Педагогическое мастерство
Оценка 4.6

Педагогическое мастерство

Оценка 4.6
Исследовательские работы
doc
воспитательная работа +1
Взрослым
25.10.2018
Педагогическое мастерство
Публикация является частью публикации:
Детство...Война...Память....doc

Министерство образования и науки Автономной Республики Крым

Республиканская историко-краеведческая конференция

учащихся учебных заведений

Министерства образования и науки Автономной Республики Крым

«Дорогами подвига и славы»

 

 

 

 

 

 

 

ДЕТСТВО….

                             ВОЙНА…

                                                        ПАМЯТЬ…

 

 

 

 

 

  Работу выполнила:

                                                                            Лосева Ольга, ДЧ

  ученица 11 класса

  Красноперекопской  ОШ I-III cтупеней № 4,

 

 

                                                                                       Научный руководитель:

Теленик О.А,

заведующий туристко-краеведческим отделом ЦДЮТ

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

г. Красноперекопск, 2010 г.

 

 

 

 

СОДЕРЖАНИЕ

 

 

ВВЕДЕНИЕ ________________________________________________________3

ГЛАВА I.ЦЕНА ПОБЕДЫ ___________________________________________   5

ГЛАВА II.ДЕТСТВО, ОПАЛЕННОЕ  ВОЙНОЙ _________________________  7

2.1. Что хранит детская память?  __________________________________7

2.2. Лев Петрович Кружко  _______________________________________8

2.3. Кошевая София Феодосиевна ________________________________12

2.4. Овсиенко Надежда Григорьевна ______________________________15

2.5. Издебская Надежда Никитична  ______________________________17

           2.6.  Козлова Наталья Романовна ________________________________ 18

          2.7. Куприкова Людмила Борисовна______________________________23

          2.8. Бирюкова Валентина Ефимовна______________________________25

ВЫВОДЫ_________________________________________________________27СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ________________________29

ПРИЛОЖЕНИЯ ___________________________________________________  30


Отчизну спасли дорогую,

Лишь ветер поёт песни им,

Последнюю память живую

Мы, дети войны, сохраним

                                                       Анатолий Болутенко

 

.

ВВЕДЕНИЕ

 

           Войны – зловещий спутник всего человечества. Они всегда сопровождали человека, будь то древность или современность. Очаги военных конфликтов, скорее всего, будут вспыхивать и в дальнейшем - такова сущность человека. Территориальные конфликты, национальная вражда, идеологическая и религиозная нетерпимость порождают такие ужасные и кровавые события, как войны. Анализируя потери Великой Отечественной войны, мы видим, что мирного населения погибло гораздо больше, чем военных. Самыми незащищенными в любой войне остаются дети (Приложение 1).

           Война лишила детства наших бабушек и дедушек. Слишком рано повзрослели дети того времени. Им пришлось пережить концлагеря, холод, голод, ночные смены у станков, потерю близких, радость спасения.   Детская память избирательна, она хранит только то, что поразило в самое сердце. Дети войны пронесли через долгие годы горькие воспоминания. И только сейчас, когда делаются попытки переписать историю, они стали открывать все самое  наболевшее, саму душу.  

           Историки могут скрупулёзно подсчитать количество дивизий, участвовавших в том или ином сражении, число сожжённых деревень, разрушенных городов.… Но не могут они рассказать, что чувствовали, о чём думали, о чём мечтали наши деды и прадеды, те, кто на своих плечах вынес все тяготы той страшной  войны.

           Нет такой книги, такого фильма, где можно прочитать, увидеть ту живую боль, радость сквозь слезы, желание играть, когда вокруг рвутся бомбы, быть ребенком несмотря ни на что.

           Данная тема актуальна в наше время. Пока ветераны, дети войны еще не покинули нас, мы хотим сохранить их воспоминания  - свидетельства того, как жили, как сражались, как работали, во что верили и на что надеялись.

           Объектом исследования выступают люди, чье детство пришлось на годы Великой Отечественной войны, проживающие в настоящее время в городе Красноперекопске.

           Предмет исследования – материалы личных архивов, воспоминания о военном детстве.

           Цель работы: собрать и сохранить как одну из страниц военной истории воспоминания детей войны об их детстве, пережитой войне, послевоенном периоде.

           Поставленная  таким образом цель потребовала решения следующих задач:

·                    изучить литературные источники о военных событиях на территории Украины;

·                    записать воспоминания детей Великой Отечественной войны,

·                    познакомиться с  личными архивами детей войны;

·                    проанализировать собранный материал и оформить его как научно-исследовательскую работу.

При  написании работы были использованы следующие методы: литературно-аналитический, картографический, метод опроса и беседы, метод фотосъемки.   

Работа состоит из двух глав, списка использованных источников, снабжена фотографиями, фотокопиями, таблицами, картами.

Автор выражает благодарность за предоставленную помощь в написании работы: Кружко Л. П., Добрусину В. Н., Кошевой С.Ф., Овсиенко Н.Г., Издебской Н.Н.


ГЛАВА I. ЦЕНА ПОБЕДЫ

 

 

22 июня 1941 г. один из самых трагических дней в истории. В этот день, фашистская Германия без объявления войны напала на СССР. Смертельная опасность нависла над огромной страной. Тысячи бойцов и командиров Красной армии ценой собственной жизни старались сдержать натиск фашистов.

Общие потери Советского Союза в войне составили 26,5 миллионов человек, но 18 миллионов из них – это мирное население, погибшее в результате фашистских зверств на оккупированной территории. Сотни населенных пунктов были полностью уничтожены нацистами за оказанное сопротивление, помощь партизанам, подпольщикам. Многие тысячи людей угнаны на рабский, каторжный труд в Германию, расстреляны, повешены, замучены в гестапо, лагерях смерти…

Как указывает в своем исследовании «За что сражались советские люди» российский историк А.Р. Дюпов, «жестокость оккупационного режима была такова, что по самым скромным подсчетам, каждый пятый из оказавшихся под оккупацией семидесяти миллионов советских граждан не дожил до победы».

Во время расследования злодеяний немецко-фашистских захватчиков и их сообщников с июня 1941 по декабрь 1944 годов зафиксировано 54784 акта о зверствах в отношении мирного населения на оккупированных территориях. Среди них такие преступления, как использование гражданского населения в ходе военных действий, насильственная  мобилизация  мирного населения, расстрелы мирных граждан и уничтожение их жилищ, охота за людьми – невольниками для германской промышленности.

Жителям Крыма нацистские палачи готовили почти поголовное уничтожение. «Крым должен быть освобожден от всех чужаков и заселен немцами», - заявил Гитлер на совещании в ставке 19 июля 1941 года. По его предложению, Крым  превращался в имперскую область Готенланд (страна готов). Центр области – Симферополь переименовывался в Готебург (город готов). По проекту Гиммлера Крым присоединялся непосредственно к Германии.

Нацистские палачи на захваченных территориях проводили политику тотального истребления населения.  Нам, жителям Украины, следует помнить такие трагедии, как массовое убийство мирных жителей в Киеве в районе Бабьего Яра, Багеровского рва под Керчью, 11-й километр Феодосийского шоссе, Аджимушкай и многое другое.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


ГЛАВА II. ДЕТСТВО, ОПАЛЕННОЕ  ВОЙНОЙ

 

2.1.Что хранит детская память?

 

 

Прошло уже более 64 лет с тех пор, как отгремели последние залпы Великой Отечественной войны. Но людская память хранит и ужас войны, и боль утрат, и гордость за ратные подвиги, и радость победы. Люди, пережившие войну, до сих пор помнят то страшное суровое время, бомбежки и пожары, голод и издевательства  над неповинными женщинами, стариками, детьми. Но, наверное, самые страшные воспоминания о военных преступлениях всю жизнь хранят люди, чье детство прошло в фашистских лагерях. Десятки миллионов человек томились в годы второй мировой войны в нацистских концлагерях, тюрьмах и гетто на территории Германии и   оккупированных стран. Только в Германии, в более чем двух тысячах концлагерей и их филиалах – 18 миллионов человек заключенных, из них 11 миллионов было уничтожено. Многие из них – советские дети. Домой вернулся один из десяти ребят…

Пускай, сегодня знают люди

Про тех, кто вырос в дни войны.

Мы никогда не позабудем,

Что были дважды рождены…

 Эти строки из стихотворения Самуила Рафаиловича Волка, малолетнего узника Минского гетто, можно отнести ко всем детям войны, но особенно к тем, кто провел свои детские годы вдали от Родины, за колючей проволокой в фашистской неволе, на принудительных работах. Детские годы без детских игр и смеха, без самых близких людей, которые могли бы приласкать, спеть колыбельную песню.

Дети Украины, России, Белоруссии, Прибалтийских государств, Болгарии, Польши, Словакии, Югославии и других стран Европы попали в зону военных действий и оказались на оккупированных фашистскими войсками территориях. Число убитых и замученных детей только в оккупированных областях СССР превысило миллион. Более 3 миллионов детей и подростков Украины было угнано в концлагеря и обречено на рабство, где продолжительность жизни не превышала 7-9 месяцев. По статистике, каждый четвертый ребенок умер от голода, болезней, издевательств надзирателей.

Среди тех, кто испил чашу войны, полную горечи, страданий, унижений, голода, побоев, одиночества и полной незащищенности, были и наши ветераны, бывшие малолетние узники фашизма. По архивным данным в городе  Красноперекопске насчитывается  2520 горожан имеющих статус «дети войны»  (Приложение 2).

 

2.2.  Лев Петрович Кружко

 

 

Живет в  Красноперекопске человек, известный каждому жителю района, краевед - Лев Петрович Кружко. Он сделал много открытий, приоткрыл не одну забытую или неизвестную страницу из исторического прошлого Перекопа (Приложение 3). Для него необходимо постоянное общение, ибо только общение – лучший для краеведа университет. «Путевой нитью к краеведению для меня служит любой источник: будь то встреча с Ветераном Великой Отечественной войны, статья в каком-то журнале, где мелькнет строчка о Перекопе, либо рассказ перекопского старожила…» - говорит о себе  Лев Петрович (Приложение 4).

Когда    в октябре 1941 года село Воинка оккупировали фашисты,  Льву Петровичу  было 5 лет, а когда в 1944 году войска Советской армии освободили -  8 лет. Несмотря на то, что он был еще очень маленький, его память сохранила много ярких событий. Те годы он помнит очень хорошо. Именно военное детство подтолкнуло к жизненному выбору – он стал известным краеведом, директором краеведческого музея. Под его руководством многие годы ведется поисковая работа, многим семьям он помог найти их погибших родственников, места их захоронения.

Лев Петрович вспоминает  о жизни  населения в годы оккупации, о лагерях военнопленных и мирных граждан, которые были на  территории нашего района. Краевед рассказывает, что многие события просто врезались в его память: как началась война, как провожали мужчин на фронт, как рвались бомбы практически во дворе их дома.

 «Я сам из Воинки, из села. Это большое  село. Война только началась. Забирали всех мужчин призывного возраста. А как им не хотелось  уходить на фронт! Помню,  как мы все прощались. Тогда  же  все время проводы да  проводы. Кого забирали служить   далеко, тех увозили на  машинах. А кого поближе – забирали на подводах. Машин было очень мало. Дети и женщины кричат, бегут за подводой. Мать кричит: «Сыночек!»…Потому что все знали, что, наверно, больше не увидятся».

Самыми страшными были летние дни 1941 года, шли оборонные бои за Перекоп. Наши войска из последних сил сдерживали натиск врага, давая возможность эвакуировать завод, хозяйство, мирное население и основным войскам переправится на Таманский полуостров. Население, которое не успело эвакуироваться, пережило все ужасы прифронтовой зоны. Вот что вспоминает Л. П. Кружко: « Был необычайно тихий день. Мы с братьями играли во дворе. Вдруг услышали гул и увидели приближающийся самолет. Тут же от самолета оторвалась какая-то точка и стала быстро приближаться. Мы с интересом наблюдали. Вскоре недалеко раздался взрыв. Бабушка была тоже во дворе, схватила нас в охапку и бросила в погреб. После этого случая вырыли во дворе яму и во время бомбежек там прятались. Когда одна семья собиралась в яме, было страшно, а когда несколько семей – уже не так страшно. Местные жители эти ямы называли «братскими могилами», ведь они были не столько спасением, сколько становились местом общей гибели».

Семья Льва Петровича, так же, как и их односельчане, два с половиной года провели в оккупации. Немцы ежедневно еще ранним утром забирали на принудительные работы все трудоспособное население. Дети  и пожилые люди оставались дома на произвол судьбы. Дети тайком убегали гулять, а матери в страхе  понимали, что уже, быть может, не увидят сына или дочь по возращению с тяжелой работы. Были случаи, когда  пьяные немцы,  ради забавы, расстреливали детей. В такую ситуацию попали  два  брата Льва Петровича и их друзья. «Вот, их человек  десять выстроил пьяный немец и сказал: «Стоять, кто отойдет - сразу убью». Сам отошел на небольшое расстояние и начал стрелять. Ребята в страхе кричали, падали на землю. Немец не попал ни в одного из них, только потому,  что был пьян. Потом громко рассмеялся.  Мальчики, что есть духу, кинулись убегать, по расчерченной  окопами земле».

Одевались в то время очень бедно. Трудно было достать даже кусок хлеба или картошку. Всех кур отобрали немцы, свиней порезали, коров не было.  Немцы построили в Воинке колбасный цех и всю живность у населения отобрали. Со временем сырье для изготовления продукции начали привозить из Беларуси. Основная функция цеха - снабжать часть немецкой армии, которая сражалась у Севастополя.

В Джанкое, Армянске и Красноперекопске, прямо в степи, под открытым небом были концлагеря для военнопленных. Где захватчики в ужасающих условиях удерживали живых людей. Известны единичные случаи, когда родственникам высокой ценой удавалось освободить военнопленных,  а пленных в этих лагерях были тысячи...   

 «Помню семнадцатилетнего, иссеченного пулями,  парня, Яшу Овчаренко, которого спасла после  ранения маленькая девочка Алла. Она смазывала каждую рану, извлекала червей. Огромные усилия пришлось приложить  матери  Яши, что б выкупить его у немецкого охранника  за русский  табак, который они так любили ».

В памяти Льва Петровича  ярким пятном остались воспоминания о том, как на его  глазах плакал немец. Он увидел младшую сестру Льва Петровича, которая напомнила его сестру, оставленную в Германии.

Немцам прививалась идея «высшей расы». Все остальные народы, они считали низшими расами. К нашему населению обращались - «русская свинья». Такие возгласы были не редкостью.

Особенно фашисты ликовали в 1941 году, считая, что уже одержали победу. Вот, что вспоминает Лев Петрович: «Победа! Победа!» - немцы шли маршем, у них богатая форма, экипировка, аксельбанты, награды. Закатанные рукава, новое оружие».

«Однажды немцы зашли к нам в дом, заняли комнату, а нас выгнали в тесную кухоньку.  Стали открывать свои рюкзаки из телячьей кожи. Доставали и французские  духи и помады, маленькие примусы, спиртовки, а   на стол поставили фаянсовую  пепельницу».

«В 1942 году,  после поражения под Сталинградом, немцы изменились:

 забинтованные, в грязных повязках, вшивые, голодные» - именно таким вспоминает противника Лев Петрович.

В Красноперекопском районе особый отдел был создан на базе средней школы № 28 (ныне КУВК «школа-УПК»  №1). Со всего района в поселок съехались мужчины, ожидающие вызова, они жили в городском парке. Отдел вел статистику о призывниках, а также узнавал, кто и по какой причине не поступил на воинскую службу. После выяснения всех обстоятельств, их зачисляли в воинские части, давали оружие, и они сразу шли воевать.

Уже много лет Лев Петрович возглавляет Красноперекопский краеведческий музей, при его участии ведется активная поисковая работа.

 

2.3.Кошевая София Феодосиевна

 

 

София Феодосиевна Кошевая родилась в Винницкой области Хмельницкого района село Маркуши,  27 октября  1929 года. (Приложение 5). Родительский дом  располагался на хуторе неподалеку от самого села.

«Война началась 22 июня, у нас же  в селе немцы появились спустя 8-10 дней» - рассказывает София Феодосиевна. «Мне шел одиннадцатый год, когда я впервые увидела немецкий самолет. Мы даже рассмотреть его хорошо не успели, как началась бомбежка. В то время мы пасли коров неподалеку от сельского кладбища, очень испугались и  с криками попадали в траву. Вскоре,  на  трассе, вблизи села, появились первые немцы. Они ехали на машинах, мотоциклах, шли пешком».

  Маленькая София зачарованно смотрела на  немца, шедшего в форме с закатанными рукавами  и задорно играющего  на губной гармошке. Войдя в село, немцы разошлись по дворам и стали отбирать кур, яйца, молоко. Враги пробыли в селе недолго. После недолгого отдыха, они начали продвигаться  дальше, в сторону  Киева.

«В нашем селе немецкие части не стояли. Появлялись они вместе с полицейскими за продуктами или набрать молодежь для работы в Германии. Осенью 1942 года старшую сестру Ксению забрали в Германию. Прощание с  сестрой было очень тяжелым. А мы, с отцом и мамой младшими сестрами Анной, Татьяной, Ниной, и братом  Василием остались жить в оккупации до освобождения ».

«Отступая, немцы вошли в село в 1944 году, и стояли у нас очень долго. На  базе  совхоза был оборудован госпиталь, куда свозили раненных  немцев. Там же, рядом с магазином, соорудили склад, куда собирали  зерно и другие продукты. Немцы заставляли носить местных жителей молоко для раненых в госпиталь».

В марте 1944 года, Красная Армия, преодолевая упорное сопротивление немецко-фашистских войск, приблизилась к Виннице. К 8-му марта бои приблизились к  селу Маркуши. В родном селе Софии Феодосиевны враг хорошо укрепился и оказывал упорное сопротивление, неоднократно немцы переходили в контратаки. В ходе боев за освобождения села  было убито около 200 жителей села.

К закату дня на линии огня оказались 6 домов сельских жителей. С одной стороны наступали немцы, а с другой - советские войска. «Мы сидели  в доме, нас было шестеро. Отец остался  в погребе, во дворе, где  мы должны были укрыться все. За  окном постоянно раздавались автоматные  очереди. Это стреляли немцы, которые расположились на крышах уже захваченных домов.  Но наши постепенно приближались. Когда русские подошли совсем близко, они начали кидать гранаты. Одна из них  упала  возле окна нашего дома, раздался взрыв, которым выбило окно. Дом  наполнился дымом, и мы  спрятались в небольшом погребе, который находился  в доме». В ходе сражения все члены семьи Софии Феодосиевны осталась живы, из поврежденного дома они  перебрались в погреб во дворе.

«Отец и мать   стали угощать наших солдат, их было человек  25. Большинство из Житомира и Бердичева, их только забрали воевать, некоторые еще  без формы, в своей домашней одежде. Мать испекла хлеб, а  мы с сестрой сходили  к трассе, где немцы, отступая, оставили повозки с хлебом и бочку с капустой. Больше накормить их было нечем».

Утром начался очередной бой. София Феодосиевна вспоминает, как  стали гореть соседние  дома, рядом с хлевом, где стояла корова.  Пожар опалил  только крышу хлева.  «Что-то пришло мне в голову, и я решила пойти к бабушке Даше и ее маленьким внукам, которые  жили  через два дома. Иду, стреляют, страшно. Меня увидел и провел какой-то солдат, часть пути пришлось ползти. Они прятались в яме, куда посадили и меня».

Навсегда  в памяти у Софии Феодосиевны остался образ погибшей у нее на глазах санитарки. Шура, так звали санитарку, дошла до их села с боями  от Москвы. Девушка была смелая и бесстрашная. Над ямой, в которой сидела София   все чаще и чаще  пролетали разрывные немецкие пули.  Вдруг над ними   появилась Шурочка. На предостережение командира Анатолия: «Шура, пригнись!», девушка ответила: «Не бойся, Толик, меня ни одна пуля не возьмет!». Как только она это сказала, как раздался шум и ее последнее «братцы, помогите». Пуля попала в горло, необходима была перевязка, сделать ее в загоревшемся доме невозможно, поэтому раненую поместили в ту же  яму, где находились остальные. София сидела в яме и смотрела на красивую, темноволосую девушку, которой делали перевязку. Вскоре сердце Александры перестало биться.

«Ура, ура, ура!» -  раздалось над селом. Враг был побежден.  Только  один немецкий пулеметчик  пускал очередь, прикрывая отступающих немцев. Некоторые из них были взяты в плен.

«Только утром за мной пришел отец. Когда  я вышла, перед глазами стояла страшная картина: убитые и раненные солдаты. Из нашего хутора в ходе сражения погибло 8 человек. Они похоронены у нас на кладбище».

Спустя три дня отца Феодосия забрали на  фронт. Потом  семье прислали извещение от сержанта, который нашел убитого отца. Мать  пошла в военкомат и по извещению получила свидетельство о смерти. «Нас осталось пятеро. Так мы и жили, кому, сколько предопределенно» - делиться София Феодосиевна (Приложение 6).

 

 

 

 

2.4. Овсиенко Надежда Григорьевна

 

 

Надежда  Григорьевна Овсиенко родилась в  Черниговской  области селе Остаповка. В семье до войны было трое детей, после войны родилось еще  двое. Отец - Соколик Григорий Кириллович принимал активное участие в боевых действиях, был ранен,  два раза попадал  в плен.

 «На начало войны мне было 3 года, когда же немцы дошли до нашего села, мне шел четвертый год» - вспоминает Надежда Григорьевна (Приложение 7).

Во время войны от бронхита   умер маленький брат Ваня, так как лечить мальчика было нечем. Мать работала  с раннего утра  и до темноты, когда приходила - дети уже спали.  «Мы, маленькие, пасли коров до обеда, а  после -  ходили через балку на огород рвать вишни. Фрукты сушили, добавляли сироп из сахарной свеклы и варили «узвар».

Надежда Григорьевна в годы войны была очень маленькая, события помнит плохо, но до сих пор она не может забыть постоянного чувства голода. Она рассказывает, что кушать хотелось постоянно. Помнит Надя, что в родной  деревне были партизаны, они скрывались в лесу неподалеку. Местные жители помогали, чем могли.

В школу Надежда Григорьевна пошла рано -  ей еще не было семи лет. Когда мать в  1945  году уехала на некоторое время  в город,  девочка осталась жить с бабушкой, спустя месяц отпросилась у бабушки в школу. Туда пришла без ничего. Учительница  дала девочке  письмо из фронта, сложенное треугольником, у которого обратная сторона  была  чистая – именно так выглядела  ее первая тетрадь. Чернила  были самодельными, их изготавливали из сажи, свекольного сока, бузины. Писать также тренировалась на песке с подругами, когда пасла гусей. Учебников пока не было. Время было трудное, работать приходилось всем.  Иногда приходилось прятаться за сараем, что б выучить уроки.

 Жили холодно, голодно, в школу ходили босяком до самых заморозков, зимнюю обувь  изготавливали сами. Мама шила девочкам юбки из полотна, а потом красила их.  Вставали рано утром, до школы приходилось пасти коров (Приложение 8).

«После войны был голод. Отец как раз пришел  с фронта осенью 1946. Картошку, которую закопали еще  до войны, начали выкапывать. Ту часть, которая сохранилась, сушили и перетирали, что б изготовить лепешки.  У  нас появилась радио на  батарейках, и все соседи приходили  его слушать, приносили солому, топили печь  и усаживались на длинные лавки возле нее».

Надежда училась хорошо, получала похвальные листы. Проучившись в сельской школе семь лет, продолжила свое обучение в  старших классах в районном центре, который находился в 16 км от родного села. Учебников было мало.  Домой ходили пешком лишь на выходные. Остальное время с подругами жили на съемной квартире. Продукты завозил отец на колхозной телеге, а готовила - хозяйка.

В 1953 году отец уехал в Крым по переселению, спустя два года к семье переехала и Надежда Григорьевна.


2.5. Издебская Надежда Никитична

 

 

В 1930 году родилась Надежда Никитична Издебская, в девичестве Тимохина. До девяти  лет их семья жила в Орловской области Трасенского района в деревне Козловка (Приложение 9).

В 1939 году переехали  в деревню Зеленая Нива, что неподалеку от Красноперекопска (Приложение 10). Семья состояла из пяти человек: отца, матери, старшей сестры, Надежды, младшего брата. Вскоре в деревне обустроили себе дом, завели хозяйство. Держали  корову и кабана.

С приходом на территорию Крыма войны, семья, исключая младшего брата, стала работать в колхозе на общих работах.

Детская память навсегда запечатлела те жуткие картины нужды, страха, смертей.  «Помню, как всей семьей сидели в окопе целых одиннадцать суток, когда немцы бомбили деревню. Выбраться оттуда, чтоб подышать свежим воздухом,  удавалось только ночью. В окопе также сидела еще одна семья".

Семью Тимохиных в 1943 году немцы выгнали из родного села. Полгода скитаний по чужим деревням глубоко отпечатались в подсознании Надежды Никитичны. Когда войска советской армии освободили Крым, вся семья вернулась в родную Зеленую Ниву. 

Надежда Никитична  плохо слышит и часто болеет. Воспоминания о войне будоражат  ее душу. Вспомнив, как всей семьей сидели 11 долгих дней в сыром окопе, на глазах у женщины появились слезы горечи, боли, утрат и унижения.  Тут же тема разговора была изменена. Поговорив о жизни современной молодежи, о наших интересах и стремлениях, мы поблагодарили Надежду Никитичну за оказанную помощь.

 

 

 

 

2.6.  Козлова Наталья Романовна

 

 

         С нами поделилась своими воспоминаниями о страшной правде войны Козлова Наталья Романовна. В  селе Чесныковка Лохвицкого района Полтавской области  20 июля 1927 года  родилась Наталья Романовна. В семье кроме Натальи рос старший брат Алексей.

« Когда началась война, мне пошел 14-й год, через месяц. Еще в 1930 году наша семья переехала в Запорожскую область Мелитопольский район  с. Коммуна-Окермень. Через два года переехали в лесхоз этого же района, он и сейчас есть. В 1937 году отца переводят в с. Нововасильевку, которое стало райцентром. В этом селе училась с третьего класса до 1941 года».

         На начало война, Наталья Романовна окончила 6 классов. В сентябре семью эвакуировали в село Каптинка Первомайского района Сталинградской области, отец остался в райцентре. В эвакуации прожили один год (Приложение 11). 

         Наталья Романовна вспоминает: «Много работали, копали картошку, а в апреле месяце нас, трех девочек, взяли погонщиками волов, у волов были упряжки. И мы в этих упряжках бороновали поля с рожью, а расстояние было большое - три километра в одну сторону и три в другую. Через три дня у меня начались обмороки, и  я была переведена пастушкой дойных овец.  Всего овец было 67 голов, я помогала их доить. Из молока делали брынзу для фронта. В конце дня наградой было молоко, всего 1/8 литра, из молока варили даже кофе из жареного ячменя. Брат Алексей работал подвозчиком горючего к тракторам на поле».

         Из воспоминаний мы узнаем, что наступала лютая зима и морозы поднимались до 50 градусов, у одного учителя сохранился термометр, поэтому температуру на улице все знали. Жила семья в маленькой холодной комнате, однажды Наталья Романовна проснулась, а пальто примерзло к стене.

         Очень голодали, вспоминает наша собеседница, ели галушки из проросшего зерна и делали для себя «спичаки» - деревянные вилки, на которые нанизывали галушки, соли вообще не было. Страдали от холода, голода и  люди и животные. Пригнанные из Херсонской, Крымской, Запорожской областей племенные коровы, были истощены и умирали от холода. А когда, наступила весна и появилась первая травка, то дети, пасшие овец, бежали впереди животных и вырывали «козельцы» первыми, чтобы съесть.

         Наталья Романовна, вспоминает, что брата Алексея зимой отправили в соседнее село Перегрузное за 30 км. Ему шел 18-й год – он был призывником, сам очень активный, мечтал попасть на фронт, всегда всех подбадривал. Работал в бригаде, их было 10 человек, рыли окопы. Работа тяжелая, изнурительная, а все голодные. Чтобы хоть как-то продержаться они ходили по дворам просили овечьи головы, с которых варили бульон и этим ненадолго спасались. Многие ребята из этой бригады погибли от холода и голода при строительстве окопов.

         Наша собеседница рассказывает: «Однажды Алексей случайно попал на склад и увидел очень много продуктов, чему он удивился, ведь люди умирали от голода, потом ему объяснили, что это все для фронта. В середине августа брату исполнилось 18 лет, его вызвали на призывной пункт в сельский совет станции Оксай. Однажды прихожу вечером домой, а мама готовит вещевой мешок Алексею в армию».

         Не забыла Наталья Романовна  и тот ужас, когда они с мамой услышали грохот и увидели страшную картину, как в село ворвались немцы на трех танках, прорвали линию обороны, им помогли предатели и такие были в селе. «К каждому немецкому танку было привязано по два еврея, они пахали землю за селом, там их схватили, привязали и пока дотянули до села, то от этих людей остались одни «клочья», было очень страшно, волосы шевелились на голове от увиденного зверства. Алексей домой за вещевым мешком не вернулся, написал письмо отцу уже из Астрахани, попал в морское училище и через три месяца его отправили на фронт. Больше писем от брата не было».

         Чем больше рассказывает Наталья Романовна о войне, тем больше открывается жестокой правды о зверствах фашистов против мирных граждан и детей.

         «Рано утром немцы собрали всех евреев во дворе колхозной канторы и заставили их стоять на коленях двое суток, а сами пили, играли на гармошках, веселились. На третий день вывели всех за село и расстреляли. После этого собрали украинцев, и мы с мамой оказались в этом дворе. Нас они расстреливать не будут, перевел переводчик, всем дадут пропуск, и мы должны вернуться к себе домой. Был немецкий приказ всем говорить: «Сталинград – капут, Москва – капут, Сталин – капут.  Гитлера хвалить». Выделили две подводы, на них все сложили свои пожитки, и пошли люди пешком за подводами, так и прошли 60 км.

          В населенном пункте Амбросиевка, куда дошла наша группа, украли одну лошадку, а другую немцы забрали и всех людей в комендатуру посадили.  Вещи забрали для досмотра и все ценное и хорошее отобрали, остальное вернули и утром всех отпустили. Кто умер из группы, а остальные разбрелись кто куда. Мы тоже вышли на улицу, все дороги были засыпаны цементом по колено, наши войска, когда отступали, взорвали цементный завод.

         Выгнали нас за эту станцию, и не знаем, что делать, куда идти. Не далеко были бараки рабочих, которые работали на цементном заводе идем, вдруг услышали голос, одна женщина узнала мою маму и позвала нас к себе во двор и накормила манной кашей из козьего молока. Выменяли мы 10 яиц и немного кукурузной муки, узнали дорогу на Запорожье и пошли дальше».

         Люди возвращались в свои родные места, преодолевая большие расстояния, так и наша Наталья Романовна с мамой еще месяц шли босые, во дворы люди не пускали, но одно их радовало, дождь ни разу не намочил. Вспоминает наша героиня, что был сентябрь месяц они пришли в населенный пункт под вечер и не знают что делать, голодные, усталые. «К нам подошел один мужчина, грек, ему было 35 лет, и  тихонько  позвал нас зайти в амбар, чтобы меньше людей нас видело, там стоял большой стол, он предложил нам ночлег и накормил супом. Разговорились, и незнакомец рассказал, что у него есть наушники, и  все новости люди слушают. Так мы и узнали, что идут сильные бои, и наши войска не отступают. Эти новости нас подбодрили».

         Вскоре Наталья Романовна с мамой дошли  к своим родственникам в Приазовье.

 «Здесь жила папина сестра, от нее мы узнали новости об отце. Он был назначен управляющим Госбанка, за два часа до прихода немцев, он получил приказ с документами срочно эвакуироваться. Два дня мы пробыли в Приазовье, но нужно было пробираться домой и только вышли за село, как увидели едущие навстречу машины,  спрятались и услышали крики, стрельбу потом все стихло, машины уехали. Мы подошли к большому рву и увидели, что там много людей расстреляли и бульдозером закопали, а нам надо было пройти через этот ров, другой дороги не было. Мне было 15 лет, земля под ногами дрожала, видно там были и раненные и живые, я чуть не упала в обморок от такого увиденного. Мы прошли и спрятались в кусты, чтоб  и нас не расстреляли. Наверное, это был ров, где постоянно расстреливали людей. Мама сильно заболела в дороге, воспалилась печень и у меня тоже. Это когда животы распухают. Так мы и пришли в свое село Коммуна-Окермень, где жили раньше, просили помощи у людей, ведь были больные и голодные.»

В родном селе Наталья Романовна попала в больницу, а ее мама осталась лечиться дома. «Меня лечил профессор, дал мне две большие таблетки и сказал, что я скоро поправлюсь. На следующий день при осмотре доктор увидел у меня на руке тифозную вошь, она впилась в руку,  и сказал, что я скоро умру. Профессор умер, а я выжила, с больницы меня забрала мама к дальним родственникам, у которых было шестеро детей.»

Осень 1943 года, близилось освобождение, и люди это ощущали. Наталья Романовна вспоминает: «В октябре 1943 года  немцы начали жечь дома в нашем селе, через два дома третий поджигали. Сожгли и тот дом, где мы с мамой жили и семья с детьми. И тогда мы догадались, что близко наши войска. Утром немцы жгли дома, а в обед  появилось три упряжки верблюдов с нашими разведчиками,  следом повалила техника. Кто-то сильно кричал, Иван, где ты? Село было заполнено нашими солдатами, а немцы закрепились на высоте, в 12 км от села Терпение. Мы находились в самом котле, где шла стрельба утром и вечером. Так продолжалось целый месяц, пока не приехали  «Катюшти», они и выбили фашистов с этой местности. Так мы убедились в силе и мощи этой техники.»

В 1943 году наша собеседница с мамой возвращаются в Нововасильевку, она была уже освобождена, и идет в школу в 7 класс. Вспоминает, что писали на коленях, парт не было и книг тоже. Дети учились с большим желанием и старанием. В 1947 году Наталья Романовна закончила 10 классов. Семье Натальи Романовны сообщили, что Алексей героически погиб под Элистой, пошел в разведку боем и со связкой гранат подорвал танк, сам не успел укрыться.

В 1947 году Наталья Романовна поступает учиться в Симферопольский педагогический институт им. Фрунзе на химико-биологический факультет. Окончила институт в 1952 году и осталась работать в Крыму в с. Таврическое, где проработала 30 лет учителем. В этом селе наша героиня живет и сейчас.

«Мне прислали документы с тех мест, где я жила во время войны, по документам выдали удостоверение «Ветеран войны и трудового фронта»» (Приложение 12).

 

 

 

 


2.7. Куприкова Людмила Борисовна

 

Родилась  в селе Царичанка Днепропетровской области 28 июля 1935 года. Вскоре   переехала в Новомосковск с отцом, он работал там, в МТС, на месте им выделили  одну комнату. Жили в ней до войны. Квартиру разбомбили, и семья переехала в село  Песчанка Днепропетровской области к родственникам.

Свои детские воспоминания о войне Куприкова Людмила Борисовна записала  еще в 1983 году: «В субботу, 21 июня 1941 г. дядя уехал на границу, сказал, что  будут учения, но в воскресенье началась война.

Помню, было так: утром очень рано нас разбудил страшный гул и взрывы, вначале мы думали – ученья, но когда вышли из дома, увидели, что все небо было черным от самолетов, которые летели мимо нас к центру города. Потом приехал сосед с работы  и сказал, что все взорвано бомбами и началась война. Так повторялось несколько раз в течение дня – летели самолеты и где-то сбрасывали бомбы, страшные взрывы были и на границе. Мы просидели весь день в подвале, откуда я все время хотела вылезть, посмотреть, что «там» делается, но мама меня не пускала.

В 20.00 подъехал на грузовой машине дядя Сеня. Мы бегали весь день в легких платьицах, тапочках, так нас и побросали в машину, взяли только какой-то старый приемник. В машине было полно людей с узелками, с детьми, мы еле-еле уселись и поехали. Из военных был один дядя да водитель. На протяжении всего пути следования были пожарища, только проехали через мост, на мост упала бомба, и он рухнул, а машину обдало огнем и взрывной волной, но мы выскочили из горящего города. Так мы ехали почти без остановок до самого Минска, так как везде железнодорожные станции и вокзалы были уже разбиты. В Минске дядя посадил нас в поезд, и мы приехали в Новомосковск из которого нас эвакуировали».

Вот какие еще  воспоминания удалось найти в дневнике Людмилы Борисовны: «В Новомосковск мы возвращаться боялись, так как папа был коммунистом, дядя-офицер Советской Армии, могли всех расстрелять. Так мы и остались у хороших людей в с.Варваровка Павлоградского района Днепропетровской области. Немцы боялись занимать это село, рядом был лес, и часто заходили партизаны. В этом селе мы обжились, люди помогли. А в 1942 году и сюда зашли немцы. А чего только мы не насмотрелись, что делали фашисты в селе. Один раз нас выгнали всех на площадь, а всех мужчин (а в селе остались одни старики и мальчики лет 10 – 13) согнали в амбар, облили со всех сторон керосином и подожгли, а нас заставили смотреть, как они живьем горят.  Кто выскакивал из амбара, расстреливали из автоматов. Фашисты кричали «Партизаны», так как часто налетали партизаны и совершали диверсии. Разве такое забудешь?» (Приложение 13).

Из села Варваровка 15 дней Людмила Борисовна с родными добиралась в село Песчанка к деду, но он им в приюте отказал. Из воспоминаний мы узнали, что семье помогли чужие люди, семья Ященко. Наша героиня вспоминает: «В селе Песчанка немцы тоже многих жителей повесили и расстреляли. А был такой случай: из нашего села был виден мост через реку Самару, однажды все побежали к реке смотреть такое, что осталось в памяти на всю жизнь. Немцы согнали на мост очень много евреев, с двух сторон моста стали с автоматами, приказали всем раздеваться (только прошел ледоход). У многих людей были узелки в руках, видимо с лучшими вещами и дети, почти с каждым, всех раздели наголо, заставили сложить вещи и всех до единого человека расстреляли и трупы сбросили в реку.

Конечно таких случаев много, но всего не опишешь, сколько горя и слез принесла нам немецкая оккупация».

Куприкова Людмила Борисовна живет в нашем городе, она участник хора Ветеранов Великой Отечественной войны и труда.

 

 

 

 

2.8. Бирюкова  Валентина  Ефимовна

 

Валентина  Ефимовна  родилась в 1935 году в поселке Ханженково Донецкой области. В семье было трое детей, отец работал на  местной шахте им. Кирова, зарплаты отца полностью хватало на  содержание семьи, поэтому мать Анна Денисовна  сидела дома и смотрела за детьми.

«Началась война, помню, как мы бежали из близлежащей  шахты  с 11 летним братом Виктором. По дороге мы увидели ужасную картину, которую я запомнила  на  всю жизнь. У колодца, расположенного по дороге  к дому лежал труп женщины, тело которой было просто  изрешеченного  пулями».

Семья за исключением отца, которого вскоре забрали на  фронт, вынуждена была бежать из села. Мать и трое  детей преодолели  путь к дедушке Денису Алексеевичу в 500 долгих километров в село Нижние Серогозы, что в Херсонской области, дорога была изнурительной, частые бомбежки еще больше усугубляли ситуацию.

«Голощапов Денис Александрович, мамин отец, внешне  был очень похож на Сталина, в селе его так и звали «дед Сталин»»- вспоминает Валентина Ефимовна дедушку,  в доме которого им пришлось прожить несколько месяцев. Еды было очень мало, спасали лишь запасы лука, который дети ели со слезами на глазах, запивали холодной  водой. Позже маме удалось выменять корову за  одежду.

Помнит Валентина  Ефимовна и долгие бомбежки, во время которых был уничтожен сарай, в котором  стояла корова и поврежден угол дома. Семья в  это время находилась в тесном  сыром окопе, где укрывались от снарядов еще несколько семей. Велись ожесточенные бои, во время которых инициатива несколько раз за ночь переходила из рук в руки.

Как стало известно после того как над селом затихли все залпы в бомбежке  принимал участие и  отец Валентины Ефимовны. Вскоре семья     ушла жить  к родственникам в соседние село Нижние  Серогозы. Там, осколком разорвавшегося снаряда  был убит брат Виктор, ему было 14 лет.

Отец Валентины Ефимовны погиб в Риге, об этом им сообщили  спустя 40 лет после окончания войны. Дочери   удалось узнать точное место перезахоронения  и даже побывать на могиле отца. Братская могила, в которой покоится тело погибшего в  1944 году главы семейства, находиться на территории Рижской  школы.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


ВЫВОДЫ

 

Проанализировав литературно-публицистические источники,  мы видим, как много испытаний выпало на долю живших в годы Великой Отечественной войны. Но они выстояли! Они победили! Потому что в страшной мясорубке войны оставались, прежде всего, людьми.… И боролись ради людей.

Изучив материалы личных архивов детей войны, записав их воспоминания, приходишь к выводу, что дети и война понятия не совместимые.  Мы обязаны не только выслушать, записать их воспоминания, но и пронести, доверенную нам, эстафету памяти из поколения в поколение.

Мы живем в XXI веке, и видим, что во многом отношение к Великой Отечественной войне в мире неоднозначно.  Мы, молодое поколение, гордимся  теми людьми, которые изо всех сил боролись,  за мирное небо, за мирную жизнь.

         Собранные   воспоминания, помогают нам  понять, какими были те, кто живет на соседней улице, в соседнем подъезде, в соседней квартире, сделать правильные выводы об истории ХХ века.

Мы хотим попытаться побудить своих ровесников к осознанию и идентификации себя как наследников Победы (Приложение 14). Это также наш долг перед памятью близких...

 

 



СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ

 

1.     Закон Украины от 18 ноября 2004 года N2195-IV «О социальной защите детей войны».

2.     Буров Г.М. «История Крыма» с древнейших времен и до наших дней (в очерках); «Атлас-компакт», Симферополь,2006, 399стр.

3.     Данные архива Совета Ветеранов г. Красноперекопска

4.     Данные из личного архива Издебской Н.Н.

5.     Данные из личного архива Овсиенко Н.Г.

6.     Данные из личного архива Кошевой С.Ф. 

7.     Данные из личного архива Кружко Л.П.

8.     Данные из личного архива Козловой Н.Р.

9.     Дюличев В.П. «Крым» история в очерках, ХХ век; «Рубин», Симферополь ,2006, 342стр.

10. Кружко Л.П. «Армянск», Станицы истории; «Таксон», Киев, 1999,158стр.

11.  Сохань М.И.  «Перекоп», историко-краеведческий очерк; «Крымиздат», Симферополь, 1962, 93стр.

12. Станицы в Internet: http://ru.wikipedia.org/wiki/ .

13. Фонды Красноперекопского  городского архива.

14.  Шамко В.И.,Шамко Е.Н. «По следам народного подвига», «Таврия», Симферополь, 1986, 175 стр.

 

 

 


Министерство образования и науки

Министерство образования и науки

СОДЕРЖАНИЕ ВВЕДЕНИЕ ________________________________________________________3

СОДЕРЖАНИЕ ВВЕДЕНИЕ ________________________________________________________3

Отчизну спасли дорогую, Лишь ветер поёт песни им,

Отчизну спасли дорогую, Лишь ветер поёт песни им,

Данная тема актуальна в наше время

Данная тема актуальна в наше время

ГЛАВА I . ЦЕНА ПОБЕДЫ 22 июня

ГЛАВА I . ЦЕНА ПОБЕДЫ 22 июня

Центр области – Симферополь переименовывался в

Центр области – Симферополь переименовывался в

ГЛАВА II . ДЕТСТВО, ОПАЛЕННОЕ

ГЛАВА II . ДЕТСТВО, ОПАЛЕННОЕ

Дети Украины, России, Белоруссии,

Дети Украины, России, Белоруссии,

Несмотря на то, что он был еще очень маленький, его память сохранила много ярких событий

Несмотря на то, что он был еще очень маленький, его память сохранила много ярких событий

Местные жители эти ямы называли «братскими могилами», ведь они были не столько спасением, сколько становились местом общей гибели»

Местные жители эти ямы называли «братскими могилами», ведь они были не столько спасением, сколько становились местом общей гибели»

Огромные усилия пришлось приложить матери

Огромные усилия пришлось приложить матери

Кошевая София Феодосиевна

Кошевая София Феодосиевна

Немцы заставляли носить местных жителей молоко для раненых в госпиталь»

Немцы заставляли носить местных жителей молоко для раненых в госпиталь»

Меня увидел и провел какой-то солдат, часть пути пришлось ползти

Меня увидел и провел какой-то солдат, часть пути пришлось ползти

Овсиенко Надежда Григорьевна

Овсиенко Надежда Григорьевна

Жили холодно, голодно, в школу ходили босяком до самых заморозков, зимнюю обувь изготавливали сами

Жили холодно, голодно, в школу ходили босяком до самых заморозков, зимнюю обувь изготавливали сами

Издебская Надежда Никитична

Издебская Надежда Никитична

Козлова Наталья Романовна

Козлова Наталья Романовна

Очень голодали, вспоминает наша собеседница, ели галушки из проросшего зерна и делали для себя «спичаки» - деревянные вилки, на которые нанизывали галушки, соли вообще не…

Очень голодали, вспоминает наша собеседница, ели галушки из проросшего зерна и делали для себя «спичаки» - деревянные вилки, на которые нанизывали галушки, соли вообще не…

Чем больше рассказывает Наталья

Чем больше рассказывает Наталья

Разговорились, и незнакомец рассказал, что у него есть наушники, и все новости люди слушают

Разговорились, и незнакомец рассказал, что у него есть наушники, и все новости люди слушают

Кто-то сильно кричал, Иван, где ты?

Кто-то сильно кричал, Иван, где ты?

Куприкова Людмила Борисовна

Куприкова Людмила Борисовна

Советской Армии, могли всех расстрелять

Советской Армии, могли всех расстрелять

Бирюкова Валентина Ефимовна

Бирюкова Валентина Ефимовна

Отец Валентины Ефимовны погиб в

Отец Валентины Ефимовны погиб в

ВЫВОДЫ Проанализировав литературно-публицистические источники, мы видим, как много испытаний выпало на долю живших в годы

ВЫВОДЫ Проанализировав литературно-публицистические источники, мы видим, как много испытаний выпало на долю живших в годы

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ 1

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ 1
Скачать файл
Бесплатно учителям.
Свидетельство СМИ.
Приз 150 000 руб. ежемесячно.
10 документов.