Формирование традиции эмблематических фейерверков первой половины XVIII века
Оценка 4.7

Формирование традиции эмблематических фейерверков первой половины XVIII века

Оценка 4.7
doc
МХК +1
Взрослым
01.02.2020
Формирование традиции эмблематических фейерверков первой половины XVIII века
Формирование традиции эмблематических фейерверков первой половины XVIII века
Научная статья11 (3) мосоловой ноко.doc

Наймарк Елена Александровна, методист Центра социальной реабилитации инвалидов и детей-инвалидов Выборгского района Санкт-Петербурга, преподаватель истории и обществознания, инвалид 2 группы, диссертант, окончивший две аспирантуры РГПУ им. А. И. Герцена.

Формирование традиции эмблематических фейерверков первой половины XVIII века

Актуальность темы исследования обусловлена необходимостью более полного знания о культуре России в нынешний период обострения проблем национального самосознания. Традиция использования эмблематики фейерверков основана в начале XVIII века и сохранялась в культурном пространстве России.

Фейерверки, являясь важным элементом культуры, несут воспринимаемую на чувственном уровне информацию, определяющую единый мажорный настрой граждан в отношении к отмечаемым событиям, свершениям государства, страны или даже местного сообщества. Фейерверочное искусство доставляет не только эстетическое наслаждение, но оказывает на зрителей идеологическое и нравственное воздействие. В символизме картин, рисуемых огнями, цветом и светом художественно выражены конкретные ценностные смыслы.

Существенные перемены в жизни постперестроечной России, так же как и в послепетровское время, актуализируют потребность в разнообразных воздействиях на ценностные ориентации населения. Фейерверки представляют собой один из действенных способов удовлетворения этой потребности.

Знание о символике российских фейерверков первой половины XVIII века потому имеет не только теоретическое значение, обогащая представления о богатстве национальной культуры в ее праздничной составляющей. В условиях современного развития разнообразных зрелищных форм массовых торжеств практически актуально осмысление опыта символического выражения ценностного содержания посредством фейерверков, опыта, накопленного в России в первой половине XVIII века. После начала 1760-х годов на культуру большее информативное влияние стали оказывать публицистические журналы, в том числе и с произведениями искусства.

В советское время с 1945 года показывались масштабнейшие салюты на день Победы в Великой Отечественной войне, которые с 1990-2010-х годов стали похожи на насыщенные фейерверки в Москве. Появилось такое явление мирового масштаба, фестивали «огненных зрелищ». Пиротехническое шоу прославило на весь мир Петербург в его празднике выпускников школ «Алые паруса». На закрытие фонтанов в Петергофе показывается грандиозный парад эмблематических фейерверков с использованием лазерных технологий.

В настоящей работе формирование традиций показов фейерверков исследуется на основании многочисленной историографии, в частности, по работам В.Н. Васильева , Д.А. Ровинского , Д.Д. Зелова [Васильев В.Н. Старинные фейерверки в России/ В.Н. Васильев. — Л.: Издательство Государственного Эрмитажа. 1960. — 58 с. Зелов Д.Д. Официальные светские праздники как явление русской культуры конца XVII-первой половины XVIII века (история триумфов и фейерверков от Петра Великого до его дочери Елизаветы) / Д.Д. Зелов. — М., 2002. Едиториал УРСС. — 303 с. Ровинский Д. А. Обозрение иконописания в России до конца XVII века : Описание фейерверков и иллюминаций / Д.А. Ровинский — СПб: А.С. Суворин, 1903]. То, что в инстанциях, которые создавали «огненные зрелища» руководствовались уникальными придворными календарями, которые сыграли большую роль в регламентации годового цикла придворных торжеств, рассмотрела М.А. Алексеева [Алексеева М.А. Календари-альманахи издания Академии наук XVIII века и их иллюстрации // От Древней Руси до современной России: Сб. науч. ст. в честь 60-летия Александра Якимовича Дегтярёва. – СПб.: Рус. коллекция С.-Петербурга, 2006. – С. 257–270. Алексеева М.А. Гравировальная палата Академии Наук XVIII века: автореферат на соискание ученой степени доктора искусствоведения. / М.А. Алексеева. — М.: 1974. — 40 с.; Алексеева М.А. Театр фейерверков в России XVIII века/М.А. Алексеева // Театральное пространство. Материалы научной конференции (1978). — М.: 1979. — С. 57 – 77. 3;4]. «Огненные сады» и их специальные эмблемы активно рассматриваются в контексте изучения праздников не только Д.Д. Зеловым и другими дореволюционными и советскими исследователями данных феноменов культуры, но и другими современными искусствоведами, в частности А.А. Ароновой [Аронова А. А. Огненные сады Елизаветы Петровны// Искусствоведение. № 3-4/2012. М.: 2012. С. 252-276. 5, 252-276.] Современные исследователи последних лет плодотворно анализируют фейерверки первой половины XVIII века [Дедова Е.Б. Аллегорические образы в искусстве фейерверков и иллюминаций в России середины XVIII века. Автореферат на соискан. уч. степ. канд. искусствоведения. М., 2011; Наймарк Е.А. Религиозная этика в коронационных фейерверках 1724 – 1750 – х гг. //Известия Российского государственного педагогического университета имени А.И. Герцена. № 28 (63). СПб.: Книжный дом. 2008; Наймарк Е.А. Идея императорской власти в коронационных фейерверках времени Анны Иоанновны // Герценовские чтения 2006. Актуальные проблемы социальных наук. Сборник научных и учебно- методических трудов/ отв. ред. В.В. Барабанов; сост. А.Б. Николаев. Спб.: 2006. С. 13 – 16; Наймарк Е.А. «К сочинению фейерверка и иллюминации для предбудущего торжества…». //Известия Российского государственного педагогического университета имени А.И. Герцена. № 25 (58). СПб.: Книжный дом. 2008. С. 201 – 207. 0,5 п.л.; Наймарк Е.А. «На больших картинах иллюминации»: изготовление академиками Петербургской Академии наук проектов фейерверков в 1720 – 1750 – е годы.// «Ломоносов – 2008». Материалы докладов XV Международной конференции студентов, аспирантов и молодых ученых. М.: Издательство МГУ, Электронное издание. «Социально- политическая мысль». 2008. Б.с. 0,1 п.л.; Наймарк Е.А. Религиозная этика в коронационных фейерверках 1724 – 1750 – х гг. //Известия Российского государственного педагогического университета имени А.И. Герцена. № 28 (63). СПб.: Книжный дом. 2008. С. 229 – 232. 0,4 п.л.; Наймарк Е.А. Популяризация политической деятельности, а также европеизации в эмблематических фейерверках России XVIII века // Мир культуры и культурология. Выпуск. VI. Альманах научно-образовательного культурологического общества России. СПб., 2018. С. 374-380; Наймарк Е.А. Символика эмблем фейерверков царствования Елизаветы Петровны в честь мирных событий // Вопросы культурологии. № 4. М.: Издательский дом «Панорама». 2012. С. 29–32]. Немаловажным являются исследования пиротехнических аспектов производства «огненных зрелищ» [Цытович П.С. Опыт рациональной пиротехнии. Руководство для изучения теории и практики фейерверочного искусства / П.С. Цытович — СПб.: «Артиллерийский журнал», 1894. I ч; Лукьянов П. М.  История химических промыслов и химической промышленности России до конца XIX века. М.; Л., 1948, Т. 1], книги о праздничной культуре [Орлов О. Л. Российский праздник как историко-культурный феномен / О.Л. Орлов — СПб.: Нестор, 2003. — 166 с.], европейские исследования о связи пиротехнических представлений и литературы Б. Мэггс [Maggs B. W. Firework Art and literature: Eighteenth- Centure Pyrotehnics / B. Maggs // The Slavonic and East European Review. Vol. LIV. No. 1, January. 1976. — P. 24–31].].
Пиротехнические зрелища входили в культурное пространство, которое изучается учеными с разных сторон. Данному научному явлению посветили свои работы М.С. Каган, С.Н. Иконникова, В.П. Большаков, Л.В. Никифорова и другие исследователи, выводы которых анализируют и обобщают современные авторы [Любичанковский А.В., Любичанковский В.А. Культурное пространство региона в оценке современной российской историографии // Вестник ОГУ №7 (126)/июль`2011. С.124-130; Никифорова Л.В. Дворец в эпоху Барокко: опыт риторического прочтения / Л.В. Никифорова — СПб.: 2003. ]. Существуют ученые, связывающие культурное и образовательное пространство [Салаева А.Л. Культурно-образовательное пространство города как педагогический феномен// Иcторическая и социально-образовательная мысль. № 6-2, 2014. С. 350-353]. Н.А. Сиван сделала дискуссионное методологическое заключение, о том, что культурное пространство создается в России при появлении традиции классических систематических строящихся дворцов (и дворянских вельмож и купцов) к концу XVIII века [Сиван Н.А. Семантика культурного пространства русского дворцового интерьера XVIII века. Автореф. диссерт. на соиск. уч. ст. канд. культурологии./ Сиван Н.А. — СПб.:СПбГУКИ. 2006. 20 с.]. Как отмечалось, интересно написала про культурное пространство как вместилище топосов XVIII века Л.В. Никифорова.

В фейерверках первой половины XVIII века восхвалялась власть Петра I. Наиболее фундаментально, аналитично к проблеме абсолютизма императора подошли Е.В. Анисимов и Н.И. Павленко [Анисимов Е.В. Время петровских реформ/Е.В. Анисимов. — Л.: «Лениздат». 1989. — 495 с. Анисимов Е.В. Дыба и кнут. — СПб.: Новое литературное обозрение, 1999; Анисимов Е.В. Россия без Петра, 1725–1740/Е.В. Анисимов. — СПб.: «Лениздат». 1994. — 496 с.; Анисимов Е.В. Россия в середине XVIII века: борьба за наследие Петра/Е.В. Анисимов. — М.: «Мысль». 1986. — 237 с.; Павленко Н.И. Социально- политические взгляды Петра I / Н.И. Павленко // Россия в период реформ Петра I. — М.: «Наука», 1973. — 384 с.]

Е.В. Анисимов в большой степени критиковал Петра I c точки зрения науки и нынешней действительности, писал об ошибках, казнях, незаконных репрессиях, жертвах [Анисимов Е.В. Время петровских реформ. Л.: «Лениздат». 1989. Анисимов Е.В. Дыба и кнут. СПб.: Новое литературное обозрение, 1999; Анисимов Е.В. Петербургские обманы/Е.В. Анисимов // Эрмитаж. — 2007. — № 6. — С. 17–22; Анисимов Е.В. Податная реформа Петра I. Л.: «Наука», 1982]. Современные исследователи дополняют ученого и приводят сведения о том, что жестокий первый русский император «Россию вздернул на дыбы» [Ногою твердой встать при море. С. 21]. Е.А. Наймарк, вслед за Н.М. Карамзиным, самостоятельно проанализировав историографию и источники, применив данные философии и культурологии (в том числе, написав об эмблематических фейерверках первой половины XVIII века с их особой «машинерией» [К сочинению, С. 203]), осудила деспотичную и, порою, очень не гуманную политику, идеологию первого русского императора и его приближенных аморфных, агрессивных соратников с его неправомочными расправами и преследованиями, когда он, сломив волю подданных, «утвердился на море» [Ногою твердой стать на море, С. 21]. Петр Алексеевич использовал в управлении России деструктивные, диктаторские, деспотичные методы, способы и средства, которые замедлили культурное просвещение россиян, благосостояние и счастливую, порядочную жизнь россиян, о чем идет речь в описаниях и эмблемах в отечественных фейерверках первой половины XVIII века.

В работе, вслед за научными рекомендациями профессора и руководителя Российского научно-образоваельного культурологического общества Л.М. Мосоловой, использован метод исторической культурологии, который обозначен как архитектоническое рассмотрение культуры, а также деятельностный, аксиологический или ценностно-смысловой (выделено Е.Н.), структурно-семиотический подходы к исследованию [Мосолова Л.М. Архаика евразийской культуры в свете современной науки// Мир культуры и культурология. Выпуск. VI. Альманах научно-образовательного культурологического общества России. СПб., 2018. С. 374-380. ]. Для формирования традиции регулярных фейерверочных показов, создавались «театрумы», изданные программы, гравюры по ним, дворцы с экстерьерами и интерьерами, площадями, которые вошли в особую социально-культурную среду. Необходимой стала огромная активность и труд горожан. Актуальность методологии работы заключается также в том, что на транспарантах к фейерверках показывались символы доброты, милосердия, конструктивных дел, направленных на длительную, счастливую жизнь человека. Активность должна быть направлена на творчество.

При Петре I, с которого началась традиция показов эмблематических фейерверков, был актуален «Левиафан» Т. Гоббса (о сильном, даже деспотичном государстве) [Гоббс Т. Левиафан. М.: Мысль, 2001.] и его же «Философские основания учения о гражданине». Идеи С. Пуффендорфа о всеведующей власти правителя также повлияли на первого русского императора и его демонстрации идей абсолютизма в фейерверочных эмблемах.

«Огненные зрелища» в России генетически восходят к 1690-м годам и даже ранее. В Москве при царе Петре I создана традиция эмблематических фейерверков на Новый год, которая с 1710-х годов перенесена в Санкт-Петербург. На новогоднее московское пиротехническое представление в 1704 году был представлен «театрум» на нескольких планах [Васильев В.Н. Старинные фейерверки в России/ В.Н. Васильев. — Л.: Издательство Государственного Эрмитажа. 1960. С.17; опубликована гравюра в приложении, б.с.]. Это был один из первых ярких показов в традиции прославления идей власти Петра Великого в барочных фейерверках. На транспаранте показали двуглавого орла, судя по гравюре А. Шхонебека. При Петре I и после него в 1730-е гг. сохранением наследия его культурных реформ занимался священнослужитель, цензор, деятель Синода Ф. Прокопович. Его риторические произведения оказали влияние на оды и стихотворные девизы к фейерверкам. 1 января 1711 года традиция красивых новогодних огненных показов прочно утвердилась в Северной Венеции.

Государственные деятели высокого ранга, приближенные к Петру I отдавали распоряжения готовить фейерверки. В этом вопросе основополагающими для подготовки фейерверков сведения документации, собранной в описи Генерального повытья Санкт-Петербургского Архива Военно-исторического музея артиллерии и войск связи Министерства обороны Российской федерации (АВИАМАИВИ ВС МО РФ), подтверждаются материалами описей приказного отделения Главной Артиллерии и фортификации и фонда штаба генерал- фельдцейхместера [Архив Военно-исторического музея артиллерии и войск связи Министерства обороны Российской федерации (АВИАМАИВИ ВС МО РФ). Ф. ШГФ. Оп. 2. Д. 475. Л. 246]. После смерти Петра I вместо Екатерины Алексеевны указы о важнейших фейерверках, подписывал А.Д. Меншиков с приготовление уникальных эмблем в виде горящих сердец. В «регистре протоколам» Сената за 4 января 1726 г. была засвидетельствована уже ставшая традиционной процедура принятия решений об устройстве фейерверочного театра: «...по указу светлейшего князя да по доношению полковника Витвера об отпуске иллюминации припасов» [ АВИАМАИВИ ВС МО РФ Ф. 2. Оп. Г.П. Д. 160. Л. I. 2, 1]..

Во времена правления Анны Иоанновны стали провозглашаться более мирные и спокойные ценностные качества, такие как милосердие, красота и доброта 16 марта 1732 года. В «Описании иллюминации…» пишется, что «по обоим сторонам онаго было Ея Императорского Величества вензелевое имя под короною, под которым слово ВИВАТ украшено было красными и зелеными фонарями», под чем изображались этические категории: милосердие, доброта, красота, благочестие, мудрость, правосудие, милость[1]. Они актуализированы широко сегодня в том числе с помощью социальной рекламы. В 1730-1740-е годы при Анне Иоанновне была создана школа оформления фейерверков с помощью пейзажев русской природы, триумфальных и религиозных зданий, настраивая тем самым аудиторию на спокойствие, мирные помыслы и при этом сохраняя важность патриотизма в деле защиты государства. Одни из самых причудливых эмблематических фейерверков создал Яков Штелин в своих чертежных рисунках. Рисунки к аллегорическому представлению в честь императрицы Анны. [ПФАРАН. Ф. Штелин Я.Я. Ед. хр. 77. Л. 1].

Один из самых сложных по историческому содержанию стал фейерверк А.Г. Разумовского  — показа 17 сентября 1747 года. Однако более развернутое из описаний обнаружено в фонде М.В. Ломоносова в Петербургском филиале Архива Российской Академии наук. После иконографического и многопланового анализа станновится ясно, что в «театруме» фейерверка 17 сентября 1747 года в честь тезоименитсятва Елизаветы Петровны могли показываться более сложные символы, пиротехнические эффекты и декорации, чем причудливо украшенные урны и ракеты, выпускаемые ввысь в небо. На главном, втором плане было сооружено «Здание Чести, верхняя часть которого сложена из толикого числа камней». Посколько первый план в архивном источнике не описан, то можно предположить, что на нем могло изображаться то, что носит формальный церемониальный характер. Однако на общем плане бывают важные для общественности символические изображения. Поэтому логичнее всего заключить, что в данном фейерверке на первом плане показывалась природа с возможными символами изобилия (рога с фруктами), роскоши, (перила, золоченные рамы), покоя (ритуальными урнами) столь популярными в городском культурном пространстве 1740–1750-х годов. Содержание второго главного плана носит не столь гипотетический характер. На здании — девиз «владение Его императорского величества ДО НЕБЕС ВОЗВЫШАЕМОЕ, ЖЕЛАНИЕ … ТЕЗОИМЕНИТСТВУ ЕЛИЗАВЕТЫ». Сооружение могло состоять из колонн, а могло быть оформлено как каменный грот — усложненная эмблема и символ культуры, нежели декоративные картины в «Символах и эмблемате» М. Амбродика. За зданием, очевидно, располагался транспорант, (эти сооружения достигали нескольких метров) с девизами. Поскольку нет точного описания, то вероятно эти года высвечивались по очереди и рисовались достаточно ярко, чтобы зрителям было видно. Использовались широкие возможности иллюминирования, а не только пиротехнические шнуры. То есть данные определяющие для историков политической истории России и историков культуры надписи показывались на транспарантах с помощью разных эффектов. Настоящий театр носил формальный характер, но для новой знати он являлся очень важным, так как давал возможность показать приверженность идеям стабильности Елизаветы Петровны.

На третьем плане в кратких сентенциях, разделенных годами, провозглашался мир. Для А.Г. Разумовского к 1747 году, утвердившемуся в приверженности только оборонительной внешней политике, и не разделявшему курс на коалицию с Австрией А.П. Бестужева-Рюмина и военную экспедицию против Пруссии, являлось важным в данном фейерверке подчеркнуть свою миротворческую миссию. Своеобразна и лаконична риторика нарратива, положенного в основу фейерверка:

«Пять годов… могут быть названы следующими именами:

1)первой (1742) корону приносящий;

2) второй (1743) победоносный;

3)третий (1744) мир возвращающий;

4)четвертый (1745) браком наследника империи сочетающийся;

5)пятый (1746) полезными союзами славный;

6)шестой (1747) науки и художества распространяющий»[2].

В эмблемах, девизах и сентенциях фейерверках просматривается не только важный символизм, но историческая хронология. Наряду с вернувшимся бременем войны с успехом побед в показе речь идет об уме, образованности и мудрости.  Если показывались те декоративные конструкции, которые описывались в данных краеведов: вазы, арки[3]. Вероятно возведение здания, то это торжественное оформление площади для фейерверка напоминает праздничное убранство двора вельможи, который стремится к социальному продвижению по «чиновничьей» лестнице. Двор — необходимый атрибут западноевропейской аристократии. В XVIII веке он оставался значимым признаком богатства, успешности придворных Елизаветы Петровны. Во дворах особняков показывались самые дорогостоящие фейерверки, особенности которых рассматриваются в данной статье.

В царствование Елизаветы Петровны одним из самых красивых из созданных артиллерийстом П. Мартыновым «театрумов» являлось новогоднее «зрелище» 1755 года. Перед Зимним дворцом в Петербурге Елизаветы Петровны был показан сложнейший фейерверк. Об этом свидетельствует его гравюра, сохранившаяся в Отделе Западноевропейского изобразительного искусства в Государственном Эрмитаже [4][ Отдел Западноевропейского изобразительного искусства в Государственном Эрмитажа ОЗИИ ГЭМ № 74623. Л. 23;.].  Вероятнее всего, ее автор обращался за материальным обеспечением этой иллюминации в артиллерийское ведомство. Профессиональную помощь ему могли оказать в Гравировальной палате Академии наук, так как артиллерийские служащие там нередко консультировались по проектированию фейерверков. Театр фейерверка состоял из трех огромных планов. На первом изображались три колесницы. Левую колесницу возглавляла Астрея—богиня правосудия, символ легитимности и преемственности власти. Второй упряжкой из четырех коней управляла Елизавета Петровна в образе богини охоты Дианы, окруженная всадниками, обходящими ее по кругу (вероятно, дань моде на карусели). На третьей декорации изображена Елизавета Петровна (в образе Астреи), сидящая в упряжке из лебедей. Эти картины являлись памятниками изобразительного искусства эпохи барокко. На втором плане были показаны фонтаны и декоративные вазы, а также размещен вензель императрицы. В центре театра, на последнем плане был показан монумент, окруженный колонами, перед которым благоговейно стояла императрица. Необычной декорацией по сравнению cо всеми эмблемми 1700-1760-х годов являлось изображение Елизаветы Петровны на небе, в том, числе и летящей на колеснице,— там, где обычно изображался треугольник, символизировавший Бога и святую Троицу (см. Таблицу 1). Как видно в данном фейерверке наиболее ярко показывались символы стихий Природы.

Эмблемы в фейерверках 1700-1760-х годов

Эмблема

Основной период

1.                 Горящее сердце

Первая четверть-конец 20-х гг XVIII века

2.                 Орел

Первая треть XVIII века до 1740-х годов

3.                 Здание с колоннами

1700-1760-х годы

 

4.                 Императрица на колеснице

1740-1760- е годы

5.                 Придворные, представители народа, держащие роги изобилия с фруктами в декорациях, стилизованных под античные.

1740-1760-годы

6.                 Придворные, представители народа, держащие роги изобилия с фруктами в декорациях, стилизованных под античные.

1740-1760-годы

В фейерверках первой половины XVIII века восхвалялась роль государственной власти. В нашу сложную эпоху, которую методолог культурологии профессор А.Я. Флиер [Флиер А.Я. Господствующая идеология и культурная политика. //Мир культуры и культурология. Выпуск. VI. Альманах научно-образовательного культурологического общества России. СПб., 2018. С. 374-380] назвал «временем этатизма», глубокое исследование эмблематики, связанной с идеологией, особенно актуально.

В «пиротехнических театрумах» прославлялась не только абсолютная власть монархов с героизмом в войнах, но и показывались символы милости, природы, добра, справедливости, красоты, счастья народа, многие семейные ценности, смыслы, в частности, милосердия. Наиболее уникальны знаки мирного, спокойного служения Отечеству императорской династии и подданных.

Литература:

1)    Maggs B. W. Firework Art and literature: Eighteenth- Centure Pyrotehnics / B. Maggs // The Slavonic and East European Review. Vol. LIV. No. 1, January. 1976. — P. 24–31.

2)    АВИАМАИВИ ВС МО РФ Ф. 2. Оп. Г.П. Д. 160. Л. I. 2, 1.

3)    Алексеева М.А. Гравировальная палата Академии Наук XVIII века: автореферат на соискание ученой степени доктора искусствоведения. / М.А. Алексеева. — М.: 1974. — 40 с.

4)    Алексеева М.А. Календари-альманахи издания Академии наук XVIII века и их иллюстрации // От Древней Руси до современной России: Сб. науч. ст. в честь 60-летия Александра Якимовича Дегтярёва. – СПб.: Рус. коллекция С.-Петербурга, 2006. – С. 257–270.

5)    Алексеева М.А. Театр фейерверков в России XVIII века/М.А. Алексеева // Театральное пространство. Материалы научной конференции (1978). — М.: 1979. — С. 57 – 77.

6)    Анисимов Е.В. Время петровских реформ. Л.: «Лениздат». 1989.

7)    Анисимов Е.В. Время петровских реформ/Е.В. Анисимов. — Л.: «Лениздат». 1989. — 495 с.

8)    Анисимов Е.В. Дыба и кнут. — СПб.: Новое литературное обозрение, 1999;

9)    Анисимов Е.В. Дыба и кнут. — СПб.: Новое литературное обозрение, 1999/ Е.В. Анисимов. — 719 с.

10)                       Анисимов Е.В. Петербургские обманы/Е.В. Анисимов // Эрмитаж. — 2007. — № 6. — С. 17–22;

11)                       Анисимов Е.В. Податная реформа Петра I. Л.: «Наука», 1982

12)                        Анисимов Е.В. Россия без Петра, 1725–1740/Е.В. Анисимов. — СПб.: «Лениздат». 1994. — 496 с.;

13)                       Анисимов Е.В. Россия в середине XVIII века: борьба за наследие Петра/Е.В. Анисимов. — М.: «Мысль». 1986. — 237 с.;

14)                       Архив Военно-исторического музея артиллерии и войск связи Министерства обороны Российской федерации (АВИАМАИВИ ВС МО РФ). Ф. ШГФ. Оп. 2. Д. 475. Л. 246.

15)                       Васильев В.Н. Старинные фейерверки в России/ В.Н. Васильев. — Л.: Издательство Государственного Эрмитажа. 1960. — 58 с.

16)                       Гоббс Т. Левиафан. М.: Мысль, 2001.]

17)                       Дедова Е.Б. Аллегорические образы в искусстве фейерверков и иллюминаций в России середины XVIII века. Автореферат на соискан. уч. степ. канд. искусствоведения. М., 2011.

18)                       Зелов Д.Д. Официальные светские праздники как явление русской культуры конца XVII-первой половины XVIII века (история триумфов и фейерверков от Петра Великого до его дочери Елизаветы) / Д.Д. Зелов. — М., 2002. Едиториал УРСС. — 303 с.

19)                       Лукьянов П. М.  История химических промыслов и химической промышленности России до конца XIX века. М.; Л., 1948, Т. 1.

20)                        Лукьянов П. М.  История химических промыслов и химической промышленности России до конца XIX века. М.; Л., 1948, Т. 1.

21)                       Любичанковский А.В., Любичанковский В.А. Культурное пространство региона в оценке современной российской историографии // Вестник ОГУ №7 (126)/июль`2011. С.124-130; Никифорова Л.В. Дворец в эпоху Барокко: опыт риторического прочтения / Л.В. Никифорова — СПб.: 2003.

22)                       Мосолова Л.М. Архаика евразийской культуры в свете современной науки// Мир культуры и культурология. Выпуск. VI. Альманах научно-образовательного культурологического общества России. СПб., 2018. С. 374-380.

23)                       Мурашова Н.В., Мыслина Л.П. Дворянские усадьбы Санкт-Петербургской губернии.-СПб.:БЛИЦ,1999.-С.44-45

24)                       Мурашова Н.В., Мыслина Л.П. Дворянские усадьбы Санкт-Петербургской губернии.-СПб.:БЛИЦ,1999.-С.44-45

25)                       Наймарк Е.А. «К сочинению фейерверка и иллюминации для предбудущего торжества…». //Известия Российского государственного педагогического университета имени А.И. Герцена. № 25 (58). СПб.: Книжный дом. 2008. С. 201 – 207. 0,5 п.л.;

26)                       Наймарк Е.А. «На больших картинах иллюминации»: изготовление академиками Петербургской Академии наук проектов фейерверков в 1720 – 1750 – е годы.// «Ломоносов – 2008». Материалы докладов XV Международной конференции студентов, аспирантов и молодых ученых. М.: Издательство МГУ, Электронное издание. 2008. Б.с. 0,1 п.л.;

27)                       Наймарк Е.А. «Ногою твердой встать при море…». Проблема имперских амбиций Петра Великого и ее образное воплощение в фейерверках первой четверти XVIII в. // Историческая и социально-образовательная мысль. № 3 (8). Краснодар: «Академия подготовки, переподготовки и повышения квалификации специалистов». 2011. С. 19–23.     

28)                       Наймарк Е.А. Идея императорской власти в коронационных фейерверках времени Анны Иоанновны // Герценовские чтения 2006. Актуальные проблемы социальных наук. Сборник научных и учебно- методических трудов/ отв. ред. В.В. Барабанов; сост. А.Б. Николаев. Спб.: 2006. С. 13 – 16;

29)                       Наймарк Е.А. Популяризация политической деятельности, а также европеизации в эмблематических фейерверках России XVIII века // Мир культуры и культурология. Выпуск. VI. Альманах научно-образовательного культурологического общества России. СПб., 2018. С. 374-380;

30)                       Наймарк Е.А. Религиозная этика в коронационных фейерверках 1724 – 1750 – х гг. //Известия Российского государственного педагогического университета имени А.И. Герцена. № 28 (63). СПб.: Книжный дом. 2008

31)                       Наймарк Е.А. Религиозная этика в коронационных фейерверках 1724 – 1750 – х гг. //Известия Российского государственного педагогического университета имени А.И. Герцена. № 28 (63). СПб.: Книжный дом. 2008. С. 229 – 232. 0,4 п.л.

32)                       Наймарк Е.А. Символика эмблем фейерверков царствования Елизаветы Петровны в честь мирных событий // Вопросы культурологии. № 4. М.: Издательский дом «Панорама». 2012. С. 29–32.

33)                       Описание фейерверка … А.Г. Разумовского 17 сентября 1747 года. // Cанкт-Петербургский филиал архива академии наук (СПФ АРАН). Ф. 20. Оп. 7. Д. 26.  Л. 3.

34)                       Орлов О. Л. Российский праздник как историко-культурный феномен / О.Л. Орлов — СПб.: Нестор, 2003. — 166 с.

35)                       Отдел Западноевропейского изобразительного искусства в Государственном Эрмитажа ОЗИИ ГЭМ № 74623. Л. 23.

36)                       Отдел Западноевропейского изобразительного искусства в Государственном Эрмитажа ОЗИИ ГЭМ № 74623. Л. 23.

37)                       Павленко Н.И. Социально политические взгляды Петра I / Н.И. Павленко // Россия в период реформ Петра I. — М.: «Наука», 1973. — 384 с.

38)                       Павленко Н.И. Социально политические взгляды Петра I / Н.И. Павленко // Россия в период реформ Петра I. — М.: «Наука», 1973. — 384 с.

39)                       Рисунки к аллегорическому представлению в честь императрицы Анны. ПФАРАН. Ф. Штелин Я.Я. Ед. хр. 77. Л. 1

40)                       Ровинский Д. А. Обозрение иконописания в России до конца XVII века : Описание фейерверков и иллюминаций / Д.А. Ровинский — СПб: А.С. Суворин, 1903. — 330 с.

41)                       Салаева А.Л. Культурно-образовательное пространство города как педагогический феномен// Иcторическая и социально-образовательная мысль. № 6-2, 2014. С. 350-353.

42)                       Сиван Н.А. Семантика культурного пространства русского дворцового интерьера XVIII века. Автореф. диссерт. на соиск. уч. ст. канд. культурологии./ Сиван Н.А. — СПб.:СПбГУКИ. 2006. 20 с.

43)                       Флиер А.Я. Господствующая идеология и культурная политика. //Мир культуры и культурология. Выпуск. VI. Альманах научно-образовательного культурологического общества России. СПб., 2018. С. 374-380.

44)                       Цытович П.С. Опыт рациональной пиротехнии. Руководство для изучения теории и практики фейерверочного искусства / П.С. Цытович — СПб.: «Артиллерийский журнал», 1894. I ч.


45)                       Скачано с www.znanio.ru



[1] Иллюминация, которая в палатах его превосходительства господина тайного действующего советника барона фон Миниха представлена была. // Примечания на Ведомости 1 часть 1732 года. СПб., 1732. С. 126.

[2] Описание фейерверка … А.Г. Разумовского 17 сентября 1747 года. СПФ АРАН. Ф. 20. Оп. 7. Д. 26.  Л. 3.

[3] Мурашова Н.В., Мыслина Л.П. Дворянские усадьбы Санкт-Петербургской губернии.-СПб.:БЛИЦ,1999.-С.44-45

[4] Отдел Западноевропейского изобразительного искусства в Государственном Эрмитажа ОЗИИ ГЭМ № 74623. Л. 23.

 

Наймарк Елена Александровна, методист

Наймарк Елена Александровна, методист

России в первой половине XVIII века

России в первой половине XVIII века

Якимовича Дегтярёва. – СПб.: Рус

Якимовича Дегтярёва. – СПб.: Рус

Ломоносов – 2008». Материалы докладов

Ломоносов – 2008». Материалы докладов

Любичанковский А.В., Любичанковский

Любичанковский А.В., Любичанковский

Анисимов Е.В. Время петровских реформ

Анисимов Е.В. Время петровских реформ

VI . Альманах научно-образовательного культурологического общества

VI . Альманах научно-образовательного культурологического общества

Прокопович. Его риторические произведения оказали влияние на оды и стихотворные девизы к фейерверкам

Прокопович. Его риторические произведения оказали влияние на оды и стихотворные девизы к фейерверкам

В 1730-1740-е годы при Анне Иоанновне была создана школа оформления фейерверков с помощью пейзажев русской природы, триумфальных и религиозных зданий, настраивая тем самым аудиторию на…

В 1730-1740-е годы при Анне Иоанновне была создана школа оформления фейерверков с помощью пейзажев русской природы, триумфальных и религиозных зданий, настраивая тем самым аудиторию на…

Символах и эмблемате» М. Амбродика

Символах и эмблемате» М. Амбродика

Если показывались те декоративные конструкции, которые описывались в данных краеведов: вазы, арки [1]

Если показывались те декоративные конструкции, которые описывались в данных краеведов: вазы, арки [1]

Елизавета Петровна (в образе Астреи), сидящая в упряжке из лебедей

Елизавета Петровна (в образе Астреи), сидящая в упряжке из лебедей

Придворные, представители народа, держащие роги изобилия с фруктами в декорациях, стилизованных под античные

Придворные, представители народа, держащие роги изобилия с фруктами в декорациях, стилизованных под античные

Театральное пространство. Материалы научной конференции (1978)

Театральное пространство. Материалы научной конференции (1978)

России до конца XIX века. М.;

России до конца XIX века. М.;

С. 19–23. 2) Наймарк

С. 19–23. 2) Наймарк

Государственном Эрмитажа ОЗИИ ГЭМ № 74623

Государственном Эрмитажа ОЗИИ ГЭМ № 74623
Скачать файл