в результате — малоинформативные рисунки-штампы. □ В отличие от работы с детьми, где однозначно необходимы принятие, поддержка и одобрение, стиль поведения со взрослыми можно варьировать в зависимости от типа личности клиента — доминантного, независимого, пассивного, тревожного и других особенностей.

□ В настоящее время в популярной психологической литературе и СМИ часто описываются различные рисуночные методики и приводятся краткие варианты интерпретаций, поэтому имеется вероятность искажения результатов. Все чаще встречаются клиенты, уже проходившие психологическую диагностику и даже не получившие работу, по их мнению, в связи с плохими результатами тестирования. При наличии оснований подозревать определенную степень знакомства обследуемого с рисуночными методиками (литература, предыдущие обследования, рассказы родственников и знакомых и т. п.) необходимо выяснить степень его информированности и принять решение о целесообразности применения методики ДДЧ.


Рекомендации по интерпретации результатов методики ДДЧ


Что можно узнать о клиенте, наблюдая за ним в процессе рисования

Поведение испытуемого во время обследования и рисования является существенным источником ценной в психологическом плане информации. Важно не только то, что он рисует, но и как он это делает. Необходимо внимательно, но, насколько это возможно, ненавязчиво наблюдать за поведением испытуемого во время рисования и общения с психологом перед выполнением задания. Полученная при наблюдении информация помогает понять индивидуальные особенности обследуемого человека и важна для интерпретации рисунков: позволяет уточнить и конкретизировать индивидуальные значения признаков.

Данные наблюдения позволяют получить психологический портрет личности клиента. Далее представлен максимально широкий спектр информации о клиенте, доступный наблюдению опытного психолога. В некоторых случаях можно наблюдать проявления только отдельных особенностей, при индивидуальном клиническом обследовании можно получить информацию в полном объеме.

Особенности поведения испытуемого и его отношение к обследованию

Внешний вид — яркие особенности внешности, которые могут проявиться в рисунке человека (конституция, ожирение, специфический стиль одежды и аксессуары, имидж, очки, брекет-системы, пирсинг).

Особенности поведения в предварительной беседе. Ответы односложные, формальные, легковесные, дурашливые, противоречивые, расплывчатые, многоречивые и т. п. Охотно рассказывает о своей жизни либо старательно обходит определенную, возможно болезненную, для него тему (семейные взаимоотношения, школьные конфликты, здоровье и т. п.).

Особенности взаимодействия с психологом — пассивность, доминантность, негативизм, сотрудничество. Пассивность выражается в отсутствии интереса. В этом случае требуется дополнительная стимуляция. Доминантность проявляется в стремлении взять инициативу в свои руки (пытается руководить психологом, ориентирован на собственную программу деятельности, предлагает свои сюжеты для рисования). Негативизм может проявляться в отказе от обследования, хаотичном выполнении заданий, нарушении инструкции (ломает карандаши, переворачивает лист бумаги, задает вопросы: «А зачем вам это надо?», «Что вы хотите узнать?»).

Отношение испытуемого к обследованию зависит от его мотивации, добровольности обследования и многих других факторов. Поскольку оно оказывает существенное влияние на достоверность получаемых результатов, выявление особенностей отношения испытуемого к выполнению задания важно для психолога.

Можно выделить и наблюдать следующие варианты отношения к обследованию.


Рекомендации по интерпретации результатов методики ДДЧ


Адекватное отношение: высокая степень включенности испытуемого в процесс выполнения задания, активность, интерес, адекватность эмоциональных реакций (рисует увлеченно, старательно и т. п.). Эти признаки свидетельствуют об открытости испытуемого, доверии к исследователю, спонтанности проявлений и являются залогом получения более надежной информации.

Формально-ответственное отношение: нет личной заинтересованности, практически отсутствуют эмоциональные реакции на качество выполняемого задания, рисует безучастно, результатами не интересуется. Такое отношение может привести к стереотипности воспроизводимых образов, штампам, бедности деталями.

Негативное отношение: немотивированный отказ от выполнения заданий, спонтанные вербальные комментарии, проявление отрицательных эмоций. Такое отношение может быть следствием нарушения этических норм (добровольности исследования) или (и) особенностей Я-концепции испытуемого (заниженная самооценка, негативное самоотношение, комплекс недостаточности). В этом случае велика вероятность проявления психологических защит и компенсаторного поведения.

Неадекватное отношение: нарушение инструкции, бурные эмоциональные реакции, нелепое поведение (например, 7-летний ребенок, которому отказали в предоставлении линейки для рисования дома, снял с себя тапок и использовал его вместо линейки).

Настороженное отношение: в начале работы могут отмечаться проявления страха, неуверенности, иронии, подозрительности. В этом случае требуются дополнительные усилия, чтобы уменьшить страхи и установить продуктивный контакт.

Пассивное отношение: безучастность, равнодушие; важно понять, чем обусловлена такая реакция — ситуативными факторами или личностными особенностями. Необходимы дополнительная поддержка клиента, формирование мотивации на участие его в обследовании и сотрудничество с психологом.

Психологические особенности испытуемого, доступные наблюдению

Общий уровень адаптированности проявляется в легкости вступления в контакт с психологом, реакции на новую ситуацию, наличии вегетативных проявлений, количестве времени, необходимого для адаптации к ситуации обследования. Следует обращать внимание на то, как ребенок входит в комнату: озирается по сторонам или быстро устремляется к игрушке, задает много вопросов или ждет, когда ему все объяснят, проявляет ли любопытство, соответствующее его возрасту.

Рекомендации по интерпретации результатов методики ДДЧ

Динамические характеристики деятельности — темп психической активности и объем устойчивой работоспособности. В среднем рисование занимает 20-30 минут и около 30 минут — сочинение историй. В норме всю методику можно провести за один раз, особенно при ровном и устойчивом темпе психической деятельности во время всего периода работы. Может наблюдаться и неустойчивость, которая проявляется в замедленном темпе выполнения задания вначале и постепенном его ускорении или, наоборот, в высоком темпе рисования вначале и его замедлении по мере развития утомления.

При органическом поражении головного мозга, астении, невротическом или стрессовом расстройстве возможен низкий уровень психической активности, что может отражаться в вялости, замедленности, высокой ис- тощаемости (которая проявляется в быстром снижении активности и появлении признаков утомления). Дополнительная мотивация или стимуляция при этом не способна улучшить ситуацию. Показателем низкой работоспособности может быть и появление у испытуемого признаков двигательной расторможенности.

Особенности внимания. Можно увидеть признаки нарушения устойчивости внимания, повышенную от- влекаемость, при грубых нарушениях затруднено усвоение инструкции, испытуемый задает множество уточняющих вопросов о предложенном задании. Возможен пропуск существенных деталей, особенно при выполнении рисунков человека и дома. Истощае- мость внимания может проявляться в том, что в конце работы обследуемый не замечает отсутствия значимых деталей в изображенных им образах.

Характеристики моторики — скорость и точность движений, ведущая рука, нарушение координации движения, особенности тонкой моторики (как держит карандаш, пользуется ластиком). Моторная активность — общее двигательное беспокойство, постоянно перебирает что-то руками, трогает предметы, оказавшиеся в зоне доступности. Патологические феномены — ярко выраженный тремор, вычурность движений, тики, навязчивые движения, стереотипия.

Особенности речи. Уровень речевого развития — ответы односложные, использование простых фраз, речь фразовая, с присутствием сложных синтаксических конструкций, наличие аграмматизмов, объем словарного запаса (бедность или богатство), сфор- мированность грамматического строя речи. Особенности речи — склонность к эхолалиям, наличие речевых штампов, неологизмов, склонность к вычурности, метафорам. Степень разборчивости речи — невнятная, смазанная, нарушение звукопроизношения, темп речи — ускоренный, замедленный, неравномерный. Особенности голоса — тихий, напряженный, звонкий, дрожащий, монотонный, хорошо модулированный и т. п., уровень развития коммуникативной и регулирующей функций речи.

Коммуникативный потенциал. Степень активности в общении, характер и качество контакта во время обследования проявляются в величине дистанции, частоте контакта глаз, живости мимики, жестикуляции, громкости голоса, богатстве интонационных характеристик. При низком уровне коммуникативных навыков можно видеть увеличение дистанции, отсутствие или


Рекомендации по интерпретации результатов методики ДДЧ


кратковременность контакта глаз, отсутствие сотрудничества с психологом, замкнутость, скованность, напряженность. Установление продуктивного контакта требует больше времени и усилий.

Особенности эмоциональной сферы. Фон настроения — ровный, повышенное или пониженное настроение. Проявляется эмоциональная устойчивость или лабильность. Преобладающие эмоциональные реакции — радость, грусть, тревога и т. п. Уровень эмоционального реагирования — бедность эмоциональных реакций, сдержанность, чувствительность, ранимость, тревожность и беспокойство. Адекватность эмоционального реагирования или проявление признаков нарушения эмоциональной сферы — дурашливость, неуравновешенность, взрывчатость, агрессивность, эмоциональная инфантильность, пуэриль- ность, дисфоричность, инертность эмоциональных переживаний.

Демонстративность проявляется в самовосхвалении, переоценке своих возможностей, преувеличенном интересе к заданию, стремлении привлечь к себе внимание психолога.

Уровень самооценки. При заниженной самооценке возможен пассивный отказ от выполнения задания без объяснения причин или с мотивировкой («Не смогу», «Не получится», «Не умею рисовать»). При выполнении задания отмечаются спонтанные комментарии («Опять не получается», «Все равно не так»). Постоянно пытается уточнить, как правильно рисовать, какой тип дома надо изобразить и т. п. Возможны агрессивные реакции как проявление психологической защиты.

При завышенной самооценке возможны высказывания о своих великолепных способностях (которым не соответствует полученный результат), гордость за хорошо выполненное задание. Дошкольникам, как правило, нравятся свои рисунки, они предлагают украсить ими кабинет психолога, показать родителям, отправить на выставку. В этом проявляется характерная для детей дошкольного возраста особенность самосознания: «лестное», завышенное представление о себе.

Тревожность. Эта особенность личности может проявляться в беспокойстве, неуверенности, настороженности, подозрительности, поиске поддержки психолога (особенно у детей). В начале работы возможны многократные уточнения инструкции, стремление заслужить положительную оценку психолога. Повышенная чувствительность и интерес к оценке могут проявиться в таких высказываниях: «А как рисуют другие?»; «Кто увидит мои рисунки?»

Можно ли изменять инструкцию

Поскольку ДДЧ относится к проективным методикам, на наш взгляд, допустимо отклонение от стандартной инструкции. Однако изменение инструкции не должно стимулировать определенные типы рисунков. Например, инструкция: «Нарисуй, пожалуйста, дерево и дом, самые красивые, какие ты умеешь» (Морозова Н. Б.,


Рекомендации по интерпретации результатов методики ДДЧ


2003) будет способствовать проявлению в рисунках эстетических или (при идентификации) идеальных представлений, то есть рисунки будут отражать то, к чему человек стремится, а не то, чем он является и что чувствует.

Иногда изменение инструкции может способствовать более яркому выражению себя, поэтому, если испытуемый хочет внести изменения в процесс выполнения задания, стоит ему это разрешить и учесть при интерпретации. В нашей практике был случай, когда подросток спросил, можно ли ему нарисовать вместе дерево и человека (просьба необычная, чаще дополняют изображение дома рисунком дерева). Получив разрешение, он нарисовал человека, повесившегося на дереве (см. рис. 6). Таким образом, изменение инструкции позволило получить крайне важную информацию.

Дж. Бук просил испытуемого нарисовать любое дерево, а Р. Стора уточнила инструкцию: «Любое дерево, но не ель». При этом рисунок дерева выполнялся дважды. Кох предлагал выполнить рисунок трех любых деревьев, кроме хвойных. Почему психологи хотят избежать появления изображения ели, понятно, так как в этом случае исключена возможность анализа ряда значимых признаков. Большая часть ствола, если не весь, может быть скрыта хвоей, что не позволит оценить толщину и степень прорисовки ствола, характер кроны, наличие дупла и т. п.

По нашему мнению, когда подростку говорят, чтобы он нарисовал любое дерево, но не ель, он может отреагировать на частицу «не» со свойственной ему жаждой независимости и свободомыслия либо проявить негативизм. С другой стороны, появление ели или сосны при изображении дерева является информативным признаком. Поэтому лучше следовать инструкции Дж. Бука (без уточнения типа дерева), а затем, если нарисована ель или пальма, можно попросить нарисовать другое дерево, но уже не пальму или ель.

Какова степень активности психолога

Степень активности психолога может варьироваться и зависеть от следующих факторов.

□ От возраста участников исследования. Чем моложе испытуемые, тем больше необходимость в их поддержке психологом.

□ От цели исследования. Степень активности психолога минимальна и постоянна при проведении научно-ис- следовательской работы, в которой предъявляются более высокие требования к стандартности процедуры проведения. При проведении методики ДДЧ в диагностических целях степень активности психолога может варьироваться в зависимости от психического состояния клиента. При использовании методики в индивидуальном консультировании и психотерапии допустима высокая степень активности психолога.

□ От этапа проведения исследования. Активность психолога максимально высока и необходима на предварительном этапе, во время установления контакта, создания доверительной атмосферы, формирования мотивации и


Рекомендации по интерпретации результатов методики ДДЧ


положительного эмоционального отношения к обследованию. Выполнение методики представляет собой невербальную, свободную и творческую активность обследуемого. На этом этапе важно предоставить обследуемому человеку полную свободу действий.

□ От личностных особенностей участника исследования. При выраженных проявлениях тревоги, волнения, при страхе самораскрытия, заниженной самооценке, неуверенности, замкнутости, подозрительности, мнительности и других особенностях активность психолога повышается.

Однако при проявлении активности следует воздерживаться от критических замечаний, от роли судьи, который оценивает, хвалит, критикует,

сообщая, что ему понравилось, а что не понравилось. Поведение психолога должно соответствовать принципам принятия, уважения, а диалог — строиться на основе правил рефлексивного и эмпатического слушания, позволяющих избегать возникновения барьеров при общении.

Зачем и как проводить пострисуночный опрос

Основной смысл проведения пост- рисуночного опроса был определен изначально и заключался в необходимости получения дополнительной информации для понимания исследователем рисунка, а также уточнения деталей и особенностей изображения.

Позднее стала очевидна ценность ассоциаций, возникающих у автора рисунка после его завершения. Изобразительная деятельность способствует актуализации латентных переживаний, скрытых конфликтов, и после выполнения рисунка клиенту становится легче ответить на вопросы. Он чувствует себя свободнее, внутренняя цензура ослабляется, ведь он рассказывает не о себе: происходит своеобразное дистанцирование от своего Я, воплощенного в рисунке. Понятно, что степень идентификации может существенно различаться. Анализ и осмысление психологом полученных ассоциаций позволят индивидуализировать интерпретационные схемы, то есть максимально полно раскрыть и учесть индивидуальную символику, особенности эмоциональных переживаний и личностный смысл.

Вербальная продукция (рассказ) более подвержена цензуре, чем образная (рисунок): действие цензуры может препятствовать непосредственному проявлению значимых для личности переживаний и конфликтов, но не исключает иных, завуалированных, опосредованных форм проявления. Отсюда возникает возможность при анализе результатов сопоставить невербальную и вербальную информации. Характер соотношения между ними неоднозначен, поскольку речь идет о проявлении разных уровней самосознания — сознательного и неосознаваемого. При личностной зрелости, психическом здоровье и социальной адаптации вербальная и образная информации, как правило, не противоречивы. В случае психотравмирующей ситуации или психологических защит возможны противоречия и несоответствие содержания рисунков и рассказов.


Рекомендации по интерпретации результатов методики ДДЧ


В литературе описаны следующие формы проведения пострисуночного опроса.

1.        Структурированное интервью(Дж. Бук).

После окончания рисования рекомендуется, задавая доступные для понимания вопросы и взяв за основу предложенный Дж. Буком перечень, расспросить обследуемого о неясных деталях, особенностях нарисованных объектов, о возникших во время работы трудностях.

Буквально следовать этому списку не обязательно, но целесообразно использовать его при работе с неразговорчивыми, скованными клиентами. Кроме того, при самостоятельном овладении методикой ДДЧ или при обучении других можно использовать стандартный список вопросов как подсказку, позволяющую рассмотреть все аспекты анализа рисунка, не упустив ничего важного. Любой вопрос, как бы корректно он не формулировался психологом, привлекает внимание к содержанию, которое считает важным диагност, а не сам клиент, задает определенную лексику. Обследуемый отвечает на вопросы, вместо того чтобы рассказывать о том, что его волнует.

2.        Свободная беседа.

Такая форма проведения опроса дает больше возможностей для проявления активности обследуемого, спонтанных ассациаций и комментариев, но ее течение должен корректно направлять психолог. Свободная беседа позволяет более гибко менять тактику, учитывать реакции обследуемого, но все равно сохраняется возможность влияния на содержание ответов.

3.        Сочинение рассказа по рисункам.

Например, К. Маховер предлагала: «Давай сочиним рассказ об этом человеке, как будто это персонаж романа или пьесы». Свободное сочинение рассказа, истории, сказки (выбор зависит от возраста, индивидуальных особенностей обследуемого, предпочтений психолога, целей обследования) дает возможность получить более надежную информацию об обследуемом человеке.

При составлении рассказа автор получает полную свободу выражения, его ассоциации более спонтанны, он может использовать разнообразные лексические средства. Преимущества этого очевидны, но столь же очевидны и возникающие проблемы. Преимущества в том, что в произвольно построенном рассказе более ярко проявляются психологические особенности, выявляются «зоны» повышенной чувствительности, актуальное состояние, характер социальных связей и тип реакций на жизненные ситуации и т. д., то есть полнее раскрывается внутренний мир автора. Проблемы возникают при обработке и анализе рассказов, что связано с выделением наиболее ценных в диагностическом плане информативных признаков и показателей.

Форма рассказа наиболее удобна и информативна при групповом проведении методики. При индивидуальной работе с клиентом в рамках психологического консультирования или психотерапии целесообразно после выполнения рисунков сначала попросить


Рекомендации по интерпретации результатов методики ДДЧ


обследуемого придумать рассказ об изображенных им доме, дереве и человеке, а затем при необходимости задать уточняющие вопросы.

Таким образом, пользователю необходимо сделать выбор формы проведения пострисуночного опроса:

       структурированное интервью;

       свободное интервью;

       сочинение истории;

       сочинение истории, дополненное уточняющими вопросами.

Формы фиксации вербальной продукции могут быть следующими:

       участник сам записывает свои от­веты или рассказ;

       запись ведет психолог;

       психолог записывает ответы по па­мяти после окончания беседы;

       фиксация с помощью технических средств записи (диктофон, магнитофон).

При выборе формы фиксации следует учитывать, что:

       ведение самостоятельной записи детьми уменьшает объем рассказов в связи с продолжающимся формированием письменной речи и переживаниями некоторых детей по поводу возможных ошибок;

       сдерживающим фактором при письменной форме рассказа может быть также все чаще встречающаяся у школьников дисграфия;

       устный рассказ автора позволит учитывать нюансы интонации, паузы, эмоциональные оттенки речи;

       ведение записи устного рассказа психологом может блокировать вербальную активность у сверхтревожных испытуемых, а при очень быстром темпе речи обследуемого психолог физически не способен успеть записать текст полностью.

Анамнез

Интерпретация полученных данных без сбора сведений об испытуемом невозможна.

В «слепой интерпретации» (без знания и учета биографических данных и психологического анамнеза обследуемого) описываются в основном личность и переживания психолога.

Сведения, необходимые для интерпретации:

           пол;

           возраст;

           состояние здоровья (физические дефекты, психические расстройства, хронические соматические заболевания);

           образование;

           профессия;

           состав семьи, семейный статус.

Для создания психологического портрета желателен сбор более полной информации о клиенте. К значимым фактам биографии и жизненным событиям, которые могут вызывать психологический стресс и оказывать влияние на личностное развитие, относятся:

           потеря близких людей;

           серьезные болезни;

           изменение состава семьи (в ре­зультате рождения или усыновления ребенка, развода или вступления в брак, смерти супруга и др.);

           события, связанные с образова­тельной или профессиональной сферой (поступление в учебное заведение ЩИ


Рекомендации по интерпретации результатов методики ДДЧ


смена его, изменение места работы, увольнение, карьерный рост, профессиональные и учебные конфликты);

           значительные изменения в по­вседневной жизни (смена места жительства, резкое изменение материального положения);

           психотравмы различного вида (автокатастрофы, ограбления, физическое или психологическое насилие, стихийные бедствия).

Только знание физических и психологических особенностей автора рисунков, специфики его семейной, трудовой (или учебной), социальной ситуаций, значимых факторов его жизни позволит подтвердить одни предположения и отвергнуть другие и сделать при интерпретации более достоверные выводы.

Требования, предъявляемые к пользователю

методики ДДЧ

Требования, предъявляемые к психологу при использовании методики ДДЧ, определяются общими особенностями проективных методов психологической диагностики. Отсутствие единого теоретико-методологического обоснования методики, преобладание качественного анализа, сложность формализации результатов приводят к тому, что интерпретация одного и того же рисунка разными специалистами может иметь очень мало общего. Субъективность интерпретации — один из источников искажения получаемой информации. Высокий уровень профессиональной компетентности не может исключить возможности появления субъективности, которая неизбежна, но позволяет в какой-то степени снизить ее.

Профессиональная компетентность психолога предполагает: • владение навыками ведения беседы (умение устанавливать контакт, создавать атмосферу безопасности и доверия, объяснять цели и задачи на понятном и доступном для обследуемого языке);

       владение навыками проведения психодиагностического исследования (подготовка, проведение, анализ; при отсутствии навыков проведения психодиагностического исследования не рекомендуется начинать обучение психологическим методикам с проективных);

       опыт практической работы с графи­ческими методами (по критериям, принятым в некоторых методиках, например в тесте Роршаха, оригинальным считается один ответ из 100, и психолог может оценить оригинальность изображения только при наличии опыта; соответственно, накопление опыта анализа рисунков обостряет психологическую интуицию и повышает надежность интерпретации);

       знание этапов развития изобрази­тельной деятельности детей (позволяет выработать критерии для оценки соответствия рисунка возрастным «нормам»);

       сформированность и осознанность теоретических позиций (позволят


Рекомендации по интерпретации результатов методики ДДЧ


избежать эклектичности при интерпретации и обеспечит возможность критического осмысления интерпретационных схем, большая часть которых разработана в рамках психоаналитического подхода);

       теоретические знания по возрастной психологии и психологии личности (позволят учесть при интерпретации закономерности психического развития и психологические особенности возрастных групп).

Как известно, в процессе психологической диагностики личностные особенности психолога часто оказываются залогом успеха или неудачи. При использовании методики ДДЧ (по сравнению с психометрическими методами) влияние личностных особенностей психолога возрастает, поскольку эта методика относится к проективным методам. К. Юнг, рассматривая вопросы, связанные с толкованием и интерпретацией сказок, подчеркивал роль каждой из четырех выделяемых им функций сознания:

       ощущений;• чувств;

       мышления;

       интуиции.

Поскольку аналогия между интерпретацией сказки и рисунка очевидна, роль личности исследователя можно рассматривать с позиции К. Юнга. Например, роль ощущений и чувств проявляется в уровне чувствительности к эмоциональной окрашенности рисунка, к состоянию и реакциям обследуемого; роль мышления — в способности к обобщению информации, установлению связи между значением признака и контекстом, ну а роль интуиции не требует подтверждения.

Повысить надежность интерпретации рисунков и результатов пострису- ночного опроса могут такие личностные особенности психолога, как:

       высокий уровень рефлексии (по­зволяет психологу осознать возможность проекции собственного Я, влияние установок личности);

       способность к эмпатии (позволяет более чутко реагировать на изменение состояния обследуемого в процессе беседы или рисования, следовательно, помогает определить наиболее конфликтные зоны личности);

       гибкость мышления (необходимое условие возникновения «веера гипотез», выбора наиболее вероятной из них, отказа от неподтвердивше- гося предположения);

       ответственность (способствует осознанию последствий сделанного и сказанного психологом, позволяет избежать нарушения этических норм и т. д.);

       наблюдательность (является источ­ником дополнительной информации об обследуемом, которая может оказаться ключом к интерпретации рисунка);

       особенности когнитивного стиля (оказывают влияние на формирование впечатления юб испытуемом, процесс анализа, подход к интерпретации и характер принятия решения).

Нельзя обойти вниманием вопрос о важности соблюдения этических принципов и норм. Это очевидное и

29


Рекомендации по интерпретации результатов методики ДДЧ


необходимое условие любого психодиагностического обследования. Тем не менее напомним некоторые из обязательных этических требований.

Добровольность обследования — одно из основных требований. Его соблюдение особенно важно при проведении методики ДДЧ, потому что добровольность является одним из условий надежности и информативности полученных результатов. Если у испытуемого нет желания участвовать в обследовании, задания психолога выполняются под давлением, то можно получить либо формальные, либо фальсифицированные рисунки, интерпретация которых практически бессмысленна. В общей психодиагностике принято говорить о необходимости информированного согласия испытуемого. Применительно к методике ДДЧ как к проективной это не вполне возможно по определению: «Проективная диагностика — это замаскированное тестирование». Отсюда возникают вопросы: в какой мере допустимо испытуемому сообщать информацию о цели обследования и какую ответственность несет психолог

за принятое решение.

Конфиденциальность, или неразглашение полученной информации, — также очень важное требование. Его нарушение может привести к тому, что будут ущемлены интересы обследуемого, причинен вред, а то и нанесена психологическая травма. Поэтому перед проведением методики необходимо в общих чертах проинформировать клиента о содержании психологического обследования и о получаемых результатах и более подробно — об их использовании (например, они будут использованы анонимно в научно-исследовательских целях, окажутся полезными при консультировании клиента, будут сообщаться врачу для уточнения диагноза и назначения адекватной терапии).

Особенно это важно при работе с подростками. Для ознакомления родителей и педагогов с результатами интерпретации выполненных подростком рисунков необходимо получить его согласие. Если вы консультируете родителей подростка, то важно уточнить, хочет ли он, чтобы его рисунки увидели родители, есть ли какие-то результаты исследования, обсуждаемые с психологом проблемы, которые подросток не хочет афишировать перед родителями. К сожалению, достаточно часто это правило нарушается самым вопиющим образом. Например, на родительском собрании учитель рассказывает о рисунках школьников на тему «Моя семья», или в передаче центрального канала телевидения, посвященной самоубийству подростка, мы видим психолога, который показывает телезрителям рисунки и дает их интерпретацию.

Не менее важны осознание психологом границ своей компетенции и соблюдение норм профессионального общения. Стремление психолога быть максимально полезным и значимым может проявиться в советах и рекомендациях по вопросам, выходящим не только за пределы полученной при обследовании информации, но и за рамки компетенции психолога.


Рекомендации по интерпретации результатов методики ДДЧ


Пути повышения валидности и надежности методики ДДЧ

Проблему надежности и валидности проективных методов исследования многие авторы рассматривают как проблему, не имеющую решения. Тем не менее для Дж. Бука и его последователей было очевидно: необходимо найти критерии, по которым можно проверять получаемую при проведении методики ДДЧ информацию и дифференцированно оценивать ее содержание.

Дж. Бук видел несколько возможностей, позволяющих подтвердить надежность результатов, полученных на основе интерпретации рисунков дома, дерева, человека и связанных с использованием внешнего критерия надежности. В качестве такого критерия, по мнению Дж. Бука, могут быть использованы:

       заключение консилиума специали­стов;

       результаты исследования по мето­дике Роршаха;

       мнение компетентных друзей ис­пытуемого;

       мнение «понятливых», по термино­логии Дж. Бука, испытуемых, которые интересуются сделанным на основе их рисунков заключением;

       сообщения персонала о произошед­ших в испытуемом изменениях

(в случае лонгитюдного исследования);

       данные анамнеза;

       результаты наблюдения за поведе­нием испытуемого.

Перечисленные способы верификации данных по методике ДДЧ вряд ли можно считать надежными, поскольку они связаны в основном с субъективными суждениями более или менее компетентных, а часто и пристрастных «экспертов». Однако идея использования экспертной оценки оказалась весьма продуктивной. Обращение к данным, полученным по другим психодиагностическим методикам, — известный в практике прием. Но правомерно ли результаты исследования, полученные по одной проективной методике, соотносить с результатами другой, тоже проективной (тест Роршаха), надежность и валидность которой в то время не были доказаны?

Экспертная оценка, которая широко применяется в практике, позволяет снизить субъективность интерпретации. Мнения экспертов (не менее трех специалистов) суммируются и «усредняются». Совпадение мнений экспертов (степень согласия) является основанием для оценки надежности полученной информации.

Способы проведения экспертной оценки могут существенно различаться. 1. Свободная, произвольная оценка.

Каждый эксперт анализирует и интерпретирует рисунок по своему алгоритму. Затем выдвинутые всеми экспертами предположения сопоставляются для выработки общего заключения. При этом возникают терминологические трудности: использование одинаковых категорий не всегда гарантирует единство суждений, и наоборот, общность суждений может маскироваться индивидуальной формой выражения.

31


Рекомендации по интерпретации результатов методики ДДЧ


2. Формализованная оценка.

Экспертам предлагается использовать одинаковые критерии для оценки рисунка, что облегчает исследователю задачу обобщать результаты экспертной оценки и выявлять общее представление. Оценку такого рода можно применять на начальном этапе интерпретации. В этом случае она поможет исследователю понять особенности изображений, так как задает определенное семантическое пространство значений. Формализованная процедура экспертной оценки разработана и предложена К. Кохом для теста «Рисунок дерева», но может использоваться и для оценки интуитивного впечатления о любом рисунке. Критерии оценки (или шкалы) представлены в виде пар полярных прилагательных, из которых эксперт выбирает наиболее соответствующие его впечатлению от рисунка.

Светлый — темный.

Ясный — пасмурный.

Яркий — тусклый.

Гармоничный — негармоничный.

Спокойный — беспокойный.

Неподвижный — оживленный.

Упорядоченный — беспорядочный.

Жесткий — мягкий.

Изящный — угловатый.

Оживленный — неоживленный.

Веселый — грустный.

Заполненный — пустой.

Агрессивный — доброжелательный. Контролируемый — бесконтрольный.

Цветной — нецветной.

Богатый — бедный.

Тяжелый — легкий.

Сложный — простой.

Прочный — ненадежный.

Скромный — напыщенный. Утонченный — грубый.

В дальнейшем идея К. Коха развивалась в двух направлениях. Первое направление связано с получением дифференцированной оценки и определением наиболее приемлемой размерности шкал. Чаще всего используется 7-балльная шкала, в оценочном бланке она представлена следующим образом: 3 2 1 0 1 2 3, а при первичной обработке переводится в 7-балльную. Максимальным баллом оценивается позитивный полюс шкалы. Второе направление (наиболее важное) связано с корректировкой содержания предлагаемых оценочных критериев.

Рекомендации по интерпретации результатов методики ДДЧ

Если посмотреть внимательно на признаки в шкалах, предложенных К. Кохом, то можно увидеть их сходство с признаками методики семантического дифференциала Ч. Осгуда. Перечень шкал Коха включает в себя кон- нотативные и денотативные признаки. Коннотативными называются признаки, изначально не присущие воспринимаемым объектам, то есть не являющиеся содержательными. По мнению Ч. Осгуда, они дают возможность измерять те состояния субъекта, которые следуют за восприятием стимула и предшествуют осмысленным операциям с ними. Иными словами, они позволяют выявлять неосознаваемые аспекты эмоциональных отношений. В классическом варианте методики семантического дифференциала использовались именно коннотативные признаки. Денотативные признаки — это содержательные признаки, относящиеся к объекту и используемые для его обозначения.

По нашему мнению, для оценки общего интуитивного впечатления о рисунке целесообразно использовать кон- нотативные признаки (например, яркий — тусклый, мягкий — жесткий). В этом случае в качестве экспертов могут выступать не только специалисты.

Использование экспертной оценки — один из способов, позволяющих снизить субъективность в интерпретации рисуночных методов. Кроме того,

в результате мы получаем дифференцированную и формализованную оценку рисунка, что очень важно для включения рисуночных методов в программу научного исследования.

Развитие и совершенствование психометрического инструментария и методов статистического анализа позволяют проводить более надежную оценку содержательной валидности методики по внешнему критерию.

Так, в исследовании Д. В. Скрипки- на выявлены взаимосвязи между особенностями рисунков дома, дерева, человека и личностными характеристиками человека. Полученные результаты представлены Е. С. Романовой и О. Ф. Потемкиной (2003), что расширило представления о возможностях методики ДДЧ. В качестве объективных методов исследования личности использовались 16-факторный опросник Р. Кеттела и опросник на выявление акцентуаций характера. Корреляционная связь показателей, характеризующих особенности рисунков, с «объективными» показателями слу­

2 Психологические рисуночные тесты

жила основанием для получения надежного заключения о личностных особенностях человека по методике ДДЧ. В результате исследования были выявлены достаточные и необходимые признаки, позволяющие с высокой степенью вероятности предположить наличие у человека определенной черты личности. Например, такие признаки, как дом на фундаменте, детализированная дверь, вертикальный штрих крыши и отсутствие двери, достаточны для того, чтобы предположить: у обследуемого выражена доминантность (фактор Е).

Итогом такого рода исследований может быть описание сочетаний признаков и элементов рисунков дома, дерева и человека, типичных при наличии у человека определенной проблемы, то есть диагностических симп- томокомплексов. Следует отметить, что в большей части публикаций по рисуночным методам исследования рассматривается их использование в клинике или при индивидуальном консультировании. В этом случае качественного анализа результатов оказывается вполне достаточно. Проблема количественной оценки, стандартизации процедуры обработки и анализа проективных рисунков очевидна, но она становится наиболее актуальной при применении рисуночных методов в научных исследованиях.

Рекомендации по интерпретации результатов методики ДДЧ

Так, Р. Ф. Беляускайте разработала систему количественной оценки результатов методики ДДЧ при изучении психологических особенностей детей в возрасте от 7 до 14 лет, позволяющую провести сравнительный анализ полученных по методике данных в разных группах испытуемых.

Показатели рисунков были выделены на основе руководства Дж. Бука и объединены в восемь симптомокомп- лексов:

1)       незащищенность;

2)       тревожность;

3)       недоверие к себе;

4)       чувство неполноценности;

5)       враждебность;

6)       конфликтность;

7)       трудности общения;8) депрессивность.

Следует отметить, что при группировке признаков Р. Ф. Беляускайте придерживалась мнения экспертов. Перечень признаков, входящих в каждый из симптомокомплексов, приведен в Приложении 2. Однако возникает ряд вопросов: можно ли использовать данный способ количественной оценки для подростков или взрослых? Исчерпывается ли этими характеристиками информация, содержащаяся в рисунках дома, дерева и человека? Являются ли входящие в каждый из симптомоком- лексов признаки устойчивыми и однозначными индикаторами выделенных психологических характеристик?

Имеющиеся в литературе данные не дают оснований для утвердительного ответа. Результаты, полученные Д. В. Скрипкиным, также служат подтверждением многозначности элементов и признаков рисунка. К сожалению, в представленных данных о выявленных этим автором взаимосвязях ничего не говорится о том, на какой группе они были получены, и неясно, при анализе каких рисунков (какой возрастной группы) на них можно опираться с большей надежностью. Вряд ли можно говорить об универсальности взаимосвязей психологических феноменов и проблем с признаками и особенностями рисунков, об их однозначности и отсутствии зависимости от возраста и пола обследуемого человека.

Тем не менее существует множество путей, позволяющих проверить и повысить диагностическую ценность информации, получаемой по методике ДДЧ. Перечислим основные из них.

□ Использование экспертной оценки рисунков.

□ Использование при интерпретации рисунка неспецифической информации: анамнестических и биографических данных, суждений других людей, продуктов деятельности.

□ Использование данных психодиагностического исследования, полученных с помощью психометрических методов, надежность и валидность которых подтверждены.

□ Знание и использование накопленной при проведении эмпирических исследований информации о взаимосвязи между особенностями рисунка и психологическими характеристиками личности его автора, то есть о типичных симптомах и симптомокомп- лексах, в которых проявляются те или иные проблемы, конфликты и переживания.

Рекомендации по интерпретации результатов методики ДДЧ

На наш взгляд, теоретические и методические проблемы, связанные с применением методики ДДЧ, вполне разрешимы. В качестве иллюстрации приведем результаты анализа диагностической ценности проективного рисунка и рассказа для изучения особенностей Я-концепции подростков.

Проявление особенностей Я-концепции подростков в рисунке человека и в пострисуночном рассказе

Нами было проведено исследование информативности рисунка человека и пострисуночного рассказа для диагностики особенностей Я-концепции. В исследовании приняли участие 83 школьника подросткового возраста (12-15 лет), в том числе 42 девочки и 41 мальчик.

Выбор этой возрастной группы в качестве объекта исследования определялся тем, что подростковый возраст представляет собой переходный этап от детства к юности. Данный этап развития отличается сложностью и противоречивостью как для самого подростка, так и для окружающих, принимающих участие в его судьбе. Высокая интенсивность переживаний, связанных с формированием личностной идентичности, неоднозначность представления о себе, актуализация механизмов психологической защиты приводят к тому, что индивидуальные особенности подростка проявляются наиболее ярко в рисунках и повышают их информативность.

Программа изучения особенностей Я-концепции включала в себя методику Оффера (в адаптации С. А. Кулакова), методику «Кто я?» М. Куна и Т. Макпартленда, предназначенные для изучения уровня развития, структуры и содержания Я-концепции подростков; методику семантического дифференциала Ч. Осгуда для изучения временной перспективы личности. Из рисуночных была выбрана методика «Рисунок человека».

Корреляционный анализ позволил рассмотреть особенности отражения эмоционально-оценочных и содержательных характеристик Я-концепции в проективном рисунке и рассказе и выявить наиболее информативные признаки. Кроме этого, полученные данные позволили сравнить диагностические возможности рисунка и рассказа.

Рассмотрим основные результаты проведенного исследования. По шкале «Импульс-контроль» (методика Оффера) характеризуются способность подростка к волевой саморегуляции и устойчивость к фрустрации. Анализ взаимосвязей показателей по этой шкале с признаками рисунка и рассказа показал, что при высоком уровне волевой саморегуляции и устойчивости к фрустрации в изображении подростками человека присутствуют следующие признаки:

       наличие всех необходимых частей тела;

       высокая степень детализации ко­нечностей;

       руки свободны, не прижаты к телу.

При незрелости саморегуляции и низком уровне развития устойчивости к ситуации фрустрации в рисунке отмечаются следующие особенности:

       четко прорисованы рот, нос и глаза;

       изображена голова без туловища.

Рекомендации по интерпретации результатов методики ДДЧ

Эти данные позволяют предположить, что степень сформированности волевой саморегуляции и устойчивость к фрустрации у подростков проявляются в прорисовке наиболее важных и функциональных частей тела человека (туловище, руки, ноги), традиционно интерпретируемых как проявление Я и степени активности субъекта во взаимодействии с внешним миром.

Только один из параметров рассказа коррелирует с показателем по шкале «Импульс-контроль» — это «наличие близких людей» — членов семьи или других родственников. Чем ниже уровень саморегуляции, тем чаще подростки в число основных персонажей рассказа включают близких им людей. Вероятно, подростки, не всегда полагаясь на свои силы, ищут опору в своем социальном окружении. Косвенным подтверждением этого является присутствие в изображении человека всех элементов лица, что можно рассматривать как проявление потребности в общении.

Формирование половой идентичности — важнейшая особенность самосознания в подростковом возрасте, источник интенсивных и чаще негативных переживаний, которые не могут не проявиться в рисунке. Показатели по шкале «сексуальное Я» (а средние их значения свидетельствуют о низком уровне зрелости «сексуального Я») соотносят со следующими признаками:

       детализация одежды нарисованно­го человека;

       размер рисунка (высота);

       пол подростка соответствует полунарисованного человека;

       описание положительных чувств врассказе;

       описание положительных событий;

       темы болезни и смерти.

Анализ выявленных взаимосвязей

(с учетом знака) показывает, что чем больше выражена незрелость «сексуального Я», тем чаще подростки изображают человека противоположного пола; размер рисунка меньше; больше внимания уделяется деталям одежды. При этом в рассказах отмечаются описания положительных событий и чувств, крайне редко упоминаются темы болезни и смерти. Противоречивость между содержанием рисунка и рассказа позволяет говорить о проявлении в рассказах защитных механизмов и вытеснении подростками беспокоящих их тем. Столь явно демонстрируемое в рассказах благополучие является способом компенсации.

Методика М. Куна и Т. Макпарт- ленда «Кто Я?» позволяет рассмотреть содержание и полноту представления подростков о себе. Выявлены множественные взаимосвязи между показателями «Общее количество ответов» и «Количество субъективных ответов» по методике «Кто Я?» и проективного рисунка и рассказа. Следует пояснить, что количество суждений в самоопи- сании можно рассматривать как показатель дифференцированное™ образа Я и уровня самопрезентации. Субъективные суждения, к которым относятся описания особенностей характера, темперамента, способностей, коммуникативного потенциала и др., раскры­


Рекомендации по интерпретации результатов методики ДДЧ


вают содержание психологического Я обследуемого или личностную идентичность. Оба эти показателя соотносятся (все связи положительные) с такими признаками рисунка и рассказа, как:

       выделение линий конечностей;

       акцентирование признаков пола;

       наличие и степень детализации одежды;

       выделение линий тела;

       описание отрицательных чувств;

       тема болезни или смерти;

       наличие друзей;

       описание увлечений;• тема карьерного роста.

Представленные данные показывают комплекс признаков рисунка, которые можно рассматривать как индикаторы уровня развития личностной идентичности подростков. Это признаки рисунка, характеризующие активность по отношению к внешнему миру и наиболее общие особенности телесного, физического облика человека и его оформления. (Акцентирование признаков пола в рисунках взрослых испытуемых имело бы иной смысл.) Интересно, что чем выше уровень зрелости Я, тем шире и разнообразнее содержание рассказов подростков. Наряду с описанием дружеских отношений, своих увлечений и перспектив затрагиваются темы отрицательных переживаний и болезней. Можно предположить, что отсутствие значимых проблем создает возможность для прямой проекции представлений подростков о себе и о жизни.

Временной аспект Я-концепции рассматривался на основе данных методики семантического дифференциала, которая применялась для выявления неосознаваемых компонентов отношения подростков к себе. Показатели по критерию «Я в прошлом» соотносятся со следующими признаками:

       выделение линий тела;

       выделение линий конечностей;

       наличие и степень прорисовки шеи;

       акцентирование признаков пола;

       описание увлечений;• материальное положение.

Полученные взаимосвязи означают, что чем более позитивно отношение подростка к себе в прошлом, тем более выделены линии тела и конечностей в рисунке человека, более отчетливо прорисована шея и акцентированы признаки пола. При этом в рассказе больше внимания уделяется увлечениям героя и реже упоминается о материальном положении.

Показатели по критерию «Я в настоящем» соотносятся со следующими признаками рисунка и рассказа:

       изображение человека близко к центру листа;

       наличие всех необходимых частей тела;

       степень детализации конечностей;

       наличие и степень прорисовки ки­стей рук;

       наличие друзей в рассказе;• описание отрицательных чувств;

       асоциальность героя.

Рекомендации по интерпретации результатов методики ДДЧ

Выявленные взаимосвязи позволяют говорить о том, что позитивное отношение подростков к себе в настоящем находит свое отражение в рисунке в полноте изображения человека, который нарисован в центре листа (или немного смещен вправо), в большей детализации конечностей; кисти рук, наоборот, прорисованы недостаточно четко. В пострисуночном рассказе подростки чаще отмечают наличие друзей, описывают отрицательные переживания; герой (основной персонаж) чаще проявляет асоциальность.

Показатели по критерию «Я в будущем» соотносятся со следующими признаками рисунка и рассказа:

       изображение человека близко к центру листа;

       наличие всех необходимых частей тела;

       пропорциональность головы телу;

       степень детализации конечностей;

       соответствие пола подростка полу изображенного человека;

       наличие и степень прорисовки ног;

       признаки агрессивности;

       наличие друзей в рассказе;

       общий эмоциональный фон;

       экзистенциальные темы в рассказе;

       социальность героя;

       тема болезни;• мечты, ожидания; • уникальность героя.

Приведенные данные показывают, что отношение подростков к себе в будущем находит отражение в рисунке в изображении телесного Я (нарисованы все части тела, детализированы ноги и руки), в воспроизведении пропорций (соотношение размеров головы и тела). Рисунок чаще расположен в центре листа, признаки агрессивности слабо выражены. Общий эмоциональный фои рассказов позитивный: в них раскрываются мечты, отмечаются неповторимость, своеобразие и социальная направленность героя, наличие друзей; затрагиваются экзистенциальные проблемы (жизни, свободы, смерти), темы болезни, описываются отрицательные переживания.

При рассмотрении выявленных взаимосвязей привлекает внимание дифференциация признаков в зависимости от вида самооценки, то есть оценка себя в прошлом, настоящем и будущем проявляется в разных особенностях рисунка и рассказа. Также бросается в глаза то, что отношение к себе в будущем представлено более полно как в рисунке, так и в рассказе.

То, что отношение подростков к себе в прошлом и настоящем проявилось в рисунке и рассказе человека в меньшей степени, возможно, связано с проявлением защитных механизмов, блокирующих актуализацию болезненных переживаний, связанных с формированием идентичности.

В результате исследования были выявлены наиболее информативные и многозначные признаки рисунка, раскрывающие особенности Я-концепции подростков. В рисунке наибольший объем информации содержат в себе такие признаки, как степень детализации конечностей, соответствие пола подростка полу нарисованого человека, акцентирование признаков пола, наличие и степень детализации одежды. По этим признакам можно судить о самоотношении подростка, степени принятия себя, уровне развития волевой саморегуляции. Наиболее информативными признаками рассказа оказались такие, как наличие раз­






Рекомендации по интерпретации результатов методики ДДЧ


Естественно, что понятие «этапы интерпретации» используется нами с определенной степенью условности и не означает жесткой последовательности шагов. Процесс интерпретации нельзя рассматривать как линейный и однонаправленный. Это — многовекторный и обратимый процесс, обусловленный одновременным возникновением у исследователя нескольких гипотез. В процессе интерпретации предположения проверяются, корректируются, принимаются или отвергаются, как не нашедшие подтверждения.

Комментарий к I этапу

На этом этапе осуществляется общая, предварительная, целостная оценка рисунка на основе субъективного впечатления исследователя. Результат определяется уровнем развития у психолога эмоциональной рефлексии и интуиции.

Первое чувственное впечатление от рисунка в некоторой степени аналогично восприятию зрителями художественного произведения. Описывая этот процесс, исследователи говорят о возникновении эмоциональных переживаний, созвучных, сходных с эмоциями и чувствами автора. В основе возникновения таких переживаний лежат механизм идентификации, часто неосознаваемый, а также общность внутренних конфликтов, вытесненных потребностей и переживаний личности. Отсюда вытекают более высокие требования, предъявляемые к уровню развития рефлексии психолога, применяющего в своей работе рисуночные методы. Высокий уровень рефлексии может помочь пользователю дифференцировать субъективную и «объективную» составляющие при восприятии рисунка и контролировать, насколько это возможно, проекцию собственного «Я» психолога. Именно поэтому неподготовленные, «наивные» эксперты дают максимально разнообразные оценочные суждения при произвольной оценке рисунков.

Рекомендации по интерпретации результатов методики ДДЧ

При вербализации общего впечатления о рисунке предполагается осознание психологом эмоций и чувств, которые вызывает рисунок. Диапазон возможных эмоциональных переживаний может быть весьма широк — от умиления, восхищения до тревоги и страха. Очень важно зафиксировать и постараться сохранить в памяти свое первое впечатление от рисунков, так как в процессе дальнейшего анализа концентрация внимания на деталях (большая часть которых даже в простых случаях имеет множество значений) может привести к потере ощущения целостности. Ж. Руайе (1995), говоря о разных способах интерпретации рисунка, выделяет интуитивное прочтение как один из возможных. Она полагает, что в этом случае психолог формирует целостное заключение о рисунке на основе «ключевых», наиболее ярких и значимых признаков. Надежность оценки рисунка в этом случае всецело определяется тонкостью психологической интуиции, профессионализмом психолога и практическим опытом. Уже при первом знакомстве с рисунком у психолога возникают более или менее осознанные предположения, которые проверяются в процессе анализа рисунков. Возможен своеобразный веер гипотез, но это лучше, чем единственное предположение, желание найти подтверждение которому может проявиться в тенденциозности при анализе результатов. Определенные ориентиры для предположений задаются целью исследования.

Использование экспертной оценки может существенно помочь психологу, особенно при небольшом опыте работы с проективными графическими методами. Естественно, в роли экспертов выступают опытные специалисты. Если методика ДДЧ применяется в исследовательских целях, то можно прибегнуть и к помощи «наивных» экспертов. Процедура проведения экспертной оценки будет иной, о чем более подробно было сказано в разделе «Пути повышения надежности интерпретации методики ДДЧ».

Таким образом, первый этап заключается в определении: • своих чувств;

                     ассоциаций;

                     воспоминаний;• аналогий по поводу рисунка;

                     возможных предположений.

Комментарий ко II этапу

Это — основной и наиболее трудоемкий этап процесса анализа рисунков, условно можно назвать его аналитическим. Проводится последовательный, тщательный анализ рисунка. Приступая к анализу рисунков, желательно определить общее направление и логику процесса, то есть выбрать наиболее оптимальный способ интерпретации.

Основные подходы к интерпретации рисунков

Неповторимость каждого рисунка, отсутствие однозначных, общепринятых приемов их интерпретации делают практически невозможной разработку универсальной схемы анализа. Ж. Ру- айе сравнивает процесс интерпретации рисунка с задачей переводчика понять и передать содержание послания на иностранном языке. Есть разные способы решения этой задачи. По сути, каждый из описываемых Ж. Руайе способов — это путь поиска ответов на поставленные исследователем вопросы. Содержание этих вопросов, то есть цель исследования, и определяет выбор способа интерпретации.

О первом способе мы уже упоминали, описывая особенности I этапа и рассматривая интуитивное прочтение как первый шаг в интерпретации. Однако в некоторых случаях этим можно и ограничиться, например, при использовании рисунков для отслеживания динамики состояния участников психотерапевтической группы.

Второй способ интерпретации рисунков Ж. Руайе определяет как нормативное прочтение. Суть этого способа заключается в нахождении в рисунке информации (особых знаков), диагностическая ценность которой уже известна психологам на основе проведенных исследований и теоретических знаний. Процедура обработки и анализа в этом случае более жесткая, стандартная; стандартным является и


Рекомендации по интерпретации результатов методики ДДЧ


результат анализа. На основе сравнения индивидуальных особенностей рисунка с «нормативными» рисунками, то есть с типичными для соответствующей возрастной группы, делается заключение о степени их сходства и, следовательно, об уровне психического и психологического развития обследуемого ребенка. В рамках нормы рисунок соответствует реальному возрасту ребенка; возможно и отклонение, но менее чем на 3 года.

В основе такого способа интерпретации лежат представления о тесной взаимосвязи между умственным развитием и особенностями изобразительной деятельности, а также описанные в научной литературе стадии развития рисунка. Тем не менее при таком подходе к интерпретации психолог часто сталкивается со сложностями, например, с недостаточностью надежных статистических данных либо с неоднозначностью оценочных суждений. Один и тот же признак рассматривается как типичный для разных возрастных групп. Этот способ применим в большей степени при интерпретации детских рисунков, а степень надежности заключения снижается с возрастом. Нормативное прочтение рисунков более уместно при оценке уровня умственного развития и может широко использоваться в скрининговых исследованиях. Такой способ интерпретации позволяет исследователю, опираясь на уже известные особенности развития детского рисунка (этапы), достаточно быстро получить ориентировочную оценку уровня психического развития каждого из обследованных и выделить «проблемных» детей.

Анализ литературных источников по методике ДДЧ позволяет выделить еще один — третий — и, пожалуй, наиболее распространенный способ прочтения рисунков — клинический. В таком подходе, наиболее широко использующемся в клинике, предполагается выделение диагностических признаков особого рода: признаков рисунка, типичных при наличии различного роды патологии, или дефекта. Проективные методики, как правило, разрабатывались и применялись в клинике, и методика ДДЧ не является исключением. Поэтому накоплен обширный эмпирический материал о своеобразии рисунков при психических расстройствах, нарушениях развития и адаптации личности в норме и при патологии. В последнем руководстве, опубликованном в 1966 г., методика ДДЧ определяется как тест в помощь клиницистам. Дж. Бук пытался определить по рисункам степень нарушения адаптации и выделил три фактора — патоморфный, патологический и пато- гномный. Патоморфный признак указывает на слабое, уязвимое место личности, на потенциальную возможность возникновения проблем. Патологический признак свидетельствует о реальном отклонении от нормы, а пато- гномный — о реальной дезадаптации. Однако однозначно идентифицировать эти факторы оказалось невозможным, так как одинаковые изображения элемента или детали на разных рисунках имели разное значение в зависимости от контекста, ситуации и осо­


Рекомендации по интерпретации результатов методики ДДЧ


бенностей автора. Мнения пользователей о надежности клинического заключения на основе анализа рисунков различаются. Возможности такого подхода будут более подробно рассмотрены в разделе об использовании методики ДДЧ в клинике.

Четвертый способ прочтения рисунка определяется как аналитический, или углубленный. При таком способе интерпретации целью психолога является получение максимально полной и развернутой информации об индивидуальных особенностях обследуемого, то есть акцент делается не на выявлении общего, типичного для группы, к которой относится автор рисунка (возрастной, половой, этнической), а наоборот, на выявлении неповторимости рисунка как проявления своеобразия личности автора. В этом случае выполняется системный анализ рисунка — последовательное рассмотрение всех его деталей и признаков. Разнообразные схемы данного анализа широко представлены в работах зарубежных исследователей, но недостаточно отражены в русскоязычной литературе. Такой подход к интерпретации описан в руководстве Дж. Бука, но следовать ему в полной мере сложно — это длительный и трудоемкий процесс, который все равно не дает возможности исчерпать всю содержащуюся в рисунках информацию, к тому же возникают проблемы с обобщением результатов анализа. Поэтому исследователи часто проявляют избирательность; отдавая предпочтение наиболее информативным, необычным и значимым (тем или иным образом выделенным автором) признакам и элементам рисунка.

Признаки, при появлении которых можно предположить значимость определенной детали изображения для автора и, следовательно, на которые при интерпретации следует обратить особое внимание, могут быть выделены, по мнению Дж. Бука, как позитивным, так и негативным способом.

Позитивный способ проявляется:

       в открытом выражении эмоций при изображении определенной детали или ее комментировании во время пострисуночного опроса;

       в необычной последовательности изображения;

       в субъективном отношении через возвращение к нарисованным элементам;

       в чрезмерном стирании;

       в большем времени, затраченном на изображение данной детали, чем на изображение других;

       в необычной манере изображения;

       в спонтанных комментариях;

       в персевирации при выполнении детали изображения.

Негативный способ акцентирования субъективного значения элемента может проявиться:

       в пропуске типичной, стандартной детали изображения;

       в незавершенности изображения;

       в отказе от комментария при пост- рисуночном опросе.

Все, что относится к первому способу, может быть выявлено при наблюдении за процессом рисования, роль которого подробно рассматривается нами в разделе о процедуре проведе­


Рекомендации по интерпретации результатов методики ДДЧ


ния методики ДДЧ. В случае группового использования методики именно негативный способ дает возможность выявить субъективно значимые для автора признаки, ориентируясь на результат, то есть рисунок.

Интерпретация значимых элементов изображения помогает психологу выявить индивидуальное своеобразие обследуемого.

Условно можно выделить формальные (как нарисовано) и содержательные аспекты рисунка (что нарисовано).

К формальным аспектам рисунка относятся:

       расположение рисунка на листе бу­маги (в центре, вверху, внизу, слева, справа);

       размеры рисунка (на весь лист, большой размер, миниатюрный);

       пропорции (соотношение деталей рисунков);

       особенности линий.

К содержательным аспектам рисунка относятся:

       тип изображения;

       наличие основных деталей изобра­жения;

       особенности изображения деталей, выявление индивидуального своеобразия.

Содержательный анализ проводится на основе символического значения деталей с помощью каталогов. При интерпретации признаков можно выявить их однозначность или многозначность: иногда только одна из гипотез будет иметь право на существование; в других вариантах появление какого-то признака в рисунке может иметь полифакторную природу, и несколько вариантов интерпретации будут справедливыми одновременно.

Комментарий к III этапу

На этом этапе осуществляется интеграция, синтез всей информации, полученной при интерпретации рисунков. Это — наиболее сложный этап, требующий не только компетентности, опыта, но и интуиции исследователя. Успешность работы обусловлена личностными особенностями и опытом. Чем больше психолог видел рисунков и сопоставлял их с индивидуальными особенностями и историей жизни авторов, тем легче ему сформулировать свои выводы. Результат интерпретации представляет собой создание психологом некоторой модели личности обследуемого человека в системе значимых для него отношений.

Содержание заключения и его надежность определяются многими факторами, в том числе сложившимся у исследователя представлением о том, чем являются для автора нарисованные им дом, дерево и человек, Дж. Бук называл это концепцией. При синтезе полученной информации важно учитывать степень идентификации клиента с изображаемыми объектами, а также то, что рисунок не всегда можно рассматривать как автопортрет. Иными словами, в рисунке могут отражаться представления испытуемого о себе, об окружающих и способах решения проблем.

Рисунок дома

Рекомендации по интерпретации результатов методики ДДЧ

Дж. Бук считает, что если есть основания рассматривать рисунок дома как автопортрет, то можно получить информацию о психосексуальной зрелости, проницаемости границ психологического пространства личности и готовности к контактам. Можно также судить о чувстве внутриличностного баланса или дезорганизации личности, об относительной роли прошлого и будущего в жизни обследуемого человека и других особенностях личности.

Другой подход к интерпретации рисунка дома — рассмотрение его с точки зрения сложившихся у испытуемого представлений о способах решения проблем. В этом случае дом может символизировать следующее.

□ Дом такой, какой он есть, а точнее, каким его «чувствует» испытуемый.

□ Дом такой, каким бы его хотел видеть испытуемый.

□ Не приносивший удовлетворения дом из прошлого.

□ Удовлетворяющий дом из прошлого.

□ Отношение испытуемого к своей семье и/или отношение семьи к нему в его интерпретации.

Рисунок дерева

Дерево, рассматриваемое в качестве автопортрета, представляет собой следующее.

□ Подсознательный образ самого себя. Считается, что в рисунке дерева более вероятны проекции дефектов развития, меньше влияние цензуры и менее вероятны защитные реакции испытуемого.

□ Подсознательное представление испытуемого о своем развитии.

□ Психосексуальный опыт и зрелость испытуемого.

□ Контакт испытуемого с реальностью (висящее дерево или верхушка срезана листом).

□ Чувство внутриличностного баланса.

Дерево может представлять собой портрет другого человека, значимого

для испытуемого.

Рисунок человека

Рисунок человека в качестве автопортрета может отражать разные аспекты представления испытуемого о себе.

□ Какой он есть (косметические дефекты, физиологические нарушения, психологические проблемы).

□ Каким испытуемый воспринимает себя.

□ Каким он хотел бы быть.

□ Каково представление испытуемого о своей сексуальной роли.

□ Отношение испытуемого к межличностным взаимоотношениям в целом.

Если рисунок рассматривать не как автопортрет, то он может обозначать следующее.

□ Некоторые специфические страхи, навязчивые идеи и т. п.

Один из нестандартных способов выполнения задания с применением ДДЧ продемонстрировал подросток, находящийся на лечении в психиатрическом стационере. На рисунке дома был сделан необычный фон — виднелись рельсы железной дороги, на рисунке дерева — вновь железнодорожные пути, которые были нарисованы рядом с деревом, и, наконец, был изоб­


Рекомендации по интерпретации результатов методики ДДЧ


ражен человек, прыгающий под поезд. Поводом для обращения родителей к психиатрам было навязчивое желание их сына броситься под поезд. В данном случае патологическая идея настолько доминировала в сознании подростка, что непроизвольно проявилась во всех трех рисунках.

В нашей практике тем реальным человеком, которого изображали, иногда оказывался психолог, проводивший обследование. Это было установлено в ходе пострисуночного опроса. Трудно дать однозначное объяснения такого выбора, причины могли быть разные, например:

□ Психологическое обследование стало очень ярким событием в жизни клиента.

□ Это способ привлечь внимание, вызвать у психолога интерес к себе.

□ Возможно, автор рисунка — очень зависимый человек.

□ Человеку не хватает заботливого внимания, искреннего интереса к его жизни со стороны окружающих (если автор рисунка ребенок, то возможно материнское отвержение).

□ В этом проявилась надежда на профессиональную помощь.

Между психическим явлением и его манифестацией в продукте деятельности (в данном случае рисунке) не существует устойчивой и однозначной связи. Характер соотношения между ними изменяется в широком диапазоне: от прямого, непосредственного проявления в конкретной особенности рисунка до символического отражения. Это полюса континуума значений, близость к которым определяет надежность заключения исследователя. Примером более надежного, но все равно вероятностного, заключения является нейропсихологическая интерпретация на основе графических особенностей. Возможность такого рода интерпретации показал И. Шван- цара, выделив комплекс признаков, позволяющих предположить наличие органических нарушений у обследованного ребенка.

По сути, заключительный этап — это постановка психологического диагноза на основе обобщения и сопоставления трех рядов данных. Имеются в виду результаты анализа рисунков (и пострисуночного опроса), данные анамнеза и результаты наблюдения за испытуемым.

К сожалению, психологический диагноз часто рассматривают по аналогии с медицинским и формулировки выглядят весьма категорично: «типичный невротик», «шизоид». Тогда как в психологии под психологическим диагнозом понимается развернутое описание психологических и личностных особенностей человека на конкретном этапе его развития. Л. С. Выготский описал три уровня (вида) психологического диагноза: симптоматический (констатирующий признаки, особенности), этиологический (раскрывающий истоки, причины) и типологический (позволяющий отнести человека к определенному типу).

Рекомендации по интерпретации результатов методики ДДЧ

При анализе результатов применения методики ДДЧ возможны все три вида диагноза. Понимая вероятностный характер психологического диагноза и учитывая особенности методики ДДЧ, можно утверждать, что наиболее надежным будет симптоматический диагноз, а наименее надежным — этиологический.

В силу проективной методологии и направленности методики ДДЧ на целостное изучение личности возможен и еще один вид диагноза — индивидуальный.

Ошибки интерпретации

Снижение надежности психологического заключения, может быть следствием допущенных при интерпретации ошибок. Можно привести примеры наиболее часто встречающихся ошибок.

Первый тип ошибок заключается в изначальном выборе неверной гипотезы вследствие незнания анамнеза, личностной ситуации и прочего. Примером такого рода ошибок может служить психологическая интерпретация без должного основания. Если какой- либо элемент на рисунке человека акцентирован, то есть его субъективная значимость для автора очевидна, то фиксированность обследуемого на определенном участке тела рассматривают как проекцию психологической проблемы, тогда как это может быть прямым отражением физического заболевания или дефекта.

Второй тип ошибок, названный Л. и Й. Шванцара «выходом за интерпретационную схему», представляет собой попытки автора прямолинейно соотнести реальность с рисунком. Примером ошибки такого рода, на наш взгляд, является интерпретация Д. Аланом спонтанного рисунка «Спущенная шина». На рисунке изображена тележка с четырьмя цветками, стоящими в вазах, причем у трех цветков стебли не доходят до ваз. Автор объясняет этот факт тем, что девочка тяжело больна и ее тело на три четверти поражено раком.

Третий тип ошибок возникает при формальном (догматическом) использовании каталогов, когда исследователь не учитывает того, что символическая интерпретация рисунков при интеллектуальном дефекте обследуемого человека ненадежна, если не невозможна вовсе. Например, нельзя согласиться с интерпретацией рисунка девятилетнего ребенка, болеющего симптоматической эпилепсией с парциальными приступами, который к 9 годам не смог освоить навыков письма, то есть практически не обучаем. Как сообщают авторы статьи, ребенок «может написать печатными буквами только свои имя и фамилию», что явно указывает на умственную отсталость.

Рекомендации по интерпретации результатов методики ДДЧ

Авторы интерпретации рисунка основывались на «стандартизованной оценке рисуночных тестов». Такая точка зрения, к сожалению, часто складывается у непрофессионалов. Только на основании анализа рисунков были выявлены: «ощущение небезопасности» (ствол сужен книзу), внезапные гневливые реакции (утолщенные, замкнутые ветви), страдание (крест в корнях), деперсонализация, ощущение внешнего контроля (человек-робот), знак физической травмы (линия на теле). Все эти выводы делаются без учета индивидуальных особенностей ребенка, вследствие которых в рисунках нашли отражение не личностные и эмоциональные проблемы, а умственная отсталость и нарушение моторики.

Четвертый тип ошибок заключения связан с недооценкой или неучетом ситуации, в которой проводилось исследование. В нашей практике был случай, когда при амбулаторном приеме психолог при анализе рисунков выявил ригидность и на основании этого сделал заключение об эпилептоидном типе акцентуации характера. Когда девочка поступила в стационар, признаки ригидности в ее рисунках не проявлялись.

Оказалось, что в связи с ограниченным временем на прием психолог предложила, чтобы девочка у себя дома нарисовала дом, дерево и человека, то есть психолог не имела возможности наблюдать за процессом рисования и поведением девочки. При дальнейших расспросах выяснилось, что семья очень ответственно подошла к заданию психолога: девочка старательно выполняла рисунки в течение нескольких дней, поэтому они содержали огромное количество мелких деталей и значительно отличались от изобразительной продукции, полученной в стационаре.

Таким образом, содержание заключения определяется целью исследования и может представлять собой:

       оценку соответствия нормативам уровня развития испытуемого (психического, интеллектуального, сексуального, психомоторного);

       психологический портрет личности;

       описание индивидуальных особен­ностей личности (психофизиологического статуса, эмоциональной сферы, Я-концепции, социального взаимодействия и др.);

       оценку уровня социальной адапта­ции обследуемого;

       заключение о конфликтных зонах личности;

       предположение о возможности органических нарушений, психической патологии и др. (на основе описания признаков, которые могут быть индикаторами тех или иных нарушений).

Интерпретация формальных признаков

Расположение рисунка

Рисунок на листе бумаги может располагаться в центре, вверху, внизу, слева, справа, может не поместиться и «выходить» за край листа. Левая сторона пространства листа является в большей степени проявлением бессознательного и символизирует связи с прошлым, с самим собой и с матерью. Правая сторона более тесно связана с сознанием и символизирует связи с будущим, другими людьми и отцом. Низ листа связывают с материальным, бессознательным, инстинктами, коллективными символами, а верх — с интеллектуальной и духовной сферой, развитием и контактом с окружающей средой.

Рисунок в центре листа

Рекомендации по интерпретации результатов методики ДДЧ

Это самое распространенное расположение рисунка, его принято считать наиболее соответствующим адекватному восприятию мира и себя (если нет признаков, противоречащих такому прочтению, например, крайне маленький или очень большой размер, качество изображения и др.).

Рисунок смещен от центра

Рисунок смещен по горизонтали.

Смещение в левую сторону:

       связь с самим собой;

       связь с прошлым;

       инфантильная фиксация, проявле­ние бессознательного;

       зависимость от матери или пробле­мы в отношениях с матерью;

       интроверсия;

       преобладание эмоций, импульсив­ность.

Смещение в правую сторону.

       связи с другими людьми;

       обращенность в будущее;

       значимость отношений с отцом;

       экстраверсия;

       поиск удовлетворения в интеллек­туальной сфере;

       контролируемое, сознательное по­ведение, авторитаризм.

Рисунок смещен по вертикальной оси Смещение вверх:

       завышенный уровень притязаний;

       высокая самооценка;

       неадекватная, завышенная само­оценка как проявление гиперкомпенсации;

       высокий уровень активности;

       стремление к самоутверждению;

       высокий уровень уверенности в себе;• отчужденность и недоступность;

       стремление к цели, часто недости­жимой;

       нереалистичность, иллюзорность желаний;

       стремление уйти от реальности в мир фантазии.

Смещение вниз:

       сниженное настроение;

       низкий уровень активности;

       заниженная самооценка;

       чувство незащищенности и неадек­ватности;

       склонность к депрессии;

       прагматичность;

       ориентация на материальные цен­ности;

       реалистичное отношение к жизни.

Рисунок не поместился на листе бумаги:

       нарушение планирующей функ­ции;

       низкий самоконтроль;

       импульсивность;

       чувство ограничения, давления со стороны окружения;

       ощущение невозможности реализо­вать себя;

       нарушение пространственного ана­лиза и синтеза;

       дезорганизация психики (различ­ного происхождения).

Комментарий. В случае органических нарушений мозга у обследуемого человека расположение образов в пространстве листа не может интерпретироваться на основе каталогов. Так, одно из таких нарушений — оптико-пространственная агнозия. Она проявляется в потере ориентации в пространственных признаках объектов и окружающей среды в целом.

Например, при нарушении левоправой ориентировки, ориентировки в сторонах света, человек не может най­


Рекомендации по интерпретации результатов методики ДДЧ


ти выход из своей квартиры и т. д. При грубых нарушениях наблюдается потеря ориентации даже в верхне-нижних координатах.

При оптико-пространственной агнозии целостный рисунок невозможен, однако при менее выраженных оптикопространственных нарушениях пациентам сложно передать пространственные признаки объектов. На рисунках лиц пациент не может расположить их фрагменты, не может распознать позу, не распознает буквы, имеющие сходное написание. Такие нарушения связаны с поражением верхне-теменно-затылочной области. Н. Н. Николаенко изучал возможность смещения рисунка, который в норме располагается посередине, влево — при угнетении левого полушария, когда более активно работает правое, и вправо — при угнетении правого полушария, когда компенсаторно большую активность проявляет левое полушарие.

Например, если очаг поражения локализован в правом полушарии, имеется игнорирование левой части зрительного поля.

Вторичная правополушарная пространственная агнозия будет приводить к праксическим дефектам, связанным с левой половиной зрительного поля. При возникновении предположения об органической причине смещения рисунка рекомендуется изучить спонтанные рисунки, провести нейро- психологические пробы (или направить испытуемого к нейропсихолшу) и, если есть возможность, привлечь данные медицинского анамнеза (наличие черепно-мозговых травм и пр.).

Пропорции

Предполагается, что пропорции и пропорциональные отношения отражают субъективные оценки испытуемым предметов, людей, ситуаций и т. д., которые представлены в его рисунках в непосредственном или символическом виде.

Точность отражения пропорций позволяет также получить ориентировочную оценку уровня интеллектуального развития обследуемого человека, при обследовании детей надежность такой оценки выше.

Размер рисунка

Размер рисунка оценивается по отношению к пространству листа, это соотношение может соответствовать динамическим отношениям между испытуемым и его окружением. Если рисунок рассматривается как автопортрет человека, то его размер отражает уровень самооценки, самоуважения и принятия себя, а также характер ответной реакции на внешние воздействия.

В норме рисунок занимает примерно 15 см, или 2/3 листа, размеры рисунков дома, дерева и человека различаются незначительно.

Большой размер рисунка (более

2/3 листа, на весь лист, «выходит» за пределы) может свидетельствовать о следующем:

       высокой чувствительности к воз­действию окружающей среды и, как следствие, о состоянии тревоги, агрессии или враждебности;

       гиперактивности, расторможен- ности;


Рекомендации по интерпретации результатов методики ДДЧ


       субъективной значимости изобра­жаемого образа, вероятном источнике проблем или способах их решения (особенно если размер одного из рисунков значительно отличается

от размера других);

       неудовлетворенности существую­щей ситуацией;

       гиперкомпенсации, проявлении компенсаторных механизмов;

       преувеличении своей значимости, неадекватном восприятии себя.

Маленький размер рисунка (занимает менее 1 /3 листа по высоте) может свидетельствовать:

       о заниженной самооценке;

       о сниженном настроении;

       об ощущении своей малоценности, незначительности.

Микрорисунки (1-1,5 см) — очень тревожный признак, так как в норме они практически не встречаются и чаще всего свидетельствуют о психической патологии.

Соотношение размеров рисунков дома, дерева и человека. Следует отметить, что не всегда уместно ориентироваться на указанные абсолютные размеры рисунков.

При различиях в изображении дома, дерева и человека оценка их размеров будет определяться соотношением между ними. Это является информативным показателем для выявления наиболее проблемных для автора тем и переживаний.

Например, если нарисован очень маленький человек при средних размерах дома и дерева, то представление автора рисунка о себе может быть наиболее проблемным.

52

Диспропорциональность изображения

Рассматривая соотношение элементов изображения, можно говорить о диспропорциональности элемента по отношению к рисунку в целом, а также о диспропорциональности элементов или частей рисунка.

Искажения пропорций при воспроизведении могут быть признаками:

       органических нарушений в дея­тельности мозга;

       психических нарушений;

       интеллектуальной недостаточности (кроме детей дошкольного возраста);

       субъективной значимости элемен­та, части тела.

Нарушение пропорций — один из способов акцента на элементе изображения (значение этого определяется из контекста). Например, несоразмерно большие кулаки на рисунке человека могут быть признаком агрессивности автора рисунка или, наоборот, его страдания от агрессивности окружающих.

Графические признаки

Рекомендации по интерпретации результатов методики ДДЧ

Расширение интерпретационных схем анализа рисунков в значительной мере происходит на основе все большей дифференциации формальных графических признаков. Графические особенности рисунка — это проявление психомоторной, или двигательной, активности и форма объективации психики. Не случайна широко известная метафора Ж. Шлибе: рисунок дерева — это «застывший жест». В исследованиях зарубежных и отечественных психологов показана связь психомоторных характеристиксо всеми уровнями психической организации человека. В характеристиках движений человека, таких как сила, скорость, ритм, координированность и др., находят свое выражение индивидные и личностные особенности человека. Эти исследования легли в основу развития миокинетической психодиагностики, наиболее ярким примером которой является методика Мира- Лопеца, позволяющая изучать личностные особенности человека на основе анализа и интерпретации графических движений. Для повышения надежности результатов задания методики Мира- Лопеца выполняются без контроля зрения, что позволяет снизить влияние произвольного контроля. Методика ДДЧ применяется в иных условиях — при наличии зрительного и интеллектуального контроля, а также цензуры личности. Таким образом, возникает опосредованность проявления индивидуальных особенностей личности в графических признаках рисунков, что не позволяет говорить о жесткофиксированном значении конкретных признаков. Иными словами, при интерпретации графических признаков рисунков мы также сталкиваемся с их многозначностью. Тем не менее использование принципов интерпретации, разработанных в миокинетической диагностике, позволяет уточнить смысловое значение формальных особенностей рисунков. Графология — это еще один источник информации для оценки графических особенностей рисунка. У. Аве-Лаллеман существенно расширила приемы графического анализа ри- сунков, опираясь на рекомендации

А. Феттера, разработанные в графологии, выделив такие критерии, как техника ведения штриха, характер штриха, дефекты штриха и характер обработки поверхности. Графические особенности рисунка содержат в себе информацию об энергетическом потенциале человека, уровне психомоторного тонуса, актуальном физиологическом и психоэмоциональном состояниях, уровне саморегуляции, а также об индивидуально-типологических и характерологических его особенностях.

Линии при выполнении рисунка

Нажим на карандаш (рассматриваются толщина и яркость линий, а также следы нажима карандаша на бумагу).

Сильный нажим:

       энергичность, настойчивость;

       эмоциональное напряжение;

       амбициозность;

       агрессивность;

       конфликтность;

       гиперактивность;

       импульсивность (с 4-летнего возра­ста);

       недостаточная вера в себя, в свои силы;

       тревожность;

       ригидность и боязнь совершить ошибку.

Средняя сила нажима:

       эмоциональная устойчивость;

       отсутствие тревоги;

       адаптированность;

       самообладание.

Слабый нажим:

       неуверенность, нерешительность;

       робость, боязливость, скованность;

Рекомендации по интерпретации результатов методики ДДЧ

       астения;

       пассивность;

       гибкость и подвижность мышления;

       сниженное настроение.

Колебания нажима:

       эмоциональная неустойчивость;

       тревожность;

       импульсивность;

       адаптивность, пластичность;

       утомляемость (нажим слабеет в процессе рисования).

Направление линий

Вертикальные линии:

       самоуверенность;

       решительность;

       повышенная активность;• упрямство, настойчивость;

       маскулинность.

Горизонтальные линии:

       слабость;

       обеспокоенность собственной без­опасностью;

       женственность.

Форма линий

Угловатая форма:

       агрессивность;

       доминантность;

       низкий уровень социальной адап­тации;

       маскулинность.

Обтекаемая, закругленная форма:

       низкий уровень агрессивности;

       чувствительность;

       конформность;• фемининность.

Техника штриха

Одиночный штрих (возникает в результате напряжения, поскольку в этом случае движение карандаша подчинено определенной цели):

                     способность личности к произволь­ной саморегуляции и контролю своих импульсов.

Маятниковый штрих (возникает в результате расслабления):

                     сохранность элементарных жиз­ненных процессов; • отсутствие скованности;

                     доверие к миру.

Уверенный штрих (быстрое проведение тонкой линии):

                     проявление уверенности в себе;

                     высокий самоконтроль, волевые качества;

                     амбициозность;

                     эмоциональная устойчивость;• подчинение эмоций интеллекту.

Неуверенный штрих (выглядит дрожащим и нерешительным, линия прерывается): • неуверенность в себе;

                     чувствительность;

                     склонность к рефлексии;• потребность в самоконтроле;

                     гиперсоциальность.

Характер штриха

Легкий штрих (тонкий и слабый по силе нажима): • тонкость чувств;

                     интуиция;

                     художественная натура.

Тонированный штрих (легкий и широкий):

                     эмоциональная реактивность;

                     чувствительность.

Четкий штрих (тонкий и с нажимом):

                     преобладание рационального начала;

                     самоконтроль.


Рекомендации по интерпретации результатов методики ДДЧ


Жирный штрих (отличается шириной линии и нажимом):

                     импульсивность;• спонтанность поведения.

Особые признаки штриха

Эти признаки эмпирически выявлены У. Аве-Лаллеман (2002) при изучении особенностей почерков и рисунков подростков с нарушениями психики.

Легко-хрупкий штрих (ломкий и непрочный):

       гиперчувствительность;

       вероятность психических наруше­ний.

Тонированно-размазанный штрих:

       чувствительность в общении;

       внушаемость;

•, неуверенность;

       фрустрация базовых потребностей (в принятии, любви и эмоциональном контакте).

Четко-резкий штрих (сильный нажим, на бумаге остается бороздка): • ригидность мышления;

       рациональность мышления;

       агрессивность;

       проявление волевого усилия.

Густо-жирный штрих (широкий, грубый штрих с сильным нажимом): • неуправляемая чувственность;

       спонтанность поведения.

Раздробленный штрих (сохраняется связанность фрагментов):

       неуверенность;

       неустойчивость самоконтроля.

Акцентированное зачернение отдельных деталей или элементов рисунка:

       проявление бессознательной фик­сации;

       наличие внутриличностного конф­ликта.

Особенности обработки поверхности рисунка

Тонирование (психофизиологический аспект эмоционального состояния автора) — проявление эмоциональночувственной возбудимости.

Штриховка:

       потребность в осмыслении эмоцио­нальных переживаний;

       естественное и спонтанное прояв­ление эмоций;

       тревожность.

Очерчивание контуров — проявление рационального начала.

Закрашивание (следует отличать по интенсивности окрашенности от тонирования и от зачерненности) — интенсивность эмоциональных переживаний.

Грубоватая обработка поверхности (окрашивание при помощи отдельных, беспорядочно расположенных штрихов): • раздражительность;

       конфликтность личности;

       проблемы в общении.

Интерпретация содержательных признаков

Как относиться к интерпретационным каталогам

Ошибочно мнение, которое, к сожалению, является очень распространенным, о том, что анализ и интерпретация рисунков сводятся лишь к их тщательному и последовательному просмотру,


Рекомендации по интерпретации результатов методики ДДЧ


направленному на выделение всех возможных формальных и содержательных признаков, а затем к поиску в каталоге значения каждого из них.

Хочется призвать исследователей к разумности и умеренности при использовании каталогов и предостеречь от бездумного и формального подхода к интерпретации. Предостережения связаны с несколькими причинами.

За время, прошедшее после разработки интерпретационных каталогов, а большая часть из них была создана более 50 лет назад, мир значительно изменился. Изменения затронули все грани жизни, например, потеряли детскую специфику сюжеты раскрасок, комиксов. Изменился стиль изображения человека, приобрела популярность кукла Барби с ее недетской фигурой, и в настоящее время уже не редкость детские рисунки с акцентированными признаками пола. Это надо иметь в виду, потому что в методической литературе по графическим методам исследователи часто ссылаются на зарубежные источники 1948, 1950,1953 и 1958 гг. относя их к современной литературе (Романова Е. С., Потемкина О. Ф., 1991).

Исторические корни ДДЧ — это западная культура, и в каталогах не могут учитываться культурные, этнические и национальные особенности. Например, при интерпретации рисунков женщины-мусульманки следует принимать во внимание различия в менталитете, в отношении к семейному очагу, к себе, к своей роли. Другой пример влияния социокультурных факторов — изменение символической интерпретации изображения волос на рисунке человека (мужчины). В каталогах 50-летней давности волосы интерпретируются как признак мужественности, храбрости, силы и стремления к ним. Присущее многим мужчинам желание любыми способами сохранить волосы соотносится с такой интерпретацией. Однако в настоящее время есть и другая тенденция — бритье волос наголо как доказательство свой мужественности. Такие молодежные группировки, как «бритоголовые», трудно назвать миролюбивыми.

Поп-культура, средства массовой информации оказывают все более сильное влияние на представления об идеале красоты, формируя социальные стереотипы, которые в некоторых случаях могут не иметь широкого распространения, а быть присущими представителям отдельных субкультур. Отслеживать также изменения сложно, так как это требует проведения масштабных социально-психологических и социологических исследований и связано с финансовыми и временными затратами, тем более что достаточно сложно прогнозировать,

какие тенденции сохранятся, а что окажется сиюминутным. Так, с именем Бритни Спирс связано усиление значимости зоны живота при оценке женской привлекательности для молодежи. Дженифер Лопес изменила взгляды некоторых людей на объем идеальных женских бедер. Сказанное не относится ко всем социальным и возрастным группам, но в некоторых случаях может помочь при интерпретации рисунка человека.


Рекомендации по интерпретации результатов методики ДДЧ


В большей части каталогов интерпретация символического значения элементов основана на классическом понимании проекции как защитного механизма, в меньшей степени учтены другие, описанные в литературе виды проекции — атрибутивная, аутистическая, рационализированная и др.

Согласно психоаналитической теории, являющейся основой имеющихся каталогов, в символизации нуждается то, что вытеснено. Как известно, психоанализ возник почти 100 лет назад в пуританском обществе, жестко регламентирующем сексуальное поведение, что привело к вытеснению сексуальных переживаний в сферу бессознательного. Из-за сексуальной свободы в современном обществе снижена вероятность возникновения травматических переживаний, связанных с сексуальной сферой. Поэтому возникает вопрос: всегда ли правомерна установка исследователя на поиск в рисунке фаллических или других сексуальных символов?

Каталоги изначально предназначались для анализа рисунков взрослых, сформировавшихся людей, не учитывалось влияние возрастных особенностей детей на изобразительную деятельность. Мы не исключаем возможности использования каталогов в детской практике, но призываем к большой осторожности.

Ни один каталог не в состоянии охватить все разнообразие особенностей рисунков; любые выводы, сделанные исследователем на основании содержащейся в них информации, носят вероятностный характер, это отмечают и сами составители этих изданий.

Строя свои интерпретации на символике коллективного бессознательного, авторы каталогов не могут учитывать индивидуальное своеобразие значений, смысла, символики элементов изображения. Следует отметить, что наличие у обследуемого интеллектуального дефекта ограничивает, а возможно, и исключает символическую интерпретацию.

В опубликованных интерпретационных каталогах можно видеть тенденцию к анализу все большего количества признаков рисунков за счет выделения более тонких нюансов в изображении объектов. Известно опасение исследователя упустить какую- нибудь важную информацию о психологических особенностях обследуемого. Признаки рассматриваются как рядоположенные и не дифференцируются по степени значимости и информативности. Причины этого достаточно очевидны и понятны: прежде всего, это — многозначность анализируемых признаков, значение которых может существенно различаться у разных людей и у одного человека в разные периоды времени или при изменении состояния.

Достаточно типична ситуация, когда на рисунке имеется оригинальная деталь или особый характер изображения элемента, интерпретация которых отсутствует в каталоге.

Пути решения исследователем этой проблемы:

       использование пострисуночного опроса (ассоциации, комментарий автора рисунка);

       использование словарей символов;


Рекомендации по интерпретации результатов методики ДДЧ


       интерпретация по аналогии (для этого необходим достаточный профессиональный и практический опыт);

       использование литературы по не­вербальному общению (при интерпретации позы изображенного человека, положения рук и др.);

       мнение экспертов.

Однако все вышесказанное нисколько не умаляет значения интерпретационных каталогов: они дают ориентиры для понимания рисунков, без них нельзя обойтись. Но не следует относиться к ним догматически.

Дом

Рисунок дома может рассматриваться как символическое изображение самого автора; дом также представляет собой семейную проблематику (отношение к матери и другим близким), социальную адаптацию субъекта, принятие внешнего мира и способы контакта с ним.

Следует отметить, что интерпретация рисунка дома наименее разработана, возможно, именно поэтому рисунок дома редко используется в самостоятельном варианте.

Типы домов

Характер взаимосвязей между типом нарисованного дома и личностными особенностями его автора остается не до конца раскрытым и нуждается в дополнительных исследованиях. При интерпретации всегда необходимо учитывать реальную ситуацию, символическое и индивидуальное значение, вложенное в рисунок.

Варианты изображения дома многообразны: палатка, хижина, вигвам, шалаш, изба, многоэтажный дом, коттедж, вилла, замок, крепость, дворец, храм, избушка на курьих ножках, церковь, школа, тюрьма, больница.

Одноэтажный дом остается наиболее популярным, типичным и менее информативным типом изображения. Детали будут иметь определяющее значение для интерпретации.

Многоэтажный дом:

       часто встречается у городских жи­телей как отражение реальности

(дом, в котором он живет);

       признак семейного неблагопо­лучия;

       неудовлетворенная потребность в семейном очаге.

Дворец, замок:

       демонстративность личности;

       неудовлетворенность семейной си­туацией;

       оторванность от реальной жизни;

       социальная дезадаптация;

       желание уйти от окружающего мира в мир фантазий;

       потребность в восхвалении и восхи­щении по отношению к себе как к особе «царской крови»;

       креативные способности.

Крепость:

       потребность в безопасности и защите;

       восприятие мира как враждебного;

       возможно, социальная дезадап­тация.

Церковь — потребность в духовной поддержке или искуплении.

Палатка, шалаш — ощущение нестабильности семейного очага.

Рекомендации по интерпретации результатов методики ДДЧ

Детали дома

Стены

Стены рассматриваются как границы личности, характер их изображения указывает на особенности отношений человека с окружающей средой.

Фундаментальные, мощные стены:

       отгороженность от внешнего мира;

       потребность в защите;

       труднодоступность человека для воздействий извне.

Тщательно прорисованные стены (кирпичи, бревна, гвозди):

       педантичность, ригидность мыш­ления;

       признак органического поражения головного мозга.

Окна

Окна символизируют способность человека устанавливать контакт с людьми. Окна обычно рассматриваются в качестве признака открытости и доступности, способности к самовыражению.

Отсутствуют или очень маленькие окна:

       подозрительность, враждебность, отчужденность;

       интровертированность, уход от об­щения;

       аутистические тенденции.

Решетки на окнах, закрытые ставнями окна:

       закрытость;

       подозрительность.

Множество окон:

       готовность к контактам (возмож­но, демонстрируемая);

       доступность для взаимодействия.

Большие открытые окна:

       активная готовность к контактам;

       демонстрация чрезмерной откры­тости;

       эксгибиционистские тенденции.

Окна, расположенные на верхнем этаже дома и отсутствующие на нижнем, — стремление жить нереальной, воображаемой жизнью, разрыв между фантазией и реальностью.

Наличие занавесок, ставней — стремление контролировать открытое проявление своих чувств.

Чуть приоткрытое занавеской окно:

       созерцательность;

       стремление к роли наблюдателя при общении.

Двери

Двери символизируют способность человека к прямым, непосредственным контактам с людьми, степень открытости и доступности в общении. Анализируется очередность рисования двери, имеет значение то, насколько дверь доступна и удобно ли ее открывать.

Отсутствие двери:

       трудности в общении;

       низкая потребность в общении;

       неприступность и недосягаемость.

Маленькая дверь:

       нерешительность в социальных контактах;

       стремление ограничить сферу кон­тактов;

       нежелание впускать других в свое «Я».

Закрытая дверь (на запор, на замок):

       скрытность;

       враждебность;

       мнительность, подозрительность.

59


Рекомендации по интерпретации результатов методики ДДЧ


Большая дверь:

       излишняя зависимость от других;

       чрезмерная доступность;

       легкость в установлении контактов.

Открытая дверь:

       стремление демонстрировать до­ступность в межличностных контактах;

       потребность получать тепло и сер­дечность от других людей;

       потребность в свободе.

Крыша

.Крыша является символическим изображением сферы фантазии у человека.

Отсутствие крыши (если она разрушена или ее снесло ветром) — чувство подчинения воздействию чуждых посторонних сил.

Крыша большая, акцентированная:

       фиксация на фантазиях как источ­нике удовольствия при межличностном взаимодействии; • защитное фантазирование;

       мечтательность.

Дом, изображенный лишь в виде крыши — слабый контакт с реальностью.

Крыша в виде простой линии, соединяющей две стены: • эмоциональная скованность;

       слаборазвитое воображение.

Труба

Труба может рассматриваться как символ теплоты в интимных отношениях, как признак эмоциональной зрелости и равновесия. Представляется допустимой (со значительными оговорками) интерпретация трубы на рисунке как фаллического символа.

Отсутствие трубы.

       дистанцированность по отношению к родительскому дому;

       недостаток психологического тепла.

Труба, нарисованная косо относительно крыши, — начиная со школьного возраста это — возможный признак интеллектуальной недостаточности.

Большое количество густого дыма над трубой:

       значительное внутреннее напря­жение;

       потребность освободиться от из­лишнего давления (как бы выпустить пар).

Дополнительные детали

Дорожка, хорошо прорисованная и подходящая к двери:

       открытость в общении, доступ­ность;

       тактичность;

       самоконтроль в социальных кон­тактах.

Очень длинные дорожки:

       противоречие между стремлением к контактам и необходимостью в дополнительном времени для их установления;

       избирательность контактов.

Дорожка, суживающаяся перед входом в дом:

       потребность в ограничении кон­тактов;

       стремление к одиночеству.

Дорожки, которые окружают дом, но не ведут к дверям, — барьеры для общения, или защита.

Деревья, кусты, цветы:

       символическое изображение значи­мых других;


Рекомендации по интерпретации результатов методики ДДЧ


       потребность структурировать про­странство из-за неуверенности, неудовлетворенность потребности в безопасности, недостаточное удовлетворение потребности в любви и тепле;

       стремление оградить себя защит­ным барьером;

       чувство одиночества.

Забор:

       защита от нежелательного вторже­ния;

       замкнутость, интровертирован- ность;

       потребность в эмоциональной за­щите.

Дерево

Дерево, как известно, — символ жизни и познания; рисунок дерева трактуется как отражение жизненных сил рисующего. Он раскрывает бессознательную картину развития субъекта, отражает глубокое ощущение самого себя, чувствительность автора рисунка к влиянию среды, способы взаимодействия с окружающим миром. Рисунок дерева более стабилен во времени и позволяет определить соматическое состояние человека, уровень его психологической зрелости. Этот рисунок менее подвержен влиянию социальных норм и собственной цензуры, поэтому человек в нем легче выражает свои негативные и конфликтные черты.

Типы деревьев

Лиственные деревья

Они являются наиболее популярными образами, что свидетельствует об адекватности, хорошем уровне адаптации к окружающему миру. Однако такое значение возможно только при отсутствии других деталей или особенностей изображения, например, засыхающего дерева, большого количества мертвых веток и т. п.

Яблоня:

       инфантильность личности;

       креативные способности;

       у женщин может указывать на же­лание иметь детей.

Береза:

       наличие конформизма;

       при эстетическом восприятии дей­ствительности (при условии эстетического изображения дерева).

Плакучая ива:

       сниженное настроение;

       эмоциональная лабильность;

       депрессивные тенденции;

       неудовлетворенность жизненной ситуацией.

Хвойные деревья

Сосна:

       целеустремленность;

       высокая потребность в достижении успеха;

       эмоциональная сдержанность.

Ель:

       эмоциональная неудовлетворен­ность;

       чувство отверженности;

       нарушения в поведении, враждеб­ность (особенно в рисунках подростков).

Экзотические породы (пальма, эвкалипт, баобаб):

       желание новых впечатлений и при­ключений;

       авантюризм;


Рекомендации по интерпретации результатов методики ДДЧ


       демонстративность, желание пора­жать, удивлять окружающих своей необычностью;

       социальная дезадаптация;

       потребность в отдыхе;

       чувство потерянности в новых, не­привычных условиях;

       сложности в нахождении своего места в жизни;

       потребность в «тепличных» усло­виях.

Фантастические, или несуществующие, деревья:

       социальная дезадаптация;

       воображение, креативность;

       уход от реальности в мир фантазий (может носить компенсаторный характер).

Жизнеспособность дерева (уточняется при помощи пострисуночного опроса).

Мертвое дерево (не путать с изображением «зимнего» дерева, без листьев):

       низкий уровень адаптации;

       неудовлетворенность человека жизненной ситуацией и собой;

       ощущение физической или психо­логической неполноценности;

       бессилие, беспомощность, невоз­можность изменить ситуацию;

       суицидальные тенденции;

       переживания, вызванные тяжелой или неизлечимой болезнью.

Умирающее, больное, засыхающие дерево:

       нарушенная приспособляемость;

       сниженное настроение;

       нехватка жизненных сил;

       в рисунках ребенка — переживание отсутствия заботы и опеки со стороны родителей;

       тяжелая хроническая болезнь;• переживание неполноценности.

Детали дерева

Корни

Корни символизируют потребность в безопасности и защите, внутреннее равновесие человека, устойчивость его позиции.

Акцентирование корней, длинные корни:

       потребность в безопасности, опоре;

       привязанность, значимость семей­ных связей;

       ориентация на прошлое, чувство незащищенности.

Тонкие корни — слабый контакт человека с реальностью.

Мертвые корни:

       отсутствие или потеря внутренне­го равновесия;

       негативные переживания в раннем детстве.

Ствол дерева

Ствол дерева рассматривается как символ эго, ощущение силы своего Я, отражает понимание и осознание человеком своих возможностей.

Маленький, слабо прорисованный ствол — ощущение дефицита собственных возможностей.

Чрезмерно большой ствол:

       внешнее окружение воспринимает­ся как враждебное; • защитная агрессия (иногда);

       гиперкомпенсация.

Ствол, нарисованный одной линией (одномерный), — конкретность мышления, возможно, интеллектуальная недостаточность.


Рекомендации по интерпретации результатов методики ДДЧ


Ствол, срубленный или обломанный — психотравмйрующее событие, которое «сломало» человека (его влияние сохраняется в настоящее время).

Отметки на стволе: • недифференцированная тревога;

       травматические переживания.

Сломанные сучки, рубцы, шрамы на стволе, дупла рассматриваются как следы травматических переживаний. При рассмотрении рисунка как автопортрета человека высота дерева — это линия жизни, и чем выше на стволе дерева отметка, тем ближе травматические переживания к настоящему времени.

Дупло:

       различные сексуальные пережива­ния и травмы.

Дупло с птицами, маленькими животными:

       потребность в защите, тепле и уюте;

       наличие личностной подструкту­ры, которая не поддается контролю;

       неоднозначные отношения с эмо­ционально значимыми людьми;

       ощущение вторжения в свое эго.

Кора

Кора символизирует границу между эго и социумом.

Сильно прорисованная кора:

       замкнутость, отгороженность, аути- стичность;

       потребность в защите;

       озабоченность отношениями с ок­ружающими;

       восприятие окружающего мира как враждебного.

Кора, изображенная путем зачер- нения всего ствола, — внутренняя тре­

вога, наличие психологических проблем, связанных с эго человека.

Крона

Крона дерева символизирует тотальную психологическую защищенность человека, уровень сознательного контроля, отражает его настроение, уровень развития интеллектуальной сферы, фантазии и воображения. Ветви, образующие крону, отражают особенности приспособления человека к среде, характер взаимоотношений с внешним миром, способность получать удовлетворение от контактов, особенности личности.

Вершина кроны:

• способность к целеполаганию; • степень осознанности целей; • стратегия жизнедеятельности.

Острая вершина — четкие представления о цели, направлении и общей стратегии своей жизни.

Вершина нечеткая, размытая — нечетко определенные жизненные цели, подверженность чужому влиянию.

Направление ветвей — уровень активности, фон настроения.

Ветви, направленные вверх, — активность, энергичность.

Ветви, направленные вниз, опущенные — низкий уровень активности, сниженное настроение, депрессивные тенденции.

Ветви, наклоненные вправо или влево, — отсутствие внутреннего равновесия человека.

Ветви, расходящиеся в стороны, — экстравертированность, экспансивность в общении.


Рекомендации по интерпретации результатов методики ДДЧ


Симметричность ветвей — уравновешенность эмоциональной и интеллектуальной сфер.

Ветви, повернутые внутрь (к центру дерева), — интравертированность, эгоцентризм, закрытость.

Тонкие ветви — беспокойство, нерешительность.

Тонкие и высокие ветви — стремление к фантазированию, компенсирующее проблемы в реальной жизни.

Сломанные, сухие, мертвые, поврежденные ветви — пережитые физические или психические травмы; появление молодых побегов отражает субъективное улучшение ситуации.

Листья дерева

Листья символизируют способность человека к установлению контактов с окружением и его психологическую защищенность в этих контактах.

Большое количество тщательно прорисованных листьев:

       педантичность как личностная чер­та, ригидность мышления;

       склонность к эмоциональному «за­стреванию» на переживаниях;

       застойность психических процес­сов, признак органического поражения головного мозга;

       художественная одаренность;

       эстетические потребности и чувства (только если большое количество листьев способствует эстетическому совершенству изображения).

Острые листья — признак агрессивных отношений с окружающими.

Опадающие или опавшие листья — чувство одиночества или разочарования, недостаток сил.

Дополнительные детали

Линия земли может рассматриваться как потребность в дополнительной опоре при контакте с реальностью.

Солнце:

       влияние на человека авторитетной и значимой личности;

       потребность в дополнительном ис­точнике тепла.

Облака на небе — признак генерализованной тревоги.

Атмосферные явления (солнце, радуга, гроза, дождь, тучи):

       проблемы в эмоциональной сфере;• эмоциональная нестабильность;

       сложности в самоконтроле.

Два дерева — символическое изображение себя и значимого другого.

Лес:

       чувство изоляции, одиночества;

       повышенная потребность в обще­нии.

Грибы встречаются на рисунках наркозависимых лиц.

Птицы, гнезда на дереве:

       переживание внедрения во внут­ренний духовный мир человека;

       сниженная способность принимать самостоятельные решения;

       желание быть полезным, приносить окружающим пользу.

Пейзаж:

       сентиментальность;

       хорошее воображение, креативные способности;

       склонность подчиняться эмоциям;

       потребность в дополнительных ис­точниках тепла.

Изображение дерева в целом можно анализировать по следующим критериям.


Рекомендации по интерпретации результатов методики ДДЧ


Стандартность — оригинальность образов; это может отражать конформность или нестандартность мышления. Чаще всего рисуют лиственные деревья, затем хвойные, экзотические баобабы, пальмы и реже всего — несуществующие, фантастические.

Особенности контакта с окружающим миром проявляются в характере и количестве листвы, степени прорисовки ствола, кроны.

Эстетические наклонности — умение чувствовать прекрасное, эстетическая одаренность.

Интеллектуальная состоятельность — при нормальном развитии ребенка уже к школьному возрасту его рисунок приобретет двумерность: ствол не должен заканчиваться прямой линией (быть как бы обрубленным), а если прорисовываются отдельные листочки, то они не должны расти от ствола.

Уровень адаптации.

Человек

Рисунок человека в большей степени можно рассматривать как автопортрет. Рисунок человека является отражением представления человека о себе, о своем реальном и идеальном «Я», о физическом (телесном), психологическом и социальном (предъявляемом другим) образе. Изображение человека отражает осознаваемые и неосознаваемые аспекты отношения к себе и к окружению. Оно больше подвержено социальным искажениям и цензуре со стороны сознания, поэтому в рисунке человека могут ярче проявиться защитные механизмы.

3 Психологические рисуночные тесты

Тип изображения человека

Человечек из палочек:

       неуверенность в себе;

       нежелание раскрываться в ситуа­ции обследования, сопротивление;

       непринятие своего тела;

       проблемы в сфере взаимоотно­шений.

Карикатура, шарж, мультипликационный образ:

       потребность в самозащите;

       проблемы с самовыражением;

       негативное отношение к обследо­ванию;

       использование юмора для того, что­бы спрятать себя от других;

       непринятие себя.

Человек-кукла:

       желание вернуться в мир детства;

       инфантильность;

       зависимость от окружающих.

Фигура Бабы-Яги:

       враждебное отношение к женщи­нам;

       материнская депривация, отверже­ние матерью.

Поза человека

Бегущий человек:

       желание уйти, скрыться от какой- либо ситуации, тревожность, страх;

       стремление достичь чего-то, силь­ная занятость.

Человек, сидящий на краешке стула:

       сильное желание найти выход из ситуации;

       страх;

       одиночество;• подозрительность.

Сидящий человек — недостаток энергии.


Рекомендации по интерпретации результатов методики ДДЧ


Человек в движении — креативные способности.

Человек изображен спиной к зрителю:

       замкнутость, закрытость, интровер- тированность;

       непринятие сложившийся ситуа­ции, психологический уход из нее.

Пол человека

Чаще всего при изображении человека рисуют человека своего пола.

Женщина рисует мужскую фигуру.

       нарушение половой идентифика­ции;

       непринятие своего тела;

       маскулинные черты личности;

       высокая значимость человека про­тивоположного пола (отца, любимого) или зависимость от него;

       амбициозность, карьерная направ­ленность.

Мужчина рисует женскую фигуру (встречается значительно реже, поэтому имеет большую диагностическую ценность):

       нарушение половой идентифика­ции;

       гомосексуальная ориентация;

       пассивность;

       чувство неадекватности;• фемининные черты личности.

Фигура с отсутствием признаков половой принадлежности — наличие сексуальных проблем (кроме рисунков детей).

Элементы изображения человека Голова

Голова рассматривается как символическое отражение сферы интеллектуального, рационального контроля, воображения, фантазирования и эго человека.

Большая голова:

       на рисунках лиц с высоким интел­лектуальным уровнем, творчески одаренных;

       на рисунках детей дошкольного возраста;

       при интеллектуальной недостаточ­ности, органическом поражении головного мозга (грубое нарушение пропорций тела);

       в рисунках лиц, придающих боль­шое значение интеллектуальным способностям, сверхценность интеллектуальной сферы;

       фантазирование воспринимается как основной источник наслаждения;

       при наличии головных болей раз­личного происхождения.

Маленькая голова:

       чувство неадекватности в социаль­ной и (или) интеллектуальной сферах;

       стремление преодолеть рациональ­ный контроль для удовлетворения телесных влечений и уйти от болезненных переживаний или чувства вины, повышенная импульсивность в поведении.

Волосы

Волосы — символ величия для мужчин и красоты, изящества, привлекательности для женщин, признак здоровья, силы, обаяния. Важно учитывать количество волос, вид прически, особенности линий и штриховки.

Необычные прически:

       демонстративность;


Рекомендации по интерпретации результатов методики ДДЧ


       нарциссические черты личности.

Роскошные, красивые волосы (на женских рисунках) — значимость сексуальной привлекательности.

Лицо

Лицо является символическим отображением сферы общения, показателем уровня социального приспособления и отношения к окружающим людям.

Слабо прорисованные элементы лица, их нечеткость:

       застенчивость, боязливость, ро­бость;

       ощущение собственной неадекват­ности в персональных взаимоотношениях.

Тщательная прорисовка элементов лица\

       сильная озабоченность взаимоот­ношениями с окружающими;

       озабоченность своим внешним ви­дом;

       восприятие действий окружающих как враждебных и возникновение защитного доминантного, агрессивного стиля взаимодействия.

Заштрихованное лицо:

       выраженная тревога;

       психическое расстройство.

Отсутствие черт лица:

       враждебность, настороженность;

       шизоидные черты личности;

       стремление избежать общения;

       несформированность коммуника­тивных навыков.

«Разорванное лицо» (контур лица не замкнут или прерывается):

       неадекватность в отношениях с людьми;

       органическое или психическое на­рушение.

Глаза

Глаза рассматриваются как символическое отображение способа взаимодействия и получения информации об окружающем мире и других людях, принятия или отвержения внешнего мира, отражение внутреннего мира человека (глаза — зеркало души).

Большие глаза:

       чувство страха, беспокойства, подо­зрительности;

       потребность в самозащите;

       эгоцентризм;

       демонстративность, желание обра­тить на себя внимание;

       склонность обольщать, соблазнять, кокетливость (особенно в сочетании с длинными ресницами).

Маленькие глаза:

       погруженность в себя;

       желание видеть как можно меньше.

Глаза как точки:

       подозрительность;

       нарушение межличностных отно­шений.

Отсутствие глаз:

       стремление избегать зрительной информации;

       наличие зрительных галлюци­наций.

Закрытые глаза:

       враждебность;

       стремление избегать неприятных визуальных стимулов.

Уши

Уши символизируют отношение человека к аудиальной стимуляции —


Рекомендации по интерпретации результатов методики ДДЧ


открытость восприятия или настороженность к окружающему миру.

Необычные или акцентированные уши:

       навязчивое стремление постоянно прислушиваться;

       поражение слухового анализатора, нарушение слуха; • чувствительность к критике;

       слуховые галлюцинации. Маленькие или слабо прорисованные уши:

       желание закрыться, защититься от критики, заглушить ее;

       избирательное восприятие инфор­мации.

Нос

Нос рассматривается как сексуальный символ, его принято считать наиболее очевидным «фаллическим заменителем».

Необычное или акцентированное изображение носа:

       сексуальная проблематика (чув­ство сексуальной неполноценности, значимость сексуальной сферы, стремление к мужской роли, сексуальная дезадаптация);

       дисморфофобия (убежденность в мнимом уродстве носа или переоценка физического дефекта).

Прорисованные ноздри:

       стремление человека к чувствен­ным удовольствиям;

       повышенная обонятельная чув­ствительность;

       нарушение обоняния.

Рот

Психоаналитики считают рот первым источником чувственного и эротического удовольствия.

Рот также может восприниматься как орган познания и контакта с миром, а также как орудие «вербальной» агрессии.

Акцентирование рта:

       повышенная речевая активность;

       словесное «недержание», скверно­словие, вербальная агрессия;

       наличие речевых нарушений;

       алкоголизм;

       фиксация на пищевых проблемах.

Отсутствие рта:

       оральные конфликты (с позиции психоаналитической теории);

       проблемы с вербальной коммуни­кацией.

Рот, изображенный одной линией:

       напряженность;

       тенденция к гиперкритичности, аг­рессивности;

       возможны садистские наклонности.

Широкий оскал улыбки:

характерен для рисунков детей; у взрослых может выражать подавленную агрессию, вынужденную приветливость.

Изображение зубов — вербальная агрессия (особенно на рисунках взрослых).

Полные губы — женственность, чувственность.

Подбородок

Подбородок — символ мужественности, решительности, настойчивости.

Подчеркнутый подбородок — потребность доминирования, подчинения себе других людей.

Слишком крупный подбородок:

       слабость и нерешительность, жела­ние скрыть собственную неполноценность;


Рекомендации по интерпретации результатов методики ДДЧ


       стремление проявить свою муже­ственность, продемонстрировать большую решительность;

       скрытый страх перед ответственно­стью;

       агрессивные черты личности.

Слабовыраженный, маленький подбородок — чувство беспомощности, неуверенности.

Подбородок, скрытый за бородой, — выраженное желание подчеркнуть свои сексуальные достоинства и мужскую привлекательность.

Шея

Шея связывает тело (импульсивная жизнь) и голову (интеллектуальный контроль) и характеризует уровень равновесия между интеллектуальными и эмоциональными проявлениями.

Акцентированная, подчеркнутая шея — сильная потребность в интеллектуальном контроле эмоциональных импульсов.

Короткая, толстая шея — потворствование своим слабостям и желаниям.

Толстая и длинная шея (крупная) — осознание своих телесных импульсов и выраженное стремление к их контролю.

Длинная шея:

       гиперсоциальные установки, ри­гидность, желание жестко контролировать потребности своего тела;

       шизоидные черты личности.

Отсутствие шеи:

       в рисунках детей дошкольного воз­раста;

       низкая зрелость, нахождение во власти телесных влечений;

       проблемы с рациональным управ­лением своими импульсами.

Кадык — подчеркивание своей мужественности.

Туловище

Тело человека рассматривается в связи с основными потребностями человека и его отношением к ним. Пропорции головы и туловища соотносятся с отношением между телесными и духовными потребностями человека.

Длинное и узкое туловище:

       замкнутость, отгороженность, ши­зоидные черты личности;

       плохой контакт с окружающими.

Угловатое или квадратное тело — стремление подчеркнуть мужественность.

Маленькое туловище — отрицание телесных влечений как низменных, чувство собственной малоценности.

Крупное туловище — неудовлетворенность потребностей как осознаваемых, так и неосознаваемых.

Отсутствие тела:

       интеллектуальная недостаточность;

       психические нарушения;

       нарушения схемы тела;• отрицание телесных влечений;

       непринятие себя.

Мускулистое тело:

       нарциссические черты личности, эгоцентризм;

       стремление представить себя в вы­годном свете.

Плечи

Плечи — символическое выражение физической силы и физического совершенства.

Маленькие плечи — ощущение ничтожности, малоценности.


Рекомендации по интерпретации результатов методики ДДЧ


Покатые плечи:

       чувство отчаяния, вины, уныния;

       недостаток жизненных сил;• женственность.

Угловатые плечи (квадратные, прямоугольные):

       оборонительная позиция по отно­шению к людям; • излишняя осторожность;

       враждебные тенденции.

Большие плечи:

       ощущение большой физической силы или стремление к этому;

       чрезмерная озабоченность силой и властью;

       переживание сильных телесных импульсов.

Плечи неравные (различающиеся по размеру) — эмоциональная нестабильность, внутриличностный конфликт (если такой стиль рисования не связан с нарушениями мелкой моторики).

Руки

Руки являются символом действий, созидающей активности человека. Это — основное средство воздействия на окружающую среду, способ выражения чувств человека, его личной силы и контактов с окружающими.

Расслабленные, свободные, гибкие руки — легкость адаптации в межличностных отношениях.

Отсутствие рук:

       чувство вины, депрессия;

       чувство бессилия, неадекватности;

       пассивность;

       подавляемые враждебные тенденции.

Короткие руки:

       отчужденность, стремление сдержи­вать эмоциональные проявления;

       отсутствие стремления к деятель­ности.

Руки, расположенные близко к телу:

       сдержанность в своих проявлениях;

       ригидность;

       затруднения в установлении соци­альных контактов;

       пассивность.

Тонкие, слабые руки:

       переживание тщетности и неэф­фективности своих усилий, беспомощность;

       чувство неадекватности.

Руки длинные и слабые — зависимость, потребность в опеке.

Длинные руки:

       амбициозные установки, стремле­ние к действию, желание чего-то достигать, чем-то завладеть;

       стремление к автономии.

Крупные, толстые руки:

       стремление к максимальному удов­летворению жизненных потребностей;

       энергичность, ощущение силы.

Мускулистые руки:

       стремление к власти;• демонстрация собственной силы;

       агрессивность.

Руки, скрещенные на груди:

       враждебные чувства к окружающим, подозрительность и мнительность;

       ощущение себя отвергнутым, пере­живание враждебности окружающих.

Руки, поднятые вверх:

       стремление компенсировать соб­ственную слабость, желание быть сильным, властвовать над другими;

       агрессивные желания;


Рекомендации по интерпретации результатов методики ДДЧ


       подавленное чувство враждебности по отношению к окружающим.

Руки, скрещенные, спрятанные за спиной:

       недостаточный контроль над чув­ствами враждебности и гнева;

       необщительность, замкнутость;

       неудовлетворенность своим поло­жением;

       нежелание уступать и идти на ком­промиссы.

Руки, упирающиеся в бока:

       критичный собеседник, нежелание идти на уступки;

       враждебность.

Кисти и пальцы рук

Кисти рук рассматриваются как символ, отвечающий за компетентность в социальных контактах и продуктивность в деятельности. По характеру изображения судят о вариантах социального поведения, характере контактов с окружающим миром.

Сильно заштрихованные или акцентированные кисти рук:

       беспокойство или чувство вины в связи с нежелательным социальным поведением;

       агрессивность.

Укороченные, подрезанные, маленькие кисти рук:

       беспокойство, тревога при контак­тах с окружающими людьми;

       чувство неадекватности в ситуаци­ях социального взаимодействия.

Кисти, сжатые в кулаки: • протестные, бунтарские реакции;

       агрессия.

Кисти рук, сложенные в замок, — сознательные усилия подавить и проконтролировать проявления своих агрессивных импульсов.

Недостаточное количество (меньше 5) пальцев на руке — зависимость и бессилие человека (кроме рисунков дошкольников, у которых еще формируются навыки счета).

Пальцев больше 5 — агрессивность, амбициозность (кроме рисунков дошкольников, у которых еще формируются навыки счета).

Длинные и острые пальцы рук — открытое проявление агрессии.

Ноги

Ноги рассматриваются как символ опоры, устойчивости, направленности на практическую ориентацию, ассоциируются с чувством безопасности и способностью к перемещению.

Отсутствие ног:

       патологическое чувство беспомощ­ности, зажатости;

       ограниченность проявлений соб­ственной воли;

       наложение запрета на получение удовольствий от жизни.

Ноги, не поместившиеся на лист (как бы отрезанные) — апатия, замкнутость, робость (если это не связано с нарушением пространственного анализа и синтеза).

Большие, длинные ноги — сильное стремление к независимости, потребность в автономии.

Короткие ноги — ощущение психической и физической неловкости.

Широко расставленные ноги:

       агрессивность, демонстрируемое пренебрежение;


Рекомендации по интерпретации результатов методики ДДЧ


       маскировка чувства собственной незащищенности.

Скрегцтные, сильно сдвинутые ноги:

       напряженность;

       ригидность;

       опасения по поводу сексуальных притязаний других (у подростков осознание своей сексуальности).

Стопы ног

Стопы можно рассматривать как обозначение чувств человека в отношении собственной мобильности.

Отсутствие стоп — замкнутость, робость, беспомощность, ограничение независимости.

Маленькие, крошечные стопы чувство незащищенности, подавленности, боязливости, скованности, проявление женственности.

Большие, длинные стопы — потребность демонстрировать мужественность, чувствовать безопасность своего положения.

Одежда человека

Отсутствие одежды:

       эгоцентризм, телесный нарциссизм;

       незрелость;

       социальная дезадаптация;

       сексуальные проблемы;

       дефицит сексуального удовлетво­рения;

       протестные реакции против сексу­альных норм;

       психические расстройства;

       на рисунках профессиональных художников.

Тщательно прорисованная одежда:

       стремление к социальному одобре­нию;

       поверхностность в контактах, закры­тость в общении, предпочтение ролевого взаимодействия интимному;

       сильный рациональный контроль;

       эгоцентризм;• экстравертированность.

Строгий, деловой стиль одежды — стремление контролировать проявление своих чувств.

Униформа — потребность в повышении своего статуса, потребность подчинять себе людей или подчиняться самому.

Военная форма:

       потребность доминировать, вла­ствовать или подчиняться (в зависимости от чина — генерала или солдата);

       враждебность, агрессивность.

Сказочная одежда (принцесс, принцев):

       инфантильность,

       склонность к фантазированию, ухо­ду от реальности.

Одежда, откровенно подчеркивающая формы фигуры (эротическая), — напряженность сексуальной потребности.

Спортивная одежда — стремление подчеркнуть силу, мужественность, мобильность, активность жизненной позиции.

Анализ содержания

пострисуночного рассказа

Проведение пострисуночного опроса по стандартной процедуре (в виде беседы или интервью) не требовало разработки специальных приемов ана­


Рекомендации по интерпретации результатов методики ДДЧ


лиза вербальной продукции. Ответы обследуемого человека на заданные вопросы анализировались в основном на качественном уровне. Направление анализа определялось целью вопросов, таких как уточнение деталей изображения, получение ассоциаций, проверка возникших у психолога предположений. Использовались разнообразные формы применения вербальной части методики ДДЧ: составление рассказа, истории, сочинение сказки по созданным рисункам, поэтому перед исследователями возникала задача поиска оптимальных способов анализа текста. Если мы предлагаем обследуемому человеку придумать рассказ (историю, сказку), то тем самым усиливаем вербальную фазу методики. В этом случае мы можем получить разную, а зачастую и неожиданную, информацию, которая требует более пристального рассмотрения.

При индивидуальной работе с клиентом качественного уровня анализа рассказов, как правило, достаточно. Акцент делается на рассмотрении содержательных и смысловых характеристик, таких как тема, наличие сюжета, персонажи или герой. Непосредственность контакта с клиентом позволяет при необходимости получить от него дополнительную информацию, проясняющую возникшие вопросы. При проведении научных исследований и использовании групповой формы применения методики исследователь работает с письменными вариантами рассказов. Поэтому здесь важно найти способы формализации процедуры анализа и определить количественные показатели. Несмотря на многочисленные публикации, подтверждающие клиническую информативность проективных рассказов, технология их анализа и интерпретации разработана недостаточно.

В психологии интерес к изучению информативности, диагностической ценности и приемов анализа проективного рассказа во многом связан с использованием «Тематического апперцептивного теста» (ТАТ) — классической проективной методики Г. Меррея. Широкое применение этой методики требовало решения теоретических, методологических и методических проблем. Не рассматривая подробно имеющиеся в литературе данные, остановимся на том, что может быть использовано при решении практических задач, возникающих при анализе рассказов по методике ДДЧ. Так, вполне применимы при анализе и оценке информативности рассказов по рисункам дома, дерева и человека сформулированные Г. Линдзи допущения, определяющие интерпретацию рассказов по методике ТАТ.

Линдзи говорит о том, что при сочинении истории велика вероятность идентификации автора с одним из действующих лиц, переживания, потребности и конфликты которого могут быть присущи автору. Это положение справедливо для любого проективного рассказа (так же, как и для рисунка), но не всегда легко определить объект (если персонажей несколько) и степень идентификации. Критерии для определения объекта идентификации и возникающие при этом пробле­

73

Рекомендации по интерпретации результатов методики ДДЧ

мы подробно рассмотрены Г. Мерреем. Указаниями на персонаж, с которым автор истории себя идентифицирует (в методике ТАТ он именуется «героем»), могут быть: • совпадение с ним по полу;

       совпадение по возрасту;

       совпадение по социальному статусу;• совпадение фактов биографии;

       то, что взгляды и переживан ия пер­сонажа наиболее близки автору;

       подробное описание мыслей и чувств какого-либо из персонажей;

       употребление прямой речи;

       то, что чаще всего в рассказе ему отводится ведущая роль.

При попытке определения объекта, с которым автор себя идентифицирует, можно столкнуться со сложностями, например:

       возможна идентификация не с од­ним, а с несколькими объектами, когда социально неприемлемые действия и переживания приписываются персонажу, наименее похожему на автора (возможно, другого пола или возраста);

       идентификация по ходу рассказа может перемещаться с одного персонажа на другой;

       две конфликтующие тенденции личности автора могут приписываться двоим разным персонажам, внутренний конфликт проявляется как внешний.

Положение Линдзи о необходимости учитывать при анализе содержания текста возможность представления информации о стремлениях, конфликтах и особенностях автора в неявной или символической форме очевидно и не требует подтверждения.

Диагностическая ценность рассказов не одинакова, а в некоторых из них такая информация может отсутствовать, Это важное наблюдение приводит исследователя к взвешенной оценке возникающих предположений и выводов. При составлении рассказа может быть сделан пересказ известных сказки, истории, литературного произведения: это — способ ухода от травматических переживаний или нежелание раскрываться. Присутствие в рассказах повторяющейся темы или темы, не имеющей прямой связи с выполняемым заданием, имеет большее диагностическое значение.

Анализируя проективные рассказы, необходимо учитывать, что их содержание может относиться не только к настоящему времени и отражать актуальные проблемы, но и к значимым событиям из прошлого опыта или к представлениям о будущем.

Кроме общих теоретических и методических положений были разработаны многочисленные и разнообразные схемы анализа рассказов по методике Г. Меррея, которые послужили основанием для современных схем интерпретации, представленных в «Руководстве Д. Н. Леонтьева к Тематическому апперцептивному тесту».

Рекомендации по интерпретации результатов методики ДДЧ

Широко известна схема анализа проективного рассказа С. Томкинса, где предлагались четыре основные категории анализа — векторы, уровень, условия и квалификаторы. При анализе рассказов по методике ДДЧ могут представлять интерес первые две категории. Векторы — это характеристика направленности поведения и стремлений человека (героя или персонажа рассказа). По предлогам, используемым автором рассказа («на», «от», «к»,

«с», «для», «против», «ради», «под», «из-за», «за»), можно определить характер отношений героя с окружающими. Например, предлоги «к», «с» свидетельствуют о желании присоединиться, приблизиться, сократить психологическую дистанцию с другими персонажами, предлог «от» — о желании дистанцироваться.

Уровень, по С. Томкинсу, определяется тем, что описывается в рассказе, в какой плоскости разворачиваются события. Диапазон достаточно широк — от реальных событий и действий до воображаемых и иллюзорных (всего 17 уровней).

По-видимому, категория «уровень» оказалась очень продуктивной, поэтому предлагается разными авторами, но ее содержательное наполнение может быть разным. Так, Ф. Уайетт выделяет уровни:

       конкретно-фактический;

       эндопсихический (описание внут­ренних переживаний);

       символический;

       прошлого и мифологии;

       мнимости;• условности.

Обращает на себя внимание то, что нет единого основания для выделения уровней; учитывается лишь несколько возможных оппозиций: внешнее- внутреннее, реальное-вымышленное, прошлое-будущее. При анализе содержания рассказов Уайетт предлагает различать персонажи по степени значимости, подразделяя их на основных и второстепенных. Отношения между персонажами рассказа рассматриваются на двух уровнях — формальном и эмоциональном.

Д. А. Леонтьев (2000) предлагает при анализе рассказа выделять следующие уровни:

       описания (статичность описания);

       сюжета (развитие событий);

       идентификации (выраженное отож­дествление себя с персонажем);

       интерпретации (события получают оценку с позиции наблюдателя);

       обобщения (делаются выводы, со­бытие рассматривается как частный случай).

В интерпретационной схеме Л. Бел- лака понятие «уровень» имеет иной, более конкретный смысл и раскрывает не особенности содержания текста, а различия в глубине его анализа, сделанного исследователем.

Уровень описания — исследователь ограничивается анализом сюжета.

Уровень диагностики — утверждения о возможных проблемах автора рассказа.

Уровень интерпретации — раскрытие смыслового значения текста.

Символический уровень — интерпретация на основе психоаналитических гипотез.

Диагностические показатели анализа рассказа, описываемые в работах современных исследователей, например, В. Э. Реньге, во многом основаны на разработках Г. Меррея. Не перечисляя все возможные содержательные показатели, которые могут быть ис­


Рекомендации по интерпретации результатов методики ДДЧ


пользованы при анализе рассказа, приведем главные из них.

Тема — конкретная сфера жизненных интересов автора (личная, семейная, сексуальная и др.).

Персонаж, или герой, — основное действующее лицо, играющее ведущую роль в сюжете. В центре внимания — выявление чувств, желаний и потребностей героя, а также степени воздействия на него внешних сил. Это позволяет раскрыть динамическую структуру взаимодействия личности и среды, получить информацию о конфликтах личности (содержание, тип конфликта — внешний или внутренний), а также о способах их разрешения.

Цели героя — эта категория анализа может быть дифференцирована на содержание целей, степень их реалистичности, временную локализацию целей, средства достижения целей, преграды (внешние-внутренние, ак- тивные-пассивные).

Интерпретация рассказа определяется выбором не только диагностических показателей для его анализа, но и общего теоретического подхода. Наиболее полно в литературных источниках представлены такие подходы, как:

       психоаналитический, при котором анализ текста проводится на основе механизмов проекции и идентификации;

       поведенческий, основанный на по­ложениях бихевиоризма, при котором анализ содержания направлен на выявление типичных паттернов поведения;

       подход с позиций символического интеракционизма, при котором акцент делается на анализе социального, ролевого взаимодействия.

В последнее время наиболее популярным и продуктивным считается психосемантический подход, позволяющий с помощью анализа вербальной продукции раскрывать содержание индивидуального сознания (включая и неосознаваемые явления): субъективное представление о себе, своей жизни и о мире в целом.

Логика и общий алгоритм анализа вербальной и невербальной продукции, полученной по методике ДДЧ, аналогичны. Поэтому последовательность действий психолога при анализе рассказов соответствует этапам, выделенным при рассмотрении рисунков. Как и при анализе рисунков, важно сформировать общее впечатление, что позволит проникнуть во внутреннее поле сознания автора, почувствовать общий эмоциональный тон рассказа.

Следующий шаг — качественный и количественный анализы текста по заранее определенным формальным и содержательным критериям. Очевидно, что в данном случае можно опираться на уже имеющиеся многочисленные схемы анализа.

Рекомендации по интерпретации результатов методики ДДЧ

Перечень диагностических признаков, которые могут быть использованы при анализе рассказов, очень широк, мы рассмотрим лишь некоторые из них. Наше представление об их информативности сложилось главным образом на основе анализа рассказов подростков. Не исключено, что обследуемый человек может отказаться от обсуждения выполненного им рисунка и составления рассказа. Отказ является значимым признаком; очень важно определить, чем он вызван. Причинами такого поведения испытуемого могут быть:

       негативное отношение к обследова­нию;

       боязнь самораскрытия;

       низкие вербальные способности;

       заниженная самооценка;

       астения, сниженная работоспособ­ность;

       наличие сильной психотравмирую­щей ситуации, каким-то образом связанной с рисунком.

Формальные показатели

Темп речи

При обследовании детей предпочтительнее устная форма составления рассказа. Это позволяет учесть невербальные проявления и паралингвисти- ческие особенности речи. Кроме того, речь ребенка в этом случае ярче и непосредственнее; при письменной форме рассказа боязнь сделать ошибку может проявиться в использовании более простых слов и коротких предложений. Характерно, что при устном изложении рассказы обычно бывают больше по объему.

Быстрый темп речи:

       эмоциональное возбуждение (воз­можно, ситуативно обусловлен­

ное);

       индивидуальная особенность, свой­ство темперамента;

       развитое воображение;

       интерес к выполнению задания.

Медленный темп речи:

       состояние утомления;

       сниженное настроение;

       отсутствие интереса к заданию;

       нарушение внимания;

       тревожность;

       низкий уровень вербального интел­лекта.

Особенности речи

В зависимости от формы составления рассказа (устной или письменной) могут быть использованы различные критерии анализа.

Особенности лексики

Соотношение количества глаголов и прилагательных — показатель, более надежный при анализе письменной речи, он может быть использован и при анализе устной речи.

Преобладание глаголов и глагольных форм — признак высокого уровня активности и экстравертированности.

Преобладание прилагательных — признак низкого уровня активности, склонности к созерцательности, инт- ровертированности.

Речевые штампы и цитаты

       Низкий уровень вербального ин­теллекта.

       Маскировка субъективной значи­мости или болезненности темы.

Объем рассказа

Объем рассказа — это хотя и формальная, но далеко не однозначная характеристика текста, значение которой мы можем определить, наблюдая за поведением испытуемого.

Рекомендации по интерпретации результатов методики ДДЧ

Большой объем рассказа

□ Высокая мотивация достижения — обследуемый стремится придумать самый большой рассказ; он часто уточняет обычные размеры рассказов; как правило, его рассказ не очень высокого качества, объем достигается за счет тщательного и подробного перечисления деталей рисунка, возможны повторы.

□ Демонстративность — желание произвести впечатление.

П Эмоциональная возбудимость (при устном рассказе) — рассказ малологичен, стремительная речь, испытуемый не может удержаться на месте.

П Литературная одаренность — возможно, автор такого рассказа — будущий Толстой или Достоевский, но это не исключает наличия у него психологических проблем.

□ Высокий уровень вербального интеллекта (в случае подтверждения этого предположения при качественном анализе текста — например, логичность рассказа, большой словарный запас, использование сложных грамматических конструкций и др.).

□ Социальная дезадаптация — проблемы в межличностных или семейных отношениях; вариант нетипичный, но возможный, например, при фрустрации базовых потребностей (в безопасности, принятии и любви) фантастический рассказ большого объема может быть результатом актуализации психологических защитных механизмов, а уход в мир фантазий — проявлением компенсации.

Малый объем рассказа

□ Негативное отношение к исследованию и формальное выполнение задания.

□ Низкий уровень развития вербальных способностей, в этом случае клиент испытывает трудности при сочинении всех трех рассказов.

□ Конфликтность темы (особенно если вызывает затруднение только один рассказ).

П Низкая работоспособность и быстрое утомление.

Логичность рассказа

Логичность:

       хороший уровень вербально-логи­ческого мышления;

       сформированность функции само­контроля.

Нелогичность, непоследовательность изложения, незаконченность:

       низкий уровень развития вербаль­но-логического мышления;

       нарушение внимания;

       погруженность в переживания и в связи с этим слабый рациональный контроль.

Наличие противоречий между рисунком и рассказом: • проявление невнимательности;

       результат богатого воображения (рисунок только дает импульс для фантазии автора);

       проявление психологической не­адекватности при психических расстройствах;

       проявление защитных механизмов (рисунок — это то, как себя воспринимает автор, а рассказ — это то, чего он хотел, как реальное и идеальное Я).

Рекомендации по интерпретации результатов методики ДДЧ

Временной план описываемых событий

Временной план рассказа позволяет понять отношение автора к настоящему, степень удовлетворенности собой и своим положением в социуме. Наличие временного плана, то есть сочетания прошлого, настоящего и будущего, — признак отсутствия психологических проблем и сформированное™ временного аспекта Я-концепции личности.

Прошлое:

       отрицательное отношение к насто­ящему или к себе в настоящем;

       проявление актуальности ранее пе­режитых психологических проблем или психотравмирующих ситуаций (неотреагированных или все еще не потерявших своего значения);

       желание найти в своем прошлом опору для решения актуальных проблем;

       желание снизить остроту эмоцио­нальных переживаний путем воспоминаний о прежних приятных чувствах и эмоциях;

       проявление желания уйти от кон­фликтных или субъективно значимых проблем, к решению которых испытуемый не готов.

Если в рассказе подростка описывается только отдаленное прошлое (личное или историческое), то это признак не только дискомфорта в реальной ситуации, но и отсутствия жизненной перспективы.

Настоящее:

       более типичный и менее диагности­чески значимый вариант описания;

       признак отсутствия значимых пси­хологических проблем;

       проявление способности контроли­ровать актуальные жизненные ситуации;

       проявление индивидуальных осо­бенностей отношения ко времени: быть (здесь и теперь).

. Будущее:

       один из вариантов ухода от про­блем в настоящем, особенно при глубине и нереалистичное™ временной перспективы;

       осознание автором своих возмож­ностей (что дает основание для благоприятного прогноза, особенно в сочетании с описанием настоящего времени); однако при этом важно учитывать, какой тип реакции на внешние воздействия свойствен подростку и какова степень зрелости механизмов совладающего поведения.

Содержательные показатели

Общий эмоциональный фон рассказа

Эмоциональный фон рассказа — источник информации об эмоциональных переживаниях автора. Этот фон может быть нейтральным или эмоционально окрашенным; он может усиливаться за счет описания интенсивных эмоциональных переживаний персонажей.

Позитивный эмоциональный фон:

       проявление оптимизма, доверия к миру в целом и к окружающим (при умеренной интенсивности);

       удовлетворенность собой, наличие успеха, удачи или везения (при умеренной интенсивности);

Рекомендации по интерпретации результатов методики ДДЧ

       компенсация травмирующих нега­тивных переживаний созданием в сочинении неправдоподобно счастливого персонажа (при высокой интенсивности).

Нейтральный эмоциональный фон:

       проявление эмоциональной устой­чивости;

       рациональное отношение к жизни;

       проявление формального отноше­ния к обследованию;

       отсутствие конфликтных пережи­ваний и значимых проблем.

Негативный эмоциональный фон:

       пессимистический взгляд на жизнь;

       наличие психотравмирующих со­бытий;

       сниженное настроение;

       агрессивное, враждебное отноше­ние к миру.

Тема

Тема рассказа в норме соотносится с нарисованным образом. Иногда рисунок может служить только отправной точкой для развития сюжета, а затрагиваемые в рассказах темы очень разнообразны.

Диагностически значимыми, позволяющими говорить о возможности психологического неблагополучия являются следующие темы:

                     одиночества;

                     смерти;

                     болезней, увечий;

                     насилия;• катастроф.

Но при интерпретации необходимо учитывать возрастные и индивидуальные особенности обследуемого. Например, у детей 8 лет тема одиночества встречается редко; эта проблема для них нетипична, ее появление в рассказе может быть вызвано особым жизненным опытом ребенка, что требует внимания при анализе. В подростковом возрасте, наоборот, переживание одиночества свойственно большинству обследуемых, в этом случае важно учесть не появление темы одиночества, а остроту переживаний и особенности реакции подростка. Возникновение темы ограбления

в рассказе о доме оправдано, если в недавнем прошлом такое событие произошло в жизни обследуемого. Соответственно, появление темы болезни может быть связано с госпитализацией, то есть с реальной ситуацией.

Особенности сюжета

Интерпретировать содержание рассказа можно только при знании анамнеза и биографических данные клиента, а также его текущих проблем.

В содержании рассказов может отражаться:

       то, что реально происходило в жиз­ни обследуемого;

       то, что он испытывает в настоящий момент;

       то, что им не осознается, но являет­ся источником напряжения и проявляется в символической форме;

       то, к чему он стремится;

       то, каким ему представляется бу­дущее.

Характер взаимодействия с окружающими

□ Конструктивная поведенческая активность, направленная на достижение цели, разрешение конфликта.


Рекомендации по интерпретации результатов методики ДДЧ


□ Социальная активность, направленная на поиск поддержки, помощи со стороны окружающих.

□ Агрессивное поведение как способ достижения цели, как форма самоутверждения или самозащиты.

□ Пассивность, отказ от деятельности.

□ Эмоциональные формы реагирования.

Пример анализа пострисуночного рассказа

Диагностические возможности анализа вербальной продукции иллюстрирует рассказ о рисунке человека.

Автор рассказа 12-летний подросток, который был госпитализирован в связи с суицидальными намерениями. Родители обнаружили предсмертную записку: мальчик собирался спрыгнуть с крыши дома, но испугался.

Рассказ о человеке. Мальчик очень странный, он живет в том доме, который стоит за холмом, он ка- кой-то лунный человек. В полнолуние он встает и ходит как лунатик. Он встает и ходит к воде, потом он ходит по воде по этой, он может плавать под водой очень долго, без воздуха, как человек-амфибия. Он может летать как птица. Ему это очень нравится, он дружит с деревом, Полканом и кошкой. Вместе они очень весело играют. Он может меняться цветом: когда он захочет, он меняет цвет, окраску лица, рук и всего тела. Он может быть также

разноцветным, он может покрываться пятнами, всякими разными фигурами. Скорее всего, эти секреты в том, что он родился в ночь, когда была полная луна, и его мама умерла от родов, когда рожала, и у него остался отец. Отца он очень любит. Он бы очень хотел, чтобы мама вернулась, но это невозможно, потому что оттуда никто не возвращается.

Объем рассказа и его содержание позволяют видеть хороший словарный запас и вербальные способности мальчика. Общий эмоциональный фон минорный, печаль пронизывает текст рассказа. Содержание сюжета фантастическое, что часто встречается при нарушении социальной адаптации. Можно предположить, что автор идентифицирует себя с героем рассказа, так как есть совпадение возраста, пола и эмоциональных переживаний (данные анамнеза и беседа с родителями подтвердили это).

Уникальные способности главного героя — это то, к чему стремится рассказчик; вероятно, он ощущает недостаток своих сил и возможностей, для того чтобы справляться с жизненными трудностями. Характер взаимодействия с окружающим неагрессивный; главный герой испытывает любовь к отцу. То, что в рассказе говорится о родителях, не очень типично для подростков и может быть признаком особой значимости для мальчика отношений с ними. Кроме того, можно предположить, что его не удовлетворяют существующие отношения и он не видит реальной возможности получить от близких людей то, в чем нуждается. Интровертирован-


Рекомендации по интерпретации результатов методики ДДЧ


ность, присущая мальчику, также затрудняет установление социальных контактов. В рассказе отсутствуют окружающие люди; герой рассказа одинок; его друзья — это дерево, собака и кошка. В рассказе затрагивается тема смерти, что нетипично для двенадцатилетнего возраста, и конец рассказа грустный, несмотря на фантастические способности главного героя.

Интерпретация этого рассказа возможна только при знании анамнеза. Рождение ребенка значительно ухудшило состояние здоровья матери: почти полтора года она лечилась. Поэтому с раннего возраста отец мальчику стал наиболее близок. По словам матери, когда она выписалась из больницы, сын ее не узнал: необходимой для эмоционального развития ребенка привязанности между ними не возникло.

При обследовании по методике Векслера у мальчика было выявлено высокое интеллектуальное развитие, но структура интеллекта оказалась неравномерной, что проявилось в неодинаковой успеваемости по различным школьным дисциплинам. У него высокий уровень мотивации достижения, но затруднены отношения со сверстниками, так как не сформированы коммуникативные навыки. Возникновение суицидальных намерений связано с предполагаемым разводом родителей и неудачами в учебе: была реальная угроза остаться на второй год.

Таким образом, в содержании рассказа нашли отражение острая психотравмирующая ситуация, в которой оказался подросток, а также характер его реакции на сложившуюся ситуацию.




Иллюстративные примеры применения методики ДДЧ


как искажение временного поля личности, как обращенность в прошлое, что нетипично для подростка. Скорее всего, это — проявление психологического неблагополучия, истоки которого в семейных отношениях. Данные анамнеза позволяют подтвердить это предположение. Дом нарисован непосредственно у левого края листа, что может быть признаком незащищенности и страха перед будущим. Некоторое смещение вверх позволяет говорить о стремлении мальчика уйти от реальности.

Пропорции

Пропорции воспроизведены в рисунках без искажений, исключение составляет несоразмерность крыши дома.

Размер

Обращает на себя внимание небольшой размер дома по сравнению с размерами дерева и человека. Возможно, это свидетельствует о большом значении для подростка семейных отношений, а может быть, это — прямое отражение реальности, так как из текста рассказа видно, что это — конкретный дом из прошлого.

Графические характеристики

Линии различаются по нажиму, особенно на рисунке дерева: так, при изображении ствола линии более толстые и двойные, а крона нарисована тонкими, неуверенными линиями. Вариативность линий может быть проявлением эмоциональной лабильности и импульсивности.

84

Содержательные признаки рисунков

Рассказ о доме. С этим домом связано очень многое. Одним из самых лучших воспоминаний был дом на Выдере. Все время, каждое лето до того, как бабушка умерла, я проводил на Выдере. Дом этот не такой, как, например, дом на даче у мамы: от него веет спокойствием, тишиной. Сейчас он уже переделан.

Наиболее значимые признаки дома: большая крыша, мало окон, дверь без ручки, нет крыльца. Но поскольку это — изображение реального дома, который остался в прошлом, то вряд ли целесообразно анализировать его детали, хотя дверь без ручки и отсутствие ступенек могут иметь для мальчика и символическое значение. Может быть, дом — это символический образ бабушки, навсегда оставшейся в прошлом.

Рассказ о дереве. Дерево это растет на дороге, ведущей в Песчанку. Река, которая изображена внизу, — это река Оредеж. Исходит она из трех источников. Прямо около этого обрывамы с папой каждые выходные ездили купаться.

Обращает на себя внимание то, что дерево находится над рекой, у обрыва, и практически не имеет опоры, оно как бы висит в воздухе. И хотя опять есть реальный прообраз изображенного дерева, его выбор представляется неслучайным. Ширина ствола, подчеркнутость его границ вместе с нечетко прорисованной кроной и отсутствием опоры позволяют говорить о противоположных тенденциях. С одной сторо­


Иллюстративные примеры применения методики ДДЧ


ны, это — желание заявить о себе, а с другой — отсутствие внутреннего равновесия, стремление к безопасности, неудовлетворенность социальными отношениями.

Рассказ о человеке. Все мои рисунки, на которых изображены рыцари и рыцарские подвиги, я почерпнул из энциклопедии и компьютерных игр. Сейчас я придумываю свою. Орки — это легенда такая. До того как появилось огнестрельное оружие, в средние века на английских островах стояла большая крепость. Люди жили очень хорошо, был у них хороший правитель. Но однажды ранним утром гонец оповестил короля, что на крепость движутся с моря неизвестные суда. Все считали, что это конвой, а за ним — торговые суда. Но вдруг кто-то разглядел странных зеленых монстров, их называли орками. Легенда рассказывает о том, что люди с ними долго воевали, но все-таки смогли их оттеснить. Также в легенде гово­

рится, что орки обладали большой силой и в их стране было очень много магов и волшебников, они в совершенстве владели.

Нарисован рыцарь, все части тела изображены, но закрыты доспехами, ощущения угрозы не возникает (нет оружия, тонкие запястья). Что это — отражение проблемы с телесным Я или демонстрация желаемого социального Я и способ защиты от возможной угрозы?

Общее впечатление от рассказов

Все рассказы написаны от первого лица, поэтому очевидно, с кем себя идентифицирует автор. Такой вариант чаще бывает у единственных детей в семье, склонных к эгоцентризму Возможно, фиксация на своей жизни связана с личностной проблематикой: мальчик тоскует по тому времени, когда его родители были вместе и была жива его бабушка. Несмотря на то что он часто видится с отцом, ему не хватает общения, и в рассказе о дереве он вновь обращается к прошлому.

Анализ рисунков позволяет говорить о дезадаптации подростка, которая в значительной степени связана с конфликтными семейными отношениями. Высокий уровень внутреннего напряжения проявляется в психосоматических симптомах (головные боли).

Данные анамнеза

Мальчик проживает с матерью и отчимом. Инициатором обращения к психиатру явился отчим: он считает, что у мальчика есть психические отклонения — эмоциональная неустойчивость, злобность, взрывчатость. В школе мальчик учится успешно.

Ребенок долгожданный, в раннем возрасте большое участие в его воспитании принимала бабушка, к которой он был очень привязан. Когда ему исполнилось 5 лет, бабушки не стало. Отношения его родных отличаются выраженной конфликтностью (отца, матери и дедушки со стороны отца), но для всех он — единственный и любимый сын и внук. Свободное время мальчик стремится проводить в новой семье отца. Мать ревнует ребенка к отцу, говорит, что «вот появятся у его папы в новой семье дети, и он станет не

85


Иллюстративные примеры применения методики ДДЧ


нужен». В последние пол года появились ночные страхи, были жалобы на головные боли. Отец, мать и дедушка очень переживали за мальчика и неоднократно общались с лечащим врачом и психологом. Была проведена диагностика стиля семейного воспитания с помощью опросника АСВ (опросник заполнили мать, отец, отчим и дедушка), выявились отклонения в стиле воспитания и его противоречивость. По данному опроснику наиболее неблагополучными оказались результаты отчима: ему свойственны гиперопека, недостаточность требований-обязанностей, чрезмерность запретов и санкций, неустойчивость стиля воспитания, непоследовательность, проекция на подростка собственных нежелательных качеств. В стационаре подросток участвовал в работе психотерапевтической группы, при общении с другими детьми проявил стремление к самозащите и уверенность во враждебности окружающих. Таким образом, выявлено, что ребенок не нуждается в медикоментоз- ном лечении, была рекомендована семейная психотерапия.

Пример

Девушка, 19 лет.

Рисунки не представлены по техническим причинам, но анализ рассказов и особенностей выполнения задания иллюстрирует возможность актуализации личностных проблем при применении методики ДДЧ и показывает то, что не может быть единой схемы анализа для всех рисунков.

Ситуация выполнения этого задания следующая. На практическом за­

86

нятии в учебных целях было предложено выполнить методику ДДЧ сту- дентам-психологам.

Это задание вызвало у студентки бурную и неожиданную для нее самой эмоциональную реакцию. Она сказала, что не получается нарисовать дом, тогда ей было предложено рассказать о том рисунке, который она могла бы нарисовать.

Вот как она сама описывает процесс выполнения задания: «Началаработу с рисунка дерева, так как дом вызвал сложности. Вернувшись к рисунку дома, попыталась его нарисовать, но получившиеся подобие тюрьмы не удовлетворило, и рисунок был стерт. Со второй попытки был нарисован другой дом, но и он оказался неприемлемым, и в результате рисунок, также как и последующий рассказ о нем, показывает отсутствие дома».

На листе бумаги остались следы многочисленных попыток нарисовать дом, рисунок неоднократно стирался, в результате бумага оказалась слегка затонированной, а в центре — более светлый фон, сделанный с помощью ластика.

Судя по оставшемуся светлому пятну в центре листа бумаги, дом был небольшого размера и находился посередине. К сожалению, поскольку мы не могли наблюдать за всем процессом рисования, формальный и качественный анализ деталей изображения невозможен.

Рассказ о доме. Что такое дом?

Я даже не знаю, как ответить на этот вопрос. Домэто то место, где тебя кто-то ждет. Дом — это


Иллюстративные примеры применения методики ДДЧ


место, приходя в которое, можно быть собой, где твои радости и неудачи не останутся незамеченными. Дом — то, чего у меня нет.

Как можно видеть, при выполнении задания актуализировались вытесненные психологические проблемы студентки, что вызвало интенсивные и неожиданные для нее самой переживания. Понять истоки этих проблем помогает рассказ о доме, где констатируется значимость дома и то, что его у студентки нет.

Задача нарисовать дерево оказалась выполнимой для студентки, но изображение сделано в необычной технике. Форма дерева слегка затониро- вана, имеются карандашные линии, обозначающие силуэт и ветви, опущенные вниз. При завершении рисунка контуры ствола и ветвей подчеркнуты с помощью светлых линий, сделанных с помощью ластика. Дерево смещено в низ листа бумаги, ствол имеет ряд искривлений. Рассказ о дереве. Дерево — это символ жизни, символ силы и слабости. Дерево, оно как человек, оно рождается, растет и умирает. Ему также нужны забота, внимание и уход. И его, так же как и человека, можно убить. Деревья бывают веселыми и грустными, и может быть, это — люди, которые, уйдя от нас, стали ими.

Рассказ о дереве позволяет уточнить особенности восприятия студенткой себя и отношений с социумом. Вероятно, рассказ о потребностях дерева — это рассказ о потребностях автора рисунка, которые, возможно, удовлетворяются не в полном объеме: в заботе, уходе, внимании, уважении. Как следствие этого, проявляются заниженная самооценка подавленное настроение.

Рисунок человека также выполнен в необычной технике: на затонирован- ном листе бумаги с помощью резинки изображен женский силуэт с поднятыми вверх руками, развевающимися волосами и отсутствием одежды. Изображение черт лица также отсутствует. Нестандартный стиль выполнения изображения можно охарактеризовать как неконформный. Вместо того чтобы рисовать с помощью карандаша, а ластик использовать по прямому назначению, автор все делала наоборот: фон изображения создавала карандашом, а рисовала ластиком. Стиль изображения и детали подтверждают предположение о трудностях в общении, неудовлетворенности отношением к ней значимых людей; возможно, в связи с этим проявляются нежелание общаться, вытесненная враждебность. Рассказ о человеке. Человек как много и как мало заключено в этом понятии! Это — единство души и тела, творчества и материи, мыслей и чувств. Человек бывает разным, живым и неживым, радостным и грустным, общительным и замкнутым. Идеальный человек, его нет, вернее, он есть, но для каждого свой, и часто этот идеал бывает недо- стижимым, а часто мелочен. Человеку многого не хватает: здоровья, счастья, любви и т. д., этот список может быть бесконечен, но главное,

87


Иллюстративные пример^ применения методики ДДЧ


что должен сделать человек,найти себя, принять себя и быть собой.

В рассказе о человеке нет ни конкретной информации, ни сюжета, лишь абстрактные рассуждения. Можно было бы предположить, что абстрактные рассказы свойственны будущим психологам, но это не соответствует нашему опыту и коллекции студенческих протоколов (более 100). Такие абстрактные рассуждения зачастую имеют место при длительном внутри- личностном конфликте, и уход в размышления о предназначении человека в этом случае носит компенсаторный характер. С другой стороны, рассказ открывает нам переживания, размышления и стремления его автора. Отсутствие принятия и поддержки близких людей создает препятствия для самопринятия.

Таким образом, видно, что при использований методики можно актуализировать неосознаваемые переживания и способствовать их возвращению в сферу сознания.

Пример

Девушка, 20 лет (рис. 2, а -в).

Мы не будем разбирать рисунки подробно, а коснемся лишь того аспекта, который позволяет увидеть характерную особенность личности автора. Чем отличаются эти искусно исполненные рисунки?

Рисунок дома не завершен, но, судя по всему, было задумано нарисовать дом, первый этаж которого построен из кирпича, а второй обшит досками. Наличие на рисунке множества одинаковых и тщательно прорисованных деталей (кирпичи, доски, черепица и др.)

х/7?:л^ V" л т з


Рис. 2


Иллюстративные примеры применения методики ДДЧ


может рассматриваться как признак ригидности и инертности нервных процессов, но качество выполнения задания опровергает такое предположение, значит, указанные особенности не присущи автору. На рисунке детально прорисованной оказалась только боковая стена дома, вторая стена осталась пустой. Можно было бы предположить, что студентка устала, но усталость чаще проявляется в ухудшении качества изображения, но не в отказе от его завершения.

Следующий рисунок — дерево, и опять та же ситуация: рисунок остался незавершенным. Нарисованы пять веток с дубовыми листьями, в кроне дерева остались значительные пустые пятна. На последнем рисунке вместо фигуры человека нарисован лишь изящный женский профиль. Можно констатировать, что у автора во всех случаях возникал прекрасный замысел, но не хватало терпения его реализовать. Начав создавать рисунок, автор не учитывал, какие усилия надо приложить, чтобы его завершить. Отсутствие способности планировать и прогнозировать последствия своих решений и действий, низкий уровень самоконтроля — это особенности личности студентки, которые ярко проявлялись в ее поведении по отношению к обучению и к окружающим.

Подростки и Я-концепция

Большая часть представленных в этом разделе рисунков выполнена подростками, которые не обращались за психологической помощью и формально считаются благополучными. Они были обследованы при проведении научно-практического исследования, программа которого включала в себя комплекс методик, направленных на диагностику содержательных и эмоционально-оценочных особенностей представления подростков о себе. Это дало нам возможность использовать полученные по комплексу методик данные при интерпретации результатов применения методики ДДЧ. Для всех подростков, принявших участие в исследовании, актуальны проблемы самопознания, что не могло не проявиться в рисунках; были выявлены и другие психологические проблемы. Приведенные далее рисунки дома, дерева и человека позволяют определить психологическое своеобразие их авторов. Каждый из представленных случаев интересен и отличается от других. Поэтому при интерпретации рисунков мы не рассматриваем последовательно все диагностические признаки, а останавливаемся на наиболее ярких и информативных, выбор которых определялся не только особенностями рисунков, но и нашими впечатлениями от общения с подростками и педагогами.

Пример

Девочка, 13 лет (рис. 3, а-в). Рассказ о доме. Когда-то в лесу была полянка, очень красивая по­

лянка, но однажды грибники нашли ее и один из людей сказал: «На этой поляне я построю дом». И он пост-


Иллюстративные примеры применения методики ДДЧ

Рис. 3


роил дом, и посадил на цепь собаку, чтобы она охраняла этот дом.

Рисунок дома, на первый взгляд, кажется обычным, несколько выделяются тщательно прорисованные рамы окон и двери; эти особенности могут быть признаком открытости и готовности к контактам. Но изображение собачьей будки перед домом ставит под сомнение такое предположение. Наш опыт свидетельствует о том, что изображение будки с собакой может означать, что окружающая среда воспринимается девочкой как враждебная и опасная, от которой необходимо защищаться.

Рассказ о дереве. Жило-было дерево, но однажды на это дерево пришла белка и сделала там дом. Позвала дятла, и дятел там поселился и т. д.

На рисунке дерева можно видеть нечеткие линии ствола; возможно, это проявление чувства неадекватности, бессилия. Ветвей очень мало, нарисовано несколько листочков; тонкие, неуверенные линии. Все эти признаки можно рассматривать как проявление незащищенности и слабости социальных связей. На стволе дерева два дупла, на которые указывают проведенные девочкой прямые линии со словами — «дятел», «белка». Наличие дупла на рисунке может иметь различную интерпретацию: символическое отражение сексуальной проблематики, признак психологической травмы; последнее нам кажется более вероятным. Сопоставление рассказа и рисунка позволяет рассматривать рисунок

дерева в качестве автопортрета девочки. В этом случае белка и дятел воспринимаются как вторгшиеся в ее внутреннее Я, в интимную зону личности. Это вторжение нарушает психологическую безопасность и отнима­


Иллюстративные примеры применения методики ДДЧ


ет жизненные силы, причем автор рассказа считает, что этот процесс еще продолжается, за белкой и дятлом последует кто-то еще.

Рассказ о человеке. Жил был человечек, но однажды на него вылился кислотный дождь, и он превратился в треугольный предмет.

Рисунок человека наиболее примечателен. Обращает на себя внимание маленький размер человека, из существенных деталей лица нарисованы только уши, нет изображения рта, носа, глаз. На основе этих особенностей рисунка возникает ряд предположений. Данные анамнеза (и другие рисунки) сразу же позволяют отвергнуть версию об интеллектуальном дефекте. Более вероятно, что маленький схематичный рисунок человека свидетельствует о заниженной самооценке, отгороженности, замкнутости, нежелании раскрываться. Отсутствие черт лица в сочетании с нарисованными ушами, которые при схематичном образе человека изображаются достаточно редко, могут отражать проблемы в сфере общения: повышенную чувствительность, переживания по поводу услышанного и нежелание общаться. Для уточнения высказанных предположений обратимся к тексту рассказа.

История очень короткая, но в сочетании с рисунками позволяет предположить, что в жизни девочки были психотравмирующие события, которые вызвали нарушение социальных связей, проблемы в межличностных отношениях.

Анализируя все три рассказа, можно заметить одинаковый сюжет: однажды из-за чего-то резко изменяется жизнь к худшему.

Психологическое неблагополучие девочки подтверждают данные комплексного психологического обследования. Она страдает от одиночества, эмоционального дискомфорта. По данным методики Оффера, затруднено функционирование во всех сферах Я (семейное Я, психологическое Я, физическое Я), высокие показатели получены по шкале психопатологических симптомов за счет согласия, например, с таким утверждением: «Я часто чувствую, что лучше умереть, чем жить». По мнению классного руководителя, ученица считается вполне благополучной, но при углубленной беседе учительница вспомнила, что на последнем празднике девочка хотела выброситься в окно, но никто не придал этому значения, посчитали демонстративной попыткой привлечь к себе внимание. Выявились также конфликтные отношения с родителями, отсутствие к ним доверия. В ответах на вопрос: «Кто Я?» нет ни одной психологической характеристики, но есть 22 формальных суждения о себе, характеризующих социальные позиции и роли (дочь, ученица, читательница, соседка по парте, заместитель старосты и т. д.). Отсутствие принятия себя, истоки которого в детско-родительских отношениях, блокирует формирование Я-концепции. Формой адаптации является выстраивание «социального фасада», который скрывает от окружающих истинное положение. Потребность в глубокой и устойчивой эмоциональной привязанности не может быть удов-




Иллюстративные примеры применения методики ДДЧ


возможности оценить дом как теплый и уютный. Дом очень старый, возможно, разрушающийся, тоже не вызывает теплых чувств. Все это позволяет предположить наличие проблем, в семье и в отношении к окружающим. Рассказ о дереве. По просьбе маленького мальчика накануне Нового года два старых мужика поехали в лес. С помощью подъемного крана они вырвали с корнями именно это дерево, потому что на нем уже рос­

ли яблоки, им надо было прикрепить только звезду. Найти бы этого мальчика и оторвать ему уши.,

На рисунке дерева — ель, что может быть признаком эмоциональной неудовлетвореннности, чувства враждебности или ожидания праздника. Тестирование происходило зимой, однако изображение ели не было распространено, и эмоциональный фон рассказа

не соответствует праздничному настроению. Обращают на себя внимание ярко выделенные корни, звезда на елке и игрушки (после прочтения рассказа выяснилось, что это яблоки). Яблоки, которые растут на ели, отражают ощущение подростком своей непохожести: я не такой, как все, моя необычность меня и по1убит. Штриховка небрежная, корни непропорционально велики по сравнению с размером хвои.

В рассказе четко прослеживается восприятие окружающего мира как враждебного, угрожающего жизни, а акцентированные корни означают неудовлетворенность потребности в безопасности, чувство незащищенности. Если попытаться определить, с кем из героев (объектов) рассказа идентифицирует себя подросток (дерево, мужики, мальчик), то наиболее вероятным окажется, что с деревом, которое является жертвой ситуации.

Известно также, что автор может приписывать различным героям рассказа свои чувства и потребности, поэтому можно предположить, что определенные особенности подростка описаны в образе мальчика, которого надо найти и наказать: оторвать уши, как сказано в рассказе. Возможно, таким образом проявилась оценка подростком своих часто необдуманных действий и поступков, от которых могут страдать окружающие и за которые он заслуживает наказания. Рассказ в человеке. Этот рисунок нашли археологи в пещере. Они установили, что этому рисунку больше ста тысяч лет.

Фигура человека изображена из палочек и описывается подростком как наскальный и очень древний рисунок, что можно интерпретировать как проявление негативного отношения к себе.

Из беседы со школьными педагогами стало известно, что этот подросток неоднократно срывал уроки, доводя учителей своими шуточками. На основании анализа рисунков можно предположить, что проявление вербальной агрессии — это реакция подростка на ощущаемую им враждебность окружающего мира и способ компенсации низкой самооценки и повышения собственной значимости.

Результаты, полученные по методике семантического дифференциала, подтверждают отрицательное отношение подростка к себе и его уверенность


Иллюстративные примеры применения методики ДДЧ


в таком же отрицательном отношении со стороны окружающих, возможно, он считает такое отношение справедливым. Более того, возникает ощущение, что подросток провоцирует своим поведением других, добиваясь таким способом подтверждения своей значимости. Как известно, если потребности в любви и принятии не удовлетворены, то ребенок может предпочесть ругань и упреки равнодушию окружающих. Такому предположению не противоречат данные, полученные по методике Оффера, удалось выявить выраженную конфликтность семейных взаимоотношений, высокую эмоциональную неустойчивость, импульсивность и внутреннюю противоречивость личности.

Следующие два примера интересны тем, что выполнены братьями, ди- зиготными близнецами, которые живут вместе и учатся в одном классе.

Пример

Мальчик, 14 лет (рис. 5, а -в).

Рассказ о доме. Это дом. Он горит. Он находится в лесу. Этодеревянный дом. Этоплохой дом.

Самой главной и бросающейся в глаза особенностью рисунка дома является пожар; создается впечатление, что очаг возгорания внутри дома (пламя вырывается через окна). Нарисованы основные детали дома — крыша, окна, стены; линии неаккуратные, не всегда доведенные до следующей детали, например, линии соединения крыши и стен: это может означать импульсивность и низкий уровень произвольной регуляции. Дверь, символизирующая характер социальных контактов, на рисунке отсутствует, что указывает на возможные проблемы.

В рассказе также описывается пылающий дом, который не просто не нравится автору, а оценивается как


Рис. 5


Иллюстративные примеры применения методики ДДЧ


плохой. Гипотез может быть несколько: дом — это автопортрет, что отражает отношение к себе, полное непринятие себя; возможно, это отражение семейных отношений или способов контакта с внешним миром, когда автору в связи со стихийным бедствием не до отношений с окружающими.

Рассказ о дереве. Обычное дерево.

Ему много лет.

Обращает на себя внимание достаточно большой размер дерева. Это означает, что проявляются повышенная чувствительность к воздействию окружающей среды и в связи с этим состояние тревоги. Характер изображения кроны свидетельствует об импульсивности, сложности контролировать свои эмоциональные проявления.

Рассказ о дереве очень короткий, однако можно констатировать, что дерево, хотя и очень старое, — еще живое, не погибло.

Рассказ о человеке. Это избитый человек. Теперь это — зомби, на котором делали опыты.

На рисунке человека — только лицо, вызывающее печальные чувства, лицо страдающего, несчастного человека. Основные черты лица в наличии — глаза, нос, рот, уши, кроме того, на лице имеются синяк под левым глазом, ссадины, мученические морщины, кресты из лейкопластыря. Основной лейтмотив этого рисунка — враждебное окружение нанесло непоправимый урон личности автора.

Таким образом, все три рисунка свидетельствуют о наличии сильной психотравмирующей ситуации, с которой подросток не в силах справиться, интенсивность переживаний ограничивает возможность контролировать свои чувства.

Пример

Мальчик, 14 лет (рис. 6, а-в). Рассказ о доме. Дом на картинке — это наша школа. Вся грязная, разваливающаяся на ходу. Она неплохая.

Размер дома настолько велик, что он не поместился на листе бумаге. Дом, выходящий за правый край листа, может свидетельствовать о желании убежать в будущее, чтобы избавиться от настоящего. Ощущение враждебности окружения и компенсаторная агрессия подтверждаются не сразу бросающимися в глаза признаками, но если приглядеться, то видны трещины и пятна, на стенах здания — надписи: «Учителя — лохи» и другие, на сексуальную тему с использованием ненормативной лексики. В отличие от своего брата, он не стал рисовать жилой дом, а нарисовал свою школу, уточнив, что она неплохая. Вероятно, он, как и брат, считает, что их дом плохой. Описание школы как разваливающейся соответствует действительности: здание старое, давно требующее ремонта. Изображение школы при выполнении задания нарисовать дом не является типичным (в нашей практике это первый случай) и может свидетельствовать о значимости школы, важности знаний либо (что, если учесть рисунок брата, более вероятно) о сознательном или неосознаваемом способе уйти от необходимости изображать семейный очаг. Рассказ о дереве. На картинке изображено дерево, порода не опо-




Иллюстративные примеры применения методики ДДЧ


верное, довел X (приведена реальная фамилия одноклассника, рисунки этого школьника представлены на рис. 4).

Фигура человека изображена с искажениями: непропорционально маленькие ноги, правая нога кажется обрезанной, не нарисованы кисти рук. Изображение мертвого человека может выражать крайнюю степень нежизнеспособности, суицидные намерения или аутоагрессию, а также агрессивное поведение. Характер изображения кистей рук и ног может свидетельствовать о чувстве бессилия, отсутствии безопасности, подавляемых враждебных тенденциях, трудностях контактов с окружающими. В рассказе повесившийся человек назван учителем школы, но на основании этого нельзя отвергать гипотезу о суицидных мыслях мальчика.

По словам педагогов, поведение обоих братьев не вызывало опасений или нареканий: мальчики дисциплинированные, вежливые, готовые откликнуться на просьбу. Правда, они знали о наличии конфликтной семейной ситуации, но не придавали этому особого значения. По результатам ДДЧ выявлены серьезные эмоциональные нарушения, вызванные семейными отношениями, наличие актуальной психотравмирующей ситуации, с которой каждый из братьев пытался справиться в одиночку и по- своему.

Этот пример показывает, что даже выраженные психологические проблемы подростков не всегда доступны наблюдению при межличностном взаи­

4 Психологические рисуночные тесты

модействии, особенно в общении ученика с учителем, и ярко проявляются при использовании методики ДДЧ.

Пример

Мальчик, 14 лет (рис 7, а-в). Рассказ о доме. Это — большой и самый роскошный дом. В нем много статуй и драгоценностей. В нем 4 балкона, но они очень большие. В этом доме множество слуг, которые исполняют малейшие прихоти хозяина. В этом доме все самое- самое.

Рисунок дома позволяет говорить о хороших изобразительных способностях подростка и, возможно, о высоком уровне невербального интеллекта. Изображение нестандартное: нарисован дом с арочными окнами, центральную дверь обрамляют колонны. На створках двери поставлены точки, не совсем ясно, изображают они замки или ручки, но в целом дверь выглядит не очень доступной, отсутствует дорожка к двери. Линия земли четко выделена. Множество окон, скорее, можно оценить как демонстрируемую, а не истинную готовность к общению, вид двери и отсутствие дорожек — как избирательность контактов. Легкая штриховка крыши подчеркивает значимость сферы фантазии. При описании дома часто используется превосходная степень, при этом акцент делается на самом

доме и его убранстве. Совсем не звучит тема семейных отношений, а при упоминании о взаимодействии с другими подчеркиваются доминирование и власть.




Иллюстративные примеры применения методики ДДЧ


циям некоторых каталогов, то можно подсчитать, на каком отрезке жизни находится дупло, и предположить, что именно в возрасте 6 -7 лет подросток перенес психотравму. Дерево фантастическое, степень его жизнеспособности спорная; сложно предположить, где такое дерево может произрастать и чувствовать себя комфортно. Сравнительный анализ рисунка и рассказа позволяет предположить уход от реального мира в мир фантазий, замкнутость, закрытость, значимость материальных благ и власти, желание быть центром внимания и восхищения.

Рассказ о человеке. Это очень богатый человек. У него красивая, дорогая одежда, древние книги, отделанные изумрудом, брильянтом, жемчугом, дорогая обувь. Он имеет много огромных, красивых замков и дворцов с огромными садами и тысячами слуг, которые исполняют его желания. Он имеет огромные земельные владения, простирающиеся на тысячи гектаров. Ему подчиняются короли. Он владеет огромным флотом. Он ест на блюдах из золота и брильянтов. Он имеет семью и проживет очень долго. Это — счастливый человек.

Фигуры человека достаточно большого размера; обращает на себя внимание его роскошная шляпа с перьями. Без обращения к рассказу трудно определить пол нарисованного человека: наряд пажа, но очень тонкие талия, лодыжки, весь облик грациозный и изящный. В одной руке — книга, в другой — платок. Одежда вся украшена, а лицо затемнено перьями, сквозь которые не проступают черты лица. В отличие от уверенной линии в рисунке дерева, здесь линия становится менее четкой, а при рисовании ног — двойной; в рисунке человека также больше штриховки.

На наш взгляд, рисунок человека носит наиболее проблемный характер, причем конфликтных зон несколько. Во-первых, это вопрос о половой идентификации. Формально описывается мужчина, но выглядит человек очень женственно, что совсем нетипично для 14-летнего подростка. Явно есть сложности в осознании своей сексуальной идентичности. Во-вторых, это конфликтность в сфере общения: полное отсутствие черт лица свидетельствует о желании избежать общения, о низких коммуникативных способностях, скрытности, настороженности. В-третьих, все три рассказа носят фантастический или сказочный характер, что свидетельствует о неудовлетворенности существующей ситуацией и компенсаторном уходе в мир фантазий.

По его мнению, для счастья необходимо, чтобы человека окружали красивые вещи, чтобы он имел прекрасную одежду, несметные богатства и драгоценности, обширную недвижимость, огромную власть.

Результаты по методике Оффера показали наличие комплекса проблем: конфликтность в отношениях с родителями, незрелость сексуального и психологического Я, низкий уровень социальной адаптации подростка.

Интересно, что это был единственный мальчик из класса, который захотел узнать результаты психологи-




Иллюстративные примеры применения методики ДДЧ


на рисунке не выглядит им, а чем-то

напоминает кактус или аспарагус. Расположено растение в нижней части листа. Однозначно определить тип дерева сложно: есть особенности экзотического, фантастического и хвойного деревьев. Возможно, такой вид дерева — признак эмоциональной неудовлетворенности подростка, сложности в нахождении своего места в жизни, ухода от реальности в мир компьютеров. Расположение рисунка на листе бумаге и отсутствие ствола также позволяют предположить заниженную самооценку, ощущение дефицита собственных возможностей во многих областях. Увлечение компьютером позволяет ему чувствовать себя более состоятельным. При выполнении задания по методике «Кто Я ?» из

20 утверждений подростка о себе 12 связаны с компьютерной тематикой; то же мы видим и в его рассказе о рисунке человека. Листва в виде иголочек может означать, что отношения с окружающими носят агрессивный характер. Не совсем понятно, почему, но значимой оказалась тема болезни и лекарств.

Рассказ о человеке. Человек образный, как носитель информации, как база данных Excel 95, как чат в Интернете.

Такой рисунок человека не мог появиться до эры компьютера. На странице сайта изображен только бюст, волосы стоят дыбом, шея отсутствует. Такое изображение человека и дерева — яркое доказательство проблем в формировании представления о себе, которые не могут не вызывать у подростка болезненных переживаний. Компьютер дает ему возможность уйти в виртуальный мир, обрести уверенность в себе, почувствовать себя компетентным. Определить степень компьютерной зависимости, конкретизировать характер проблем в социальном взаимодействии на основе имеющейся информации сложно, но сама проблема очевидна.

Пример

Девочка, 14 лет (рис. 9, а-в).

Рассказ о доме. Этот доммой любимый дом. Он находится на природе, далеко на озере, в горах, где утром сияет солнце и его лучи освещают теплые деревянные комнаты. И все в нем из дереваи сту­

лья, и стол, и посуда, и пол. Мой дом, в котором не страшны ни голод, так как в лесах много пищи, ни холод, так как печка из глины согревает мой дом, а ветер приносит в мой дом воздух горных вершин и запах спе­

лых ягод из леса.

Рисунок дома представляет собой законченную, целостную картину. На фоне пейзажа нарисован дом, стоящий на сваях и окруженный водой, около дома привязана лодка. На рисунке изображены также деревья, горы, птицы и солнце, заполнившие весь лист бумаги, что может быть проявлением страха незаполненного пространства. Неудовлетворенная потребность в безопасности часто вызывает желание структурировать окружение. Большое количество штриховки практически на всех деталях рисунка свидетельствует о высоком уровне тревоги. Ри-




Иллюстративные примеры применения методики ДДЧ


стремление уйти от реальности в мир фантазий. Нарисованный дом — это дом-мечта, убежище от реального мира.

Рассказ о дереве. Вечнозеленое дерево, чья вершина упирается в небо. В его кроне поселились птицы, а дети могут срывать плоды с этого дерева.

Расположение рисунка дерева на листе (смещение вверх) означает высокий уровень притязаний. Вершина дерева не поместилась на листе бумаги и выходит за его край (согласно рассказу, упирается в небо). Это означает возможность бессознательного агрессивного отношения к окружающему миру. Наличие в прошлом психотравмы (дупло на стволе дерева), видимо, и является причиной такого отношения к миру. Кора, прорисованная извилистыми линиями, может свидетельствовать об отгороженности. Гнездо с птицей, любовь к природе, высказанная автором рисунка, и упоминание о детях, которые срывают плоды, можно расценить как стремление быть полезной другим. Важный признак, который не противоречит содержанию рассказа, — наличие жизненных сил, несмотря на проблемы, ярко проявившиеся на рисунке дома. Рассказ о человеке. Это девушка из далекого прошлого, она задумчивая. Девушка — часть природы, о чем символизирует веточка дерева.

Фигура нарисованной девушки занимает почти весь лист и несколько смещена влево, что можно рассматривать как обращенность в прошлое, но голова повернута направо: возникает предположение о неудовлетворенности настоящим. В рисунке есть признаки коммуникативных проблем: скрещены и прижаты к телу руки, голова слегка наклонена вниз и вуаль от шляпы прикрывает глаза. Возможны трудности при вступлении в контакт, уход от контактов, погруженность в себя и в то же время неудовлетворенная потребность в эмоциональном тепле. Закат солнца часто интерпретируется как признак сниженного настроения; наиболее вероятно, что это — свойственный автору романтизм, проявившийся и в выборе бального платья. Рассказ о человеке короткий; девушка из далекого прошлого — подтверждение уже высказанного ранее предположения.

Таким образом, все три рисунка свидетельствуют о богатом внутреннем мире, высокой эмоциональной чувствительности девочки. Такие психологические особенности могут обострять ее переживания: расхождения между представлением о собственной значимости и мнением окружающих, что бы она ни говорила, ей далеко не безразлично.

Наличие проблем в межличностных отношениях подтверждается результатами, полученными по методике «Кто Я?». Описывая себя, девочка подчеркивает свое отличие от сверстников (не ходит на дискотеки и вечеринки, а ходит в музеи), говорит об отношениях с одноклассниками: «Меня многие из нашего класса не любят, не знаю почему»; «Друзей близких не имею, и не надо». Такая ситуация способствует рефлексии, вы-




Иллюстративные примеры применения методики ДДЧ


рессии. О нечеткости границы между Я и окружением свидетельствует слабая и разорванная линия коры.

Рассказ о человеке. Инопланетянин, кто в действительности похищает людей.

Еще большее ощущение неблагополучия вызывает рисунок человека. Нарисована верхняя часть туловища человекоподобного существа, занимающая почти весь лист. Из рассказа следует, что это — инопланетянин, он с большой головой, одной (слабой и прижатой к телу) рукой и огромными пустыми глазницами. Отсутствуют нос и уши, а рот изображен в виде тонкой извилистой линии.

Эти особенности — признак значимости интеллектуальной сферы и переживания подростком собственной неадекватности. Непринятие себя и своего тела вызывает страх и тревогу, которые препятствуют общению. Можно предположить, что травмирующие переживания вытесняются из сознания.

Обратимся к рассказам подростка, которые и рассказами-то назвать трудно: каждый из них состоит из одного предложения. Это можно рассматривать как проявление защитных механизмов. Он пытается казаться более защищенным, не имеющим проблем. Результаты обследования по методике Оффера достаточно благополучны, но недостоверны, по шкале «лжи» — очень высокий показатель. Незрелость Я-концепции, негативное отношение к себе подтверждаются и другими данными. Так, например, подросток не смог выполнить задание по методике «Кто Я?», в протоколе оказались лишь два суждения о себе — «личность» и «веселый человек», причем первое он тщательно зачеркнул.

Пример

Мальчик, 14 лет (рис.11, а-в)

Этот пример интересен тем, что все три рисунка выполнены, что называется, «с натуры». Выяснить это без рассказов было бы трудно. Рассказ о доме. Этот дом находится на улице... (приводятся название улицы и номер дома). Он был построен очень давно, я в нем живу. Жалко, что он находится далеко от школы... (приводится номер школы, в которой он учится). В до­

ме шесть этажей.

Нарисован конкретный дом, в котором живет мальчик. Расположение рисунка в верхней части листа, характер линий позволяют говорить о компенсаторных тенденциях. В отличие от остальных рассказов, этот самый короткий; настораживает то, что описываются формальные характеристики дома, но отсутствует информация о семье.

Рассказ о дереве. Это дерево — дуб. Оно находится в деревне под названием... (приводится конкретное название деревни). На дереве висели качели, но их уже там нет, их сорвал какой-то плохой человек. Когда я был маленьким, я по нему лазил. Осенью с него опадали листья, но сейчас они не опадают. Потому что его спилили на дрова, там зимой было холодно, а дров не было. А ему был 51 год, перед тем как его спилили.






Иллюстративные примеры применения методики ДДЧ


Рассказ о дереве. Это дерево много познало на своем веку. Но оно молодо, красиво. Одиноко стоит на берегу реки. Ветер иногда шевелит прекрасные ветви. Это дерево — судьба. Почему? Потому что мне так кажется.

Размеры нарисованного дерева соответствуют норме (2/3 листа), пропорции — тоже; дерево несколько сдвинуто к верхней части листа, что может означать мечтательность, отсутствие склонности к активным действиям и желание убежать в мир фантазий. Заметим, что в рассказе о доме есть тоже проявление пассивности (принцесса смотрит на море и вздыхает). Много штриховки, но штрихи более легкие, тонкие; поникшие ветви — признак высокой эмоциональной чувствительности, сниженного настроения, зависимости от внешних обстоятельств. Рисунок дерева отличается по стилю: оно изображено на берегу реки. Повторяющийся мотив воды неслучаен. Она — очень многозначный символ, возможно, это символ эмоций, так же как и ветер. В связи с присутствием на рисунке и в рассказе воды можно говорить об эмоциональных переживаниях, которые с трудом поддаются контролю, и о вновь проявляющейся теме одиночества.

Рассказ о человеке. Он чем-то озабочен. Его проблемаэто его внут­

реннее терзание из-за чего-то. Но он очень хороший, добрый, милый, даже чуть-чуть застенчивый. Он в

затруднении.

На рисунке изображен юноша.

У него грустное выражение лица, руки в карманах — признак, часто рассматриваемый как проявление интровер- тированности. Широко расставленные ноги могут означать необходимость в опоре. В рассказе подчеркивается его озабоченность какой-то проблемой.

В целом рисунки позволяют предположить, что проблемной для девушки областью являются межличностные отношения, не удовлетворяющие ее. Обращает на себя внимание отсутствие готовности к каким-либо действиям, она пассивно ждет перемен. Способы совладай ия со сложной ситуацией — уход в мир фантазий и ожидание (даже не поиск) поддержки.

По данным других методик, выявлены завышенная самооценка, проблемы во взаимоотношениях со сверстниками и конфликты с родителями. Девушка убеждена в том, что другие ее недооценивают и не понимают (О просник Оффера и методика Семантического дифференциала). Полученная при анализе рисунков информация нашла также подтверждение в протоколе методики «Кто Я?». При само- описании девочка пишет о себе: «Требующая любви»; «Тусклая снаружи, яркая внутри»; «Что-то необычное внутри, мир фантазий»; «Мир вокруг не знает, какая я настоящая и что у меня внутри».

Пример

Мальчик, 13 лет (рис. 13, а-в).

Рассказ о доме. Жил человек и построил дом. И теперь живет в нем.

На рисунке дома есть все основные детали, крыша дома немного великовата; возможно, это признак склонно-


Иллюстративные примеры применения методики ДДЧ


сти к фантазии. Контуры стен и крыши нарисованы не очень уверенной рукой, нажим слабый, есть двойные линии. Контуры дома часто рассматриваются как граница между внутренним и внешним миром; в этом случае она не очень четкая. Дом жилой, теплый (из трубы идет дым), но закрытый или малодоступный нет ни крыльца или ступеней, ни дорожки. Окна тоже выглядят не очень гостеприимно.

Рассказ о дереве. Упало семечко в землю, и вот выросло дерево. Очень красивое дерево.

Рисунок дерева весьма примечателен: дерево большое, наклонено вправо, корни большие, но находятся над землей и не могут удержать дерево от дальнейш его падения. Возникает предположение о слабом контакте подростка с реальностью, об отсутствии равновесия в его жизни. Искривленный ствол также может быть признаком склонности к импульсивному поведению. Если ветви и листва дерева раскрывают тесноту и характер связей с социальным окружением, то контурное изображение кроны может означать либо сдержанность в контактах, либо желание избежать давления извне. Рассказ о дереве очень краткий.

И меется противоречие между изображением падающего дерева и содержанием рассказа, что позволяет предположить возможность наличия в прошлом психологической или физической травмы, которая сказалась на развитии личности подростка. Рассказ о человеке. Попал человек в аварию, попал в больницу с тремя переломами лица. Потом его выписали, и он живет со своей семьей в доме рядом с деревом.


Рис. 13


Иллюстративные примеры применения методики ДДЧ


Выполняя задание нарисовать человека, мальчик изобразил только голову, что традиционно рассматривается как указание на ценность для автора рисунка интеллектуальной сферы. Это может быть как при высоком уровне умственных способностей, так и при переживаниях своей несостоятельности. По нашим данным, изображение головы без туловища в подростковом возрасте встречается при ощущении беспомощности и отсутствии , контроля над средой, поскольку конечности (руки и ноги) символически отражают уровень активности во взаимодействии с внешним миром. Нарисовано лицо зрелого человека, чья жизнь не была легкой, в выражении лица — суровость. Содержание рассказа уточняет значение рисунка, который может быть признаком серьезных проблем в общении, отсутствия понимания со стороны окружающих и психологических травм.

Результаты других методик также показывают наличие многих проблем. Выявлена психологическая незрелость личности, что проявилось в отсутствии в самоописании психологических характеристик, противоречивости и неадекватности представления о себе. Высокий уровень тревожности и эмоционального напряжения проявляется в импульсивных, неконтролируемых реакциях и поступках. Большой разрыв между реальным и идеальным представлениями о себе вызывает у подростка ощущение невозможности изменений к лучшему, его ничто не радует, у него ничего не получается и не получится. Он боится насмешек и

110

в то же время чувствует себя виноватым (методика Оффера, ЦТО). Можно предположить, что истоки этих проблем связаны с особенностями развития и травматическим опытом подростка.

Физическое Я

В подростковом возрасте представлением о физическом Я, о своей внешности и физической привлекательности во многом определяются общая самооценка и оценка отдельных качеств характера, способностей и других психологических особенностей. Эти проблемы более значимы для девочек. При выполнении задания по методике ДДЧ наиболее ярко это проявилось в рисунке человека. Осознание своего взросления и происходящих изменений — зона повышенной чувствительности для всех подростков. Качества личности подростка, степень удовлетворенности базовых потребностей, отношения с родителями и другие особенности могут в одних случаях смягчать остроту переживаний, а в других, наоборот, сделать процесс самопознания более травматичным.

Проблемы с физическим Я (от заниженной самооценки своего внешнего вида до полного непринятия своего тела) могут проявляться в следующих особенностях рисунков: □ отсутствие существенных деталей в рисунке человека;

□ портретный стиль (изображение только головы);


Иллюстративные примеры применения методики ДДЧ


                    явное несоответствие собственной внешности и рисунка (например, при полноватой фигуре четко прорисованная осиная талия);

                    схематичное изображение тела;

                    маленький размер рисунка; • изображение человека другого пола;

                    отказ рисовать человека (часто мо­тивируется тем, что не умеет рисовать; в этом случае возможно использование такого приема, как попросить написать рассказ о том человеке, которого нарисовал бы клиент, если бы не названные им причины).

На представленных рисунках показано, что нет и не может быть двух абсолютно одинаковых психологических ситуаций и соответственно рисунков.

Пример

Девочка, 14 лет (рис. 14J.

Схематическое изображение человека — признак того, что конфликтной зоной личности является физическое Я. Но при этом рисунок занимает почти весь лист и расположен в центре, что можно рассматривать как признак психологического благополучия либо как способ компенсации. Нарисованы все основные элементы лица, по наличию которых можно судить о готовности (стремлении) к общению. Величина головы несколько диспропорциональна: возможно, девочка придает большое значение умственным способностям.

Выполняя задание по методике «Кто Я?», девочка назвала всего 7 характеристик, в трех из которых представлена негативная оценка внешности (непривлекательная, некрасивая, фигура ужасная), а в остальных раскрыты особенности ее отношения к другим людям (дружелюбная, сострадающая, общительная). По методике ЦТО выявлено положительное отношение к себе, столь же высока оценка себя как ученицы. Эти данные позволяют говорить о том, что низкую самооценку внешности девочка отчасти компенсирует за счет высокой оценки своих интеллектуальных возможностей и коммуникативного потенциала.

Пример

Девочка, 13 лет (рис. 15).

Рисунок, выполненный этой девочкой, очень похож на рис. 14, но несколько меньше по размеру и смещен от центра листа вверх и влево. Эти признаки позволяют предположить, что в этом случае переживания по поводу своей внешности более болезненны.

Иллюстративные примеры применения методики ДДЧ

Это предположение подтвердили данные, полученные по другим методикам. Выявлены высокий уровень тревожности, низкая оценка себя по критерию «Дочь» (методика ЦТО). В самоописании много негативных суждений о себе, при заполнении опросников велика социальная желательность (высокий показатель по шкале «Ложь»), Ярко проявилась зависимость от внешних оценок: ее идеальное представление о себе совпадает с тем, какой ее видят другие. Таким образом, можно предполагать, что конфликтность отношений с родителями осложняет принятие девочкой себя и способствует формированию неуверенности в себе и чувства собственной малоценности.

Пример

Девочка, 14 лет (рис. 16,).

На рисунке представлен еще один вариант схематического изображения

112

человека. Особенности изображения позволяют говорить о том, что проблемы девочки не ограничиваются сферой физического Я. На рисунке человека вместо лица — зачерненный овал, элементы лица отсутствуют, волосы нарисованы в виде нескольких прямых линий. Известно, что подростки с негативным отношением к себе часто приписывают окружающим еще более негативные представления. Уверенность в том, что окружающие их недооценивают, может приводить к ограничению или отказу от социальных контактов. Такой интерпретации не противоречит содержание рассказа, который состоит всего из одной фразы: « Человек идет по улице, шагая гордо, не оглядываясь назад». Внутриличност- ный конфликт приводит к возникновению межличностных конфликтов, также возможно и обратное влияние.






ВОЗМОЖНОСТИ ПРИМЕНЕНИЯ МЕТОДИКИ ДДЧ В КЛИНИКЕ


Исследования особенностей рисунков детей с аномалиями развития, при различных неврологических и психических заболеваниях, появились в специальной литературе еще в конце XIX века.

Одно из первых описаний рисунков больных эпилепсией выполнено Э. Кре- пелином. Анализ изобразительной деятельности детей, больных эпилепсией, представлен в работах А. М. Шуберт, Э. А. Вачнадзе и других авторов. Выявлены особенности как процесса рисования, так и его результатов, то есть изображаемых объектов. Рисование протекает неторопливо, тщательно, проявляется характерная при заболевании эпилепсией ригидность. Ярко выражена аккуратность: дети тщательно прорисовывают мелкие детали, не пропуская ни одной из них. Часто они обращают внимание на изображение второстепенных элементов, упуская главные. Рисунки отличаются большой красочностью изображения, чему способствуют особенности техники исполнения рисунка. Сильным нажимом карандаша дети достигают большей яркости рисунка, но штриховка получается более грубой. Выявлены неадекватность использования цвета, стремление ребенка сделать рисунок ярким, красочным, что часто приводило к несоответствию используемого цвета реальности и негармоничности цветовых сочетаний. Рисунки больных эпилепсией были излишне детализированы, с тщательной прорисовкой мелких деталей (черепица на крыше, кирпичи дома, гвозди у забора). В шаблонности, тиражировании одних и тех же сюжетов и образов проявляется склонность к стереотипии. Однако следует подчеркнуть два момента. Во-первых, все приведенные выше выводы сделаны на материале клинических наблюдений и не всегда подтверждаются в современных исследованиях. Во-вторых, они относятся в большей степени к больным прогредиентной формой эпилепсии, при которой болезнь плохо поддается лечению: наблюдабтся постепенное нарастание и усложнение симптоматики. Кроме того, помимо приступов у больных нарастают интеллектуальные и личностные потери, то есть происходят снижение познавательных способностей и патологическое изменение характера. В настоящее время наблюдается тенденция к увеличению числа более благоприятных форм течения эпилеп-


Возможности применения методики ДДЧ в клинике


сии в связи с расширением арсенала эффективных противосудорожных препаратов. Однако даже при неблагоприятном течении болезни характерологические изменения могут быть самыми разнообразными в зависимости от локализации эпилептического очага, формы эпилепсии (а их известно более 40) и других факторов. Достаточно распространенной является точка зрения исследователей, которые отрицают специфичность изменений личности при эпилепсии, так как рассматривают их как результат сочетания органического поражения головного мозга и различных психосоциальных факторов. Исходя из нашего опыта, мы можем отметить, что в рисунках больных эпилепсией детей часто встречаются признаки органичности, а тщательное вырисовывание несущественных деталей и другие описываемые в классической литературе признаки встречаются достаточно редко. Представленные далее

1 .U Щ ;РЦ;

jl

рисунки детей и подростков, страдающих одним заболеванием — эпилепсией, демонстрируют различное качество исполнения и наличие различных психологических проблем.

Пример

Диагноз — эпилепсия. Неоднократное проведение ДДЧ.

В качестве примера использования методики ДДЧ в лонгитюдном исследовании приведем рисунки мальчика, который наблюдался нами в течение б лет, диагноз — эпилепсия с умственной отсталостью (рис. 19-23). Мальчик болен с 2,5 лет, отмечались частые генерализованные судорожные приступы. С началом школьного обучения приступы участились, и ребенок был переведен на домашнее обучение. По результатам психодиагностического исследования показатель уровня умственного развития, по тесту Д. Векслера (W ISC ), составляет 69 баллов.


Рис. 19

116


Возможности применения методики ДДЧ в клинике


Первые рисунки были выполнены в возрасте 11 лет (рис. 19, a-в). Каковы особенности этих рисунков? Прежде всего, нет полноты изображения заданных образов: на рисунке дома отсутствуют дверь и окна, на рисунке человека — руки и одежда. В рисунках отсутствует двухмерность: плоскостное изображение дома, ствол дерева и ноги человека нарисованы в виде линий. Можно видеть искажение формы стены и крыши на рисунке дома, листьев — на рисунке дерева; туловище человека нарисовано в виде круга. Есть нарушение пропорций, которое наиболее ярко выражено на рисунке человека — образа, наиболее сложного для воспроизведения. Непропорциональна длина ног по отношению к телу, шея длиннее головы, которая почти равна туловищу. При изображении дома и отчасти дерева проявилась тенденция к стереотипии. Характер линий свидетельствует о нарушении мелкой моторики. Таким образом, мы видим в рисунках особенности, типичные для изобразительной деятельности детей с умственной отсталостью, то есть рисунок в полной мере отражает уровень интеллектуального развития мальчика.

Однако диагноз умственной отсталости не означает отсутствия динамики в психическом и умственном развитии ребенка, но процесс развития замедлен и значительно снижена способность к обучению. Поэтому при следующем обследовании, через год (рис. 20, а-в), существенных изменений не произошло: сохранились искажения формы и пропорций. В рисунках появилось двухмерное изображение ног человека и ствола дерева, но по-прежнему не нарисованы руки. Возможна психологическая интерпретация отсутствия этого элемента: мальчик из любящей семьи; гиперопека со стороны мамы не способствует


Возможности применения методики ДДЧ в клинике


проявлению активности и самостоятельности. Возможно также, что это проявление переживаний бессилия, пассивности, связанных с характером заболевания.

Следующие рисунки выполнены

уже в 15 лет (рис. 21, а-в). Происшедшие в развитии пациента изменения очевидны, более ярко они проявились на рисунках дерева и человека. Возможно, эти изменения — результат актуализации потребности в осознании себя, неотъемлемой особенности подросткового возраста. Увеличилась полнота изображения, нарисованы все части тела человека и основные элементы дерева. Если раньше возможность психологической интерпретации была практически невозможной, в рисунках на первый план выступали проявления умственной недостаточности, то сейчас можно отметить, что и человек, и дерево нарисованы в нижней части листа. Такое расположение рисунков позволяет говорить о низкой самооценке, связанной с типичными подростковыми проблемами, а также с заболеванием эпилепсией.

Нарастание у пациента психологических проблем четко просматривается в рисунках, выполненных им в 17- летнем возрасте (рис. 22, a-в). Общее впечатление от рисунков человека и дерева—ощущение тревоги, беспокойства и напряжения. Рисунок дома более благополучен. Качество линий, их форма, нажим, изменчивость направления свидетельству!рт о высоком уровне тревоги, эмоциональной нестабильности и импульсивности. Акцентированы все элементы лица, что позволяет предположить, что одной из проблемных зон является область социальных контактов пациента. Обращает на себя внимание изображение шеи, отражающее, по-видимому, осо-


Рис. 21

118


Возможности применения методики ДДЧ в клинике

Рис. 22


знание своих телесных и эмоциональных импульсов и выраженное стремление к их контролю, возможность которого у пациента явно ограничена. Рисунки содержат в себе много противоречивой информации. Так, в фигуре человека ощущаются высокая напряженность, сдерживаемая активность, сила, возможно, агрессивность, подчеркнуты бицепсы.

Вместе с тем нарисованы покатые плечи, часто рассматриваемые как проявление инфантильности, чувства вины, уныния и недостатка жизненных сил, и слабые (повисшие) кисти рук. Дерево смещено к левому краю листа, что может означать обращенность в прошлое и связь с матерью, а большая величина кроны с правой стороны — об актуальности представлений о будущем. Сочетание признаков негативного отношения к себе с максимальной величиной (во весь лист) рисунка человека позволяет рассматривать завышенную самооценку как проявление компенсации.

Последние рисунки были выполнены через год (рис. 23, а-в). Их сравнение с предыдущими рисунками позволяет видеть, что психологические проблемы сохранились. Более того, в сферу болезненных переживаний вошло отношение не только к себе, но и к окружающим людям, включая членов семьи. Основанием для высказанных предположений являются такие особенности, как резкое уменьшение размеров рисунка человека и дерева, их размещение в нижней части листа, особенности линий и штриховки. Трубу на рисунке дома в данном случае можно рассматривать как фаллический символ и проявление переживаний, связанных с сексуальной сферой (ни на одном из предыдущих рисунков этой детали не было).

Это предположение подтвердилось: мать пациента в беседе с психо­


Возможности применения методики ДДЧ в клинике

Рис. 23


логом рассказала о несложившихся отношениях сына с любимой девушкой. Содержание болезненных переживаний пациента определяется также его жизненной ситуацией. Он формально окончил массовую школу, обучаясь на дому. Его знания не соответствуют объему школьной программы, у него нет друзей. Планы мамы по поводу дальнейшей жизни сына нереалистичны: она хочет отдать его в институт, мотивируя свое решение тем, что в «колледж надо сдавать экзамены, а в институте — только платить деньги».

К самостоятельному составлению планов на будущее молодой человек не готов. Инфантилизм и зависимость от родителей порождают страх перед будущим, неуверенность и напряженность. Эти обстоятельства вместе с болезнью и интеллектуальной недостаточностью препятствуют социальной адаптации пациента.

ПО

Пример

Мальчик, 11 лет; диагноз — эпилепсия (рис 24, а-в).

Рисунки этого мальчика производят странное впечатление своей нечеткостью, отсутствием целостности, фрагментарностью изображения дома и дерева. Качество линий позволяет предполагать органическое поражение головного мозга, что соответствует действительности: мальчик болен эпилепсией (без нарушения познавательных способностей).

Рассказ о доме. Это локатор на весь дом. Желтый был дом. У одного жителя была маленькая спутниковая антенна, которая показывала только американские передачи. На верхнем этаже была станция метеорологическая. На самой крыше стоял локатор, чтобы передавать сигналы на большую станцию, чтобы знали, какая погода. На первом этаже живут кошка и собака. Кош­


Возможности применения методики ДДЧ в клинике

Рис. 24


ку зовут Муська , а собакуШа­

рик. Муська и Шарикдрузья, но иногда Муська придирается к Ша­

рику и бегает за ним. Чтобы кошка за собакой бегала, это просто невероятно, но это бывает в жизни. Хозяева у них добрые и ласковые, они кормили Муську молоком, а Ша­

рика — свежим мясом. Хозяева его иногда помогают метеорологам, и Муська с Шариком бегают туда. В другой квартире на первом этаже живут девочка Наташа и ее родители. Они любят девочку и очень гордятся ею. Возле дома длинное

шоссе, по нему ездит девочка со своими родителями на своей машине «Волге». На этой станции есть много окон, но два из них заложены красными кирпичами. Первое окно заложено и покрашено, а второе — просто заложено.

Нарисован дом большого размера, но плохо прорисованы границы, что часто является признаком сильного давления со стороны окружающих. Отсутствие двери, небольшое количество окон, которые расположены только вверху дома, позволяют говорить о трудностях в непосредственных контактах с окружающими, подозрительности, отчужденности, стремлении жить нереальной, воображаемой жизнью. Заложенное кирпичами окно может означать желание уменьшить контакты с окружающим миром, но в то же время нарисованы антенны; возможно, это признак потребности в более широких контактах. Интересно, что в рассказе антенны позволяют принимать только американские передачи, а дом, описываемый в рассказе, «перенаселен», возможно, источник давления и дискомфорта — это самый близкий круг людей, за пределы которого мальчик мечтает вырваться. Рассказ о дереве. На поляне стояло большое, толстое и высокое Эе-


Возможности применения методики ДДЧ в клинике


рево. Сейчас уже на дереве появляются маленькие зелененькие листочки. Это дерево называется дуб. Его большие корни засасывали почти всю влагу. Хорошо, что возле дерева протекает ручеек, он широкий. Дереву больше ста лет, и его ветви начали сохнуть, а новые появляются. В дубе есть маленькое дупло, где живет скворец. Скворец очень часто не вылетает из дерева, ему нравится там. Там тепло и уютно, но поесть все-таки надо. В ста метрах от дуба есть маленькая рощица, там живут белки. Они иногда подходят к дубу, чтобы по­

лакомиться там, и они возле дуба ждут, потому что люди приходят кормить только к дубу, потому что в роще ямы.

Нарисовано дерево с очень толстым, но плохо прорисованным стволом, который не полностью покрыт корой. Контуры кроны слабо прорисованы, отсутствуют ветви и листья. Такое сочетание признаков еще раз подтверждает выявившиеся при анализе рисунка дома уязвимость мальчика, трудности в установлении контактов и потребность противостоять враждебной среде. Возраст нарисованного дерева — более 100 лет, что достаточно типично для рассказов дезадаптив- ных детей. Г. Меррей (в руководстве ТАТ) отмечал, что свои чувства и переживания испытуемый может приписывать различным объектам и персонажам. Можно предположить, что мальчик идентифицирует себя с деревом, дереву не хватает влаги, есть засохшие ветви. Возможно, и мальчик

испытывает нехватку жизненных сил, окружающая среда не совсем благоприятна, в рассказе описывается дупло со скворцом, которому нравится в теплом и уютном гнезде, там безопасно. Опять рефреном звучит тема опасности окружающего мира. Рассказ о человеке. Этому человеку уже 45 лет. Он чувствует себя на 25 лет, потому что он занимается спортом, например) он большинство своей жизни занимается боксом и катается на коньках. Он чемпион по спорту, он уже выиграл Золотой кубок мира по хоккею. Его любимая шляпа. Он странный человек, потому что он иногда ходит в боксерских перчатках. Он забывает их снять, вдруг кто-нибудь привяжется. У него ботинки с тонкой подошвой. Вместо поясажелезный овал, чтобы защитить карманы, вдруг кто-нибудь полезет. От виска до подбородка железо прикреплено к шляпе, потому что могут ударить. Он очень осторожный человек.

В том же ключе, что и дерево, выполнен рисунок человека. Профильное изображение — это желание уйти от контакта.

Основная цель изображенного на рисунке человека — защитить себя. Средства защиты — шляпа-шлем с листами железа, листы железа, прикрывающие карманы, и боксерские перчатки. То, что герой рассказа — взрослый человек, также свидетельствует о том, как неуютно чувствует себя мальчик, человек-чемпион — это тот, каким бы он хотел быть.


Возможности применения методики ДДЧ в клинике


Биографические данные мальчика позволяют дать объяснение полученных результатов. Типичной для него ролью во взаимоотношениях с окружающем миром являлась роль жертвы. Достаточно перечислить те события, которые случались с ним: побои отчима, избиение в неврологическом стационаре, драки с одноклассниками. Помимо опасных отношений с людьми его преследуют травмы: сотрясение головного мозга (в школе упал портфель на голову), перелом позвоночника (на физкультуре прыгал через козла), дома вешали картину на стену и уронили ему на голову молоток. Такой «жизненный опыт» не мог не отразиться на формировании негативных установок даже во время выполнения задания по методике мальчик производил впечатление испуганного, застывшего от ожидания неприятностей.

Пример

Мальчик 11 лет; диагнозэпилепсия (рис. 25, а-в).

Первый судорожный приступ болезни наблюдался в трехмесячном возрасте. Этот пример интересен тем, что позволяет показать возможность ошибочности заключения, основанного только на результатах, полученных по методике ДДЧ. Несоответствие рисунков возрастной норме сразу бросается в глаза. Основания для этого очевидны, так как есть признаки, характерные для рисунков детей с умственной отсталостью. Это — отсутствие двухмерности в рисунке дома, одномерность изображения ног и искажения формы при воспроизведении всех трех объектов. Отклонение фигуры человека от вертикали (в сочетании с другими признаками) рассматривается как проявление органических нарушений в деятельности мозга.


Рис. 25 Возможности применения методики ДДЧ в клинике


Особенности изображения ствола дерева, отсутствие корней, руки в виде крыльев позволяют предположить низкий уровень социальной адаптации, инфантилизм и потребность в поддержке и опоре. Таким образом, на основе анализа рисунков возникает предположение об интеллектуальном дефекте и нарушении социальной адаптации.

Рассказы дают дополнительную информацию, особенно рассказы о дереве и человеке.

Рассказ о дереве. Дерево было очень старое. И было оно посажено после войны с немцами. Это дерево было очень трухлявое и гнилое. Корни у этого дерева были совсем ста­

рые.

Рассказ о человеке. Человек этот был похож на Тома Сойера. Он был очень смешон. Он был очень глуп. И он был хорошим мальчиком.

Содержание рассказов, упоминание об исторических событиях и литературном герое ставят под сомнение предположение об умственной недостаточности мальчика и подтверждают наличие психологических проблем.

Обследование мальчика по тесту Д. Векслера (W ISC ) показало следующие результаты. Были выявлены слабые конструктивные способности, грубые нарушения пространственного анализа и синтеза, низкая дифферен- цированность зрительного восприятия и низкая степень усвоения зрительно-моторных навыков. Уровень развития невербального интеллекта составил 65 баллов. При этом у мальчика были хороший словарный запас, широкий кругозор и достаточно высокий уровень вербально-логического мышления. Из вербальных субтестов методики на нижней границе нормы оказался только показатель объема кратковременной памяти, что может быть проявлением органических нарушений в деятельности мозга. Показатель уровня развития вербального интеллекта равен 111 баллам. Таким образом, мы видим ярко выраженную неравномерность развития вербальной и невербальной подструктур интеллекта. Результаты выполнения задания по методике ДДЧ оказались следствием низкого уровня развития невербальных способностей мальчика. Однако они совершенно неинформативны для оценки вербальных способностей, следовательно, высказанное предположение о наличии у мальчика интеллектуального дефекта не подтвердилось.

Особенности рисунков детей, больных шизофренией, привлекали внимание многих исследователей: Э. А. Вачнадзе, П. И. Карпова, А. М. Шуберт, С. А. Болдыревой и др. Существенными признаками рисунков детей, страдающих шизофренией, являются деформация и диспропорция изображения, вычурность, незавершенность действий, а также незавершенность в изображении предметов. Рисункам больных шизофренией свойственны нарушения формы: распад рисунков, наслоение, разорванность рисунка, нагромождение, совмещ ение или уплотненность деталей, своеобразие размещения рисунка на листе бумаги. Достаточно характерно отсутствие


Возможности применения методики ДДЧ в клинике


связей, интеграции, необходимой для реалистического изображения окружающего мира. Изображения часто недоступны пониманию окружающих, поскольку больные используют разнообразные символы, расшифровать которые могут только они сами. Ряд авторов считают, что изменения в рисунке соответствуют не только тяжести заболевания, но даже синдрому и типу его течения. Однако большинство исследователей, выделяя патологические особенности рисунков, отмечают, что трудно выделить признаки, однозначно соответствующие только этому заболеванию. Кроме того, зачастую трудно разрешить проблему отделения особенностей рисунка, связанных с болезнью, от особенностей, связанных с личностными качествами.

Пример

Девочка, 14 лет, диагнозкататоническая шизофрения (рис. 26).

Контакт был затруднен: во время выполнения задания по методике больная часто впадала в ступор, застывала. Позитивной продукции (галлюцинаций, бреда) не отмечалось. Выходя из состояния ступора, продолжала рисовать. Представленный рисунок дома интересен нестандартным пониманием задания: автор как бы находится внутри дома; нарисован угол комнаты.

Характер рисунка существенно зависит от психического состояния больного. При возбуждении в результате сильного нажима на карандаш продавливается или рвется бумага; при депрессии и астении, наоборот, линии бледные, еле заметные, нажим слабый. Поскольку допускается многократное проведение рисуночных проб, с их помощью можно выявить динамику тех или иных состояний и процессов.

Пример

Девочка, 14 лет; диагноз — параноидная форма шизофрении (рис. 27, а-в и 28, а-в).

Пациентка находилась в разном психическом состоянии. Рис. 27, а-в, выполнены ею при обострении навязчивостей и ритуалов (она ставила одну ногу перпендикулярно другой, чтобы не заплакать); при повторном выполнении задания больная находилась в состоянии возбуждения, дурашливости, у нее были зрительные и слуховые галлюцинации (она видела маленького человечка, который ее смешил). Как следует из рисунков, изменение психического состояния больной привело




Возможности применения методики ДДЧ в клинике


суночном опросе), неправильно нарисован балкон — его пол перпендикулярен линии земли. Вместо одного нарисованы три дерева, освещенных лучами солнца, а фигура человека — на фоне фонтана.

«Слепая» интерпретация этих двух рисунков вряд ли позволила бы установить, что их автором является один и тот же человек.

Пример

Мальчик, 15 лет; диагноз — острое, преходящее, психотическое состояние вследствие резидуально-органического поражения головного мозга (рис. 2 9 - 31). Рисунки выполнены 17-го, 21-го и 23-го числа одного месяца.

Мальчик остро заболел 10-го числа, поступил в психиатрический стационар 15-го. Отмечалось периодическое помрачение сознания (ундулирова- ние). Помрачение сознания сопровождается нарушением ориентации человека в пространстве, времени и самом себе. У пациента отмечалось нарушение ориентации во времени и самом себе: периодически называл себя другим именем; имелись галлюцинации (видел Бога и разговаривал с ним). Вышел из психотического состояния к вечеру 20-го. Утром 21-го был адекватен, относительно спокоен, но с признаками астении. Воспоминаний о психозе почти не осталось. При психологическом обследовании контакт был затруднен: подросток не всегда понимал инструкцию, отвечал невпопад.

Дезорганизация психики ярко проявилась в рисунках дома и человека. На первом рисунке дома (рис. 29, а) отсутствует предметное изображение, нет существенных деталей, линии не соединены (не доведены). В литературных источниках отмечается, что это возможно при психических нарушениях.


Рис. 29


Возможности применения методики ДДЧ в клинике


Состояние пациента достаточно быстро улучшалось, и видно, как улучшалось качество рисунков. Изменились графические признаки: линии стали четче, ровнее и соединенными между собой. Изображение наполнилось деталями: появились крыша, труба, а на последнем рисунке — окна, дверь и ступеньки.

Рисунки человека также отражают динамику состояния пациента. На первом рисунке человека (см. рис. 29, в) можно видеть искажение форм, пропорций, примитивное изображение элементов лица, отсутствие ног, неверное количество пальцев и неприсоеди- ненные линии. В дальнейшем фигура становится соразмерной, улучшается изображение элементов лица и др. При выполнении второго рисунка человека (рис. 30, б) особенности состояния пациента ярче проявились в характере линий: двойные линии, раздробленный штрих. Последний рисунок человека (рис. 31, б) не является нормой, но несколько улучшаются линии и появляются детали одежды (карманы на брюках, конец рукава на запястьях): как бы восстанавливается социальное лицо.

Повышение качества изображения действительно сопровождалось изменением поведения: например, исчезли дурашливость и неадекватность при общении с психологом. По-прежнему отсутствуют ноги, но если на первом рисунке они «отрезаны» краем листа, то на последнем — «висят» в воздухе — это признак незащищенности, отсутствия уверенности в себе. Сравнительный анализ серии рисунков, выполненных пациентом, позволяет видеть как положительную динамику психического состояния больного, так и сохранившиеся психологические проблемы.


Рис. 30


Возможности применения методики ДДЧ в клинике

Рис. 31


Пример

Девушка, 15 лет, предварительный диагнозшизофрения. Рисунки не приводятся по техническим причинам — линии еле заметны.

Часто анализ рисунков не дает достаточной информации для обоснованных суждений, а рассказы могут оказаться ключом к интерпретации.

Перед поступлением в стационар она перестала ходить в школу, практически все время проводила дома у компьютера. В процессе клинико-анамнестической беседы были выявлены особенности семейной ситуации: подросток воспитывается бабушкой со стороны матери, оба родителя имеют другие семьи, мать редко видится с дочерью, а ее отцу новая жена поставила категорическое условие: не встречаться с ребенком под угрозой распада их семьи.

Девочка не полностью выполнила задание: отказалась рисовать человека. Рисунки дома и дерева сделаны нечетко, производят впечатление незавершенных эскизов. На первый план выступают слабые, неуверенные линии, силуэт дома еле заметный, с одним окном, без двери, слабо прорисованы стены. Такой же характер линий наблюдается при изображении дерева. Отказ нарисовать человека, особенности изображения дома и дерева вместе с данными анамнеза свидетельствуют о множестве проблем, позволяют высказать ряд предположений, но данных для их конкретизации недостаточно.

Рассказы по рисункам оказались более информативными. Девочку очень захватило задание придумать истории, она его выполнила с большим удовольствием и энтузиазмом. Все три рассказа повествуют о жизни героев компьютерной игры, которой она была увлечена в последнее время. Основными персонажами рассказа о доме она сделала погибших родителей главной героини компьютерной игры, которая, осиротев, одер-


5 Психологические рисуночные тесты                                                                                                                                                                              129

Возможности применения методики ДДЧ в клинике


живала победу за победой с помощью боевых искусств и магии. Рассказ о доме (сохранена орфография и пунктуация автора). — Это и есть Вутай? — спросил Винсент, удивленно оглядываясь.

— Ну да. С твоим нибельхеймовс- кими «апартаментами» не сравнишь, — хихикнула Яффи, даже не глядя на него.

— А вот там твой дом. Когда они перешли через мост и подошли к строению, Винсент остановился.

Погоди, а я всегда думал, что ты как дочь Лорда Годо должна жить в Да-чао...

Яффи сдавленно зарычала:.

— Если ты... еще раз... скажешь при мне слово «должна»!Яффи Кисара- ги никому ничего не должна!!! Понял?!

— Ну-ну, не нервничай, я просто спросил. А дом у тебя красивый. Ты в нем одна живешь?

— С тобой. — Яффи открыла дверь и вошла.

Результаты выполнения теста ДДЧ и пострисуночного опроса свидетельствуют об одиночестве девочки, неудовлетворенности базовых потребностей. Нарушение семейных отношений влияет на ее отношение к себе, препятствует формированию эгоидентичности. Содержание рассказов позволяет говорить о незрелости механизмов совладающего поведения. Компенсаторный уход от реальности в фантазию, в виртуальный мир компьютерной игры оказался для девочки типичным способом совладания с трудными жизненными ситуациями. После обследования в стационаре диагноз «шизофрения» был снят.

Пример

Девушка, 15 лет, год больна шизофренией (рис. 32, а-в).

На момент рисования наблюдались: обеднение и оскудение психической жизни, апатоабулическая симптоматика.

Наиболее яркой особенностью этих рисунков является их размер.


а                                                      б                                                      в

) / ) ( у м *

Рис. 32




Возможности применения методики ДДЧ в клинике


рые связи, и братва из Чечни его больше не трогала.

На рисунке дома обращают на себя внимание очень четкие и аккуратные линии дома и забора, который нарисован не вокруг дома, а отгораживает то, что скрыто за ним. Дом большой, широкая дорожка ведет к украшенной колоннами двери, много окон. Но изображение дома плоскостное, как будто это театральные декорации. Возникает ощущение, что фасад дома и забор — граница между внутренним миром подростка и окружающим миром, а открытость и готовность к контактам только декларируется, это только способ презентации себя окружающим.

Что может подтвердить возможность такого понимания рисунка? Во- первых, облака, их присутствие и характер штриховки — признак генерализованной тревоги. Во-вторых, нарисована луна — элемент, редко встречающийся и рассматриваемый как проявление эмоционального беспокойства, которое сложно контролировать. В-третьих, заполнено все пространство листа, что часто бывает при отсутствии чувства безопасности и доверия к миру и стремлении контролировать ситуацию. Кроме этого, нарисована водосточная труба — признак потребности в усиленной защите. Этот элемент также рассматривают как фаллический символ, что в данном случае правомерно, так как находит подтверждение в рассказе и на рисунке человека. Рассказ асоциальный: в процессе развития сюжета происходят опасные для главного героя собы­

тия, но финал благополучный: он жив, имеет дом, безопасность и любовницу. Рассказ о дереве. Было лето, оно жило, но настала осень, опали листья, люди поломали ветки, и вскоре его срубят.

Выполняя рисунок дерева, подросток нарушил инструкцию, развернув лист бумаги; как правило, это — признак негативизма. Дерево очень большое, но линии неуверенные, двойные, в отличие от четкой линии земли. Это можно интерпретировать как потребность в опоре, стабильности и чувстве давления извне, в рассказе также присутствует тема враждебности среды: дерево вскоре срубят.

Рассказ о человеке. В тюрьме жил

«петух», ему было очень плохо, так как все люди знают, кто в тюрьме «петух».

На рисунке человека мы видим профильное изображение головы, что может быть признаком отсутствия гармонии между телесной и интеллектуальной жизнью, а тонкая шея может символизировать слабую возможность контроля телесных импульсов. Об этом же свидетельствует и отсутствие рук и ног, изображение которых позволяет понять степень активности автора рисунка во взаимодействии со средой. Профильное изображение может означать желание уйти от контактов; иногда его интерпретируют как проявление чувства неадекватности в мужской роли. И вновь в рисунке фаллические символы: дымящаяся сигарета, акцентированный нос с кольцом. Значимость сексуальных переживаний очевидна и из рассказа, что может быть




Возможности применения методики ДДЧ в клинике


ли эффекта в лечении). Из-за тяжести заболевания был переведен на домашнюю форму обучения. Провести исследования М РТ (магнитно-резо- нансную томографию) не удалось, так как гиперкинезы сохранялись даже во время медикаментозного сна. К своему состоянию мальчик был критичен, настроение ухудшалось из-за отсутствия положительных результатов лечения. Конфликтных ситуаций в стационаре не создавал. Из-за своего состояния практически не мог общаться с другими пациентами. При обследовании был настроен доброжелательно, но контакт затруднялся из- за большого количества гиперкине- зов, речь была невнятной и постоянно прерывалась вокализациями. Вертикальные линии, похожие на изображения дождя на его рисунках, это — следы гиперкинезов правой руки во время рисования. Он резко выбрасывал руку вперед, едва не доставая до лица психолога.

Обращает на себя внимание очень большой размер всех рисунков: ни один из них полностью не поместился на листе. Отчасти это связано со сложностями в организации пространства и низким уровнем планирования, то есть с нарушением саморе1уляции и контроля, ярко проявившимся в процессе выполнения рисунков. Кроме того, это еще и проявление компенсации чувства собственной неполноценности, возникшее вследствие тяжести протекания заболевания. В рисунках присутствуют признаки социальной дезадаптации, такие как отсутствие одежды, открытый рот, зубы. Вместо жилого дома нарисовано офисное здание, что крайне нетипично и может быть признаком семейных проблем и трудностей в межличностном взаимодействии. Характер линий, множество острых углов, наличие военной символики (самолет, свастика, пистолет) — вполне очевидные признаки агрессивности.

В содержании рассказов также проявился высокий уровень агрессии и асо- циальности: персонажи рассказов — террористы, грабители, военные. В беседе с психологом мальчик рассказал, что любит смотреть фильмы-боевики, в которых стреляют, взрываются машины и т. п. Доброжелательность мальчика при общении с персоналом не давала оснований для предположения о таком высоком уровне агрессивности, который проявился в его рисунках и рассказах. Текст рассказов не всегда логичен, нарушается последовательность событий, в этом отразились особенности интеллектуального потенциала.

При обследовании было выявлено, что уровень интеллекта соответствует низкой возрастной норме при ярко выраженной неравномерности умственных способностей (разброс показателей по субтестам методики Д. Векслера составляет от 4 до 16 стэнов). Сопоставление данных анамнеза, наблюдения и результаты анализа рисунков позволяют говорить о внутренней противоречивости личности подростка. Выраженность гиперкинезов крайне затрудняла жизнедеятельность подростка, благодаря рисункам стали более очевидными его внутренние конфликты, одиночество, уход в фантазирование и патологический уровень агрессии.


Возможности применения методики ДДЧ в клинике


Рассказ о доме. Стоит дом. На нем висит флаг США. Там у них много компьютеров. Туда зашли террористы и заложили бомбу, она взорвется через 5 минут. Никто об этом не знал. Один посторонний мужчина заметил, что там бомба, и сказал охране. Они подбежали туда. А там

у них был один специалист по бомбам, у него была собака, и они начали обезвреживать бомбу. Они сначала отсоединили от детонатора желтую проволоку, а потом времени оставалось все меньше и меньше. Осталось 3 минуты. Удовлетворительно их у всех потек пот. Потом бомба остановилась. Все рванули из здания. Осталась 1 минута, они не знали, что делать. А террористы были хитры. Потом осталось 30 секунд, вдруг звонит телефон, им сказали, что это шутка, бомба была шуткой. Потом они говорят:мы пошутили, а если вы нам не дадите 1 миллион, то ваше здание взлетит на воздух. Собака была умной. Они не согласились им давать миллион, и бомба опять затикала. Рекс все знал. И им осталось только 10 секунд. Собака перекусила красный провод. Люди были неподалеку, они могли все умереть, у них осталось 5 секунд. Они все истекали потом. Но Рекс знал, что бомба не взорвется. Все думали, что сейчас здание взорвется. Рекс отсоединил проводок, и у них осталось 1,5 секунды. Они думали, что это конец. Вокруг здания было очень много полицейских машин. Они ждали. Рекс набросился на бомбу и отсоединил от нее детонатор. Рекс начал грызть бомбу. Он ее так трепал, что она разлетелась, и все стало хорошо.

Рассказ о дереве. Была Вторая мировая война. Один летчик сбил 5 немецких самолетов. Он был рад. Потом присел на аэродром. Ему дали там награды. Они сказали: «Ну, раз ты такой боевой человек, мы тебя пустим еще на одно задание, оно очень страшное, не каждый выживает». Вот он завел самолет и полетел как птица. Потом он увидел большой корабль, где были немцы и начал обстреливать их ко­

рабль. Его сбили. Сбила ракета. Он рухнул с самолета в воду. Он пропал без вести, но оказалось, что он жив. Он вылез из искореженного самолета и поплыл наверх. Потом его доставили в свой штаб. Сказали:

«Тебе повезло, ты выжил». Рассказ о человеке. Наступили в большом городе сумерки. Они пошли грабить банк. Они были очень осто­

рожны. Перед ними стояла железная дверь, они поставили бомбу на нее и отошли по разным сторонам. Бомба взорвалась, и они пошли в этот ко­

ридор. Там была охрана и началась перестрелка. Они всех перебили. Они пошли во вторую дверь. Там их ожидал гроб, в котором были бриллианты. Они захотели открыть гроб. Оттуда поползли пиявки. Один грабитель сказал: «Уходим отсюда!» Другой сказал «Стой, стой, давай приподнимем крышку». Они подняли крышку, а там был дракон. Одного он продырявил насквозь, и они начали стрелять в дракона, но ему

135


Возможности применения методики ДДЧ в клинике


было все равно. Один грабитель бросил гранату ему под ноги. Он отлетел в сторону, граната взорвалась. Он пополз к ним, весь кровавый и без нош, но тут у него выросла нога, и он пошел на них. Он сказал, что лучше вызвать охрану, и нажал на кнопку. В банк поехала полиция. Вот они приехали и начали убивать Драку-

лу. Он крикнул:«Выходите, мертвецы из поднебесья!», и они начали есть людей. Полиция отступала, у них катились патроны. Двери все заперлись. Самый главный полицейский сказал: «Отстреливайтесь, как мож ет еН о у них не получилось убить всех мертвецов. Мертвецы всех съели и по городу пошла тьма. Зомби вылезли из люков канализации и всех съели. Все.

Пример

Мальчик, 12 лет, диагноз — генерализованный тик (рис. 35, а-в) Рассказ о доме. Бабушкин дом, стоит он в Оредеже. Деревня, свой огород, свои свиньи и курицы с петухами в сарае. Там живет дядя Коля, мой родственник. Там живут тетя Лена и Ксюша — их дочка.

Рисунок дома маленького размера, дверь без ручки, два окна нарисованы высоко от земли. Все эти признаки имеют прямой, однозначный смысл, понять который нетрудно. Мальчик живет в интернате, а нарисовал он реальный дом, с которым связаны приятные воспоминания.

Тоска по своему дому, по близким отношениям очевидна. Рассказ о дереве. Это дерево стоит у Марьина моста. Это дерево, сожженное с войны, похоже на па­

мятник России. Все на 9 мая будут класть цветы. На нем листьев нет, оно сгорело, оно уже умершее, там внутри пусто. Одни муравьи ползают внутри.


Рис. 35


Возможности применения методики ДДЧ в клинике


Нарисованное дерево небольшое, внизу его ствол значительно расширяется, что может быть признаком неудовлетворенных потребностей в защите, безопасности, опоре, это подтверждает прорисованная линия земли. На дереве, нарисованном мальчиком, всего несколько листочков и ничто в рисунке не указывает на то, что оно мертвое. Однако небольшой рассказ об этом дереве в корне изменяет ситуацию. В рассказе отражаются ощущение отсутствия у себя жизненных сил и обвинения в адрес окружающих: дерево сожгли, а теперь еще и паразиты в нем поселились.

Рассказ о человеке. Живет он в интернате. Ему 12 лет. Учится в 7-м классе, отличник. Ходит обо­

рвышем, все рваное. Друзья у него очень плохие — куряги.

Этот мальчик — сирота, воспитывается в интернате. Ему сложно рассказать о своих переживаниях, но рисунки и рассказы ярко демонстрируют его отношение к миру. Он не может приспособиться к настоящему, оно его не удовлетворяет, отсутствие поддержки близких людей и недостаток собственных сил не позволяют мальчику надеяться на изменения к лучшему.

В рисунке человека все эти проблемы тоже нашли отражение: фигура статична, скованна руки тонкие, слабые, спрятаны за спиной, отсутствие шеи указывает на недостаточность контроля над чувствами враждебности и гнева

Пример

Девочка, 10 лет и 7 месяцев; диагноз — конверсионное расстройство

(рис. 36, а-в).

Ненадежность «слепой» интерпретации, необходимость знания анамнеза и наблюдения за процессом рисования можно проиллюстрировать рисунками X. Качество выполнения рисунков свидетельствует о хороших


Рис. 36

137

Возможности применения методики ДДЧ в клинике


изобразительных способностях девочки. Характер линий практически одинаков на всех рисунках. Линии легкие, тонкие, неуверенные, сила нажима изменчива, много штриховки — это признаки беспокойства, тревожности, высокой чувствительности. Большой размер дома в сочетании с заштрихованным окном, странное расположение двери позволяют предположить, что девочка ощущает давление как со стороны семьи, так и со стороны окружающих.

При первом взгляде на рисунок дерева привлекают внимание дисгармоничность изображения и его своеобразие: дерево развернуто вправо, с левой стороны отсутствуют ветки и крона. Можно выдвигать самые разные предположения, например, о нарушении отношений с матерью, о наличии проблем в настоящем и об устремленности в будущее. Толщина ствола и некоторая «тяжеловесность» дерева вызывают ощущение грубой силы, брутальности, что нетипично для девочки ее возраста, возможно, это проявление глубинной агрессии. Большой размер дерева может быть признаком ощущения зависимости от окружающих, давления внешних сил.

Рисунок человека соответствует возрасту, изображена прыгающая через лужу девочка, что может символизировать желание уйти от каких-то неприятных проблем. Размер рисунка человека (меньше размера дома и дерева), неустойчивость фи1уры, грустное выражение лица могут быть признаками переживания чувства дискомфорта. Нарисованы все части тела, однако в данном случае очень показателен процесс выполнения задания. Рисуя человека, девочка сначала нарисовала только левую руку, затем, в последнюю очередь, пририсовала вторую руку, а дерево так и осталось «одноруким». Можно предположить, что при изображении человека проявилась своеобразная «цензура» сознания, не пропустившая первый вариант рисунка.

Данные из истории болезни позволяют понять, что в особенностях изображения дерева и человека отражены реальные проблемы пациентки. На момент обследования девочка страдала диссоциативным (конверсионным) расстройством моторики, которое проявлялось в параличе правой руки. Она правша, но рисунки выполнены левой рукой. В психиатрический стационар девочка была переведена из неврологического отделения после полного исключения поражения центральной и периферической нервной системы.

Пациентка переживала, что ее несправедливо подозревают в притворстве. Возникновение паралича девочка объясняла тем, что одноклассник ударил ее по руке, а мама, несмотря на ее жалобы, не разрешила остаться дома и ей пришлось писать контрольную работу больной рукой.

При обследовании выявлен высокий уровень интеллектуального развития (IQ = 125 баллов), кроме общеобразовательной школы девочка занималась в музыкальной и художественной школах. Она очень тяготилась госпитализацией в психиатрический стационар («Я — не псих») и не хотела обсуждать свое состояние. Рассказ о ри­


Возможности применения методики ДДЧ в клинике


сунке человека позволяет получить дополнительную и важную информацию. В содержании рассказа тесно переплелись факты биографии пациентки, ее переживания, размышления и даже наметился сценарий «отказа» от болезни. Он является показателем внутренней работы, в результате которой происходит трансформация представления о ситуации — от поиска внешних причин болезни до принятия ответственности.

Рассказ о человеке. Однажды одна девочка решила не пойти в школу. Ей порядком надоели все уроки и занятия, и она решила притвориться, как будто бы заболела. Когда мама с папой ушли на работу, она быстро вскочила с постели и побежала, не одеваясь, на улииу, но так как она боялась, что ее заметят ее подружки и друзья, которые еще не ходят в школу, она пошла по темным зако­

улкам, а там была шайка хулиганов. Они решили попугать эту девочку, они спрятались в подъезде и стали наблюдать за девочкой, и, когда она подошла близко, один мальчик выскочил из подъезда и закричал: «Попалась! Сейчас я тебя поймаю!» Девочка побежала домой, забралась в свою квартиру и позвонила маме. Она стала рассказывать, что она сказа­

ла неправду, что она заболела, мама не заругала ее и сказала: больше никогда не делай так.

Признаки органичности в рисунках

В литературе достаточно часто встречается упоминание о признаках органичности, но хочется предостеречь читателей от стремления во всем видеть признаки патологии. Постановка диагноза по рисункам невозможна, а констатация патологичных признаков — это прерогатива квалифицированного клинического психолога.

Й. Шванцара в результате научной и практической работы выявил формальные характеристики рисунка, коррелирующие с надежно подтвержденными органическими симптомами, которые он назвал признаками «органичности».

Наиболее информативными из них являются:

      наклон фигуры больше 95 или меньше 85 градусов;

      двойные линии;

      прерывистые линии;

      проявление дрожания (трясущиеся линии);

      неприсоединенные линии.

Й. Шванцара, выделив комплекс этих признаков, считал, что наличие двух и более признаков является свидетельством органических нарушений у обследованного ребенка.

Выявлены и другие признаки органичности, может быть информативен сам процесс рисования. Необходимо обращать внимание на замедленность выполнения, характер штрихов. Возможны также пространственные ошибки: затруднения с расположе