Архетипическая пара «старик и девушка» в рассказах В.М. Шукшина

Архетипическая пара «старик и девушка» в рассказах В.М. Шукшина

Медиа
Разработки уроков
docx
Русская литература
27.11.2019
Статья Мещеровой О.Н..docx

 

Мещерова Ю.Н.,

студентка 3 курса

Лесосибирского педагогического института –

филиала Сибирского федерального университета

Науч.руководитель. – О.Н. Зырянова,

 канд. филол. наук, доцент

 

Архетипическая пара «старик и девушка» в рассказах В.М. Шукшина

 

Архетип (от гр. archetypes - первообраз, модель) понятие, зародившееся и обоснованное в работах швейцарского ученого К.Г. Юнга, занимавшегося изучением психики, в особенности соотношения сознательной и бессознательной сфер. Существенны архетипы дитя­ти, матери, мудрого старика или старухи. «Мать» вечная и бессмертная бессознательная стихия. «Дитя» – начало пробуждения индивидуального сознания из стихии коллективно-бессознательного. «Мудрый старик» – высший духовный синтез, гармонирующий в старости сознательную и бессознательную сферы души [3:115]. Специалисты - шукшинисты обращаются к архетипу старика. Стоит отметить, что исследователи В. Шукшина рассматривают его творчество в контексте «деревенской прозы». Внимание к старческой мудрости простых людей вообще характерно для «деревенской прозы», достаточно вспомнить повести В.Г. Распутина, В.И. Белова, В.П. Астафьева, В.Шукшина

В таких рассказах В.М. Шукшина, как «Солнце старик и девушка», «Двое на телеге», «Леля Селезнева с факультета журналистики» в центре повествования образ старика и девушки.

В центре рассказа «Солнце, старик и девушка» - встреча двух людей, таких непохожих, с такими разными судьбами: 25-летняя городская девушка, художница, которая ещё только учится рисовать вступая во взрослую жизнь и 80-летний старик, проживший большую жизнь, высохший, слепой, на пороге смерти, время которого – вечерний закат (этот символический образ пройдет через весь рассказ).

Старик и девушка – два разных отношения к жизни: у него всё в прошлом, «родня старика» - всегда усталый и недовольный сын, невестка тоже всегда чем-то недовольная, уехавшие в город внуки… тоскливый дом; у неё - мысли о будущем: «Девушка знала, что она не бог весть как даровита… надо работать, работать, работать…».

В рассказе очевидны символические образы, которые на всем протяжении повествования сопровождают и дополняют образ старика. Во - первых, образ реки, у которой он проводил вечера. Река символизирует судьбу, течение жизни, которая проходит стремительно, также символ уходящего времени и жизни, восполняемого богатства природы, очищения и движения. Во-вторых, коряга, около которой постоянно сидит старик: он такой же старый и «согнутый» временем, как и она: «…руки коричневые, сухие, в ужасных морщинах. Лицо тоже морщинистое, глаза влажные, тусклые. Шея тонкая, голова маленькая, седая» [2:41]. В-третьих, закат, описание которого: «солнце погрузилось в «далекий синий мир», а тень придвинулась к старику, вызывает ощущение уходящей жизни и приближающейся смерти. На протяжении всего рассказа образ старика тесно связан с образом солнца и это не случайно. К.Г. Юнг писал, что в некоторых древних сказках свойство данного архетипа, связанное с озарением, выражено тем, что старик приравнивается к солнцу. Девушка интуитивно сравнивает старика с солнцем: «Что-то было в его жизни, такой простой, такой обычной, что-то непростое, что-то большое, значительное. Солнце – оно тоже просто встает и просто заходит… А разве это просто» [2:46]. Старику нравится наблюдать за солнцем, его красотою, хотя в конце рассказа мы узнаем, что он слеп уже давно («Солнце – то какое!» – негромко воскликнул старик). Проявляется некая детская радость в этих словах, он как ребенок может радоваться простым вещам и печалиться («Солнышко ушло» – вздохнул старик»).

Важное место в рассказе занимают воспоминания старика. Старик пережил огромное потрясение 20 века – Великую Отечественную войну, которая унесла жизни четырех его детей. Старик рассказывает о прошлом, настоящем, но ничего не говорит о будущем, так как предчувствует «ненастье».

В доме  сына старик «осторожно звякал ложкой о тарелку, старался не шуметь» [2:44]. Он боится стеснить, как-то нарушить покой сына и невестки, а вне дома он чувствует себя свободно. Происходит распад и  разрушение семейных ценностей: старик не является главой дома, от него не требуется советов, он чувствует себя чужим и ненужным.

На всем протяжении рассказа можно выделить две эмоциональные черты в характеристике образа старика: спокойствие и смирение. Эмоции старика выражены не ярко, он с годами научился их сдерживать.

Символичен конец рассказа, где обозначена основная мысль всего произведения: «Она чувствовала сейчас какой – то более глубокий смысл и тайну человеческой жизни и подвига и, сама об этом не догадывалась, становилась намного взрослей» [2:46]. Встреча молодой городской девушки со стариком не прошла бесследно, она изменила ее душу. Старик не делает для девушки ничего, не учит её, но своей историей жизни и смертью дает ей понять то, что прежде было сокрыто от нее. Следовательно, именно в конце рассказа велика роль подтекста: чувствуется что-то недосказанное, недоговоренное, побуждающее читателя подумать, извлечь тот глубокий смысл происходящего, который коренится в глубине повествования.

Таким образом, значение архетипа Мудрого Старика включает в себя семы мудрости, любви к жизни, размышления,  проницательности и интуиции.     Образ старика раскрывается через общение с девушкой в рассказе «Двое на телеге» (1958). Сюжет его поистине символичный: старику приходится в ненастную погоду отвезти молодого фельдшера Наталью в Березовку за лекарствами: «Захарыч, <…>, тихо ругался про себя. Он всю жизнь кого-нибудь ругал. Теперь доставалось председателю и этой «сороке». И теперь, «по грязной издавленной дороге двигалась одинокая повозка. <…> Двое на телеге вымокли до основания и сидели, понурив головы» [2:365]. Мотив дороги, традиционный для народной поэзии и для русской литературы, у Шукшина символично трансформируется в образ реки:  «Телега качалась скользила, точно плыла по черной жирной реке» [2:366].

По пути заехали к дому пасечника Семена: Шукшин дает его портретное описание: «белоголовый старик в черной сатиновой рубахе <…> он оказался очень высоким и слегка сутулился; двигался по избушке не торопясь, делал все спокойно и уверенно» [2:366-367]. Из мыслей Натальи, мы узнаем, что она окончила медицинский университет и отправилась работать в деревню, чем очень гордилась: « Девушке было так хорошо, что она невольно подумала: « Все-таки правильно, что я сюда поехала. Вот где действительно… жизнь» [2:367]. Старики тоже похвалили девушку за то, что она – комсомолка. Все бы хорошо, если не возникло непонимание вследствие столкновения поколений. Девушка, будучи комсомолкой, старается донести до них свои идеи о том, что: «Нужно – значит, охота, <…> Вы понимаете, товарищи, мы просто…мы не имеем права сидеть и ждать!.. Там больные люди. Им нужна помощь!..» [2:368]. Старики же с удивлением и изумлением наблюдали над ее оживленным «митингом», целью которого было – призвать «больших, взрослых людей понять, что главное – это не жалеть себя»  [2:369]. В конце концов, старики уступают девушке, они осознают свою неправоту, на первый взгляд. Почему возник конфликт? Здесь сталкиваются два разных отношения к жизни. Старики жаждут спокойствия, умиротворения, им некуда торопиться, все, что могли сделать в жизни, они уже сделали. В них преобладает разумное начало, девушка стремится доказать сама себе и другим, что она сделала правильный выбор, уехав в деревню на жительство, чтобы лечить людей. Она охвачена идеалами и идеями того времени, но оказалось, что они чужды и новы старикам, которые прожили полвека в русской глубинке. Но так ли права девушка, которая думает о спасении людей, но не может понять, что может нанести вред здоровью старика Захарыча этой поездкой. В.А. Апухтина отмечает такую тенденцию в подобных рассказах Шукшина: «Шукшинские герои любят послушать умудренных жизнью стариков, но спокойная рассудительность старшего поколения раздражает многих из них, в особенности максималистов, требующих немедленного решения всех проблем совершенствования человека» [1:34].

Таким образом, вышеизложенное позволяет нам сделать следующие выводы: в паре «старик и девушка» в рассказах В. Шукшина происходит столкновение поколений, их мировоззрений. Встреча девушки со стариком является отправной точкой рефлексии: девушка задумывается о правильности своего выбора и истинности своих идей. В данном случае стрик реализует такие архетипические черты, как: смирение, любовь к жизни, мудрость, проницательность, размышление.

Использованная литература

1.     Апухтина В.М. Проза В.Шукшина.  2-е изд., испр.  М.: Высш. Шк.,1986.  96с.

2.     Шукшин В.М. Собрание сочинений в пяти томах (том 3). Б.: «Венда», 1992. Переиздание – Е.: ИПП «Уральский рабочий». 480с.

3.     Юнг, К.Г. Воспоминания. Сновидения. Размышления. – Киев: ВЛАДОС, 1994.- 206с.

 

 

 

Друзья! Добро пожаловать на обновленный сайт «Знанио»!

Если у вас уже есть кабинет, вы можете войти в него, используя обычные данные.

Что-то не получается или не работает? Мы всегда на связи ;)